Николай ДЖАВАХИШВИЛИ


Николай Джавахишвили, доктор исторических наук, профессор Тбилисского государственного университета им. Иванэ Джавахишвили; главный научный сотрудник отделения новой и новейшей истории Института истории и этнологии им. Иванэ Джавахишвили (Тбилиси, Грузия).


МАЛОИЗВЕСТНЫЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ ГРУЗИНО-БАЛТИЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ (X—XVIII ВВ.)

РЕЗЮМЕ

В статье рассматриваются ключевые аспекты истории грузино-балтийских военно-политических и торгово-экономических связей, хронологические рамки которых охватывают X—XVIII века. Данные отношения до последнего времени не становились объектом специального, монографического исследования.

Вместо введения

история грузино-балтийских отношений насчитывает более десяти веков. Данным вопросом мы заинтересовались сравнительно недавно. В результате нами опубликовано шесть очерков, в которых отражено и проанализировано несколько значительных фактов из тысячелетней истории грузино-балтийских военно-политических и торгово-экономических связей1.

У истоков грузино-балтийских отношений (X—XI вв.)

До VIII века мировые торговые пути были поделены между несколькими сильными государствами, воюющими друг с другом. Образовавшаяся в результате завоевательных походов арабов империя (Халифат) объединила эти пути, которые к тому времени уже достигли невиданных масштабов. В тот период товарооборот между Востоком и Западом, Севером и Югом интенсивно развивался. Этот процесс не обошел и Грузию, о чем свидетельствует обширная география кладов, найденных в результате археологических раскопок в различных странах мира. В результате установления торговых связей между Востоком и европейскими странами отчеканенная в различных странах, покоренных арабами, серебряная монета дирхем (дирхам) стала достаточно устойчивым международным средством денежного обращения и получила распространение в западных и северных странах, где довольно часто обнаруживают клады подобных монет. В этих кладах часто встречаются и монеты, отчеканенные в Грузии, в частности на тбилисском монетном дворе. Подобные находки зафиксированы в таких географически отдаленных от Кавказа регионах, как страны Балтийского побережья, окрестности Минска (Беларусь), Тулы и Курска (Российская Федерация).

Названные монеты чеканили в Тбилиси в 704—1028 годах, но основная их часть датирована X—XI веками. Самая новая монета среди них отчеканена в 418 году хиджры, то есть в 1027/1028 году. Их чеканили весом от 2,48 до 3,9 грамма2.

К известным до сих пор тбилисским монетам, найденным на севере, необходимо добавить еще одну, о существовании которой грузинское научное общество узнало лишь недавно3. В результате раскопок, проведенных Государственным историческим музеем Латвии в 1936—1937 годах близ г. Риги (в поселении Саласпилс-Лаукскола), в одном из захоронений были обнаружены серебряные монеты с арабскими надписями. Как выяснилось, это были куфийские дирхемы4. Одна из них отчеканена в Тбилиси и датирована 363 годом хиджры, то есть 973/974 годами5. Монета имеет ушко, то есть переделана в ожерелье — женское украшение.

В тот период, в частности с середины X века, дирхем чеканили в Тбилиси от имени представителя династии Джаффаридов — эмира Джаффара ибн Мансура. Это имя упоминается рядом с именем халифа, что свидетельствует о фактической независимости тбилисских эмиров того времени.

На аверсе этих монет на арабском языке зафиксировано место чеканки: "Этот дирхем отчеканен в Тбилиси"6.

Социально-политический прогресс в Грузии X—XI веков отразился и в монетном деле.

В названный период владетель Тао-Кларджети (юго-западная провинция Грузии, ныне — в пределах Турции), царь грузин, представитель тысячелетней царской династии Багратионов (Багратиони) Давид III Куропалат (царствовал во второй половине X в., скончался в 1001 г.) отчеканил серебряную драму — монету, совершенно отличную от монет арабского типа тбилисских эмиров. Их чеканили весом от 3,1 до 3,5 грамма. На монете изображен святой крест и имеется надпись на грузинском языке: "Христос, помилуй Давида Куропалата".

Несмотря на то что сохранилось только четыре экземпляра названных монет, следует предположить, что они были включены в международное обращение. Основанием для подобного предположения ученые считают тот факт, что все четыре монеты были обнаружены далеко за пределами Грузии, на территории разных северных стран: в северной части Германии, Прибалтике, Швеции и России7.

В 1910 году русский исследователь Евгений Пахомов писал: "До сих пор найдено только три экземпляра этой редкой монеты, причем все — далеко за границами Грузии: один оказался в кладе, найденном в 1859 году в Мекленбург-Шверине, близ м. Шваан. Он попал в Шверинский музей. Второй — выкопан в 1878 году в Олонецкой губернии, близ м. Лодейное Поле и поступил в коллекцию Ю.Б. Иверсена, а оттуда — в Эрмитаж. Третий, по сообщению А.К. Маркова, находился в кладе, найденном в 1900-х годах в Лифляндской губернии, близ м. Волля, но затем исчез и через некоторое время оказался в руках одного гамбургского торговца, продавшего его, кажется, в Берлинский музей"8.

Итак, отчеканенные на территории Грузии вышеуказанные серебряные монеты — дирхемы тбилисских эмиров и драмы владетеля Тао-Кларджети, в последствии царя грузин Давида III Куропалата, найдены на территории Скандинавского полуострова и в разных соседних странах: в северной части Германии, Прибалтике и России.

Этот факт наводит на мысль, что одна часть этих монет, возможно, попала туда посредством арабов, другая — совершенно иным путем.

Но кто еще, кроме арабов, мог ввести грузинские монеты в северные страны?

Датированное XI веком грузинское историческое сочинение "Матианэ Картлисаи" (Летопись Картли) сообщает, что в Грузию прибыли "варанги", три тысячи воинов9.

В грузинской историографии установлено, что "варанги" были воинами скандинавского происхождения, в частности, викинги (норманы), которые в 40-х годах XI столетия прибыли в Грузию10.

Существует версия, что данный факт, приведенный в "Летописи Картли", должен быть определенным образом связан с историей путешественника Ингвара, рассказанной в исландских сагах. Следуя тому же соображению, приехавшими в Грузию викингами были скандинавские воины, которые во время похода русского войска на Константинополь в 1043 году попали в плен к византийцам. В 1046 году византийцы отпустили пленных викингов, после чего часть их по приглашению грузинского царя приехала в Грузию11.

Определенная часть грузинских ученых считает, что летом 1046 года по приглашению царя единой Грузии Баграта IV викинги приехали в Грузию. За определенную плату они были зачислены в состав царского войска и приняли участие в происшедшей у с. Сасирети (регион Картли, Центральная Грузия) битве против отступившегося от царя феодала Липарита Багваши12.

Заслуживает внимания, что в 1045 году из Константинополя по Черному морю направлялся на родину будущий конунг (царь) Норвегии, к тому времени ищущий свою судьбу наследник престола — Гаральд Гардрад. Известия о нем сохранены в исландских сагах13. Возникло предположение, что вместе с другими викингами в битве у Сасирети принимал участие и принц Гаральд вместе со своим отрядом14.

Известно, что после упомянутой битвы викинги оставили пределы Грузии15.

Все вышесказанное позволяет предположить, что часть найденных в северных странах монет попала туда в 1046 году благодаря побывавшим в Грузии викингам, которые в виде оплаты получили от грузинского царя местные серебряные монеты.

Наверное, часть воинов, покинув Грузию, направилась на север. Это предположение подкрепляется тем, что найденные на севере Европы грузинские монеты отчеканены до битвы при Сасирети.

Таким образом, регулярное обнаружение грузинских монет X—XI веков на территории разных северных стран Европы (в северной части Германии, Прибалтике, Швеции и России) — еще одно неоспоримое подтверждение не только того, что в 1046 году викинги (норманы) действительно побывали в Грузии, но и того, что Грузия уже имела определенные связи с данными регионами, в том числе и с Прибалтикой, еще десять веков тому назад.

Из истории грузино-балтийских военно-политических отношений (конец XV в.)

В 1453 году турки-османы взяли Константинополь, разгромили Византийскую империю и овладели черноморскими проливами, в силу чего оказались в непосредственном соседстве с южной Европой и Грузией.

Папы Римские неоднократно пытались организовать крестоносные походы против турок-османов. На призыв Папы Пия II создать антиосманскую коалицию с готовностью откликнулись и грузинские цари. Однако в тот период европейские страны погрязли в собственных междоусобицах, и этой цели не суждено было осуществиться.

В 1494—1495 годах весть об усилении Испании вновь оживила в Грузии старый план совместного похода против османов. Определенная заслуга в этом принадлежала иеромонаху Кир-Нилу, пользовавшемуся большим авторитетом при дворе царя Картли, представителя царской династии Багратионов Константина II (царствовал в 1479—1505 гг.), который сразу же по возвращении иеромонаха из Египта послал его в Испанию и Рим.

Примечательно, что в 1495 году Константин II не только попытался установить военно-политический союз с королевой Испании Изабеллой I (царствовала в 1474—1504 гг.), но и поручил своему послу начать переговоры с Папой Римским. Помимо прочего, посол должен был сообщить Папе о решении картлийского царя и его подданных войти под покровительство Римской церкви.

Грузинский и испанский послы совместно везли письмо к Изабелле I. Их путь в Испанию лежал через Литву и Польшу, и это отнюдь не было обусловлено лишь поиском выходного пути в Европу. В конце XV веке в Грузии уже знали о враждебном отношении правителей Литвы и Польши к туркам-османам, и грузинскому послу вменялось в обязанность вести с ними тайные переговоры.

Письмо грузинского царя к правителям Литвы и Польши по сей день не обнаружено, но, по мнению грузинского историка профессора Ясе Цинцадзе, послу могло быть поручено устно передать предложения царя.

Тот факт, что грузинский посол ознакомил короля Польши с планом создания антитурецкой коалиции, в связи с чем при польском дворе было созвано чрезвычайное совещание, косвенно подтверждается тем, что перевод письма картлийского царя к королеве Изабелле I был внесен в "Литовскую метрику". Известно, что в "Литовской метрике" фиксировались тексты документов, относящихся к самым важным вопросам текущей внутренней и внешней политики Литвы. В эту книгу вносились лишь тексты посланий, рассматривавшихся Государственным советом.

Представляется, что грузинский и испанский послы устно ознакомили правителей Литвы и Польши с текстом письма картлийского царя Константина II к королеве Испании Изабелле I как с документом, отражающим общие для христианских стран интересы, и те распорядились внести текст письма в "Литовскую метрику"16. В свое время выдающийся грузинский историк, академик Иванэ Джавахишвили доказал, что это письмо было написано и послано в 1495 году17.

В рассматриваемый период королем Польши был один из представителей династии Ягеллонов Ян I Ольбрахт (царствовал в 1492—1501 гг.), а Великим князем Литовским — Александр (царствовал в 1492—1506 гг.) (с 1501 года Польшей и Литвой правил один и тот же монарх)18.

Таким образом, основа военно-политических отношений Грузии со странами Балтии была заложена в 1495 году, когда посол картлийского царя Константина II посетил Литву и Польшу и передал их правителям послание своего монарха19.

Из истории грузино-балтийских торгово-экономических отношений (первая треть XVII в.)

В 1569 году уния, оформленная в Люблине, официально завершила процесс объединения Литвы и Польши в одно государство — Речь Посполитую. Территория нового государства включала в себя как собственно Польшу и Литву, так и большую часть Балтийского побережья, а его южная граница достигала северных берегов Черного моря. Именно через этот путь грузины сумели наладить связи с новым сильным государством в поисках нового выхода в Европу, после того как турки-османы перекрыли черноморские проливы. Эти связи были обусловлены как общим желанием противостоять опасности со стороны османов, так и общими торгово-экономическими интересами.

В первой трети XVII века грузинские царства и княжества довольно интенсивно общались с Речью Посполитой20. В 1627 году итальянский путешественник Пьетро делла Вале в докладной записке Папе Урбану VIII сообщал, что монарха Литовско-Польского королевства связывала большая дружба с владетельными князьями Западной Грузии — Гуриели (правитель княжества Гурии) и Дадиани (правитель княжества Мегрелии). Между ними велась оживленная переписка, а Черное море бороздили торговые суда21.

Именно в этот период в Грузии широко распространились денежные знаки Литовско-Польского государства. Обнаруженные в разное время в Грузии клады европейских монет позволяют судить о том, что здесь имели хождение серебряные монеты малого номинала — орты и полтораки, чеканенные в Литовско-Польском царстве (наряду с золотыми дукатами, талерами, ортами и полтораками Бранденбурга-Пруссии)22.

С 1608 года монетный двор Гданьска (Данцига) начал чеканить орту, которая составляла 10 грошей. Спрос был столь велик, что по постановлению Сейма с 1616 года орты стали срезать в монетных дворах Варшавы, Кракова, Быдгощи. Согласно постановлению из 1 гривны лигированного серебра следовало чеканить 28 орт (каждая монета весила 7,6 гр.). Вскоре орты стали столь популярными в Европе, что монеты подобного типа начали чеканить и монетные дворы Бранденбурга и Пруссии23.

В Грузии наряду с ортами обращались и монеты меньшего номинала — полтораки. Последние, как и орты, срезались как в Литовско-Польском государстве, так и в Бранденбурге и Пруссии, где они назывались драйполкерами.

До настоящего времени на территории Грузии обнаружено в виде отдельных экземпляров или кладов: ортов — 11 и полтораков — 1 клад. Отсюда в Государственном музее Грузии (ныне Национальный музей Грузии) хранится лишь 4 клада.

Во всех 12 кладах обнаружены монеты Литовско-Польского государства (данные приводятся в хронологической последовательности):

1) в 1895 году в селе Цкордза Ахалцихского уезда (регион Самцхе-Джавахети) было найдено 4 европейские монеты, из них одна изготовлена в Литовско-Польском государстве;

2) в начале XX века в окрестностях с. Зедаубани Озургетского уезда (регион Гурии) при вспашке земельного участка обнаружен клад монет Литовско-Польского государства;

3) в 1942 году в Тбилиси, на территории Трамвайного парка, при ремонте трамвайных путей был найден клад, содержащий 22 серебряные монеты. Среди них — 19 полтораков, срезанных в Монетном дворе Быдгощи в 1621—1626 годах от имени Сигизмунда III (царствовал в 1587—1632 гг.);

4) в 1944 году недалеко от с. Джагира Цаленджихского района (регион Мегрелии) на краю смытой дороги была найдена серебряная монета Литовско-Польского государства;

5) приблизительно в 1945—1950 годах в Западной Грузии был найден клад серебряных монет, который нашедшие поделили между собой. Из них 2 монеты они отнесли для определения в Государственный музей Грузии. Оказалось, что одна из них отчеканена от имени Сигизмунда III;

6) в 1950 году в с. Ноджихеви Мартвильского района (регион Мегрелии) была найдена орта, отчеканенная от имени Сигизмунда III в 1624 году. В настоящее время монета хранится в Краеведческом музее г. Мартвили;

7) в 1954 году в г. Зестафони (регион Имерети) на территории ферросплавного завода при производстве земляных работ был обнаружен глиняный кувшин с 33 серебряными монетами, среди которых оказалось 30 орт, изготовленных в 1621—1626 годах от имени Сигизмунда III. Из них 21 монета срезана на Монетнем дворе Быдгощи, 9 монет — в Гданьске;

8) в 1955 году недалеко от Тбилиси, в с. Шиндиси (регион Картли), при обработке земельного участка было найдено более 25 серебряных орт, отчеканенных в Литовско-Польском царстве. Из них только 3 монеты хранятся в Государственном музее Грузии. Они чеканены от имени Сигизмунда III — в Гданьске в 1623 и 1625 годах (2 монеты) и в Быдгощи в 1624 году (1 монета);

9) в 1958 году в с. Тисели Ахалцихского района (регион Самцхе-Джавахети) была найдена орта, отчеканенная от имени Сигизмунда III;

10) в 1958 году в с. Чалкати Ланчхутского района (регион Гурии) при обработке земельного участка был обнаружен клад с 84 серебряными монетами. Среди них оказались 2 орты, отчеканенные в 1622—1623 годах в Быдгощи от имени Сигизмунда III;

11) приблизительно в 1960—1963 годах в Адигенском районе (регион Самцхе-Джавахети), в Абастуманском лесу при рытье фундамента дома были найдены серебряные монеты, отчеканенные в 1622—1626 годах в монетных дворах Быдгощи и Гданьска от имени Сигизмунда III. Клад был приобретен Ахалцихским краеведческим музеем24;

12) в 2007 году близ села Абано Карельского района (регион Картли) при осмотре развалин церкви Св. Федора был обнаружен клад с европейскими серебряными монетами. Среди них оказались 18 орты, отчеканенные в 1617—1624 годах в монетных дворах Быдгощи и Гданьска опять-таки от имени Сигизмунда III25.

Нумизмат Реваз Кебуладзе писал: "Основную часть найденных в Грузии орт и полтораков составляют польские монеты, незначительная же часть приходится на монеты Бранденбурга-Пруссии: из последних на территории Грузии до настоящего времени обнаружены 4 орты и 3 драйполкера. Думается, что эти монеты попали в Грузию не непосредственно из Бранденбурга и Пруссии, а из Польши. Поэтому при рассмотрении вопросов обращения этих монет основное внимание уделено польским монетам. Если причины распространения в Грузии польских монет не следует искать в политическом союзе с Польшей, то уж, во всяком случае, их следует искать, по крайней мере, в единстве политических целей. Кроме того, значительными факторами являются торговля с Польшей шелком через Черное море и Днепр и действовавшая в XVII веке в Грузии денежная система"26.

Таким образом, в первой трети XVII века в Грузии были широко распространены серебряные монеты Литовско-Польского государства.

Состав найденных на территории Грузии кладов европейских монет позволяет заключить, что здесь имели хождение серебряные монеты Литовско-Польского государства малого номинала — орты и полтораки. Это, в свою очередь, свидетельствует, что между грузинскими царствами и княжествами и Литовско-Польским государством издавна поддерживались политические и торгово-экономические отношения.

Регионы и города Прибалтики глазами выдающегося грузинского ученого XVIII века

Впервые регионы и города стран Балтийского побережья упоминаются в грузинских источниках в середине XVIII века. Эти сведения можно найти в сочинении выдающегося грузинского ученого, географа, историка и картографа, царевича Вахушти Багратиони (1696—1756) — сына царя Картли Вахтанга VI (царствовал в 1703—1714 и 1716—1724 гг.).

В 1752 году царевич Вахушти перевел с русского на грузинский "Краткую политическую географию" вместе с мировым атласом, содержащим 27 карт, на которых изображены все известные в то время страны. Этот перевод царевич Вахушти снабдил комментариями. Сочинение весьма значимо как с географической, так и исторической точки зрения. Именно оно некогда служило учебником географии в Телавской семинарии27.

Рукопись сочинения с картами, выполненными самим Вахушти Багратиони, хранится ныне в Национальном центре рукописей Грузии28. В некоторых местах рукописи упоминаются Балтийское море (Маре Балтикуме), регионы Курляндия и Лифляндия, города Митава, Рига и т.д. Из прилагаемых к атласу карт исключительно интересны полная карта Европы и карта Балтийского побережья. На этих картах Курляндия отделена от Польши, территория которой охватывает Литву с Вильнюсом (в тексте царевича Вахушти — Вильна). Курляндия и Польша (включая Литву) окрашены разным цветом29.

В сочинении выделена глава XI — "О царстве пруссаков, а также Великом княжестве Литовском и герцогстве Курляндском", а в этой главе — подглава "О Курляндском герцогстве", в которой содержатся сведения о границах Курляндии того периода и ее населенных пунктах.

В сочинении указано, что с Курляндией граничит Балтийское море, Лифляндия, Литва и др. Там же названы города: Митава (современная Элгава), Либава (ныне Лиепая), Глидига (ныне Кулдига) и т.д.

Царевич Вахушти отмечает: несмотря на то что в Курляндии и Лифляндии проживают родственные народы, они не имеют единого правителя. Примечательно, что ученый не скрывает своего огорчения по поводу политической раздробленности существовавших в то время на территории современной Латвии регионов — Курляндии и Лифляндии. Думаем, что горечь историка вполне понятна, если учесть, что в то время и на территории Грузии существовало несколько независимых царств и княжеств.

Царевич Вахушти замечает, что "Митава — главный город Курляндии, где находится трон герцога. Город средней величины, однако хорошо построен и окаймлен крепостной стеной, которую нынче обновляют"30.

Заключение

Итак, грузино-балтийские военно-политические и торгово-экономические отношения имеют более чем 10-вековую историю.

Регулярное обнаружение грузинских монет X—XI веков на территории разных северных стран Европы (в северной части Германии, Прибалтике, Швеции и России) является неоспоримым подтверждением того, что Грузия уже имела определенные связи с данными регионами, в том числе и с Прибалтикой, еще десять веков тому назад.

Основа военно-политических отношений Грузии со странами Балтии была заложена в 1495 году, когда посол картлийского царя Константина II посетил Литву и Польшу и передал их правителям послание своего монарха.

В первой трети XVII века в Грузии широкое распространение получили серебряные монеты Литовско-Польского государства. Состав найденных на территории Грузии кладов европейских монет позволяет заключить, что здесь имели хождение серебряные монеты Литовско-Польского государства малого номинала — орты и полтораки. Это, в свою очередь, свидетельствует о том, что между грузинскими царствами и княжествами и Литовско-Польским государством издавна существовали политические и торгово-экономические отношения.

Грузино-балтийские отношения приняли особо интенсивный характер с начала XIX века, когда грузинские царства и княжества одно за другим оказались в составе Российской империи. Страны, существовавшие на территории Балтии, Россия присоединила к себе еще в XVIII веке.


1 См.: Джавахишвили Н. Из истории грузино-латышских отношений. В сборнике научных трудов отделения новой и новейшей истории Института истории и этнологии им. Иванэ Джавахишвили: Вопросы новой и новейшей истории. Т. V. Тбилиси, 2009; У истоков грузино-балтийских отношений (X—XI вв.). В сб.: Вопросы новой и новейшей истории. Т. VI. Тбилиси, 2009; Из истории военно-политических отношений Грузии со странами Балтии (конец XV в.). В сб.: Вопросы новой и новейшей истории. Т. VI; Из истории торгово-экономических отношений Грузии со странами Балтии (первая треть XVII в.). В сб.: Вопросы новой и новейшей истории. Т. VI; Регионы и города Прибалтики глазами великого грузинского ученого XVIII века. В сб.: Вопросы новой и новейшей истории. Т. VI; Грузинский след в Прибалтике (XVII—XIX вв.). В сб.: Вопросы новой и новейшей истории. Т. VII. Тбилиси, 2010 (все на груз. яз.). к тексту
2 См.: Капанадзе Д. Грузинская нумизматика. Тбилиси, 1969. С. 56—59; Джавахишвили Н. (в соавторстве). Деньги в Грузии. Каталог. Второе переработанное издание. Тбилиси, 2003. С. 23—25 (все на груз. яз.). к тексту
3 См.: Джавахишвили Н. У истоков грузино-балтийских отношений (X—XI вв.). С. 34. к тексту
4 См.: Берга Т. Монеты в археологических памятниках Латвии IX—XII вв. Рига, 1988. С. 16—17. к тексту
5 См.: Там же. Таблица III, монета № 13. к тексту
6 См.: Джавахишвили Н. (в соавторстве). Указ. соч. к тексту
7 См.: Там же. С. 23—26; Капанадзе Д. Указ. соч. С. 62. к тексту
8 См.: Пахомов Е. Монеты Грузии. Тбилиси, 1970. С. 53. к тексту
9 См.: Матианэ Картлисаи (Летопись Картли). В кн.: Картлис цховреба (История Грузии). Грузинский текст подготовил к изданию по всем основным рукописям С. Каухчишвили. Т. I. Тбилиси, 1955. С. 301 (на груз. яз.). к тексту
10 См.: Вачнадзе Н., Чеишвили Г. Новые персонажи истории Грузии. В сборнике научных трудов "Dedicatio". Историко-филологические разыскания. Посвящается 75-летию академика Мариам Лорткипанидзе. Тбилиси, 2001. С. 92—123 (на груз. яз.). к тексту
11 См.: Гоиладзе В. Викинги в Грузии // Мнатоби (Тбилиси), 1986, № 4. С. 170 (на груз. яз.). к тексту
12 См.: Самушиа Д. Викинги в Грузии и Сасиретская битва. Тбилиси, 2008. С. 15—16 (на груз. яз.). к тексту
13 См.: Fledelius K. Royal Scandinavian Travellers to Byzantium: The Vision of Byzantium in Danish and Norwegian Historiography of the Early 13th Century and in the Danish Historical Drama of the Early 19th Century. В кн.: BYZANTIUM, Identity, Image, Influence, XIX International Congress of Byzantine Studies, University of Copenhagen, 18—24 August 1996. Major papers, ed. by K. Fledelius in cooperation with P. Schreiner. Copenhagen, 1996. P. 213. к тексту
14 См.: Вачнадзе Н.,Чеишвили Г. Указ. соч. С. 106—115. к тексту
15 См.: Самушиа Д. Указ. соч. С. 25. к тексту
16 См.: Цинцадзе Я. Материалы к истории польско-грузинских отношений (XV—XVII вв.). Тбилиси, 1965. С. 18—39 (на груз. яз.). к тексту
17 См.: Джавахишвили И. История грузинской нации. Кн. III. Ч. II (XV в.). В кн.: Джавахишвили И. Сочинения в двенадцати томах. Т. III. Тбилиси, 1982. С. 153—162 (на груз. яз.). к тексту
18 [18] См.: Сычев Н. Книга династий. М., 2006. С. 160. к тексту
19 См.: Джавахишвили Н. Грузины под флагом Польши (из истории польско-грузинского военно-политического союза). Тбилиси, 1998. С. 4—6 (на груз. яз.). к тексту
20 [20] См.: Там же. С. 6. к тексту
21 См.: Иверия (Тифлис), 1899, № 3. С. 56—57 (на груз. яз.). к тексту
22 См.: Кебуладзе Р. Обращение европейских монет в Грузии в XV—XVIII вв. Тбилиси, 1971. С. 111 (на груз. яз.). к тексту
23 [23] См.: Gumowski M. Mennica Bygoska. Torun, 1950. S. 112—116. к тексту
24 См.: Кебуладзе Р. Указ. соч. С. 112—122. к тексту
25 См.: Кутелиа Т. Клад европейских монет из Кодавети // Картвелология (Тбилиси), 2008, № 2. С. 55—57 (на груз. яз.). к тексту
26 См.: Кебуладзе Р. Указ. соч. С. 123. к тексту
27 См.: Барамидзе А., Маруашвили Л. Царевич Вахушти (Багратиони). В кн.: Грузинская советская энциклопедия. Т. 4. Тбилиси, 1979. С. 339 (на груз. яз.). к тексту
28 См.: Национальный центр рукописей Грузии. Рукопись A-717 (на груз. яз.). к тексту
29 См.: Там же. С. 7—8. к тексту
30 См.: Там же. С. 90—94. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL