Бахруз АХМЕДОВ


Бахруз Ахмедов, аспирант Института исследований экономических реформ при Министерстве экономического развития Азербайджанской Республики (Баку, Азербайджан).


АЛЬТЕРНАТИВНАЯ СТОИМОСТЬ КРИЗИСА: РАНЖИРОВАНИЕ СТРАН СНГ ПО МАСШТАБУ ПОТЕРЬ ОТ КРИЗИСА

РЕЗЮМЕ

В статье рассматривается методика для расчета индекса величины упущенного дохода в экономике, основанная на оценке отклонения развития экономики под влиянием кризиса. Предлагаемый подход позволяет сравнивать между собой различные страны по масштабу их экономических потерь в ходе кризиса, используется также для количественной оценки значений индекса упущенного дохода, ранжирования стран СНГ по масштабу этих потерь и определения причин различий в воздействии кризиса на разные страны и последствий кризиса для экономики Азербайджана.

Введение

Два последних года первого десятилетия XXI века запомнятся теми экономическими трудностями и проблемами, которые они принесли миру, — такими, как банкротство больших банков и компаний, астрономические цифры невозвращенных долгов, многомиллионные сокращения персонала и снижение уровня жизни. Масштабы и действие кризиса различались от страны к стране. Одни экономики испытали спад, измеряемый двузначными числами процентов, другие значительно выросли. К счастью, Азербайджан оказался среди немногих преуспевших и даже занял место ведущей по достигнутым успехам страны. Однако очевидно, что кризис в той или иной степени затронул каждую экономику. Правда, оценить с первого взгляда масштаб его воздействия на страны в терминах экономических потерь нелегко.

1. Кто пострадал от кризиса больше всего? А как сравнивать?

Определять, в какой степени кризис затронул ту или иную страну, основываясь на одном лишь показателе темпов роста экономики, значило бы упускать из виду очень многое — даже применительно к странам, находящимся на одном и том же уровне экономического развития. Иными словами, 3%-е сокращение экономики в одной стране и 5%-е в другой не обязательно означает, что эта последняя была поражена тяжелее. Аналогично, 7%-й рост в одной стране не говорит о том, что она экономически сильнее другой, где экономика выросла лишь на 2%. Дело в том, что перспективы экономического развития и предкризисные темпы роста у различных государств были неодинаковыми. И сами по себе, без учета этого обстоятельства, любые результаты, достигнутые страной, представляются не столь достоверными.

Воздействие кризиса на различные экономики можно понять, если сопоставить реализовавшиеся возможности с упущенными. В этом случае картина была бы гораздо полнее, яснее и объективнее. Проще говоря, на какой рост страна могла рассчитывать? И что произошло на самом деле? Другими словами, для каждой страны можно оценить потери, сравнив реальную ситуацию с той, которая могла бы сложиться, не произойди никакого кризиса. Тогда, основываясь на полученных результатах, несложно определить, кто же пострадал сильнее.

В первую очередь необходимо определить понятие "упущенной выгоды", или "упущенного дохода". В экономике величина упущенной выгоды, иначе известная как альтернативная стоимость, — это возможная стоимость товаров и услуг или размер прибыли, от которых приходится отказываться, выбирая какой-то из двух или более взаимоисключающих вариантов. Например, стоимость университетского образования включает, прежде всего, плату за обучение и деньги, потраченные на компьютеры, учебники, Интернет и т.д. Но к стоимости высшего образования приплюсовывается и размер той прибыли, которая могла бы быть получена человеком за время, потраченное на обучение в университете. Экономисты называют это альтернативной стоимостью или упущенной прибылью (стоимостью упущенных возможностей). На практике во многих случаях (когда заработки лиц с высшим образованием намного выше, чем доход лиц без такого образования) альтернативная стоимость отсутствия высшего образования оказывается выше, чем стоимость его приобретения.

В целом, альтернативная стоимость кризисного периода в экономике — или размер упущенного в ходе этого периода дохода в экономике — должна быть отнесена к различию между величиной стоимости товаров и услуг, произведенных в экономике в условиях кризиса, и тех товаров и услуг, которые были бы произведены в экономике вне кризиса. Ясно, что возникновение или отсутствие кризиса в той или иной стране или во всем мире не может интерпретироваться как решение типа "быть или не быть". Но в любом случае кризис проявляется как последствие выбора, сделанного отдельными лицами, экономическими субъектами и регулирующими органами. Следовательно, альтернативная стоимость этого выбора оказывается выраженной суммой доходов, которые экономические субъекты могли бы получить, если бы никакого кризиса не случилось.

1.1. Методика измерения стоимости упущенного дохода

Величина упущенного дохода определяется путем анализа предкризисной тенденции развития каждой из экономик, позволяющего далее получить расчетную (прогнозируемую) величину выпуска в показателях физического объема и, соответственно, реальные темпы роста:

где — объем выпуска в физических показателях в год t;

— реальные темпы роста выпуска в год t (в процентах);

— время;

— рассчитываемые параметры.

За 100% принимается уровень или 2005-го, или 2006 года в зависимости от характера тенденций экономического роста.

На следующем шаге показатели физического объема выпуска, рассчитанные на 2008—2009 годы для ситуации без кризиса, сопоставляются с показателями физического объема, рассчитанными, исходя из реальных темпов роста. Различие между ними и определяет альтернативную стоимость, или величину упущенного дохода. Эта стоимость выражается в виде доли от валового внутреннего продукта (ВВП [GDP]) каждой экономики. Таким образом, оказывается возможным рассчитать масштаб потерь в виде, пригодном для ранжирования:

где — объем ВВП по оценкам (предсказанный объем) в физических показателях, ожидавшийся в год t до наступления кризиса;

— реальный объем ВВП в физических показателях в год t.

Сопоставительные расчеты для отдельных экономик основываются на официальных данных — материалах статистических управлений, центральных банков или иных аналогичных по статусу органов соответствующих стран и сравниваются с выполненными в докризисный период прогнозами МВФ1 (и представленными там расчетами).

1.2. Индекс величины упущенного дохода

Охарактеризованная выше методика расчета величины упущенного в экономике дохода позволяет проранжировать экономики по степени ущерба от кризиса. Но очевидно, что не все аспекты экономического ущерба можно выразить в процентных показателях. Разумеется, не составляет труда выделить экономики, находящиеся на крайних точках шкалы, то есть "проигравшие" и "уцелевшие". Но для тех, что размещаются ближе к середине рангового распределения, нужен другой инструмент, который позволял бы определять, велики или малы оказались издержки кризиса для конкретной страны. В качестве такого инструмента измерения может быть использован индекс величины упущенного дохода (альтернативной стоимости кризиса).

Индекс величины упущенного дохода (альтернативной стоимости кризиса) для каждой страны рассчитывается как отношение доли потерь этой страны от кризиса (I%gdpc) в совокупных потерях всех стран СНГ (CIS) к доле экономики этой страны (GDPc)2 в совокупной экономике СНГ (GDPcis):

Если индекс меньше 1, масштаб упущенного дохода в экономике соответствующей страны меньше собственно масштаба ее экономики; если он равен 1, масштаб упущенной выгоды соответствует масштабу экономики; если же он больше 1, соотношение неблагоприятно для экономики, то есть относительный масштаб упущенного дохода в экономике превышает относительный масштаб самой экономики.

2. Ожидаемый и фактический экономический рост в странах СНГ3 в 2009 году

Поскольку пик кризиса в странах СНГ пришелся на 2009 год, этот год и был принят за базисный год для анализа. Перед кризисом азербайджанская экономика, согласно прогнозам, должна была расти быстрее всех в регионе. Несмотря на кризис, она и оказалась в 2009 году первой по темпам роста среди стран СНГ (9,3%) благодаря своевременно принятым гибким мерам антикризисной политики. Однако эти темпы были на 7,5 процентных пункта ниже расчетных (на 6,3 пункта ниже прогноза МВФ).

Второе место, не случись кризиса, заняла бы, согласно расчетам, Армения. Но из-за неспособности ее экономики противостоять кризису и неудачи принятых ею мер антикризисной политики она вместо второго среди стран СНГ места заняла предпоследнее, со спадом в 14,4%.

Украинская экономика с ее спадом в 15,1% при ожидавшемся росте на 6,4% оказалась на последнем месте при обоих способах оценки. Россия, самая большая экономика в регионе, испытала спад в 7,9% при ожидавшемся росте на 6,6%.

Таблица 1

Расчетные и фактические темпы роста в странах СНГ в 2009 году

В представленном ранжированном списке обращает на себя внимание подъем экономики Узбекистана. Тенденции развития в предшествовавший кризису период позволяли ожидать в Узбекистане рост экономики на 8,1%, и экономика Узбекистана, в отличие от остальных стран СНГ, действительно выросла на 8,1%, что, между прочим, на 0,6 пункта выше предкризисного прогноза МВФ для Узбекистана. Вполне очевидно, что на этой стране кризис почти никак не отразился (по крайней мере, согласно официальным данным). Причины этого рассматриваются в следующей главе.

3. Издержки кризиса для стран СНГ. Кто же пострадал сильнее всего?

Судя по расчетам, из всех стран СНГ наибольшие потери от кризиса понесла Армения. Кризис обошелся ей в 2009 году в треть (33,5%) ВВП. Вторая по масштабу потерь от кризиса страна в списке за 2009 год — Украина. Ее потери с учетом недополученного дохода составили 30,5% ВВП. Замыкает тройку Грузия. Согласно расчетам, ее издержки в результате кризиса достигли 22,5% ВВП.

Рисунок 1

Во что обошелся кризис странам СНГ в 2009 году {% от ВВП)

Для стран Центральной Азии издержки кризиса в 2009 году оказались относительно невелики по сравнению с другими странами СНГ: Узбекистан — 0% ВВП, Таджикистан — 3,4%, Кыргызстан — 4,8%. Две другие страны региона — Казахстан и Туркменистан — занимают в списке 7 и 9 места (12,1% и 5,2% соответственно).

Азербайджан, занимающий 5 место в списке, потерял 16,1%; за ним следует Россия — 17,2%. Если же исходить в расчетах из прогнозов МВФ ("World Economic Outlook", апрель 2008 г.), Азербайджан в ранжированном списке окажется на 6 месте с величиной упущенного в экономике дохода, равной 13,2% ВВП; за ним будет следовать Молдова (15,3%).

Таблица 2

Ранжирование стран СНГ по величине упущенной в результате кризиса выгоды по состоянию на 2009 год (сравнительный анализ)

Как видно из сказанного, наименьшие потери от кризиса понес Узбекистан (точнее, вообще не понес никаких потерь, если исходить из тех измерителей и данных, которые используются в данной статье). Этот успех Узбекистана объясняют разными факторами. В Узбекистане 35—40% ВВП обеспечивается за счет производства зерновых и хлопка, и при этом экономику поддерживает наличие богатых запасов золота, урана, природного газа и нефти. В Узбекистане действует единственный в Центральной Азии авиастроительный завод, работают автомобильные заводы Дэу и Шевроле. Некоторые комментаторы объясняют успех Узбекистана использованием эффективных антикризисных мер или слабой интегрированностью страны в глобальные финансовые рынки, другие обращают внимание на ту роль, которую сыграли его богатые природные ресурсы.

Действительно, слабая интегрированность страны в глобальные финансовые рынки предполагает, что кризис не так резко отражается на состоянии рынка банковских услуг и валютного рынка. Опыт кризисов, которые поражали мир в последние 10—15 лет (особенно кризисов в Юго-Восточной Азии и Латинской Америке), показывает, что для экономик, которые перед кризисом "поглощали" больше "горячих" денег, было затруднительно вернуть занятые деньги и, соответственно, у них было больше шансов столкнуться с тяжелыми последствиями (валютный кризис, кризис банковского сектора или оба сразу). Учитывая это, разумно было предположить, что на экономике Узбекистана, который прибегает лишь к краткосрочным заимствованиям, кризис не скажется.

Существенную роль в поддержании жизнеспособности экономики сыграл и пакет налогового стимулирования (не сводившийся к одним лишь налоговым льготам) в рамках предпринятых правительством Узбекистана антикризисных мер.

Что же касается природных ресурсов, они, по логике, не могли сыграть здесь благотворную роль: ведь мировые цены на сырье в период кризиса стремительно падали и Узбекистан как страна, богатая природными ресурсами, должен был бы потерять больше других. Однако, несмотря на богатые природные ресурсы, экономика Узбекистана не зависит исключительно от их экспорта (что очевидно и из приведенных выше кратких сведений об этом государстве). Так что страна сумела перехитрить кризис благодаря не только богатым ресурсам, но и правильной структуре экономики — наряду с уже упоминавшимися выше факторами.

Относительно слабое воздействие кризиса на другие страны Центральной Азии: Таджикистан, Кыргызстан и Туркменистан — также объясняются их слабой интегрированностью в глобальные финансовые рынки.

Интересно, что ведущие страны региона — Россия, Казахстан и Азербайджан — с их существенным потенциалом развития заняли в ранжированном списке средние позиции. Эти страны оказались в среднем по тяжести положении, то есть понесли относительно скромные потери, вовсе не потому, что их спас экспорт сырьевых товаров или более глубокая интегрированность в мировые финансовые рынки, а, напротив, потому, что оба этих фактора стали для них источником потерь, которые удалось частично компенсировать.

Спастись всем трем странам удалось благодаря гибким и эффективным антикризисным мерам, которые помогли им смягчить неблагоприятные эффекты. А вот непосредственные причины потерь, даже среди них, разнятся от страны к стране (да и трудно было бы рассчитывать, что они полностью совпадут).

Причина того, что российская экономика понесла бóльшие потери от кризиса, чем экономика Азербайджана и Казахстана, может быть связана с попытками России построить смешанную финансовую систему (это стремление, скорее всего, сохранится и после окончания кризиса). В настоящее время любая финансовая система может развиваться только на одной из трех основ: 1) банки; 2) фондовые биржи и 3) смешанная система (комбинация обеих систем). Россия — единственная в СНГ страна, где пытаются параллельно развивать банковскую систему и фондовые биржи.

Этот вариант, свойственный большим экономикам, не позволяет обеспечить экстренную помощь в критических ситуациях. Она оказывается еще более проблематичной в ситуации развивающейся экономики, подобной российской, где еще не выработались эффективные механизмы трансферта активов и другие "передаточные механизмы". Меры денежно-кредитной политики воздействуют на экономику не сразу, а с определенной задержкой, которая еще больше затягивается в случае незрелости каналов трансферта.

Кроме того, классическая денежно-кредитная политика состоит в таргетировании потребительских цен (инфляции), а не цен на активы. Первые же признаки кризиса в России вызвали избыточное падение курсов акций, а так как денежно-кредитная политика была не способна справиться с этим вызовом, значительные средства с фондовых рынков ушли из страны со всеми связанными с этим последствиями для экономики.

В качестве причины того, что для экономики Казахстана издержки кризиса оказались ниже, чем для экономики Азербайджана, можно прежде всего назвать более высокую диверсификацию казахстанской экономики. И в самом деле, ресурсный потенциал Казахстана (и в том, что касается богатых природных ресурсов, и с точки зрения относительных показателей человеческого потенциала) благоприятствует диверсификации его экономики. Девальвация казахстанской валюты в феврале 2009 года помогла смягчить воздействие кризиса на реальный сектор, искусственно поддержав на внутреннем и международных рынках относительно слабых национальных производителей (были укреплены их позиции в ценовой конкуренции). Кроме того, это решение предотвратило серьезное падение темпов роста реального сектора, так что в конце 2009 года они составили 1,2% (в первом квартале 2009 г. они были на уровне 2,2%). Одновременно Национальный банк Казахстана получил возможность сберечь золотовалютные резервы. Девальвация не привела, как ожидалось, к галопирующей инфляции: к концу года она достигла уровня 6,2%, который считают разумным с точки зрения макрофинансовой стабильности.

Все еще спорный вопрос, к чему в тот момент мог бы привести подобный шаг в Азербайджане: ведь помимо перечисленных благотворных эффектов девальвация способны вызвать и множество отрицательных последствий. В их числе высокая инфляция (главным образом импортируемая); высокая степень долларизации экономики (что достаточно плохо само по себе, но могло также привести и к другим отрицательным последствиям, вроде деградации денежно-кредитной политики, дополнительного сокращения золотовалютных резервов, неспособности экономики справиться с внешними шоками, потери в доходах казначейства от эмиссии денег и т.д.); увеличение внешнего долгового бремени (особенно опасное для банковского сектора во времена неустойчивости); потери для держателей банковских депозитов в национальной валюте; падение доверия к банкам; ухудшение финансового положения тех секторов, которые предоставляют ссуды в иностранных валютах, но зарабатывают средства в национальной валюте (к этому типу ссуд относятся 2/3 выданных в Азербайджане кредитов)4. Величина издержек с учетом упущенного в экономике дохода для Азербайджана будет рассмотрена ниже.

Ведущая позиция Армении в ранжированном списке стран, пострадавших от кризиса, показала, насколько уязвима ее экономика к внешним воздействиям, а также продемонстрировала, мягко говоря, неудовлетворительную работу ее государственных регулирующих органов. Но эта уязвимость проистекает не из высокого уровня развития финансового рынка Армении или его глубокой интегрированности в зарубежные финансовые рынки. Напротив, в ней отражаются попытки поддержать развитие экономики за счет иностранной помощи и сильная зависимость от РФ. По общему признанию, экономики почти всех стран СНГ более или менее тесно связаны с экономической ситуацией в России. Однако нынешнее состояние армянской экономики демонстрирует уже не взаимосвязь, а прямую зависимость.

Может показаться неожиданным, что в числе стран, сильнее всего затронутых кризисом, оказалась Украина — вторая по масштабам экономики страна СНГ, располагающая богатыми природными ресурсами и относительно высоким человеческим потенциалом. Но здесь причины лежат не в одной лишь экономической неустойчивости, но и в сильно повлиявшей на экономическую ситуацию непрекращающейся политической нестабильности. Какой аспект был здесь важнее, экономический или политический — тема для самостоятельного исследования.

Занимающая третье место в списке Грузия также была обязана масштабами своих потерь, с учетом упущенного в экономике дохода (22,5% ВВП), неэкономическим факторам. Крупные потери были понесены в значительной степени из-за серьезного ущерба ее экономической инфраструктуре от действий российских Вооруженных сил и прекращения политических и экономических связей.

3.1. Ранжирование стран СНГ по издержкам от упущенного дохода: индекс упущенного дохода

Теперь, исходя из ранжированного списка стран по масштабу потерь от кризиса, посмотрим, какая же страна пострадала сильнее, с учетом размера ее экономики. Как уже отмечалось, индекс упущенного дохода служит для того, чтобы определить масштаб общего ущерба от кризиса, взятый в его отношении к размеру экономики.

Рисунок 2

Индекс упущенного дохода в экономике для стран СНГ. рассчитанный по состоянию на 2009 год

Значения индекса свидетельствуют о том, что издержки кризиса относительно размера экономики страны, то есть ее доли в совокупной экономике СНГ, были весьма высоки для Армении, Украины, и Грузии. Значение индекса для России примерно равно 1, то есть относительные масштабы потерь ее экономики от кризиса соответствуют относительным масштабам самой ее экономики, и их нужно считать нормальными. Соответствующий индекс для азербайджанской экономики составляет 0,9, это означает сравнительно умеренные, для экономики ее размера, потери. Что касается других семи стран, их потери, согласно значениям данного индекса, также были относительно невелики.

4. Оценка упущенного в ходе кризиса дохода в азербайджанской экономике

Структурная специфика экономики Азербайджана, в особенности ее привязка к нефтедобыче, наряду с финансовой либерализацией последних лет, сделали экономику более чувствительной к внешним потрясениям. Именно через эти каналы кризис и повлиял на состояние экономики. Это потребовало от экономической политики большей осмотрительности.

Такие эффекты кризиса, как падение цен на нефть на мировом рынке, необходимость срочно выплатить внешний долг в непредвиденно больших объемах (по крайней мере, для азербайджанской экономики) и ограниченность источников финансирования, стали проявляться в последнем квартале 2008 года и усилились в первом квартале 2009 года. Это привело к нехватке ликвидности в банковском секторе, сократило объемы кредитования экономики и снизило доходы бюджета, а кроме того, дало толчок усилению спекулятивных операций с манатами на валютном рынке.

Таким образом, вслед за сжатием каналов совокупного спроса (потребительских расходов, инвестиционных затрат и чистого экспорта) и нарастанием неуверенности и пессимистических ожиданий темпы роста в реальном секторе закономерно упали.

Рисунок 3

Совокупные темпы роста экономики Азербайджана и темпы роста в ненефтяном секторе экономики

Как следует из расчетов, потери азербайджанской экономики от кризиса в 2008—2009 годах — неполученный из-за кризиса доход в экономике — в совокупности составили приблизительно 8,3 млрд манатов в ценах 2009 года: 2,7 млрд в 2008 году (в ценах 2009 г.) и 5,6 млрд в 2009 году.

На момент написания статьи размер упущенного дохода нефтяного сектора оценивается, по расчетам, в 5,8 млрд манатов (2,7 млрд манатов в 2008 г. и приблизительно 3,1 млрд манатов в 2009 г.), а размер упущенного дохода в ненефтяном секторе экономики, целиком приходящегося на 2009 год, — приблизительно в 2,5 млрд манатов.

Упущенный доход домашних хозяйств, также целиком приходящийся на 2009 год, составил приблизительно 3,1 млрд манатов.

Без своевременного и грамотного вмешательства органов государственного регулирования издержки были бы намного выше. Хотя органы регулирования никак не могут повлиять на происходящее в мировой экономике, в Азербайджане оперативное принятие политических мер, консервативный подход и политическая воля к преодолению кризиса позволили нейтрализовать ухудшение экономической ситуации.

Первостепенную роль в данной ситуации сыграл Центральный банк. Он взял на себя огромную ответственность за разработку и осуществление антикризисных мер, направленных на спасение банковского сектора, который подвергался в тот момент наибольшему риску, и на то, чтобы не дать последствиям банковского кризиса перекинуться на реальный сектор. Эти меры позволили Центральному банку справиться с трудностями и улучшить положение дел с ликвидностью в банковской системе, усилить контроль над системой, обеспечить финансовую поддержку системообразующим предприятиям реального сектора, нейтрализовать давление на валютном рынке и восстановить макрофинансовую стабильность.

Определенные риски сохраняются и на фоне положительного эффекта этих мер. Насколько быстро могут быть минимизированы существующие и возникающие риски и восстановлены высокие темпы развития по окончании кризиса, будет во многом зависеть от экономической политики в посткризисный период, как и от глобальной экономической ситуации.

Вместо заключения

При универсальном, обобщенном измерении потерь от кризиса (или упущенных доходов экономики) использование размера ВВП и результатов сравнения его фактических темпов роста с прогнозными как основного индикатора экономической ситуации дает ряд заметных плюсов. Величина ВВП и темпы его роста отражают все типы экономических действий в стране (за исключением теневого бизнеса). Соответственно, использование такого показателя, как размер упущенных доходов экономики, дает серьезные преимущества.

Использование для оценки расчетных темпов роста метода линейного тренда — прием столь же адекватный, сколь и простой. Как известно, во всем мире для прогнозирования темпов экономического роста широко используются макроэконометрические модели, позволяющие понять различные характеристики экономик. Высокая корреляция (r=0,986) между прогнозами МВФ, являющимися результатом подобных эконометрических расчетов, и прогнозами, рассчитанными по методу линейного тренда, оправдывает использование этого метода как основы для ранжирования упущенных доходов экономики.

Рисумок 4

Корреляция между прогнозами росте. рассчитанными по методу линейного тренда. и прогнозами МВФ

Следует отметить, что благодаря своей простоте предложенная методика расчета потерь, определения индекса величины упущенных доходов экономики и ранжирования государств по этому признаку позволяет выполнять расчеты для каждой страны мира и ранжировать их по признаку величины потерь от кризиса.

Основываясь на расчете и анализе, страны СНГ можно индикативно разделить на следующие три группы:

  • Группа 1. Страны с диапазоном значений индекса между 0 и 0,7. Страны этой группы характеризуются слабо развитой финансовой системой, относительной закрытостью экономики и слабой интегрированностью в глобальные финансовые рынки, что сыграло ключевую роль в минимизации их потерь от кризиса.
  • Группа 2. Страны с диапазоном значения индекса между 0,7 и 1 (Казахстан, Азербайджан и Россия), для которых характерны: 1) потенциал роста (следствие богатых природных ресурсов, высокого уровня человеческого капитала и готовности к технологическим инновациям); 2) более глубокая интегрированность в глобальные финансовые рынки; 3) относительно развитая финансовая система и 4) эффективные антикризисные меры. В то время как факторы 1), 2) и 3) предполагают более высокие потери от кризиса, фактор 4) сыграл важную роль в удержании потерь на терпимом уровне.
  • Группа 3. Страны со значениями индекса выше 1. Фактически главная общая черта, позволяющая свести эти страны в одну группу, — масштаб потерь от кризиса (если не принимать во внимание экономическое, политическое или военное влияние России на масштаб этих потерь для всех трех стран). Эти страны имеют между собой мало общего и в размере их экономики, и в ее структурных особенностях и особенностях управления, и в причинах потерь от кризиса. Украина с ее второй в регионе СНГ и Кавказа экономикой (ее с точки зрения потенциала развития можно было бы отнести к группе 2) и Грузия понесли потери от кризиса в результате не только экономических, но и неэкономических обстоятельств (правительственный кризис в Украине и августовская война в Грузии). Что же касается Армении, то среди главных причин, по которым она заняла верхнюю позицию в списке стран, понесших потери от кризиса, является оккупация армянскими Вооруженными силами 20% территории Азербайджана и территориальные претензии и требования признания "геноцида", предъявляемые Турции. По этой причине долго остаются закрытыми границы Армении с соседями (Азербайджаном и Турцией) и не поддерживаются с ними экономические и политические отношения. Вместо того чтобы строить основы жизнеспособной экономики, Армения проявляет агрессивность, тем самым лишая себя возможности участвовать во всех крупных проектах в регионе, а также обрекая себя на зависимость от иностранной помощи. Кризис наглядно выявил те проблемы, которые армянская экономика испытывала и до него.
  • Страны группы 2 — Россия, Казахстан и Азербайджан — имеют потенциальные возможности для роста, располагают институциональным опытом и знаниями, приобретенными в процессе экономического регулирования и надзора, а также жизнеспособной и быстро развивающейся экономикой, основанной на твердых финансовых системах. Это обеспечивает им возможность быстрого развития в посткризисный период, что в целом открывает перед ними более широкие перспективы.


    1 См.: International Monetary Fund. World Economic Outlook, April 2008. к тексту
    2 Показатель нормы ВВП для экономики конкретной страны, используемый при построении индекса, выражается в долларах США с учетом паритета покупательной способности. Источник: Международный валютный фонд. к тексту
    3 Хотя Грузия и вышла из СНГ, она включена в ранжированный список как одна из стран региона. к тексту
    4 См.: Рустамов Э. Глобальный кризис и антикризисная политика Центрального банка Азербайджана // Деньги и кредит, 2010, № 1. С. 30. к тексту

    SCImago Journal & Country Rank
    Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL