Станислав ЧЕРНЯВСКИЙ


Станислав Чернявский, доктор исторических наук, директор Центра постсоветских исследований Московского государственного института международных отношений МИД Российской Федерации (Москва, Российская Федерация).


РОССИЯ И АЗЕРБАЙДЖАН: ОСОБЕННОСТИ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ МЕЖГОСУДАРСТВЕННОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В ПОСТСОВЕТСКИЙ ПЕРИОД

РЕЗЮМЕ

В статье исследуется ретроспектива развития российско-азербайджанских отношений и особенности их текущего состояния. Среди основных проблем этапа становления двусторонних отношений выделяются последствия распада общесоюзного хозяйства, события в Чечне, поиск нового маршрута экспорта каспийской нефти, армянский фактор. По мнению автора, важность подлинного стратегического партнерства с Азербайджаном очевидна как политическому руководству, так и бизнес-сообществу России. Автор полагает, что в текущем году следует ожидать значительных подвижек в решении нагорно-карабахской проблемы и продвижения переговоров по правовому статусу Каспия.

Введение

Российско-азербайджанские отношения сегодня представляют собой важную составляющую многослойной структуры мирового сообщества. Несмотря на кажущийся чисто региональный характер сотрудничества двух стран, оно оказывает существенное влияние на решение вопросов не только энергетической, но и военно-политической безопасности на глобальном уровне. Иран, Ирак, Пакистан, Афганистан — все эти страны, отличающиеся повышенной нестабильностью, находятся в географической близости от Азербайджана. Отсюда — особая роль, которую призвано играть в решении связанных с ними проблем российско-азербайджанское взаимодействие.

Проблемы первого десятилетия — война в Чечне, выбор экспортного маршрута для транспортировки каспийской нефти, армянский фактор

В первые годы после развала СССР Россия, занятая наведением порядка внутри Федерации, не проводила активных политических мероприятий на Южном Кавказе, рассматривая его как свою неоспоримую зону влияния. Военное присутствие в Грузии и Армении, закрепленное межправительственными соглашениями, позволяло надеяться, что Тбилиси и тем более Ереван будут покорно шагать в фарватере российской политики. Между тем политическая конфигурация в регионе быстро менялась, новые правящие элиты декларировали иные приоритеты развития, ориентируясь на внерегиональные державы и подкрепляя свой выбор конкретными межгосударственными документами, создававшими правовую базу для заполнения "оставленного Россией вакуума".

Отношения Азербайджана с Россией в первые годы независимости не отличались дружественным характером. В них превалировали взаимные претензии и упреки (как правило, крайне эмоциональные). Москва и Баку с трудом приучались жить по-новому.

С учетом военных действий в Карабахе наиболее сложной частью переговорного процесса между Азербайджаном и Россией оказались вопросы, касающиеся статуса российских войск, раздела воинского имущества Советской армии и Каспийской военно-морской флотилии, а также переговоры о порядке охраны границ. Неожиданной и весьма болезненной проблемой стало наемничество, поскольку в нагорно-карабахском конфликте с обеих сторон воевало немало военнослужащих бывшей Советской армии. Нервозно складывалась обстановка вокруг крупного военного объекта — Габалинского узла системы предупреждения о ракетном нападении, построенного в советское время в 250 км от Баку.

К моменту возвращения к власти Г. Алиева (лето 1993 г.) оба государства находились в стадии противостояния. Не прекращались взаимные обвинения и упреки, обмен посланиями и нотами протеста.

5 сентября 1993 года Г. Алиев отбыл в Москву для проведения переговоров с руководством Российской Федерации. Перед вылетом он заявил, что не считает обретение независимости "по­водом для разрыва политических, экономи­ческих, культурных и чисто человеческих связей с Россией". "Нынешний уровень отношений между двумя государствами нуждается в серьезных корректировках, более того, я убежден, что им необходимо придать более высокий ста­тус. Это в интересах, прежде всего, республи­ки, испытывающей ныне серьезные труднос­ти из-за разрыва межхозяйственных связей"1, — подчеркнул он. В Москве Г. Алиев встретился с Б. Ельциным и провел серию переговоров с российским руководством. Позитивное значение имела встреча с председателем Верховного Совета Р. Хасбулато­вым, в ходе которой Г. Алиев вручил ему текст постановления Милли Меджлиса с согласием на передачу правоохранительным органам России шести российских военнослужащих, пятеро из которых были при­говорены Военной коллегией Азербайджана к высшей мере наказания.

Стороны подписали межправительственное соглашение об уре­гулировании вопросов правопреемства в от­ношении внешнего государственного долга и активов бывшего СССР. Согласно докумен­ту, Россия принимала на себя обязательства по выплате доли Азербайджана во внешнем государственном долге бывшего Союза по состоянию на 1 декабря 1991 года. Одновре­менно Азербайджан передал России долю своих активов бывшего СССР.

После вступления страны 26 сентября 1993 года в СНГ азербайджанское руководство рассчитывало, что Россия поможет ему на достойных условиях прекратить войну в Карабахе, которая препятствовала наведению порядка в стране, укреплению политической стабильности, осуществлению неотложных экономических мероприятий. Однако пассивность руководства России летом и осенью 1993 года в прекращении карабахской войны, а затем новые захваты армянами азербайджанских земель значительно охладили эти надежды, что стало одной из причин переориентации Баку на сближение с Западом.

Определенную роль сыграло и то обстоятельство, что Россия с ее разрушенной экономикой не могла оказать реальной помощи в хозяйственном возрождении Азербайджана и тем более конкурировать с предложениями Запада по разработке нефтяных месторождений Каспийского шельфа. Следует признать и то, что российская сторона в рассматриваемый период не имела четкой стратегической линии в отношении Закавказья и принимала половинчатые, зачастую непродуманные и необоснованные решения, которые способствовали ослаблению ее позиций в регионе.

12 декабря 1994 года российская армия начала активные действия по "наведению конституционного порядка" в Чечне, а 19 декабря правительство приняло постановление № 1394 "О мерах по временному ограничению пересечения государственной границы РФ с Азербайджаном и Грузией", в результате чего граница России с Азербайджаном в одностороннем порядке закрывалась. Приостановилось движение железнодорожного, морского и автомобильного транспорта в северном направлении. Причиной "блокады" послужили обвинения со стороны России в том, что Баку оказывает военную помощь Чечне, переправляя через свою территорию боевиков-иностранцев, грузы оружия и боеприпасов, поставляет боевиков-азербайджанцев, а также беспрепятственно размещает чеченских боевиков на лечение в азербайджанских военных госпиталях, предоставляя постоянное местожительство многочисленным чеченским семьям.

С руководством Чечни велись официальные переговоры о совместном строительстве нефтепровода через Кавказский хребет на грузинское побережье Черного моря. Через Азербайджан осуществлялись внешнеполитические контакты руководства Ичкерии.

Подобная "прочеченская" позиция Баку во многом объяснялась развернувшейся борьбой за гарантированный, беспрепятственный вывоз каспийской нефти — единственного источника получения валюты для стабилизации социально-экономической ситуации в стране и отражения военного наступления Армении в Карабахе.

Активные действия по "наведению конституционного порядка" в Чечне привели к тому, что "северный маршрут" (Баку — Грозный — Тихорецк — Новороссийск), на исключительном использовании которого настаивала Россия, окончательно потерял свою привлекательность для западных компаний, инвестирующих значительные средства в каспийские месторождения. Хотя Россия и Азербайджан подписали в Москве 18 января 1996 года межгосударственный Договор о транзите азербайджанской нефти через территорию Российской Федерации, стало ясно, что маршрут основного экспортного трубопровода пройдет в обход России. Силы, заинтересованные в ос­лаблении позиций России на Кавказе, бесцеремонно использовали "чеченскую карту".

Российская сторона стремилась свалить вину за невыполнение своих обязательств по транзиту нефти через чеченский участок трубопровода (153 км) на азербайджанскую сторону, которая, естественно, не была виновна.

Более того, в ходе обсуждения делегациями Азербайджана и России вопроса транспортировки азербайджанской нефти через Чечню выяснилось, что в российском руководстве нет единого мнения по поводу статуса чеченской стороны. Россия не смогла обеспечить безопасность нефтепровода.

Вооруженный конфликт в Дагестане в 1999 году, наряду с возобновившейся той же осенью антитеррористической операцией в Чечне, лишь закрепили неблагоприятное для России положение и дали дополнитель­ные аргументы сторонникам ее "трубопроводной" изоляции. Во многом благодаря этим обстоятельствам США и Турции удалось добиться политиче­ского решения и в короткие сроки завершить строитель­ство нового нефтепровода Баку — Супса. Стало ясно, что Азербайджану нужен другой нефтепровод, проходящий через Турцию к Средиземноморью.

Постоянным раздражителем российско-азербайджанских отношений было и остается военное сотрудничество Москвы с Ереваном, которое рассматривается в Баку как попытка дестабилизировать ситуацию в пользу Армении. Справедливости ради следует сказать, что российская сторона неоднократно давала поводы для подобных подозрений.

14 февраля 1997 года министр по делам сотрудничества России с государствами — участниками СНГ А. Тулеев сообщил о том, что в течение 1994—1996 годов Россия тайно передавала Армении значительные объемы вооружения и военной техники.

Азербайджанская сторона весьма резко отреагировала на эту информацию. Особую озабоченность вызвало то, что эти поставки, в том числе тяжелой бронетанковой техники, а также оперативно-тактических ракет "СКАД", осуществлялись после дости­жения договоренности о прекращении огня от 12 мая 1994 года.

21 февраля 1997 года МИД Азербайджана выступил с заявлением, в котором обращалось внимание мирового сообщества и руково­дства Российской Федерации на то, что "подобные противозакон­ные действия находятся в проти­воречии с соответствующими ре­золюциями Совета Безопасности ООН и решениями ОБСЕ по армяно-азербайджанскому конфликту, запрещающими военные постав­ки государствам, вовлеченным в конфликт, как способствующие его эскалации и продолжению ок­купации азербайджанских терри­торий"2. Указывалось также, что российские военные поставки в Армению, реализованные в нару­шение Договора об обычных воо­руженных силах в Европе, на­носят ущерб авторитету России как посредника в урегулировании армяно-азер­байджанского конфликта. МИД Азербайджана настаивал на необходимости всестороннего расследования приведенных фактов, с тем чтобы выяснить степень причастности должностных лиц России к незаконной деятельности и наказать виновных.

Однако российская сторона, официально отрицая обвинения в свой адрес, продолжала "саморазоблачаться". Так, вскоре А. Тулеев обнародовал письмо министра обороны России И. Родионова от 28 февраля 1997 года, в котором практически признается факт несанкционированных поставок российской военной техники в Армению в 1994—1996 годах. Расследованием занялась Государственная Дума Российской Федерации, поручившая своим комитетам по обороне, безопасности и по делам СНГ провести тщательную проверку указанных фактов.

5 марта 1997 года Г. Алиев направил Б. Ельцину послание, в котором выражалась "особая тревога" в связи с сообщениями о поставках российских вооружений в Армению и содержалась просьба "разобраться в этих фактах и принять по ним действенные меры". 14 марта последовало новое послание Г. Алиева Б. Ельцину по этому поводу и заявление МИД Азер­байджана. Азербайджанская сторона выража­ла надежду на то, что в результате проведенного расследования должностные лица, вовлеченные в противоправную деятельность по поставкам рос­сийского вооружения в Армению, бу­дут выявлены и наказаны, а главное — бу­дут приняты надлежащие меры по изъятию и выводу этого вооруже­ния из Армении.

28 марта Г. Алиев поднял вопрос о поставках оружия на заседании Совета глав государств СНГ, а на следующий день, 29 марта эта проблема стала предметом обсуждения на личной встрече президентов России и Азербайджана. В результате удалось достичь компромиссной договоренности о тщательной проверке всех связанных с этим обстоятельств, а также о том, что до окончания проверки стороны воздержатся от публичных высказываний на эту тему (в дальнейшем азербайджанская сторона неоднократно нарушала эту договоренность). Российское руководство дало поручение Главной военной прокуратуре России провести тщательное расследование этого дела, а Госдума России создала специальную комиссию.

11 апреля, заслушав на закрытом заседании доклад предсе­дателя комитета по обороне Л. Рохлина о незаконных постав­ках вооружения, военной техники и военного имущества в Армению на сумму в 1 млрд долл., Государ­ственная Дума приняла постанов­ление "О мерах по соблюдению законодательства Российской Федерации при поставках воору­жения и военной техники ино­странным государствам". Депутаты обратились к Б. Ельцину с просьбой прове­сти необходимые политические и дипломатические мероприятия по предупреждению возможных межгосударственных осложнений в связи с незаконными поставка­ми вооружения и военной техники в Армению, а также принять ис­черпывающие меры по недопу­щению подобных фактов наруше­ния законности при поставках во­оружения в другие страны и при­влечению к персональной ответ­ственности лиц, причастных к этим нарушениям.

В этих крайне неблагоприятных условиях 2—4 июля 1997 года состоялся первый официальный визит президента Азербайджанской Республики Г. Алиева в Российскую Федерацию3.

Подготовка к переговорам проходила в напряженной обстановке. Чтобы ослабить негативное влияние "армянского фактора", российский МИД подготовил проекты практически идентичных договоров о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, которые предполагалось подписать как с Азербайджаном, так и Арменией. Однако по настоянию азербайджанской стороны из проекта договора были изъяты обязательства о взаимной помощи, а сам договор получил иное название.

3 июля Г. Алиев и Б. Ельцин подписали Договор о дружбе, сотрудничестве и безопасности между Россией и Азербайджаном. В отличие от аналогичного документа 1992 года (так и не ратифицированного сторонами) обновленный Договор, в частности, предусматривает взаимные меры по поддержанию безопасности в случае возникновения угрозы одной из сторон и предотвращению региональных конфликтов. Документ призывает не предпринимать каких-либо военных, финансовых, экономических мер, направленных против другой стороны. Срок действия Договора рассчитан на 10 лет, и при взаимном согласии сторон он может быть автоматически продлен еще на 5 лет. Одновременно стороны подписали внушительный "пакет" межправительственных соглашений.

Через некоторое время (29 августа 1997 г.) Россия, как и планировалось, подписала с Арменией Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. Этот документ азербайджанская сторона расценила как стремление "нормативно оформить военный союз между двумя государствами". Среди обвинений в адрес России были и утверждения о том, что ее обязательства, "вытекающие из документов, подписанных в одном случае с Арменией, а в другом случае — с Азербайджаном, находятся в противоречии друг с другом". В документе, подписанном с Азербайджаном, декларируется готовность при урегулировании армяно-азербайджанского конфликта руководствоваться принципами и нормами международного права, а в документе, подписанном с Арменией, Россия обязуется руководствоваться поисками взаимоприемлемого решения. Это расценивалось Азербайджаном как несоответствие статусу России как сопредседателя Минской группы ОБСЕ.

Не менее резкой оказалась и реакция российской стороны на указанные обвинения. МИД России напомнил, что в процессе подготовки обновленного Договора между Россией и Азербайджаном азербайджанская сторона не согласилась с ее предложениями расширить связи в военно-политической сфере.

Интенсивность нотной переписки и "градус" взаимных обвинений достигли такого уровня, что 7 октября 1997 года в Баку прибыл министр иностранных дел России Е. Примаков. Ему, однако, не удалось снять напряженность4.

2 апреля 1999 года Г. Алиев сделал на заседании Совета глав государств — участников СНГ официальное заявление по вопросу о поставленном в Армению оружии. По его словам, одной из главных причин, препятствующих равноправному и эффективному сотрудничеству в рамках Содружества, является наличие неурегулированных вооруженных конфликтов на территориях государств — членов СНГ, создающее атмосферу недоверия и напряженности и блокирующее эффективное сотрудничество и взаимодействие во всех других сферах. "В этих условиях, — подчеркнул Г. Алиев, — являются совершенно недопустимыми действия правительственных органов Российской Федерации по милитаризации Армении. Считаю необходимым отметить также, что ситуация, сложившаяся в регионе Закавказья, полностью противоречит положениям Договора о коллективной безопасности стран СНГ от 15 мая 1992 года"5.

К осени 1999 года российско-азербайджанские отношения окончательно зашли в тупик. Взаимные обвинения, ноты протеста не прекращались. Азербайджан внимательно отслеживал контакты Москвы с Ереваном и в резкой форме реагировал на, мягко говоря, "необдуманные" заявления высоких российских военных чинов о вкладе России в обороноспособность Армении. Москва, со своей стороны, справедливо указывала на то, что в бакинских госпиталях и санаториях поправляют здоровье несколько сот чеченских боевиков, а через столичный аэропорт полевые командиры и иностранные эмиссары вылетают в Западную Европу и США.

Не секрет, что в российском обществе того периода широко распространились антиазербайджанские настроения, прочно внедрился тезис об "азербайджанской мафии", захватившей всю розничную торговлю.

В практической плоскости встал вопрос о введении визового режима с Азербайджаном — 5 ноября 1999 года МИД России предложил начать переговоры о введении визового режима на поездки граждан и направил в Баку соответствующую делегацию. По неофициальным данным, в тот период около 2 млн азербайджанцев (до 30 процентов взрослого мужского населения) полулегально работало в России. Ежегодные переводы денег на Родину составляли от 2,5 до 4 млрд долл. (объем экспорта Азербайджана за 2002 г. не превышал 2,16 млрд долл.).

Обострение политического климата отражалось и на показателях взаимного товарооборота. Летом 1999 года объем российско-азербайджанского товарооборота по сравнению с тем же периодом 1997 года сократился на 33%, а доля России в товарообороте Азербайджана упала до 18%.

Азербайджано-российские отношения как модель прагматического сотрудничества на постсоветском пространстве

Точкой отсчета принципиально нового этапа в развитии отношений между Россией и Азербайджаном по праву считается январь 2001 года. Именно тогда, в рамках первого за весь постсоветский период официального визита в Баку президента Российской Федерации, Г. Алиеву и В. Путину удалось снять многие раздражители, накопившиеся в двусторонних отношениях6.

Переговоры, носившие доброжелательный и конструктивный характер, стали важным этапом в становлении регулярного политического диалога на высшем уровне. Динамика, приданная двустороннему сотрудничеству в 2001 году, получает новое ускорение в наши дни.

Не секрет, что характер контактов между руководителями во многом определяет и уровень сотрудничества между странами. Как сказал президент Азербайджанской Республики И. Алиев на встрече в Москве 17 апреля 2009 года с президентом РФ Д. Медведевым: "Отрадно, что дружеские отношения между Россией и Азербайджаном также наблюдаются и в отношениях между президентами. Мы каждую встречу используем максимально эффективно, в очень откровенной, искренней атмосфере обсуждаем все вопросы, которые требуют обсуждения. И каждый раз убеждаемся, что вопросов, которые требовали бы какого-то оперативного вмешательства, становится все меньше и меньше. Между нашими странами не существует никаких проблем, а те вопросы, которые требуют обсуждения и решения, оперативно решаются"7.

Правовым фундаментом нынешнего этапа российско-азербайджанских отношений является Декларация о дружбе и стратегическом партнерстве, принятая президентами двух стран в Баку 3 июля 2008 года. В ней отмечается, что обе стороны, основываясь на ранее подписанных документах, будут продолжать всестороннее развитие равноправных, взаимовыгодных и конструктивных двусторонних отношений, которые носят стратегический характер8.

В настоящее время между сторонами заключено более 80 межгосударственных и межправительственных соглашений.

Интенсивность контактов на высшем уровне настолько велика, что вряд ли целесообразно их перечислять. Назовем лишь рабочий визит в Баку 29 июня 2009 года Д. Медведева, в ходе которого были подписаны совместные заявления президентов — по Каспийскому морю, об основных принципах завершения делимитации государственной границы и распределения водных ресурсов реки Самур, а также Основные условия Контракта купли-продажи азербайджанского природного газа.

Подобная динамика встреч на высшем уровне позитивно отражается на межпарламентском и межведомственном сотрудничестве.

За последние годы председатель Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации С. Миронов трижды побывал в Азербайджане, состоялись визиты председателя Государственной Думы Б. Грызлова, а Россию посетил председатель Милли Меджлиса Азербайджанской Республики.

На регулярной основе осуществляются контакты между министрами иностранных дел и межминистерские консультации. В Баку регулярно бывают министр образования и науки России, министр регионального развития, министр внутренних дел, министр обороны. Поддерживаются рабочие отношения между руководителями силовых структур.

Неразрывной частью политического взаимодействия является военное и военно-техническое сотрудничество. 27 февраля 2003 года в Баку подписано межправительственное соглашение о военно-техническом сотрудничестве, а 4 декабря 2006 года — межправительственное соглашение о взаимной охране прав на результаты интеллектуальной деятельности, используемые и полученные в ходе двустороннего военно-технического сотрудничества.

29 июля 2008 года в Москве состоялось II заседание Российско-азербайджанской межправительственной комиссии по военно-техническому сотрудничеству. На регулярной основе осуществляется обмен визитами руководителей оборонных ведомств обеих стран.

Внесенное президентом РФ В. Путиным 8 июня 2007 года на саммите "Большой восьмерки" в Хайлигендамме предложение об использовании Габалинской РЛС в разрабатываемой США системе ПРО получило поддержку азербайджанского руководства, которое рассматривает его как конкретный вклад в укрепление стабильности и безопасности в регионе.

Важным компонентом российско-азербайджанских связей является пограничное сотрудничество.

Поддерживаются регулярные контакты по линии погранведомств России и Азербайджана. 25 января 2002 года подписано Межправительственное соглашение о деятельности пограничных представителей. Пограничные службы двух стран осуществляют сотрудничество на основе ежегодных планов совместных действий. В стадии согласования находится соглашение об открытии официальных представительств погранведомств на территориях обеих стран.

Продолжается работа по делимитации государственной границы с Азербайджаном. 29—30 января 2008 года в Москве состоялся 15-й раунд переговоров. Согласованная линия границы, которая оформлена рабочими протоколами, картографическими и описательными документами, составляет 301,1 км (из 336,5 км), то есть 90% границы.

На высоком уровне находится взаимодействие правоохранительных и судебных органов двух государств. Подписаны и работают соглашения о сотрудничестве между МВД России и МВД Азербайджана, о сотрудничестве органов внутренних дел приграничных районов, Меморандум о взаимоотношениях в области борьбы с терроризмом, а также протоколы о сотрудничестве, Меморандум о взаимодействии между МВД России и МВД Азербайджана в сфере обеспечения сохранности транзитных грузов9.

Анализируя нынешнее состояние двустороннего политического сотрудничества, нельзя не отметить заметно возросший интерес российской стороны к решению нагорно-карабахского конфликта.

2 ноября 2008 года Россия инициировала проведение трехсторонней встречи президентов РФ, Азербайджана и Армении, в ходе которой удалось подписать Декларацию о мирном урегулировании нагорно-карабахского конфликта. Документ подразумевает юридически обязывающие международные гарантии решения нагорно-карабахского конфликта. Впервые с 1994 года под документом о политическом урегулировании данного конфликта поставили свои подписи лидеры обеих конфликтующих сторон — и Армении, и Азербайджана (здесь, кстати, будет не лишним вспомнить, что после длительных кровавых боев прекращение огня было достигнуто 12 мая 1994 г. в Бишкеке при посредничестве Межпарламентской ассамблеи СНГ).

В Декларации президенты "заявляют, что будут способствовать оздоровлению ситуации на Южном Кавказе и обеспечению установления в регионе обстановки стабильности и безопасности путем политического урегулирования конфликта на основе принципов и норм международного права и принятых в этих рамках решений и документов, чтобы создать благоприятные условия для экономического развития и всестороннего сотрудничества в регионе".

В Декларации отмечается, что главы Азербайджана и Армении "договорились продолжить работу, в том числе в ходе дальнейших контактов на высшем уровне, над согласованием политического урегулирования нагорно-карабахского конфликта, и поручили своим министрам иностранных дел активизировать дальнейшие шаги в переговорном процессе во взаимодействии с сопредседателями Минской группы ОБСЕ". В заключительном пункте декларации говорится, что президенты "считают важным поощрять создание условий для реализации мер по укреплению доверия в контексте усилий по регулированию"10.

Нагорно-карабахский конфликт — один из наиболее сложных для урегулирования. Прежде всего потому, что у Армении и Азербайджана совершенно разные подходы к его решению. Позиции двух стран никак нельзя совместить без серьезных уступок каждой из них, без готовности к компромиссу, то есть к отходу от своих первоначальных установок. При этом урегулирование конфликта возможно лишь при том условии, что главы конфликтующих сторон найдут устраивающую их формулу сосуществования.

Все рассуждения о том, что Запад или Россия из-за нефти, размещения военной базы, участия (или неучастия) в военной операции против Ирана, разблокирования турецко-армянской границы или каких-либо других выгод "в благодарность" "отдаст" Нагорный Карабах Азербайджану, лишены всякого смысла. В этом контексте важно отметить, что в отличие от многих азербайджанских экспертов и политологов, считающих, что Россия должна "наконец определиться", кто ей более важен: Армения или Азербайджан, руководство Азербайджана понимает, что Москва не может выстраивать отношения с Азербайджаном в ущерб своим отношениям с Арменией и наоборот.

Высокий уровень политического взаимодействия позитивно отражается на развитии торгово-экономического сотрудничества.

Торговые отношения России с Азербайджаном регулируются Соглашениями о свободной торговле от 30 сентября 1992 года и от 15 апреля 1994 года. Подписанные 25 января 2002 года межгосударственный Договор о долгосрочном экономическом сотрудничестве до 2010 года и межправительственное Соглашение об основных принципах и направлениях экономического сотрудничества являются важным элементом в формировании качественно новой основы развития торгово-экономических отношений между двумя странами.

Рабочим механизмом, регулирующим решение конкретных вопросов российско-азербайджанских торгово-экономических отношений на государственном уровне, является Межправительственная комиссия по экономическому сотрудничеству (МПК). Председателем российской части МПК назначен министр энергетики С. Шматко, азербайджанской части — первый заместитель премьер-министра Я. Эюбов.

Вопросы увеличения объемов и диверсификации взаимной торговли, равно как и развития нормативной правовой базы двустороннего взаимодействия, традиционно находятся в центре внимания обеих стран. Дальнейшее совершенствование договорно-правовой базы российско-азербайджанских отношений играет очень важную роль в развитии взаимного сотрудничества. В этом контексте следует максимально ускорить заключение межправительственного Соглашения о поощрении и взаимной защите капиталовложений: его отсутствие негативно сказывается на российско-азербайджанском инвестиционном сотрудничестве.

Поскольку Россия является ведущим экспортером в Азербайджан товаров машинно-технической группы, строительных материалов, древесины, проката черных металлов, химической продукции, на долю которых приходится более 90% российского экспорта, можно прогнозировать дальнейший рост объемов поставок этой номенклатуры российской продукции.

Динамика товарооборота является положительной — удалось довести объем взаимного товарооборота в 2008 году до 2,4 млрд долл., из которых около 2 млрд долл. составил российский экспорт в Азербайджан. Импорт из Азербайджана достиг 411,4 млн долл. Успешное докризисное развитие российско-азербайджанских торгово-экономических отношений и увеличение товарооборота стало возможным во многом благодаря межрегиональному и приграничному сотрудничеству. Было подписано более 30 документов на межрегиональном уровне о торгово-экономическом и культурном сотрудничестве, еще 9 регионов намерены подписать такие соглашения. На азербайджанском рынке сейчас активно работают более 500 филиалов и представительств компаний из России.

Российская сторона ожидает роста азербайджанского экспорта, связанного с поставками на российский рынок продовольственной продукции, традиционно пользующейся спросом и отвечающей стандартам качества, прежде всего свежих овощей и фруктов, винно-коньячных изделий, фруктовых и овощных соков, животных и растительных масел, орехов, чая и многих других товаров.

С 1 января 2010 года начался экспорт в Россию азербайджанского газа.

В 2008 году российские инвестиции в экономику Азербайджана составили 12,4 млн долл., что говорит о необходимости активизации работы в этом направлении. Весьма перспективным для российских инвесторов представляется создание совместных предприятий в области нефтяного машиностроения, производства медикаментов, переработки и хранения сельхозпродукции, а также в финансовой и банковской сферах.

Стратегическое значение для России имеет сотрудничество с Азербайджаном в развитии международного транспортного коридора "Север — Юг" для организации сквозного железнодорожного сообщения из Европы через Россию, Азербайджан и Иран в Индию и страны Юго-Восточной Азии. Реализация этого проекта позволит государствам-участникам получать существенные доходы от транзитных перевозок грузов, объем которых в перспективе достигнет 15—20 млн т в год.

Об интересе российских предпринимателей к азербайджанскому рынку свидетельствует тот факт, что в настоящее время на нем работает более 170 компаний со 100%-м российским капиталом и 237 — в формате совместных предприятий. Рост числа зарегистрированных предприятий с участием российского капитала в Азербайджане во многом является результатом улучшения инвестиционного климата в стране. Примером интереса российских бизнесменов к азербайджанскому рынку может быть приобретение в 2008 году российской компанией "Балтика" пивоваренного завода "Баку — Кастель", в модернизацию которого было инвестировано 20 млн долл. Российские компании заинтересованы в увеличении долевого участия во второй стадии освоения газового месторождения Шах-Дениз с запасами природного газа до 1,2 трлн кубометров.

Среди других перспективных сфер возможного интереса российских предпринимателей можно назвать инвестиции в цветную металлургию Азербайджана, а также участие в приватизации малых ГЭС, предприятий по хранению и переработке сельхозпродукции.

По словам российского министра Э. Набиуллиной11, в вопросах экономического сотрудничества между партнерами любого уровня в условиях мирового кризиса на первое место выдвигаются два критерия: прагматичность и взаимная выгода. В нашем случае сотрудничать, вероятно, необходимо в тех сферах, конечный продукт которых остается востребованным и в условиях кризиса. Взять хотя бы в качестве примера топливно-энергетический комплекс, где азербайджанской стороне необходимы поставки нефтегазового промыслового оборудования и инструмента, а также предоставление услуг по бурению, капитальному ремонту скважин и т.д., а российская сторона в состоянии удовлетворить эти потребности. Можно найти и другие взаимовыгодные сферы. Например, выполнение российскими предприятиями крупного заказа Каспийского морского пароходства Азербайджана на строительство сухогрузов и танкеров или закупки авиатехники специального назначения российского производства для МЧС Азербайджана. Актуально создание совместных предприятий в области легкой промышленности, производства медикаментов, лизинговых компаний, а также предприятий по обслуживанию сельскохозяйственной и дорожно-строительной техники. Кроме того, актуально сотрудничество в области нанотехнологий, и обе стороны уже рассматривают вопросы взаимодействия в этой сфере.

Вопросы гуманитарного сотрудничества также находятся в центре внимания как высшего руководства Азербайджана и России, так и конкретных государственных ведомств и неправительственных структур.

Координация связей по межгосударственной линии осуществляется в рамках действующей российско-азербайджанской Программы сотрудничества в гуманитарной сфере на 2007—2009 годы.

К перспективным направлениям сотрудничества относятся образование и наука. В настоящее время в высших учебных заведениях России обучается 5 755 граждан Азербайджана, в том числе 1 420 за счет федерального бюджета Российской Федерации. 27 февраля 2008 года в Баку открыт филиал МГУ им. М.В. Ломоносова, число студентов в котором на втором году его функционирования приблизилось к 200. Более 1 200 чел. обучается в другом российском учебном заведении на территории Азербайджана — филиале Московского государственного открытого университета. Всего в вузах Азербайджана на русском языке получают образование свыше 15 тыс. студентов.

Заключение

Подводя итог краткому анализу текущего периода российско-азербайджанского сотрудничества, важно подчеркнуть его созидательный характер, нацеленность на расширение взаимодействия в различных сферах. Стратегические линии определены руководством России и Азербайджана, а практическая реализация согласованных планов возложена не в последнюю очередь на дипломатов обеих сторон.

Россию с Азербайджаном объединяют общность исторических судеб народов, бесценный политический, экономический и духовный потенциал. Жизнь подтвердила, что, как и прежде, Россия нуждается в Азербайджане, так же, как и Азербайджан нуждается в России. Отношения между двумя суверенными государствами — Россией и Азербайджаном — обрели прагматичный, деловой и взаимовыгодный характер, учитывающий, прежде всего, национальные интересы каждой страны.


1 Азербайджан — Россия: новые отношения, новые горизонты. Баку, 2002. С. 6. к тексту
2 Бакинский рабочий, 22 февраля 1997. к тексту
3 См.: Азербайджан — Россия: новая веха в развитии отношений дружбы и сотрудничества. Баку, 1997. к тексту
4 См.: Бакинский рабочий, 8 октября 1997. к тексту
5 Бакинский рабочий, 3 апреля 1999. к тексту
6 См.: Новый этап азербайджано-российских отношений. Баку, 2001 (на азерб. яз.). к тексту
7 Официальный сайт Президента Азербайджана [www.president.az]. к тексту
8 См.: Официальный сайт Президента России [www.Kremlin.ru]. к тексту
9 Об этом подробнее см. справку "Российско-азербайджанские отношения" на официальном сайте МИД России [www.mid.ru]. к тексту
10 Официальный сайт Президента России [www.Kremlin.ru]. к тексту
11 См.: Интервью Э. Набиуллиной азербайджанскому информагентству Trend Capital, 29 июля 2009 года. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL