Арбахан МАГОМЕДОВ, Руслан НИКЕРОВ


Арбахан Магомедов, доктор политических наук, профессор, заведующий кафедрой "Связи с общественностью" Ульяновского государственного университета (Ульяновск, Российская Федерация).

Руслан Никеров, соискатель Ульяновского государственного университета (Ульяновск, Российская Федерация).


"ЮЖНЫЙ ПОТОК" ПРОТИВ "НАБУККО": НОВЕЙШАЯ ЭСКАЛАЦИЯ ТРУБОПРОВОДНОЙ ВОЙНЫ

РЕЗЮМЕ

Исследуется наиболее интенсивная фаза одного из самых острых геополитических противостояний в Каспийско-Кавказском регионе: конфликт между газопроводными проектами: "Набукко", поддерживаемым ЕС, и "Южным потоком", продвигаемым Россией. Нынешний раунд борьбы развивается в контексте возрастающего спроса на природный газ после техногенных катастроф на японских АЭС и заявлений об отказе от атомной энергетики в Европе, особенно в Германии. Соперничество "Набукко" и "Южного потока", характеризуясь всеми чертами динамичной эскалации, развивается по сценарию "игры с нулевой суммой", когда поражение одного проекта означает победу другого. Конфликтная ситуация между двумя трубопроводными системами есть результат взаимной зависимости и убывания сырьевых ресурсов в современном мире.

Введение

"Набукко" против "Южного потока" — это одна из самых острых баталий в войне за энергетическое будущее Европы, которая оказывает огромное влияние на судьбу стран Центральной Азии и Кавказа. В прошлых работах мы рассматривали напряженную борьбу между этими двумя газовыми маршрутами1. Многим казалось, что Москва в этом соперничестве побеждает, а проект "Набукко", который воспринимался как символ европейской энергетической свободы, терпит фиаско. Аналогичным образом и наш собственный вывод о поражении "Набукко" на рубеже 2009—2010 годов оказался явно преждевременным2.

Сегодня сохранились многие черты прежнего соперничества между "Южным потоком" и "Набукко". Оно, как и прежде, проходит в режиме взаимоисключающих альтернатив в условиях нехватки ресурсов. Аналогична и стилистика противостояния: борьба протекает в обстановке рискованных коммерческих сделок, отчаянного блефа, эффектных жестов, туманных обещаний, дипломатических ударов. Однако нынешний раунд противостояния разворачивается в новых условиях, созданных природно-техногенными катаклизмами в Японии и социальными революциями в странах Северной Африки весной 2011 года.

Цепочка взаимосвязанных событий весны и лета 2011 года вызвала новую активную фазу соперничества двух проектов. Авария на японской АЭС "Фукусима-1" спровоцировала повышение в мире спроса на природный газ, как более безопасное топливо. На это наложились события гражданской войны в Ливии, вызвавшей коллапс местной нефтегазовой отрасли и, как следствие, увеличение поставок российского газа в Италию. В довершение ко всему в конце мая 2011 года последовало заявление германского правительства о предстоящем закрытии в стране атомных электростанций, что также спровоцировало повышение спроса на природный газ. Как сообщил глава российского газового монополиста "Газпром" Алексей Миллер на встрече с президентом России Дмитрием Медведевым, суммарный объем газового экспорта с начала 2011 года по сравнению с тем же периодом прошлого года вырос на 25 млрд куб. м. По его словам, из-за событий на Ближнем Востоке, в Северной Африке и Японии зарегистрирован рекордный спрос в Европе на природный газ. В апреле "Газпром" увеличил объем своих газовых поставок в Европу более чем на 21% по сравнению с апрелем прошлого года. Естественно, после названных драматических событий компания пересмотрела в сторону повышения свою оценку перспектив спроса на природный газ в Европе. Эти прогнозы совпадают с оценками менеджеров европейских энергетических компаний. По мнению исполнительного директора австрийской OMV AG Герхарда Ройсса, вместо ранее прогнозировавшегося разрыва между спросом и предложением в 150 млрд куб. м в год к 2025 году сейчас прогнозируется уже расхождение в размере 180 млрд куб. м в год3.

Все перечисленные события привели к тому, что в западных медийных и аналитических кругах громко заговорили о начале "золотой эпохи" природного газа. Два влиятельных журналиста: Гай Чезан из "Уолл-стрит джорнал" и Ксавье Блас из "Файнаншел таймс" — с разницей в один день опубликовали статьи о грядущем наступлении "золотого века" природного газа в мире4. В тех же словах заговорили и в международных энергетических институтах. События весны 2011 года в совокупности подготовили сцену для "золотой эпохи" природного газа", — отметили также в Международном энергетическом агентстве (МЭА) — наблюдательном органе западных стран. По сценарию МЭА, всемирное потребление природного газа может вырасти в следующие 25 лет более чем на 50%, то есть в 2035 году природный газ будет обеспечивать более четверти общей потребности в энергии по сравнению с 21% в настоящее время.

Все это резко ускорило весной и летом 2011 года события, связанные с реализацией соперничающих проектов.

Газопроводная система "Набукко": от европейской бизнес-идеи до неумеренной политизации

Здесь необходима небольшая историческая справка. Трубопровод "Набукко" с его броским названием должен стать ответом на растущую зависимость Европы от поставок углеводородного сырья из России. Согласно замыслу "Набукко", по трубопроводу длиной 3 900 километров каспийско-ближневосточный газ должен подаваться из Турции в Австрию. Объем перекачиваемого газа должен составить 31 млрд куб. м в год. Из Турции трубопровод должен пойти в обход России через Болгарию, Румынию и Венгрию к распределительному центру под Веной. Далее газ планируется распределять по странам Евросоюза. В консорциум "Набукко" с долей по 16,67% входят немецкая энергетическая компания RWE, австрийская OMV, венгерская MOL, турецкая "Botaş", болгарская "Energy Holding of Bulgaria" и румынская "Transgaz".

Первоначальная стоимость газопровода — около 11 млрд долл.

Евросоюз активно продвигает и готов частично финансировать строительство газопровода. Очень большую политическую и моральную поддержку этому проекту оказывают США.

Изначально в основе этого проекта лежали чисто деловые соображения. Участники консорциума рассматривали его как способ расширить поставки газа за счет ресурсов Каспия и Ближнего Востока. Вдобавок странам-участницам весьма заманчивыми казались перспективы получения транзитных сборов за транспортировку энергоресурсов через свои территории.

Интересна история с названием проекта. В статье "Большая трубопроводная опера" Дэниел Фрайфелд приводит рассказ о том, как в один из вечеров 2002 года в Вене небольшая группа топ-менеджеров австрийской энергетической компании пригласила своих коллег из турецких, венгерских, болгарских и румынских компаний посмотреть редко исполняемую оперу Джузеппе Верди. В опере рассказывалось о тяжелой участи евреев, изгнанных в Месопотамию вавилонским царем Навуходоносором (Набукко). В финале оперы Набукко освободил евреев. Тот день топ-менеджеры провели за работой, ломая голову над тем, как построить газопровод длиной 2 050 миль, который мог бы транспортировать до 31 млрд куб. м газа на европейский рынок по территории их стран. Источником этого газа должна была стать не привычная Россия, а Азербайджан и страны Ближнего Востока. Опера, которую они смотрели в тот вечер после трудного дня, называлась "Набукко" — это и стало названием, которое европейские менеджеры дали своему трубопроводу5.

Карта 1

Конкурирующие газопроводные проекты «Южный поток» и «Набукко»

Но затем вопросы строительства трубопровода политизировались, а бизнес-соображения стали отходить на второй план. "Набукко" начали рассматривать как дополнительное орудие борьбы с российской энергетической политикой в Центральной и Восточной Европе. Американцы подбадривали европейских сторонников проекта разговорами о том, что "Набукко" является символом европейской солидарности, новой "линией Мажино" перед лицом господства России в сфере газовых поставок в ЕС. Говорилось даже, что российские нефть и газ пришли на смену казачьим эскадронам XIX века и танковым дивизиям XX века в качестве инструментов политического контроля над Европой.

Однако наблюдатели, посетившие Брюссель осенью 2010 года, сделали вывод, что неразбериха с этим трубопроводом среди европейцев сильнее, чем они ожидали6. Проект называли донкихотским, о нем говорили как о навязчивой идее Америки и тайной (тщательно скрываемой) мании европейских политиков. Главный тезис скептиков звучал примерно следующим образом: даже очевидное отсутствие ресурсной базы почему-то не останавливает людей, которые продолжают говорить о "Набукко". Это стало предметом саркастических оценок со стороны многих наблюдателей. Как снисходительно пошутил глава "Газпрома" А. Миллер, "Набукко" по-прежнему остается "всего лишь названием оперы".

Немецкий обозреватель Маркус Балзер из газеты "Зюддойче цайтунг" писал: "Было ли название этого произведения хорошим предзнаменованием для газового проекта? — теперь такой вопрос задают себе и его менеджеры. Уже давно стало ясно: этот многомиллиардный проект имеет с оперой значительно больше общего, чем того хотели бы руководители его строительства"7. Но это еще не самая острая порция сарказма в адрес "Набукко". В статье под характерным названием "Набукко: трубопровод, который отказывается умирать" американский обозреватель Стив Ливайн пишет: "Что общего у евразийских энергетических трубопроводов с военными проектами Соединенных Штатов? После того, как они были предложены, они уже не хотят умирать — они начинают жить своей собственной жизнью и преследуют нас, пока кто-то не вонзит острый кол в их сердце". Сторонники "Набукко", продолжает журналист, одержимы воспоминаниями о прежних триумфах Запада на Каспии: "Несгибаемые сторонники "Набукко", включая США, не могут забыть триумфальных "шампанских дней" при открытии нефтепровода Баку — Тбилиси — Джейхан и его победы над Россией"8.

Думается, американский аналитик напрасно вспомнил про нефтепровод Баку — Тбилиси — Джейхан (БТД): его пример говорит прямо об обратном. Ведь в свое время нападок в его адрес было не меньше, чем в адрес "Набукко" в наши дни. Так, в РФ идею нефтепровода называли то "международным видом недуга", то "дорогостоящим помешательством". Своих скептиков на этот счет хватало и за пределами России. "Неизвестные объемы нефти должны пойти на Запад в обмен на туманно сформулированные политические обещания" — таков был саркастический лейтмотив многих комментариев. В итоге проект БТД получил клеймо "геополитической фантазии" и "трубопровода, ведущего в никуда"9. Тем не менее, несмотря на этот художественно расцвеченный скепсис, нефтепровод Баку — Джейхан был проложен в обход России, став геополитическим триумфом Запада и одновременно фигой, показанной Москве.

Так что вряд ли стоит принимать всерьез публицистические оценки и торопливые метафоры, совершенно неуместные при анализе таких серьезных вещей, как борьба за ресурсы. Дело, как нам кажется, в политических стимулах и геополитических интересах, стоящих за этими проектами. Как показывает опыт нефтепровода БТД, успех всегда приходит к тем проектам, которые реализуются с геополитической настойчивостью.

"Южный поток": краткая справка. "Южный поток" — российско-итальяно-французский проект газопровода, который должен пройти по дну Черного моря из Новороссийска в болгарский порт Варну. Далее его две ветви пройдут через Балканский полуостров в Италию и Австрию, хотя их точные маршруты пока не утверждены. Согласно планам, газопровод должен вступить в строй к 2015 году. Планируемая мощность "Южного потока" — 63 млрд куб. м газа в год. Его, в отличие от "Набукко", не окружает атмосфера исторической драмы и символической экспрессии.

Любопытно исследовать плюсы и минусы "Южного потока" и "Набукко" — оба проекта имеют и то и другое. Что касается "Набукко", то после первого провала в конце 2009 — начале 2010 годов была предпринята еще одна попытка реанимировать этот проект. 6 сентября 2010 года Европейский инвестиционный банк, Европейский банк реконструкции и развития и Международная финансовая корпорация (филиал группы Всемирного банка) подписали письмо об организации синдицированного финансирования консорциума, занятого строительством газопровода "Набукко". Этот документ положил начало очередному обсуждению, результатом которого, как многие ожидали, могло стать утверждение финансирования проекта. Три перечисленных международных финансовых учреждения взяли на себя обязательство выделить 2 млрд, 1,2 млрд и 800 млн евро соответственно. Наряду со скромным грантом в 200 млн евро, выделенным Еврокомиссией в марте 2009 года, эти суммы были призваны лишь укрепить доверие к проекту среди частных инвесторов, которые и должны финансировать 70% от общей суммы. Однако, несмотря на существенную политическую поддержку и международное финансовое сопровождение, "Набукко" до сих пор не сумел обеспечить себе самое главное для газопровода условие: доступ к достаточно крупным газовым ресурсам с целью заполнения своей "трубы". Но и "Южный поток" не в лучшем положении. Хотя его всячески продвигают российские лидеры, он становится все более сомнительной с экономической точки зрения затеей. Строительство запланированного отрезка трубопровода "Южный поток", проходящего по дну Черного моря, потребует слишком больших расходов. Повторные попытки ввести в состав консорциума немецкую компанию (в последнее время всплывают такие названия, как RWE и "Wintershall") свидетельствуют о том, что предприятие это не вполне оформилось. Вдобавок ко всему, между основными партнерами, "Газпромом" и "ENI", возникают разногласия по ряду вопросов, что также не способствует гладкому продвижению проекта.

Теперь рассмотрим каждый проект более детально.

Минусы "Набукко"

Сомнения по поводу жизнеспособности проекта "Набукко" очевидны, потому что он, как уже говорилось, планирует привлекать газ с не разработанных пока месторождений в Туркменистане и Ираке, а также в Азербайджане.

Азербайджан начал терять интерес к "Набукко" на рубеже 2009—2010 годов, в тот момент, когда многие заговорили о фиаско проекта. В начале сентября 2010 года, во время визита президента России Д. Медведева в Баку, "Газпром" и Государственная нефтяная компания Азербайджанской Республики (ГНКАР) подписали контракт, в соответствии с которым продажа азербайджанского газа России увеличивалась вдвое и должна была составить в 2011 году 2 млрд куб. м. (В 2010 г. объемы закупаемого Россией азербайджанского газа составляли 1 млрд куб. м, а в 2009-м — 500 млн куб. м.) Однако выяснилось, что сентябрьские соглашения 2010 года действуют ровно один год. Несмотря на то что в Баку зародились сильные сомнения в жизнеспособности "Набукко", указанные пророссийские действия еще не означают, что Азербайджан полностью отвернулся от европейского проекта. Очевидно, что республика не хочет связывать себя с Россией долгосрочными обязательствами и в перспективе готова переориентировать свой газовый экспорт с российского направления на западное через "Набукко", если цены и условия транспортировки там будут выгоднее.

Таким образом, размах международного финансирования и корпоративная поддержка проекту "Набукко" не компенсируют отсутствие контрактов на поставку сырья, которое можно было бы перекачивать по этому газопроводу.

Последней ободряющей новостью для "Газпрома" стала еще одна серьезная неудача "Набукко". Исполнительный директор "Nabucco Gas Pipeline International" Рейнхард Митчек заявил в мае 2011 года, что проект откладывается до 2017 года — то есть эксплуатация трубопровода начнется на три года позже, чем планировалось изначально. Соответственно, и строительные работы будут отложены как минимум до 2013 года. Митчек нарисовал очаровательную в своей неопределенности картину, заявив, что газ пойдет по трубам, "как только появятся твердые указания на наличие обязательств по поставкам газа"10.

Но и это еще не все. Перенос сроков реализации проекта вызовет увеличение его стоимости. Еврокомиссар по вопросам энергетики Гюнтер Эттингер предупреждает, что затраты могут увеличиться вдвое — с 11,2 млрд долл. до 21,4 млрд долл.11 Резкое увеличение стоимости ставит большой знак вопроса на рентабельности проекта. При всем том сохраняется первое и главное препятствие для проекта — практическое отсутствие свободных объемов газа для заполнения трубы. Резервные объемы Туркменистана для подачи в систему "Набукко" по-прежнему под большим вопросом. Таким образом, единственной надеждой "Набукко" становятся поставки с азербайджанского месторождения Шах-Дениз-2, эксплуатация которого может начаться не ранее 2017 года.

Шах-Дениз-2: краткая справка. Это газовое месторождение Азербайджана с запасами в 1 трлн куб. м разрабатывает консорциум во главе с ВР и норвежской государственной нефтяной компанией "Statoil". Добыча на месторождении Шах-Дениз-1 началась в 2006 году, и там ее максимальный объем составляет 8,6 млрд куб. м в год. На втором участке добыча с момента ввода его в эксплуатацию в 2017 году должна составить 16 млрд куб. м газа ежегодно.

Плюсы "Набукко"

Несмотря на эти неблагоприятные для "Набукко" события, руководство консорциума предприняло шаги, которые должны были стать прорывом в столь проблемном проекте. 8 июня 2011 года в г. Кайсери (Турция) состоялась пышная церемония подписания соглашений о поддержке проекта "Набукко" между "Nabucco Gas Pipeline International GmbH" и профильными министерствами пяти транзитных стран — участниц консорциума (Австрия, Болгария, Венгрия, Румыния и Турция). Соглашения по поддержке проекта потребовались в первую очередь для того, чтобы создать юридическую основу для финансирования, сообщил Рейнхард Митчек. Двусторонние соглашения касаются стандартов строительства и правительственных гарантий по примерно сорока областям, включая приобретение земель, налоги и импорт строительных материалов. Министры правительств и компании консорциума на церемонии подписания постарались развеять растущий скептицизм в отношении жизнеспособности "трубы" — всего через несколько недель после того, как они объявили, что завершение проекта переносится на два года.

Еще одной обнадеживающей новостью для "Набукко" стало то, что США и Азербайджан объявили о начале новой фазы сотрудничества в сфере безопасности. Оно коснется защиты энергетической инфраструктуры на Каспии, в первую очередь планируемого Транскаспийского трубопровода, соединяющего Туркменистан и Азербайджан. Об этом 11 июня журналистам заявил посол США в Баку Мэтью Брайза12 — один из архитекторов американской каспийской политики в годы президентства Дж. Буша-младшего.

Транскаспийский газопровод: краткая справка. Газопровод планируется проложить по дну Каспийского моря по маршруту Тенгиз (Казахстан) — Туркменбаши (Туркменистан) — Баку (Азербайджан). На азербайджанской территории его предполагается соединить с газопроводом Баку — Тбилиси — Эрзерум, являющимся одним из основных отрезков газопроводной системы "Набукко". Переговоры между Баку и Ашхабадом по данному проекту активно лоббируются Европейским союзом и США.

Посол России в Азербайджане Владимир Дорохин выступил с резким протестом против планов строительства трубопроводов по дну Каспийского моря. Данная реакция не осталась без ответа. Комментируя заявление российского посла, Брайза напомнил слова специального представителя госсекретаря США по энергетике Ричарда Морнингстара о том, что Азербайджан и Туркменистан — суверенные государства и они сами могут решать, как строить трубопроводы и в каком направлении13.

Российские официальные лица нередко высказывали сомнения относительно перспективности проекта "Набукко", делая упор на главное препятствие в деле его реализации — отсутствие ресурсной базы. Однако публично высказывать такие сомнения становится все труднее даже ключевым фигурам российской энергетической отрасли. В частности, в дни визита Дмитрия Медведева в Ашхабад 20 октября 2010 года вице-премьер правительства России Игорь Сечин заявил, что газопровод "Набукко" является бесперспективной затеей. Заявление Сечина вызвало резко отрицательную реакцию в Ашхабаде. Туркменский МИД подверг Игоря Сечина жесткой обструкции, обвинил в невыполнении обязательств и вмешательстве в энергетическую политику суверенной страны. Более того, глава "Туркменгаза

Минусы "Южного потока"

Россия упорствует в своем намерении построить "Южный поток" и готова вкладывать туда огромные деньги. Данный проект должен быть запущен, согласно целевому плану, в 2015 году. Тем не менее на пути реализации этой идеи встают серьезные препятствия. Из-за такой неопределенности у Кремля начали сдавать нервы. Российская газета "Коммерсантъ" цитировала слова вице-премьера Игоря Сечина о том, что проект "Южный поток", долгое время расхваливавшийся Кремлем, может быть "похоронен" в пользу трансчерноморского проекта по транспортировке сжиженного природного газа (СПГ).

Собственно говоря, проект строительства газопровода "Южный поток" никогда не мог похвастаться точно определенным маршрутом, потому что его постоянно меняли. Российские планы по строительству "Южного потока" сейчас осложняет тот факт, что, несмотря на долгие месяцы встреч и переговоров, соглашение с Турцией по этому проекту так и не было достигнуто. А согласие Турции критически важно, потому что "труба" пройдет в ее территориальных водах. Этот вопрос впервые встал в мае 2009 года на встрече в Сочи между российским премьер-министром Владимиром Путиным и его турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом. Выбирая между "Южным потоком" и "Набукко", турецкое правительство могло предпочесть последний из-за того, что он даст более сильный толчок давним планам по расширению внутренней газораспределительной сети страны и увеличению производства электроэнергии.

Состоявшиеся в мае 2011 года в Москве переговоры с Эрдоганом также закончились безрезультатно. После этого Сечин заявил "Коммерсанту": "Газпром" и российское правительство сейчас изучают различные возможности, включая строительство завода СПГ на Черном море, который может стать как дополнением, так и альтернативой варианту с газопроводом "Южный поток". Комментарии Сечина последовали за неожиданным заявлением, сделанным Путиным после активных переговоров в Брюсселе по долгосрочным отношениям в области энергетики между Россией и Европейским союзом, о том, что Россия изучит возможность строительства завода СПГ на Черном море15.

Туркменские ключи от "Набукко"

Затягивание с принятием окончательного решения по проекту "Набукко" не ослабило внимание ЕС к Туркменистану. В последние годы влияние Ашхабада в Каспийском регионе значительно выросло, он превратился в ключевой элемент европейской энергетической политики. Туркменские месторождения газа по-прежнему рассматриваются европейцами в качестве основного источника наполнения нового газопровода16. Позиция Ашхабада имеет ключевое значение для европейцев, поскольку от нее зависит реализация проекта "Набукко". 25 мая 2011 года, в тот самый момент, когда в Брюсселе находилась большая делегация из России во главе с министром энергетики Сергеем Шматко, чтобы обсудить с чиновниками Еврокомиссии будущее газовых отношений РФ и ЕС, комиссар ЕС по энергетике Гюнтер Эттингер заявил, что энергетическое будущее Европы заключено, во-первых, в газе, во-вторых, в Центральной Азии17.

Если Азербайджан может стать страной, которая запустит "Набукко", предоставив в этот трубопровод первоначальный объем природного газа, то дальнейшие перспективы трубопровода и его выход на проектную мощность будут определяться в Ашхабаде. Туркменистан выступает за диверсификацию экспортных маршрутов, однако официально не присоединился к "Набукко". Политика Ашхабада заключается в том, чтобы продавать газ на своей границе, а это для руководства "Набукко" означает необходимость взять на себя его транспортировку по неспокойному Каспийскому морю, раздираемому политическими и территориальными спорами. Тот факт, что Туркменистан продает сегодняшний газ Китаю, России и Ирану, не означает фактическую смерть транскаспийского проекта. Чтобы проект "Набукко" мог реализоваться, туркменской политике был необходим мощный инициирующий толчок. Таким толчком стал отрыв туркменской энергетической политики от России и поворот ее в сторону не только Китая (по поводу чего Россия не возражает)18, но и Европы.

Сегодня Туркменистан выразил желание продавать газ Европе и предпринимает целый ряд действий в этом направлении. Двусторонние отношения с Россией резко ухудшились после отказа последней покупать туркменский газ в период с апреля по декабрь 2009 года. Ашхабад, пострадавший из-за снижения валютных поступлений от продажи газа, срочно начал изучать возможности для присоединения к новым маршрутам экспортных поставок, включая транскаспийский. Далее шаги Ашхабада стали еще более смелыми. В ноябре 2010 года на конференции "Нефть и газ Туркменистана — 2010" вице-премьер туркменского правительства Баймурад Ходжамухаммедов объявил, что у его страны в пятилетний срок появится возможность поставлять в Европу до 40 млрд куб. м газа ежегодно: 10 млрд куб. м с шельфовых месторождений Каспия в западной части страны, из которых уже в 2011 году будет 5 млрд куб. м свободного газа, добываемого малазийской компанией "Петронас", и 30 млрд куб. м с богатых газовых промыслов на востоке страны. Плюс к этому в Туркменистане строится внутренний газопровод "Восток — Запад" мощностью 30 млрд куб. м газа в год, который намечено завершить в 2015 году. Он предназначен для доставки газа из богатых восточных месторождений страны на запад, к Каспийскому морю. Возможно, в этих цифрах есть элемент преувеличения, которым часто злоупотребляют прикаспийские страны СНГ, но Ашхабад четко просигнализировал о желании открыть транскаспийский маршрут для экспорта газа совместно с Азербайджаном.

Не смущает Ашхабад и тот факт, что прокладка трубопровода по дну моря возможна лишь после определения юридического статуса Каспия и с согласия всех прикаспийских стран. Туркменистан заявляет, что трубопроводы через Каспий могут прокладывать с согласия сторон, через сектора которых они будут проходить. То есть любые две из пяти стран, выходящих к Каспийскому морю, по взаимному согласию могут прокладывать подводные трубопроводы. Данную мысль высказал в Баку 18 ноября 2010 года президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов на открытии третьего саммита глав прикаспийских государств. Ашхабад дал понять, что прокладка трубопровода в национальных секторах Туркменистана и Азербайджана является внутренним делом этих двух стран, а не общекаспийской проблемой. Все говорит о том, что ход событий заставляет умерить прежний скепсис и иронию по поводу "Набукко". Это можно назвать попыткой серьезного прорыва Туркменистана на западном направлении.

Такое развитие событий отвечает интересам Азербайджана, который также поддерживает проект "Набукко". Он готов не только поставлять на европейские рынки свои энергоресурсы, но и предоставить коммуникации для экспорта туркменского природного газа в Европу.

Таким образом, обходящий Россию южный энергетический коридор по доставке азербайджанского и центральноазиатского газа и нефти в Европу начинает приобретать не только реальные очертания, но и стратегическое значение. Сегодня по этому коридору на мировые рынки доставляются и энергоресурсы Азербайджана, и нефть Казахстана и Туркменистана. Так, по данным Госкомстата Азербайджана, до 1 ноября 2010 года по трубопроводу БТД было прокачано 860,4 тыс. т туркменской нефти согласно контракту, подписанному в июле этого же года19.

Здесь уже российским политикам и топ-менеджерам не до иронии в адрес "Набукко". Как бы Путин, Сечин, Миллер и руководители рангом пониже ни заявляли о том, что у "Набукко" до сих пор нет гарантированных поставщиков, многие чувствуют приближение этой газопроводной системы. В частности, опытный практик и ветеран нефтегазовой отрасли России Юрий Шафраник предостерег от пренебрежительного отношения к "Набукко". То, что сегодня "Южный поток" обеспечен ресурсами, а "Набукко" все еще не обеспечен, не должно нас успокаивать, заявил он. Завтра могут запросто подписать контракты на поставку газа для заполнения "трубы", идущей в обход России20.

Заключение

Проведенный анализ позволяет опровергнуть преждевременный, на наш взгляд, вывод известного российского специалиста по каспийским проблемам профессора Сергея Жильцова. Он, в частности, считает, что к 2011 году период разработки новых трубопроводных проектов в Черноморско-Каспийском регионе завершился. Свой вывод ученый подкрепляет не совсем понятным аргументом о том, что в ближайшее десятилетие вряд ли стоит ожидать появления новых проектов, поскольку "перед странами региона стоит более сложная задача, которая заключается в том, чтобы найти источники углеводородных ресурсов, а также определить окончательные пути прохождения новых трубопроводов"21.

Сегодня мы становимся свидетелями интенсивной фазы одного из самых острых геополитических противостояний в Каспийско-Кавказском регионе: между газопроводным проектом "Набукко", поддерживаемым ЕС, и "Южным потоком", продвигаемым Россией. Нынешний раунд борьбы развивается в контексте возрастающего спроса на природный газ после техногенных катастроф на японских АЭС и заявлений об отказе от атомной энергетики в Европе, особенно в Германии. Соперничество "Набукко" и "Южного потока", обладая всеми чертами динамичной эскалации, развивается по сценарию "игры с нулевой суммой", когда поражение одного проекта означает победу другого. Конфликтная ситуация между двумя трубопроводными системами есть результат взаимной зависимости и убывания сырьевых ресурсов в современном мире.

Тенденции последних лет: снижение влияния Москвы на Ашхабад, попытка изоляции Ирана и постепенное потепление в отношениях между Туркменистаном и Азербайджаном — свидетельствуют, что в сложившейся ситуации на Каспии могут произойти изменения. Россия сама в свое время проложила путь к заключению двусторонних соглашений, подписав в начале 2000-х годов договоры по делимитации границ с Казахстаном и Азербайджаном. А это значит, что двусторонняя договоренность между Баку и Ашхабадом по вопросу морской границы и Транскаспийского газопровода при благоприятном стечении обстоятельств вполне реалистична. Но такая сделка может повлечь за собой вмешательство некаспийских сил, в первую очередь Запада и НАТО. Такое развитие событий вызывает большое беспокойство в Москве и Тегеране.


1 См.: Магомедов А.К., Никеров Р.Н. Каспийские энергоресурсы и европейская "война трубопроводов" в XXI веке: к вопросу о природе энергетической геополитики в Северной Евразии // Центральная Азия и Кавказ, 2010, Т. 13, № 3. С. 7—20. к тексту
2 См.: Магомедов А.К., Никеров Р.Н. Большой Каспий. Энергетическая геополитика и транзитные войны на этапах посткоммунизма. Ульяновск: УлГТУ, 2010. С. 204—208. к тексту
3 См.: Куликов С. "Газпром" доволен ростом продаж. Российский монополист снова исполнен оптимизма // Независимая газета, 30 мая 2011 [http://www.ng.ru/economics/2011-05-30/1_gazprom.html]. к тексту
4 См.: Chazan G. Natural Gas Entering "Golden Age" // The Wall Street Journal, 6 June 2011 Golden Age of Gas May Be a Call Too Soon // The Financial Times, 7 June 2011. к тексту
5 См.: Daniel F. The Great Pipeline Opera // Foreign Policy, 24 August 2009. к тексту
6 Так, редактор рубрики "Business Europe" газеты "Уолл-стрит джорнал" Кайл Уингфилд писал: "Хотя лидеры ЕС говорят, что для Европы этот проект имеет высочайший приоритет, европейские столицы вызывают жалость своей неспособностью сплотиться вокруг него" [http://www.inosmi.ru/world/20080320/240352.html]. к тексту
7 Бальзер М. Газопровод Nabucco: русские идут // Sueddeutsche Zeitung, 31 октября 2010 [http://www.inosmi.ru/world/20101031/163940396.html]. к тексту
8 Levine S. Nabucco: The Pipeline That Refuses to Die // Foreign Policy, 30 September 2010. к тексту
9 Об этих оценках см.: Александров Ю., Орлов Д. Баку — Тбилиси — Джейхан: где нефть? // Независимая газета, 4 октября 2002; RusEnergy.com, 25 июня 2002; Орлов Д. Большая труба для дяди Сэма // Независимая газета, 26 декабря 2003. С. 10; Эдуардов С. Жажда в трубах [www.utro.ru/articles/2003/02/07/126422.html]; Washington Profile [www.washprofile.org/arch0403/interviews/Kazhegeldin]. к тексту
10 Бхадракумар М.К. Россия перекраивает энергетическую карту Европы // Asia Times (Гонконг), 12 мая 2011 [http://inosmi.ru/world/20110512/169320905.html]. к тексту
11 Там же. к тексту
12 [http://www.regnum.ru/news/polit/1414836.html#ixzz1PGCFU4Tt]. к тексту
13 К тому времени спецпредставитель госсекретаря США по вопросам евразийской энергетики Ричард Морнингстар призвал Турцию и Азербайджан окончательно оформить транзитные соглашения, необходимые для прогресса "Набукко". к тексту
14 [http://www.regnum.ru/news/polit/1414836.html#ixzz1PGCFU4Tt]. к тексту
15 [http://www.kommersant.ru/daily/61075]. к тексту
16 См.: Жильцов С.С. Туркменистан обостряет игру. Ашхабад превращается в ключевую фигуру в европроектах // Независимая газета, 31 мая 2011 [http://www.ng.ru/energy/2011-05-31/13_turkmenistan.html?mpril]. к тексту
17 Гюнтер Эттингер — о неизбежности проекта Nabucco // Коммерсантъ, 25 мая 2011, № 92 (4633). к тексту
18 См.: Магомедов А.К., Никеров Р.Н. Большой Каспий. Энергетическая геополитика и транзитные войны на этапах посткоммунизма. С. 208—211. к тексту
19 См.: Мамедов С. Ашхабад и Баку готовятся к Nabucco // Независимая газета, 24 ноября 2010. к тексту
20 См.: Панфилова В. Идея стучится, а труба зовет // Независимая газета, 30 ноября 2010. к тексту
21 Жильцов С.С. Эпоха геополитических трубопроводов. Каспийские транспортные проекты оторваны от добычи сырья [http://www.ng.ru/energy/2011-04-13/13_truboprovod.html?mpril]. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL