Бека ЧЕДИЯ


Бека Чедия, доктор политологии, руководитель издательских проектов Тбилисской школы политических исследований (Тбилиси, Грузия).


СОВРЕМЕННЫЙ ГРУЗИНСКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ ПЕРЕД ВЫЗОВАМИ НОВОГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ

РЕЗЮМЕ

В статье рассматриваются истоки и особенности грузинского национализма, его значение и роль на современном этапе развития страны, а также предпринимается попытка анализа либеральных, космополитических и традиционалистских подходов в политическом дискурсе Грузии.

Введение

Как и в других республиках бывшего СССР, всплеск национализма в Грузии приходится на конец 1980-х — начало 1990-х годов; именно тогда на первый план выдвинулись идеи этнического и религиозного превосходства, связанные с ростом чувства гордости за историю своей нации и обоготворением ее исторического прошлого и героев.

В 1990-х годах в Грузии к названиям многих организаций, ведомств и объектов было добавлено слово "национальный".

После того как первый президент Грузии З. Гамсахурдиа объявил о независимости страны, ее националистически настроенные лидеры выдвинули идею, согласно которой название "Грузия" должно было на всех языках звучать так же, как и на грузинском. Это означало, что русское название страны "Грузия", английское "Georgia" (Джорджия), немецкое "Georgien" (Георгиен), турецкое "Гурджистан" и т.д. должно было быть заменено на грузинское "Сакартвело" (что в переводе приблизительно означает "место грузин"). Однако впоследствии руководство Грузии отказалось от этой мысли: переименование страны, которую и без того "узнавали" в мире, могло вызвать некоторую путаницу.

Следует отметить, что в XXI веке грузинский национализм все чаще отождествляют с традиционализмом (в XX в. его главной движущей силой являлся антагонизм с метрополией), а его главным "идейным соперником" стал постсоветский либерализм.

Истоки грузинского национализма и этногенез грузин

В основе грузинского национализма лежит идея мессианизма, зародившаяся в XII веке. Она опиралась на утверждения, что грузинский язык — это язык Христа, Грузия — удел Святой Богоматери и именно здесь хранится хитон Иисуса. Определенную роль сыграл и тот факт, что грузинский алфавит является одним из 14 самостоятельно возникших алфавитов в мире.

В концепцию грузинского национализма, которая стала возрождаться в 1980-х годах, укладывается и утверждение, указывающее на "доблестное историческое прошлое" страны: "Территория Грузии простиралась от Никопсии до Дербента".

Современный грузинский национализм берет свое начало в середине XIX века. Выдающийся общественный деятель того времени И. Чавчавадзе сформулировал концепцию грузинского национализма в трех словах: "Язык, родина, вероисповедание"; лидеры национально-освободительного движения Грузии конца 1980-х—начала 1990-х годов считали себя продолжателями его идей. Среди них был и З. Гамсахурдиа, который, будучи литературоведом, сформулировал концепцию грузинского национализма не в виде политической доктрины, а в форме некой филологической теории; лекция "Духовная миссия Грузии", прочитанная им 2 мая 1990 года на фестивале "Идриарт" в Тбилиси, затрагивала вопросы этногенеза грузин.

В XX веке, подчеркивал Гамсахурдиа, корифеи грузинской науки академики И. Джавахишвили и Н. Марр, исследовав генетические корни грузинской нации, пришли к заключению, которое в корне противоречило выводам ортодоксальной советской науки.

Кроме того, долгое время замалчивались результаты исследований великого немецкого ученого В. Гумбольдта, который, исследуя баскский язык и историю происхождения древнейшего народа, населяющего Пиренейский полуостров, пришел к выводу, что первоначальное автохтонное население Южной Европы (Пиренеев, Италии и островов Средиземного моря) было иберийским. Этот народ называли протоиберами, и от него происходит европейское население.

В ученой среде существуют такие термины, как "средиземноморская раса", "кавказская раса", "палеокавказская раса", "древнейшая кавказская раса" и "древнейшая средиземноморская раса"; все они подразумевают определенный тип людей.

Речь идет о населении, которое проживало на Пиренейском полуострове, в Средиземноморье, на Балканах, на территории современных Греции и Индии, на Кавказе, в Малой Азии и Палестине. Согласно исследованиям Гумбольдта, это ареал распространения той протоиберийской расы, у которой имелось много разветвлений. Основной язык у этой расы был общим (именно в связи с этим и возник термин "протоиберийский язык"), но у него было много диалектных разновидностей (лузитанский, турдетанский, этрусский, пелазгийский и др.). Благодаря исследованиям Н. Марра к этому перечню добавился язык малоазиатских или месопотамских древнеиберийских племен — шумерский1.

Примечательно, что гипотеза о происхождении баскского народа была весьма популярной в Грузии в 1990-х годах, однако в настоящее время она совершенно неактуальна.

Одной из характерных черт постсоветского национализма является восприятие мифов как некой версии истории, приближенной к истине. В настоящее время весьма популярна грузинская версия мифа о Прометее — сказание об Амирани, прикованном к скале на Кавказе. "Прометей если и не грузин, то на территории Грузии точно был прикован", — любят повторять нынешние власти. После "революции роз" греческому мифическому персонажу даже поставили памятник в Тбилиси, хотя потом его перенесли в туристический городок Сигнаги. Именно тогда и стала понятна истинная причина промоушена грузинского Прометея, сыгравшего роль отнюдь не национального достояния, но приманки для туристов.

В появлении различных сенсаций определенную роль играли и республиканские СМИ; в конце 1980-х годов получил широкое распространение миф о грузинском происхождении Дж. Буша. Позднее появилась версия о том, что президент России В. Путин родился в грузинском селе Метехи и является чуть ли не наполовину грузином.

"Родина" или "Государство".
Откуда взялся лозунг "Грузия — для грузин!"

В 1990-х годах национальная идея грузин заключалась в создании независимого государства; они, в отличие от диссидентов восточноевропейских стран и России, боролись не столько против коммунизма, сколько за отделение от СССР. Именно поэтому крах коммунизма вызвал в Грузии возрождение националистических идей.

После обретения независимости грузины, подчиняясь инерции советских представлений, воспринимали свою страну как родину, но отнюдь не как государство. Они даже национальный гимн пели реже, чем народные песни, которые постоянно звучали в конце 1980-х — начале 1990-х годов.

Грузинский национализм проявлялся в самых разнообразных формах. Например, 9 марта 1956 года вся Грузия восстала против политики Хрущева, который выступил с осуждением культа личности Сталина (символа национальной гордости грузин); во время подавления антисоветской демонстрации в Тбилиси погибло приблизительно 150 молодых людей.

12 апреля 1978 года Грузию охватило движение протеста против попыток Кремля изменить положение Конституции страны, касающееся государственного языка.

Лидеров национально-освободительного движения обвиняли в ультранационализме; ими был выдвинут лозунг "Грузия — для грузин!", который оказался как нельзя более кстати при свержении З. Гамсахурдиа.

Грузия всегда была одной из самых мультиэтничных республик СССР, и у лидеров национально-освободительного движения страны существовали некоторые опасения по поводу этнических грузин.

В 1991 году, во время обострения внутриполитического кризиса, сторонники президента З. Гамсахурдиа обвиняли находившегося в оппозиции известного грузинского режиссера Э. Шенгелая в том, что в советский период он своими кинофильмами пропагандировал среди грузинских мужчин идею создания семей с русскими девушками.

В 1999 году, в период правления Э. Шеварднадзе, из удостоверений личности граждан республики убрали графу "национальность", что вызвало в обществе некоторую обеспокоенность; первыми забили тревогу грузинские националисты (испугавшиеся, что у них "отнимают" национальность) и нацменьшинства (опасавшиеся ассимиляции). Однако власти объяснили, что этот шаг связан с желанием укрепить равноправие всех проживающих в стране этнических групп и подобные меры являются распространенным явлением в международной практике; как показало время, свою национальность никто не потерял, и ни одна этническая группа не подверглась ассимиляции.

Со дня вступления Грузии в Европейскую комиссию против расизма и нетерпимости (ЕКРН) вопросы, касающиеся дискриминации проживающих на территории республики нацменьшинств, этой организацией не обсуждались. Основное внимание ЕКРН уделила вопросам нарушения прав религиозных меньшинств и проблеме незнания грузинского языка представителями национальных меньшинств республики.

В свою очередь, Госдепартамент США, еще до "революции роз", выразил свою озабоченность по поводу возрастающего в Грузии религиозного экстремизма. Это было связано с деятельностью некоего бывшего священнослужителя, который, будучи отлучен от Грузинской Церкви, продолжал стоять "на страже православия", устраивая погромы против представителей новых религиозных движений (таких как "Свидетели Иеговы").

Во время правления Э. Шеварднадзе роль религиозного национализма усилилась до такой степени, что тот стал влиять на принятие политических решений. Например, когда правительство решило утвердить в качестве нового гимна музыку, взятую из опер известного грузинского композитора З. Палиашвили ("Даиси" и "Абесалом и Этери"), националистически настроенные политики воспротивились этому. В их несогласии крылся намек на то, что Палиашвили был католиком и его музыка неприемлема для гимна православного государства. Однако в апреле 2004 года, после "революции роз", новый государственный гимн Грузии на музыку З. Палиашвили все-таки был принят.

После революции в грузинском обществе зародились некоторые опасения по поводу роста эмиграции из Азии; СМИ, развернувшие шумную кампанию, сообщали, что в стране появилось 40—50 тыс. китайцев.

Страсти вокруг "желтой угрозы" достигли пика в 2007 году; оппозиция, умело используя эту тему, упрекала власти в пособничестве проникновению китайцев в Грузию и в предательстве национальных интересов.

Однако впоследствии выяснилось, что количество китайцев составляло всего около 2 тыс. человек и их главной целью был переезд через территорию Грузии в Европу.

В грузинском обществе, бережно относящемся к своим "историческим" национальным меньшинствам (не считая случаев политической спекуляции, навязанной извне), существует сохранившееся со времен "железного занавеса" предубеждение по отношению не только к китайцам, но и к темнокожим иммигрантам, которые, с одной стороны, воспринимаются как "экзотика", а с другой — как угроза демографическому будущему нации. Примечательно, что здесь просматривается тот же феномен, что и в случае с грузинским религиозным национализмом: в стране доброжелательно относятся к традиционным религиозным меньшинствам и с трудом привыкают к нетрадиционным религиозным течениям.

Однако следует отметить, что за свое высказывание на заседании правительства 27 июля 2010 года президент Грузии М. Саакашвили был обвинен в расизме неправительственными организациями страны. Выражая недовольство таможенниками столичного аэропорта, которые чрезвычайно тщательно проверяют даже ручной багаж граждан Грузии, президент возмущенно сказал: "Мы что, негры или дикари, что так поступаем с нашими гражданами?" Впоследствии пресс-службе президента Грузии пришлось сделать официальное опровержение, где подчеркивалось, что в заявлении президента прозвучало грузинское идиоматическое высказывание и оно ничего общего с расовой дискриминацией не имеет2.

Президент Грузии любит повторять, что во время российско-грузинской войны 2008 года полицейский спецназ, укомплектованный этническими армянами, преградил путь российской военной колонне, пытавшейся войти в южный регион Грузии.

Весьма примечательно, что национальные меньшинства, компактно проживающие в некоторых регионах Грузии, не владеют государственным языком, однако никакие "штрафные" санкции на них не налагаются, хотя, с другой стороны, это мешает их полноценной интеграции в общество. Уже несколько лет грузинское правительство осуществляет проект по обучению грузинскому языку различных этнических групп; для них введены специальные льготы при поступлении в грузинские вузы.

В 2009 году причиной очередного скандала стало заявление министра по вопросам диаспор Ю. Гагошидзе, по словам которого, в Грузии только грузины и абхазы являются коренными народами, в то время как "проживающие в Грузии представители иных национальностей рассматриваются как диаспоры других стран". Министр имел в виду, что, в отличие от других народов, населяющих страну, для грузин и абхазов территория Грузии является историческим местом их происхождения. Несмотря на то что в высказывании не было ничего, что бы ущемляло права нацменьшинств, Ю. Гагошидзе был отправлен в отставку.

В грузинской политической мысли нет суждений, выражающих ненависть к другим нациям, так как толерантность является достаточно устойчивой тенденцией в сознании общества. Известный грузинский писатель и общественный деятель Я. Гогебашвили (1840—1912) писал: "Грузины часто относились друг к другу нечестно и недостойно, но к народам других племен относились с уважением, и это уважение тем больше росло, насколько сильна была Грузия"3.

Либерализм как путь к космополитизму?

Борьба национализма с либерализмом и космополитизмом является обычным элементом общественно-политического дискурса в Грузии. Еще в 1905 году грузинский писатель В. Пшавела в своей публикации "Космополитизм и патриотизм" писал: "Космополитизм следует понимать так: нужно любить свою родину, трудиться на благо ее, избегать ненависти к другим нациям. Тот, кто якобы во имя космополитизма не признает своей национальности, — тот не друг и всему человечеству. Космополитизм нельзя понимать как отрицание своей национальной принадлежности"4.

Начиная с 2010 года некоторые общественные группировки Грузии стали решительно выступать против так называемых либералов: так именуют себя люди, которые получили образование на Западе (либо создали себе соответствующий имидж) и пытаются активно вмешиваться в процессы в стране и обществе. Либеральные "интеллектуалы" (как они себя характеризуют) не прячут своих антиправославных настроений и не приемлют национальных традиций.

Грузинские либералы делятся на 2 группы: одна является общественной и идеологической опорой нынешних грузинских властей, а другая выступает в роли их оппозиции. И те и другие начали издавать собственные журналы, в которых публикуются статьи исключительно либерального направления. Следует отметить, что оба крыла каждый раз выступают единым фронтом в случае, когда, по их мнению, создается угроза либерализму со стороны приверженцев традиционалистских убеждений.

7 мая 2010 года в эпицентр внимания грузинской общественности попал Союз православных родителей: активисты этой организации устроили потасовку в телекомпании "Кавкасия", оппозиционно настроенной по отношению к грузинским властям. Лидер "Союза" скрывается в России, что дает грузинским либералам повод утверждать, что в последнее время радикальные националистические движения управляются из Кремля, который стремится внести раскол в грузинское общество, манипулируя национальными и религиозными чувствами населения.

В последнее время в Грузии стало модно афишировать приверженность либерализму; это выражается и в пропаганде приватизации абсолютно всего имущества страны, и в появлении целого ряда скабрезных литературных произведений.

Современные грузинские либералы утверждают: "В реальности существует определенная напряженность между приверженцами демократии и сторонниками либеральных ценностей и институтов. В частности, демократия связана с участием масс в политических процессах, которые между тем часто могут не быть либеральными"5.

Кроме того, они с сожалением указывают на то, что грузинские власти вынуждены считаться с волей большинства граждан и вместо непопулярных либеральных реформ вести политику так называемого "гражданского национализма"; однако остается совершенно неясно, что же подразумевается под этим понятием.

Из всех умозаключений грузинских либералов ясно только одно: бóльшую часть грузинского общества составляют приверженцы национализма, а это зло, с которым нужно бороться.

Кроме того, грузинские либералы заявляют: "У нас есть реальные противники, но они пока так и не смогли выдвинуть какую-то ясную идею; нас они обзывают масонами, гомосексуалистами, соросовцами. Грузинский антилиберализм — это ностальгия по Брежневу, национализм "грузинской расы", фальшивое православие и обыкновенная зависть к успешным, молодым, знающим английский язык и умеющим работать на компьютере. Это не те оппоненты, с которыми можно спорить"6.

Национализм прослеживается и в экономическом дискурсе грузинского общества. Например, когда дело доходит до приватизации лесных массивов и их продажи или сдачи в аренду иностранцам, на власти обрушивается шквал обвинений ("продают нашу родину, нашу землю") со стороны политических групп националистической окраски. Борьба между защитниками традиционных ценностей и либералами нередко находит отражение и в геополитической риторике: довольно часто высказывается мысль, что если Грузия хочет стать частью политического "Запада", то она должна пересмотреть некоторые национальные традиции и выйти за пределы существующих стереотипов.

Отношение к национальным традициям

В последнее время часто возникает вопрос: что же представляют собой грузинские традиции и стоит ли их защищать? Существует мнение, что многие национальные традиции, ритуалы и т.д. были утеряны во время коммунистического правления.

Так, некоторые либералы утверждают, что грузинское застолье, всегда считавшееся одним из национальных идентифицирующих факторов (как и грузинская кухня), — это не что иное, как пережиток советских времен.

На этом фоне особенно лицемерно выглядит развязанная после "революции роз" пропагандистская кампания, утверждавшая, что грузинское застолье является идеологическим пережитком коммунизма и одним из главных "врагов" либерализма. На самом же деле фольклорные танцы и песнопения являлись для советских грузин неким каналом национального самовыражения.

Следует также отметить, что власти, которые часто обвиняются в предательстве народных традиций и ценностей, в августе 2010 года выступили с инициативой ввести уроки национальных танцев в школах Грузии (предполагалось также обучение национальных меньшинств их национальным танцам).

В 1991 году в Грузии было создано "Общество носителей чохи" (чоха — грузинский национальный мужской костюм); в 2006 году на базе Общества была учреждена более широкая организация — "Общество рыцарей всея Грузии в чохах", а ее председателем был избран Католикос-Патриарх всея Грузии Илия Второй. Эта организация была создана для защиты, развития и популяризации нравственных, исторических и культурных ценностей грузинской нации.

В 2005 году во время визита в Грузию президента США Дж. Буша-младшего произошел курьезный случай. В честь приезда высокого гостя был устроен мини-концерт грузинского фольклорного ансамбля; по требованию личной охраны президента США по соображениям безопасности у танцоров-мужчин изъяли кинжалы, которые являются неотъемлемым аксессуаром национальной одежды чоха. В обществе это событие расценили как неуважение к грузинским традициям.

После революции грузинские власти предприняли неудачную попытку "внедрить" национальную одежду в дипломатический протокол страны (как это принято в ряде стран). Так, в 2004 году посол Грузии В. Чечелашвили явился на церемонию вручения верительных грамот президенту России В. Путину в национальном костюме, что выглядело весьма несуразно, так как кинжал (непременный атрибут грузинского национального костюма) был прикреплен к поясу неправильно.

Впоследствии российская пресса писала, что охрана президента отказывалась впустить посла Грузии на церемонию, но тот настаивал, что кинжал — неотъемлемый аксессуар чохи и без него он в зал не войдет. В конце концов после вмешательства главы МИД РФ С. Лаврова посла допустили к президенту, инцидент был исчерпан7.

Кроме того, грузинская оппозиция подвергла В. Чечелашвили критике за то, что он явился к президенту Путину в мини-чохе, а кинжал был недостаточной длины; после подобного неудачного эксперимента грузинские власти отказались от внедрения "националистического" элемента в дипломатический протокол.

Однако следует отметить, что грузинские национальные костюмы пользуются большой популярностью; их надевают на церемонию бракосочетания, во время религиозных праздников и т.д. Помимо того многие политики и "новые грузины" лицемерно демонстрируют свою преданность национальным традициям, появляясь перед телекамерами одетыми в чоху.

"Грузия — родина виноградной лозы и вина!" — эта мысль уже настолько укоренилась в сознании грузин, что стала отождествляться с национальными ценностями. На одном из общенациональных телеканалов тогдашняя оппозиция организовала показ сюжета, в котором описывалось, как грузинский крестьянин из-за нерентабельности вынужден вырубить виноградник, то есть отречься от национальной ценности. Подобное сакральное отношение к виноградной лозе связано с преданием о просветительнице Нино из Кападокии, причисленной к лику святых. Когда она пришла в Грузию для обращения местного населения в христианство, у нее в руках был крест из виноградной лозы.

Исламский фактор в политической жизни страны

В Грузии проживает ряд этнических групп, исповедующих ислам: азербайджанцы-шииты (самая многочисленная из групп), аджарцы-сунниты, а также лезгины и кистинцы (чеченцы, исторически проживающие в Грузии).

В последнее время в Грузии было построено много мечетей. В Тбилиси существует сохранившаяся со времен СССР мечеть, в которой шииты и сунниты молятся вместе (что является уникальным явлением).

После обретения Грузией независимости в лоно Православной христианской Церкви стало возвращаться население Аджарии, и в этом нередко усматривают проявление грузинского религиозного ультранационализма. Но представляется вполне естественным, что после 70-летного "атеистического" периода Аджария, которая в советские годы считалась мусульманским регионом, так же, как и Грузия, не избежала общенационального православного катарсиса.

Однако следует отметить, что Аджария являлась единственной в СССР автономией, основанной не на национальном, а на конфессиональном принципе. Каким же образом в составе СССР, являвшегося атеистическим государством, могла быть образована подобная "религиозная" республика?

Попытки раздробить грузинскую нацию предпринимались еще с советских времен. Как ни странно, именно Сталину, этническому грузину, принадлежат слова: "Мы должны проехаться по Грузии горячим утюгом Октябрьской революции". А в 1925 году на проходившем в Москве съезде Коминтерна Сталин заявил: "Грузины — шовинисты, они ущемляют других: армян, азербайджанцев, абхазцев, аджарцев, осетин. Не грузинская национальность, а конгломерат"8.

В 1990-х годах Москва вновь обратилась к тематике раздробленности грузинской нации. Достаточно упомянуть попытки представить мингрелов и сванов, являющихся ядром грузинской нации, как не связанные между собой этносы.

"Мингрельскую карту" Россия хотела разыграть еще в 1992 году, когда после свержения З. Гамсахурдиа в Грузии началась гражданская война.

Сванская тема впервые "всплыла" в 2006 году, когда грузинские власти провели антикриминальную спецоперацию на территории Верхней Абхазии (в Кодорском ущелье, которое находится в Сванетии, но контролируется Грузией). Тогда лидер незаконного вооруженного формирования бывший представитель президента Грузии в Кодорском ущелье Э. Квициани заговорил об ущемлении прав сванов. Он также утверждал, что в проведении операции участвовали американские военные; выступая по российскому телевидению, он заявил: "Против нас, против маленького народа, пошли американцы!"

Безуспешные попытки использовать этнографическую тематику для углубления внутриполитического кризиса в Грузии предпринимались и во время "революции роз". В тот период российская пресса писала, что против новой революционной власти Грузии может восстать Гурия (родина президента Э. Шеварднадзе).

После августовской войны 2008 года проживающих в России грузин начали тщательно "сортировать": в соответствующей графе официальных документов появились записи: "грузин", "мингрел", "сван" и т.д.; основной акцент делался на выделении двух последних этнографических групп, как имеющих свои отдельные диалектные языки.

Примечательно, что в 1999 году при вступлении в Совет Европы (СЕ) Грузия обязалась присоединиться к "Хартии региональных языков, или языков меньшинств". Под словом "региональные" в Грузии подразумевались языки национальных меньшинств, компактно проживающих на ее территории. Однако впоследствии СЕ едва не признал региональными языками мингрельский и сванский, после чего заговорили о повышении их статуса.

Следует отметить, что для Грузии именно мингрельский и сванский языки являются одним из важнейших элементов ее этнографического наследия и предметом национальной гордости (и в какой-то мере источником грузинского национализма).

Одним из наиболее видных писателей-националистов Грузии являлся мингрел К. Гамсахурдиа (отец первого президента Грузии З. Гамсахурдиа). Более того, мингрелы любят хвастаться, что по сравнению с уроженцами других уголков Грузии они являются "самыми чистокровными грузинами" и "прямыми потомками колхов" — древнейшего грузинского племени.

Заключение

За период, прошедший после восстановления государственной независимости, грузинский национализм несколько раз трансформировался и сменил "соперников". Однако националистическая риторика продолжает играть ведущую роль в политическом дискурсе страны, и именно этот фактор пытаются использовать различные политические силы.

Современный грузинский национализм в корне отличается от того, который начал формироваться в конце 1980-х — начале 1990-х годов на фоне развала союзного государства и носил скорее этнический характер. На современном этапе главным вызовом для грузинского национализма является процесс глобализации, который может привести к утрате самобытности маленькой страны.

Грузинских националистов и защитников традиций обвиняют в разжигании антизападных настроений и называют противниками интеграции Грузии в европейские и евро-атлантические структуры. Однако следует отметить, что в стране мало влиятельных политических группировок, которые противились бы интеграции Грузии в международные организации.

Националисты же, в свою очередь, упрекают прозападно настроенных либералов в том, что они, отрицая национальные ценности, "испортили" идею сближения Грузии с Западом.

Наглядным примером борьбы грузинских националистов и глобалистов могут послужить события, связанные со строительством первого в Грузии "Макдональдса" в центре Тбилиси в период правления Э. Шеварднадзе. Один из депутатов парламента устроил акцию протеста с целью не допустить строительство этого объекта вблизи памятника Ш. Руставели. Впоследствии страсти улеглись, а "Макдональдс", абсолютно не "мешая" памятнику грузинскому поэту, прекрасно "ужился" с объектами питания, основанными на традициях грузинской национальной кухни.

В настоящее время грузинский национализм переживает острый кризис: он дезориентирован и находится в процессе самоопределения. В повестке дня грузинского политического дискурса стоит вопрос о целесообразности разработки "новой грузинской идеи". Однако, как представляется, в нынешних условиях главным является вопрос о том, что должно из себя представлять грузинское государство.


1 См.: Гамсахурдиа З. Лекция "Духовная миссия Грузии", прочитанная на фестивале "Идриарт" в Тбилиси 2 мая 1990 года. к тексту
2 [http://rustavi2.co/index.php?option=com_news&task=gourl&id=1945]. к тексту
3 Гогебашвили Я. Избранные сочинения. В пяти томах. Т. 2. Тбилиси, 1990. С. 404 (на груз. яз.). к тексту
4 Пшавела В. Сочинения. В пяти томах. Т. 5. Космополитизм и патриотизм. Тбилиси: Сабчота Сакартвело, 1987. С. 682 (на груз. яз.). к тексту
5 Интервью с политологом Гия Нодия // Журнал офиса народного защитника Грузии "Солидароба" (Тбилиси), 2010, № 3 (36). С. 62 (на груз. яз.). к тексту
6 Нодия Г. Либерализм и его этикет // Табула (Тбилиси), 15—21 марта 2010. С. 39 (на груз. яз.). к тексту
7 См.: Коммерсантъ, 10 февраля 2005, № 23 (3107). к тексту
8 Цит. по: Как закалялся Сталин // Табула, 15—21 марта 2010. С. 41. к тексту

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL