Автандил СИЛАГАДЗЕ


Автандил Силагадзе, доктор экономических наук, профессор, член-корреспондент Национальной академии наук Грузии (Тбилиси, Грузия).


К ВОПРОСУ О РАЗВИТИИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ В ФЕОДАЛЬНОЙ ГРУЗИИ

РЕЗЮМЕ

Данная статья посвящена анализу поэмы Ш. Руставели "Витязь в тигровой шкуре" (XI—XII вв.), "Судебника" Беки и Агбуги (XIV—XV вв.), "Уложения царского двора" царя Георгия V Блистательного (1314—1346), "Описания Царства грузинского" Вахушти Багратиони (1696—1757), "Книги права" царя Картли Вахтанга VI (1675—1737), "Калмасобы" Иоанна Багратиони (1768—1830) и "Мудрости вымысла" Сулхан-Саба Орбелиани (1658—1725). Автор пришел к выводу, что в указанных источниках содержится множество элементов, присущих экономическим доктринам меркантилизма, классической политической экономии и, особенно, концепции физиократов.

Введение

Все множество идей, точек зрения, взглядов и теорий, составляющее содержание экономической науки на всем протяжении ее истории, опиралось и опирается на несколько умозрительных моделей, которые называют экономическими доктринами. Знание их постулатов необходимо при анализе различных механизмов и при выработке фундаментальных принципов; на их основе должны развиваться экономика и экономическая наука.

Чтобы основательно разобраться в подобных доктринах, необходимо проанализировать процессы зарождения и эволюции экономических взглядов в различные исторические эпохи. С этой точки зрения, несомненно, заслуживают внимания экономические понятия, сложившиеся в Грузии в эпоху феодализма и отраженные в письменных источниках той поры1.

Нами был произведен анализ таких источников, как "Витязь в тигровой шкуре", "Судебник" Беки и Агбуги (созданный в Самцхе-Саатабаго), "Уложение царского двора", "Описание Царства грузинского", "Книга права" Вахтанга VI, "Калмасоба" и "Мудрость вымысла"; некоторые содержащиеся в них идеи практически совпадают с теми, что в Западной Европе легли в основу меркантилистской, физиократической и некоторых других экономических доктрин.

Поэма Шота Руставели "Витязь в тигровой шкуре" (XI—XII вв.)

Шота Руставели был не только великим поэтом, но и выдающимся государственным деятелем, мечурчлетухуцеси (министром финансов) в пору царствования царицы Тамар и Давида Сослана (1189—1207). И его экономическое мышление, отраженное в поэме, до сих пор привлекает внимание исследователей; данной проблеме посвящен, в частности, труд академика В. Чантладзе "Экономические воззрения Шота Руставели"2.

В поэме Руставели можно встретить понятия и принципы, присущие эконо­мическим доктринам, в частности меркантилистским, появившимся лишь несколько веков спустя. Автор уделяет особое внимание вопросам добывания богатства (драгоценных металлов, денег, дорогой одежды), а также развития торговли (особенно внешней), именно она является главным источником богатства, но ей свойственны прибыли и убытки.

1055

У торговцев богатейших лишь такая прибыль тут: Купят, сбудут, наживутся, проиграют, проживут; Бедный вдруг разбогатеет. Все богатства к нам плывут. Неимущему товары накопить — недолгий труд3.

Руставели упоминает и о других источниках богатства — сельском хозяйстве, ремес­ленничестве, хотя и считает, что они играют меньшую роль.

В поэме высказывается одобрение свободной торговле (сво­бодное перемещение товаров), требующей охранять людей, занятых ею (особенно внешней торговлей); в их функции не входит борьба с пиратами.

Когда на караван багдадских купцов напали пираты, Автандил оказал им бескорыстную помощь. Он обратился к купцам с такими словами:

1028

Трусы, вижу, вы боитесь приближения бойцов, Поскорей от стрел попрячьтесь вниз, под палубный покров. Я один иду! Подъята длань, смиряющая львов! Я окрашу море кровью поспешающих на лов.

По мнению Руставели, предмет (товар, имущество) — это такое богатство, которое должно приносить выгоду, и если его не использовать, то оно становится бесполезным. Но, добывая богатство, необходимо соблюдать нравственные нормы, поскольку доброе имя дороже всего. Вместе с тем, дарить можно только собственное, но не государственное имущество как, например, это сделала Тинатин:

52

Дева ключницу позвала и сказала: "Я звала, Чтоб замки с моих сокровищ и печати ты сняла. Дайте все, что я имела, как царевною была". Принесли сокровищ груды, блеск без меры и числа.

Великий мечурчлетухуцеси называет распорядителя личным имуществом царя "кассиром", а "государственный бюджет" страны сравнивает с приливами и отливами моря ("воды снова притекают, вытекая из морей").

Весьма примечательно и то, что идеи Руставели перекликаются с призывом к освобождению рабов, сформулированным в завещании Аристотеля. Древнегреческий философ свя­зывал этот процесс с изменениями, которые произойдут в орудиях производства. Руставели же является сторонником безусловного освобождения низшего слоя общества и передачи ему имущества в частную собственность — эту мысль автор вкладывает в уста Автандила:

794

Раздари мои богатства, пусть сойдутся все на зов: Сделай бедных богачами, отпусти моих рабов, Обеспечь несчастных сирот, нищих, немощных и вдов. Будет каждый одаренный помянуть меня готов.

Таким образом, даже краткий анализ произведения позволяет сделать вывод, что в нем четко прослеживаются идеи мер­кан­тилистских экономических доктрин (в отношении торговли), хотя, как уже отмечалось, автор никак не мог быть представителем мер­кан­тилизма, возникшего несколько столетий спустя.

"Судебник" Беки и Агбуги

В 1334 году Георгий V Блистательный присое­динил к Грузии княжество Самцхе. С тех пор грузинские цари стали назначать сюда управляющих (атабагов), которые обладали полномочиями устанавливать правовые нормы.

Атабаг Бека II (1361—1391) управлял княжеством Самцхе во время нашествия Тамерлана, а его внук Агбуга — в I половине XV века (1444—1451).

Агбуга дополнил и завершил труд, начатый его дедом, известный сегодня как "Судебник" Беки и Агбуги4; он предназначался для реги­она Месхети, который тогда составлял примерно 1/3 территории Грузии (районы Ахал­цихе и Ахалкалаки, Артаанская область и Чорохское ущелье).

В "Судебнике" Беки и Агбуги, как и в меркантилистской доктрине, уделяется внимание развитию торговли; там говорится, что за ограбление, убийство или нанесение ранения купцу виновный должен был "вдвойне воротить взятое, а кровь — это отдельно"5. Кровь крупного купца оце­ни­валась в 12 тыс. тетри, а среднего — в 6 тыс. (пункт 96)6; кровь крестьянина "стоила" всего лишь 400 тетри7.

По мнению академика Р. Метревели, в XII веке торговля всячески поощрялась царями и была тесно связана с ремес­лом; ее центром был Тбилиси. Мелкие торговцы занимались своим промыслом внутри страны и служили своим господам, а крупные занимались караванной (внешней) торговлей и пользовались большим влиянием. Караванную торговлю контролировала торговая органи­за­ция — уртагеби8.

Следует отметить, что торговцы относились к ведущему социальному слою.

Из "Судебника" выясняется, что у крестьян были свободные и временные отношения с землевладельцами, это были "люди простого звания", которые имели собственные наделы (например, "куп­ленные земли"). Отношения крестьян с господином складывались на договорной основе, а одним из источников пополнения численности рабов были пленные, взятые на войне9.

Согласно существовавшим в Саатабаго феодальным отношениям, феод принадлежал хозяину, а передача наделов и владение ими требовали покорности и преданной службы; за совершенные без­закония хозяин должен был призывать к ответу прови­нив­шегося.

В "Судебнике" довольно полно изложены вопросы управления феодальными поместьями. При продаже поместья за долги цену снижали в надежде на то, что, возможно, оно все-таки останется у своего хозяина; это делалось якобы для того, чтобы сохранить общий порядок10.

Согласно одному из законов, долг предоставлялся и взимался, в первую очередь, в серебре и в зерне в весовых единицах; допускалось брать и давать в долг деньги (тетри)11. Были определены сроки выплаты долгов и порядок предоставления льгот; запрещалось взимать чрезмерный процент: в сборнике прямо указывалось, что за две данные в долг единицы достаточно получить три. Если с должника требовали больше, он мог отказаться; если же его вынуждали, совет принимал решение о возвращении ему суммы, взятой сверх уста­новленной, поскольку "стяжательство есть грех"12.

Исходя из этого, верхний предел прибыли при предоставлении в долг продукта определялся в размере 50% годовых, а при выдаче в долг денег (тетри) — 20%: "за тысячу должно хватить тысячи двухсот в течение года"13.

В "Судебнике" употребляются такие термины, как "аренда" и "арендный договор", причем не только в отношении неодушевленных предметов (подобно римскому праву), но и в отношении людей и скота.

В книге указано, что, если человек нанимает другого чело­ве­ка для любого дела, в том числе для выполнения ремесленных работ, конкретную цену сле­ду­ет определить соответствующим договором, а сверх нее никто ничего давать не должен14.

Один из вопросов, рассмотренных в сборнике, касается поручительств, которые подразделялись на два вида: для князей (дворян) и для крестьян, причем первые могли получать его беспрепятственно, вторым же для получения поручительства требовались определенные условия15.

Таким образом, "Судебник" Беки и Агбуги является еще одним важным источником для исследователей меркантилистской литературы; он содержит актуальную для современного периода информацию об экономике вообще и в частности о сельском хозяйстве, промышленности и финансовых отношениях.

"Уложение царского двора" Георгия V Блистательного

Георгий V Блистательный (1314—1346), сын царя Грузии Деметре II Самоотверженного, положил конец правлению монголов; при его непосредственном участии был создан правовой памятник "Уложение царского двора"16 (под словом "двор" понимаются как дворец, так и вход в него, а под словом "уложение" — распорядок, правила).

В 1920 году этот трактат обнаружил и издал академик Э. Такаишвили.

Согласно "Уложению", в стране существовала феодальная монархия. Царь, опираясь на крупных феодалов, управлял страной посредством дарбази (собрания), являвшегося законодательным органом (парламентом); его собирали как "малым порядком", когда на заседании присутствовали только члены дарбази, так и "большим порядком", когда в работе собрания принимали участие и другие люди.

В состав дарбази входили визиры, эриставы и епископы. Если на собрании присутствовал царь, то он вел его сам. В других случаях заседанием руководил мцигнобартухуцеси (главный книжник, первый визир).

Среди визирей одну из главных ролей играл мечурчледухуцеси; в источнике прямо указывается на его исключительное положение. Он стоял над казной и кассой и хранящимися в них золотом, серебром, деньгами и драгоценностями, "ценностями китайскими и кашанскими"17, а также управлял крупными торговцами и прочим царским торговым людом18.

Исходя из определения функций мечурчлетухуцеси, можно предположить, что в "Уложении" высказывается меркантилистская идея относительно развития внутренней и внешней торговли при участии царского имущества; однако первейшей заботой "министра финансов" были государственные финансы — доходы и расходы казны.

В "Уложении" обращают на себя внимание некоторые термины, имеющие отношение к экономике характера, например, тетри (серебряные деньги), лари (сокровища, парча), твалтва (счет, учет), иафеба (дешевый, простой), саангаришо годори (место для хранения расчетных документов), моларе (кассир), моларетухуцеси (старший над кассирами), муша или мушат моасхио (возможно, имеется в виду наемный работник), сакрефели (выплата), сачурчле (дом, где прятали дорогую посуду и казну), чурчели (золотая и серебряная посуда), мушриби (сборщик и хранитель налогов) и т.п. Многие из них в определенных модификациях используются и сегодня.

В целом, с точки зрения экономических доктрин в трактате содержатся заслуживающие особого внимания сведения о том, что торговая деятельность находилась под патронажем "министра фина­нсов" (что, подобно "меркантилизму", означает поддержку этой деятельности со стороны феодальной монархии), а государственно-финансовые отношения были урегулированы.

"Описание Царства грузинского"

Мать Вахушти Багратиони (1696—1757), являвшегося сыном Вахтанга VI, была подневольной крестьянкой. В 1724 году Вахушти вместе с отцом выехал в Россию; в 1757 году он скончался и был похоронен в пантеоне грузинских эмигрантов в Москве — Донском монастыре.

Основную часть "Описания Царства грузинского"19 Багратиони создал примерно в 1742—1745 годах. В книге содержится ценнейший материал для изучения природных ресурсов и экономического потенциала Грузии с древнейших времен до первой половины XVIII века. В этом труде особенно четко прослеживается идея единства Грузии.

Кроме того, в "Описании" содер­жатся характеристики социальной структуры общества, которая состояла из "эриставов, князей, дворян, купцов, работников и работников-крестьян"; для каждой группы были определены соответствующие права и обязанности20.

Под словом сачурчле, встречающемся в "Описании", подразумевается казна, которой распоряжался мечурчлетухуцеси; "в руках мечурчлетухуцеси были всякие ценности и сокровища царские"21. Специальными терминами обозначались такие понятия, как расход, доход и др.22

Под "искусством" Вахушти подразумевал, кроме всего прочего, и ремесло (промысел, строительство), считая этот вид деятельности важным для экономического развития страны23.

Вахушти Багратиони отмечал, что с точки зрения развития "искусства" (ремесла) выде­ляются, в частности, лазы, которые достигли больших успехов в обработке дерева и строительстве24; прекрасными краснодеревщиками считались также и аджарцы25.

Не был обойден вниманием и игравший важную роль вопрос реализации произведенного продукта.

Таким образом, на основании глубокого исследования экономического потенциала и природных ресурсов Грузии Вахушти Багратиони, подобно "классикам", в качестве первостепенной задачи определяет производство (промышленность и сельское хозяйство), а затем обращает внимание на реализацию произведенных продуктов.

"Право" Вахтанга VI

а) Законы Вахтанга

"Законы Вахтанга"26 были созданы при непосредственном активном участии царя Картли Вахтанга VI (1675—1737); 115—159 параграфы этого документа (всего их 270) составляют отдельную главу, содержащую интересные соображения по вопросам задолженностей, процентной ставки по кредитам и т.п.

"Законы" признают возможность получать наживу в виде денег или продуктов (например, зерна или вина) при взимании долга, однако в умеренных пределах. В 125-м параграфе, например, ука­зыва­ется, что лучше вообще не наживаться на долгах, а если это случается, нажива бывает тем большей, чем меньше у кредитора совести ("чем меньше любит он свою душу"). При этом отмечается, что нажива все-таки не должна превышать 2,5% в месяц с одного тетри27.

Впрочем, законодатель знал, что кредиторы могли полностью отказаться от наживы только под страхом Божьего гнева, и поэтому вынужден был установить справедливые рамки прибыли.

По всей вероятности, в то время уровень процентной ставки при предоставлении товарных кредитов достигал 100%, что еще более отягчало положение крестьян, которые зачастую не имели возможности вовремя расплачиваться по долгам. Исходя из этого, 126-й параграф устанавливал, что "по справедливости за зерно берется двенадцать к десяти, но если человек пойдет против Бога, то пятнадцати к десяти достаточно. Выше этого давать нельзя"28.

Отсюда следует, что процентная ставка по товарным кредитам зерном (параграф 127) должна была колебаться между 16 и 34%, что можно было считать большим послаблением. Хотя в случае предоставления в долг вина ставка составляла 100%: "и кто задолжал старое вино, пусть вернет новое один к двум"29.

В 131-м параграфе "Законов" устанавливались и обязанности того, кто берет в долг; в частности, должник должен использовать все имеющиеся у него возможности, чтобы найти способ отдать задолженность своему кредитору30.

б) "Дастурламали"

В 1707—1709 годах Вахтангом VI (Батонишвили) был создан свод государственного и административного права — "Дастурламали"31, который действовал в Грузии до присоединения ее к России. В него входил в первую очередь дворцовый устав, характеризующий экономическое положение (в частности, налоговую систему и финансы) Карталинского царства.

"Дастурламали" — слово персидско-арабского происхождения, которое означает "пособие", "инструкция", "наставление". Этот термин распространен в Иране, Турции и на Южном Кавказе; он номинирует одну из отраслей государственного права.

Этот памятник, переписанный в 1821 году с подлинника, впервые был издан в 1886-м Петрэ Умикашвили.

В своде законов используются экономические термины: гамосагеби (выплата), зарафи (меняла, банкир), тавис гасамтехло (букв. головолом; выплата штрафа со стороны про­винившегося), тетри (серебряные деньги или деньги вообще), иджара (аренда, право пользования чем-то на определенное время и за определенную плату), иджарадари (арен­датор), бажи (торговая выплата), мебаже (чиновник, взимающий торговую выплату), бегара (обязанность крестьянина работать на хозяина), мосавали (доход), моджа­магире (наемный работник), муша (работник на земле), сабаги (мастерская по обработке золота и серебра, ювелир), сабага (форма, в которой отливались деньги), сакомло гадасахади (семейная выплата), самаспиндзло (средства для угощения хозяина), сарго (принадлежащее чиновнику), сатаруго (выплата военачальнику), саури (выплата), сакврио гадасахади (выплата за то, чтобы выдать замуж вдову), сакоруго гадасахади (выплата за пользование пастбищем), джамагири (зарплата) и т.п. Некоторые из них не теряют своей актуальности и сегодня.

В целом свод законов "Дастурламали" содержит немало ценных сведений, позволяющих судить о лежащих в его основе моне­тарных и фискальных представлениях. Отдельные их элементы можно узнать в мерканти­листских и классических (в т.ч. физиократических) доктринах Нового времени.

"Хумарсцавла" ("Калмасоба") Иоанна Батонишвили

Видный государственный деятель, ученый, сын последнего царя Грузии Георгия XII Иоанн Батонишвили (Багратиони) родился в 1768 году в Тбилиси. В 1795 году он участвовал в Крцанисской битве против Ага Махмад хана; после ликвидации Картли-Кахетинского царства (1801 г.) переехал в Петер­бург, где и скончался в 1830 году.

В 1799 году Иоанн представил отцу проект некоторых государственных реформ, в том числе и в сфере образования32.

Однако высшим творческим достижением Батонишвили является "Калмасоба", или "Хумарсцавла"; этот труд содержит энцик­лопедические сведения почти из всех областей естественных и гуманитарных наук.

Иоанн Батонишвили считал, что существуют два вида искусства: "умозрительное" (богословие, философствование, наблюдение за звездами) и "деловое" (ювелирное дело, ремесло часовщика, лепка, ткачество и др.)33. В то же время он ратовал за развитие торговли, в том числе и внешней. В труде прямо указывается, что торговля и ремесла не должны развиваться только внутри страны, а должны выходить за ее пределы, чтобы приносить больший доход34.

По мнению Иоанна, развитие торговли обеспечит как удовлетворение потребностей городов, так и обогащение страны: "…в городе все должны быть в довольствии, потому что в этом, во-первых, величие города, во-вторых же, страна торговлею обогатится. И у кого дом будет пуст и будут деньги, тот все купит и обустроит свой дом"35.

Батонишвили не одобряет взимания натуральных и денежных налогов: "…в старину, когда городом была Мцхета, там были установлены многие выплаты. Когда же город перенесли в Тбилиси, их установили и там... И с арбы берут шаури (1/20 тетри) и зерно, а с караванов и купцов взимают по два шаури"36.

Автор пишет о деньгах (фальшивых и настоящих), изготовленных из металла в разных странах: "Азиаты, то есть персы, используют черные деньги, что из меди, серебряные деньги, а также золотые. Делят черные деньги на четыре части и пользуются ими... В Индии пользуются рупией... Грузины же делают фальшивые тетри и пользуются ими, как рупиями и золотом, как чистыми, настоящими тетри"37.

В работе "Хумарсцавла" говорится о необходимости разумно использовать богатство: оно требует соответствующего поведения, поскольку даровано милостью Бога, который и должен решать, как его следует применить. Автор призывает использовать богатство на то, чтобы оказывать помощь нуждающимся и не терпеть произвола со стороны сильных мира сего38.

Особое внимание в труде "Хумарсцавла" уделяется коммерции и торговле, которые рассматриваются с меркантилистских позиций. По мнению Батонишвили, коммерция — это искусство обмена товара на товар или товара на деньги с целью получения от этого наибольшего дохода39.

Торговлю, существовавшую в древнейшие времена, автор энциклопедии характеризует как обмен потребительскими товарами (без участия денег) или как "отношения обмена предметов используемых"40. Он считает, что деньги появились позже: раньше вместо них использовались и куски кожи, и весовое золото, серебро и медь41.

В своем труде Батонишвили упоминает народы, просвещенные в области торговли, в первую очередь "первых финикийцев, потом египтян, карфагенян, афинских граждан, а затем французов и фламандцев". Из современных ему народов он выделяет англичан, гол­ландцев, венецианцев, генуэзцев42.

Для правильного регулирования коммерции он считает необходимым изучение арифметики и геог­рафии, поскольку купец должен хорошо знать, "в какой стране есть какой товар и где что выгоднее купить. Надо знать, подорожал ли товар в какой-либо стране, и где продается дешево, и где можно столкнуться с беспорядками"43.

Согласно "Хумарсцавла", наиболее благоприятным временем года для торговли является лето. Морскую торговлю автор считает предпочтительнее караванной, потому что если на лошади можно увезти сорок литров, пусть даже больше, то на торговом корабле — сорок тысяч литров. "Думайте теперь, кто больше наторгует"44.

Иоанн Батонишвили порицает тех, кто презирает торговлю: "…потому и богатеют другие, что эти торговлю презирают"45.

По его мнению, при экспорте и импорте товара ("ввозе и вывозе") обязательно должен взиматься выгодный для страны таможенный налог. Он также требует, чтобы люди, занимающиеся торговлей и ростовщичеством, довольствовались умеренными доходами, и призывает их не повышать прибыль больше чем двенадцать к десяти46.

Таким образом, торгово-коммерческие вопросы, рассмотренные в труде "Хумарсцавла", — это ценный источник для анализа исторических условий возникновения меркантилистских экономических доктрин.

Физиократические взгляды Сулхан-Саба Орбелиани

Известный грузинский писатель, ученый и общественный деятель Сулхан-Саба Орбелиани (1658—1725) был воспитателем царя Вахтанга VI. В 1724 году они вдвоем эмигрировали в Россию; в 1725 году Орбелиани умер в селе Всехсвятском, недалеко от Москвы, и был похоронен на кладбище у храма Всех Святых.

Его перу принадлежит словарь "Сноп слов"47, в котором содержится множество мерканти­листских и физиократических экономических терминов, например: "купец" (торговец), "прибыль" (получение товара), "плодотворный" (приносящий плоды) и т.д.

Экономические взгляды Сулхан-Саба Орбелиани глубоко изучил академик В. Чантладзе48; особое внимание он уделял физиократическим идеям. В этом отношении большой интерес представляет сборник басен "Мудрость вымысла" (1686—1695 гг.)49.

В одной из басен, которая называется "Двое богатых", автор противопоставляет друг другу двух богатых людей: один владеет сокровищами и производством, а дру­гой — большим количеством сельскохозяйственных продуктов.

Сюжет басни таков.

"Был один весьма богатый человек, и был другой человек, молва о богатстве которого разошлась далеко.

Сказал он, владелец многого: "Не знаю я счета казне моей, и царь не имеет столько, а богатство этого человека хвалят больше моего. Пойду-ка я, посмотрю его сокровища, чем он владеет таким?" Пришел и умолил того показать ему казну. Повел его человек, показал свои сокровища и сказал весело: "Такую милость оказал мне Господь!"

Выругал богач и его, и того, кто его хвалил, и молвил: "У меня столько драгоценных камней, сколько у тебя зерна, а я и то богатством не считаю". И ушел.

На следующий год наступила такая засуха, что о хлебе и речи не стало. Изголодались люди. Позвал богач того, кто хлебом был богат, разложил перед ним драгоценные сокровища и начал торговать их за хлеб. Но ответа не получил.

Тогда навьючил он на верблюда драгоценности, которые нигде не смог продать, попросил за них зерно и предложил: "Пришли мне зерно на вес". В ответ он услышал: "Не учи меня, за какую цену продавать тебе хлеб. А если ты мне жену пришлешь, то и хлеба возьмешь столько, сколько захочешь!"

Услышав это, сильно расстроился человек и сказал: "Если отдам ему жену, что же я товарищам потом скажу, и для кого мне тогда хлеб покупать? Если же не отдам, он мне хлеба не даст, и тогда у меня дети погибнут".

Собрался человек с силами, посадил жену на коня и отправил. Увидев его жену, другой богач встретил ее с большими почестями и сказал ей следующее: "Видел я твоего мужа, мучимого гордыней, ругающегося. Возьми сейчас хлеба, сколько хочешь, и ступай!"

Дал он ей зерна множество и выпроводил с Богом"50.

В противостоянии двух богачей проявилось преимущество человека, владеющего про­дуктами, что соответствует идеям сложившейся впоследствии физиократической школы.

Однако академик В. Чантладзе считает, что, "несмотря на все это, невозможно говорить о Сулхан-Саба Орбелиани как о физиократе. Физиократическая школа сложилась во Франции в 1750-х годах, то есть через 25 лет"51.

Действительно, Сулхан-Саба Орбелиани не был физиократом; он не объявлял промышленность "бесплодной" сферой. С этой точки зрения его взгляды, с одной стороны, соответствовали физиократическим идеям, а с другой — были близки к классической экономической теории.

Заключение

Изучение истории экономических наук позволяет проследить динамику научного прогресса и его движущие силы.

В данной статье был коротко проанализирован лишь один аспект этого неисчерпаемого вопроса, который позволил обнаружить в грузинских источниках данные, идейно совместимые с ведущими направ­лениями экономической науки более позднего времени. Выяснилось, что в них, особенно в "Витязе в тигровой шкуре", "Судеб­нике", "Калмасоба" и "Мудрости вымысла", содержится множество элементов, присущих экономическим доктринам меркантилизма, классической политической экономии и, особенно, концепции физиократов.


1 См.: Памятники грузинского права. Т. 1. Тб., 1963; Т. 2. Тб., 1965; Т. 3. Тб., 1970; Т. 4. Тб., 1972; Т. 5. Тб., 1974; Т. 6. Тб., 1974; Т. 7. Тб., 1981; Т. 8. Тб., 1985 (на груз. яз.). к тексту
2 См.: Чантладзе В. Экономические взгляды Шота Руставели. Тб., 1992 (на груз. яз.). к тексту
3 Здесь и далее цитаты приводятся в переводе Н.П. Петренко по изданию: Руставели Ш. Витязь в тигровой шкуре. Тб.: Мерани, 1984. к тексту
4 См.: Судебник Беки и Агбуги. В кн.: Памятники грузинского права. Т. 1. С. 423—463. к тексту
5 Там же. С. 463. к тексту
6 См.: Там же. к тексту
7 См.: Метревели Р. Внутриклассовая борьба в феодальной Грузии (XII в.). Тб., 1973. С. 299. к тексту
8 См.: Там же. С. 299—300. к тексту
9 См.: Судебник Беки и Агбуги. С. 463. к тексту
10 См.: Там же. С. 462. к тексту
11 См.: Там же. С. 463. к тексту
12 Там же. С. 462. к тексту
13 Там же. к тексту
14 См.: Там же. С. 456. к тексту
15 См.: Там же. С. 452. к тексту
16 См.: Памятники грузинского права. Т. 3. С. 32—50. к тексту
17 Кашан — город в центральной части Ирана, известный производством керамики, ковров и тканей. к тексту
18 См.: Памятники грузинского права. Т. 3. С. 39. к тексту
19 См.: Багратиони В. Описание Царства грузинского / Под ред. Т. Ломоури, Н. Бердзенишвили. Тб.: изд-во ТГУ, 1941 (на груз. яз.). к тексту
20 См.: Там же. С. 14. к тексту
21 Там же. С. 16. к тексту
22 См.: Там же. С. 17. к тексту
23 См.: Там же. С. 111. к тексту
24 См.: Там же. С. 142. к тексту
25 См.: Там же. С. 134. к тексту
26 См.: Право Вахтанга Батонишвили. В кн.: Право Вахтанга Шестого. Тб., 1981 (на груз. яз.). к тексту
27 См.: Там же. С. 218. к тексту
28 Там же. С. 219. к тексту
29 Там же. к тексту
30 См.: Там же. С. 220. к тексту
31 См.: Дастурламали. В кн.: Памятники грузинского права. Т. 2. С. 475—728 . к тексту
32 См.: Багратиони И. Сджулдеба. Тб., 1957 (на груз. яз.). к тексту
33 См.: Багратиони И. Хумарсцавла (Калмасоба). Кн. I. Тб., 1990. С. 83 (на груз. яз.). к тексту
34 См.: Там же. С. 93. к тексту
35 Там же. С. 432. к тексту
36 Там же. С. 104. к тексту
37 Там же. С. 476. к тексту
38 См.: Там же. С. 492. к тексту
39 См.: Там же. С. 509. к тексту
40 Там же. к тексту
41 См.: Там же. С. 510. к тексту
42 См.: Там же. к тексту
43 Там же. к тексту
44 Там же. С. 511. к тексту
45 Там же. к тексту
46 См.: Там же. С. 513. к тексту
47 См.: Орбелиани С.-С. Грузинский словарь. Ч. I. Тб., 1991; Ч. II. Тб., 1993 (на груз. яз.). к тексту
48 См.: Чантладзе В. Экономические взгляды Сулхан-Саба Орбелиани. Тб., 1959 (на груз. яз.). к тексту
49 См.: Орбелиани С.-С. Мудрость вымысла. Тб., 1957 (на груз. яз.). к тексту
50 Там же. С. 71—72. к тексту
51 Чантладзе В. Экономические взгляды Сулхан-Саба Орбелиани. С. 42. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL