МУСУЛЬМАНЕ И РОССИЯ: К ВОЙНЕ ИЛИ К МИРУ?

Марат МУРТАЗИН


Марат Муртазин, имам-хатыб, ректор Московского исламского университета.


Вопросы войны и мира в Коране

Люди с самого начала своего существования на земле стали совершать грех убиения живой души, и первым это сделал сын Адама Кабил (библейский Каин), убивший своего родного брата. Так началась первая война. И с тех пор, как это ни прискорбно, войны сопровождают историю человечества непрестанно. Для меня война, прежде всего, является воплощением смерти и разрушения, каковы бы ни были ее причины и цели. Но в то же время, как бы мы ни желали жить без войны, она постоянно присутствует в нашей жизни. Соответственно, мусульмане задумываются о том, как трактует ислам вопросы войны и мира.

Прежде всего, я обязан подчеркнуть, что арабское слово ислам однокоренное со словом салям - мир, и мы, мусульмане, приветствуем всех, независимо от их национальности и вероисповедания, словами “Ассаляму алейкум” - “Мир вам!”, ибо это и есть предписание Всевышнего людям. Более того, Ас-Салям - “Мир” - это одно из имен самого Аллаха. В Коране слово мир встречается многократно, и Всевышний предписал Пророку: “Оставь их (неверующих) и скажи им «Мир!»” (Коран, сура 43, 89 аят), несмотря на то, что неверующие соплеменники и родственники Пророка дурно обращались с посланником Аллаха. Терпение и молитвы к Всевышнему - вот путь великих пророков и пример для подражания. Еще одно предписание: “О вы, которые уверовали! Когда отправляетесь на пути Аллаха, то различайте людей и не говорите тому, кто предложит вам мир: “Ты неверующий” (Коран, сура 4, 94 аят). “Когда приветствуют вас, отвечайте приветствием лучшим или тем же самым”. (Коран, сура 4, 86 аят). Вот истинное разъяснение того, как ислам трактует вопросы мира.

Но как же быть, если мира не предложат, а, напротив, придут с мечом в наши дома, будут убивать наших детей, грабить наше имущество? “А если не отойдут они от вас и не предложат вам мира и не перестанут нападать на вас, то хватайте их и убивайте, где бы вы ни обнаружили их. Предоставили Мы вам право полное сражаться с ними” (Коран, сура 4, 91 аят). Давайте же зададимся простым, но откровенным вопросом: разве не имеют люди право на самооборону, на защиту своих жилищ и семей? Ведь именно это предписывает Всевышний верующим.

“И если же отступят враги от вас и предложат мир, то не дозволит вам Всевышний сражаться с ними” (Коран, сура 4, 90 аят). Мне кажется, этих примеров достаточно, чтобы в общих чертах получить представление о принципах войны и мира по Исламу, хотя говорить и спорить на эту тему можно еще много.

Терроризм и бандитизм

Сегодня российское общество вплотную столкнулось с проявлениями жесточайшего терроризма и бандитизма. Я говорю о российском обществе, подразумевая и мусульманскую умму, которая является его неотъемлемой частью. От бандитизма, похищения людей, убийств и грабежей прежде всего сегодня страдают чеченцы, дагестанцы, ингуши, т.е. мусульмане, но только после того, как волна взрывов докатилась до Москвы, начались активные действия против вооруженных бандитов, которые сконцентрировались в основном на территории Чечни. Однако до сих пор никто так и не доказал причастность чеченцев или представителей других мусульманских народов к этим взрывам. Все обвинения строятся лишь на подозрении, а не на доказательствах или признании самих подозреваемых, так и не обнаруженных ни в Москве, ни в каком другом регионе страны.

Но в любом случае, нам, мусульманам, приходится ощущать на себе волну акций, которые проводятся властями по отношению к представителям мусульманских народов. Сегодня, когда идет фактическая война в Чечне, проверки документов, регистрации, проверки квартир нацелены только на представителей определенных национальностей, некоторые исламские учебные заведения лишают лицензий, подвергают проверкам, закрывают. Неужели те 20 миллионов мусульман, проживающих сегодня в России, вдруг стали потенциальными бандитами и террористами? Неужели и сегодня еще пытаются за преступления отдельных граждан наказать целые народы, как в сталинские времена?

В последнее время часто стала звучать фраза, что “преступники не имеют национальности, не имеют веры”. Я категорически не согласен с этим. Преступники - они есть среди русских и христиан, среди израильтян и иудеев, среди иранцев и мусульман. Но их наличие отнюдь не означает, что весь народ или вся религиозная община, и тем более религиозное вероучение виновны в их преступлениях. Ислам категорически осуждает убийства, грабежи, воровство, насилие. Более того, в Коране четко регламентируются виды наказания за те или иные преступления. И в Саудовской Аравии, и в Египте, и в Турции террористы и бандиты подвергаются жесточайшим преследованиям и уголовному наказанию. Поэтому совершенно несправедливо искать корни общенациональной преступности среди народов, которые исповедуют одну определенную религию.

К величайшему сожалению, в России сложилась такая ситуация, когда официальные структуры перестали контролировать целые регионы, где сконцентрировались “солдаты удачи” совершенно различных мастей, в том числе и мусульмане. Они стали очень активно действовать на волне победы Чечни в войне с Россией и выступили за отделение всего Северного Кавказа под знаменем “воинствующего исламизма”. Я хотел бы особо подчеркнуть - они выступают не под знаменем ислама как религии, а с лозунгами политизированного “исламизма”, который представляет собой клубок радикальных, экстремистских течений, проявляющих крайнюю степень религиозной нетерпимости, в том числе и по отношению к самим мусульманам. У этих людей есть свои идеологические наставники, есть свои политические руководители, финансирующие организации. Но все это нельзя отождествлять с исламом как системой вероучения и образом жизни значительной части населения земного шара, а точнее 1млрд. 250 миллионов человек. Мусульмане против любых проявлений экстремизма, религиозной нетерпимости, и сами, как мы видим сегодня в Дагестане, готовы выступить против них с оружием ради защиты своего вероучения, своей родины, своих домов, своих семей, как это и предписано исламом.

Однако давайте задумаемся о том, как стало возможным, что эти течения распространились среди российских мусульман. В свое время, с началом демократических преобразований в нашей стране открылись широкие возможности для духовного возрождения мусульман. Миллионы людей устремились в мечети, стали возникать многочисленные кружки, медресе, средние и высшие учебные заведения. И здесь проявилась острейшая проблема в мусульманской умме России - отсутствие грамотных имамов-проповедников, преподавателей, ученых-богословов, знатоков шариата и других исламских наук. Все взоры тогда обратились за границу. Тогда думали, что из арабо-мусульманского мира к нам придут и чистые идеи, лишенные каких-либо политических подоплек, что они окажутся более благостными, чем то преданное забвению духовное наследие, которое было накоплено нашими прадедами в течение многих столетий. Процесс возрождения духовности через импорт религиозных идей оказался для нас очень болезненным. “Поистине, Аллах не меняет положения народа до тех пор, пока они не изменят себе” (Сура 13, 11 аят). Те, кто пользуется благами этой жизни, дарованные Всевышним, должны быть довольными и благодарными, но если они отступают от этого и выходят за границы установленного Аллахом, то их положение изменяется к худшему.

Итак, изо всех республик бывшего Советского Союза начался процесс бесконтрольной отправки молодежи для обучения за границей в исламских учебных заведениях. Никто не следил за психологической, нравственной, духовной и возрастной готовностью этих молодых людей к тому, чтобы они оказались в совершенно чужом для них окружении. Никто не проводил собеседований с этими молодыми людьми, никто не проверял их желания и готовности стать религиозными деятелями, их образовательный уровень. Приезжали иностранцы, которые отбирали детей и молодежь в возрасте от 12 до 18 лет и, дав многочисленные обещания родственникам, увозили их с собой в заграничные “райские кущи”, где из них воспитывали кого угодно. Никто не думал о том, где и чему будут обучаться эти молодые люди и с какими идеями и намерениями они вернутся домой. В итоге, тысячи молодых людей получили идеологический заряд определенной направленности, который совершенно очевидно не соответствует историческим традициям мирного сосуществования разных народов и различных религий в нашем обществе.

С другой стороны, к нам ринулись тысячи проповедников и наставников, вооруженных не только крайне опасными идеями, но и финансовыми средствами, которые зачастую играли более важную роль в решении тех или иных вопросов, связанных с распространением ислама среди россиян. Эти зарубежные проповедники, пользуясь религиозным невежеством основной массы мусульман и отсутствием разумного отпора со стороны представителей духовенства, стали уже здесь, внутри страны, распространять среди молодежи, всегда склонной к максимализму, идеи “чистого” ислама. Они к тому же играли на стремлении мусульманских народов к освобождению от “русского угнетения”. А если еще вспомнить глубокую рану от репрессий сталинского и более позднего коммунистического режима, то можно себе представить на какую благодатную почву попали эти идеи.

Все эти факторы во многом стали катализатором тех сложных религиозно-политических процессов, которые шли и продолжают идти в регионах, где проживают мусульмане. Сегодня кризис проявился, в основном, на Северном Кавказе, но не следует думать, что опасности экстремистских проявлений нет в других регионах. Практически во всех регионах Европейской части России, где компактно проживают мусульмане - Татарстан, Башкортостан, Поволжье, Мордовия, Нижегородская, Пензенская и другие области - существуют предпосылки для возникновения конфликтных ситуаций. Я не буду касаться глубоких исторических, национальных и политических причин возникновения рассматриваемых течений, но возвращение значительного числа молодых мусульман, обучавшихся за рубежом, уже сегодня создает напряженность внутри мусульманских общин, потому что многие из этих молодых людей воспитаны на радикальных и экстремистских идеях. Если в общине есть достаточно образованный и воспитанный в условиях нашей страны имам, то он еще сможет противостоять этим людям. Но если таковых нет, то на фоне религиозного вакуума эти радикально настроенные мусульмане постепенно при помощи пропаганды и своих знаний привлекают на свою сторону все больше и больше молодых людей, которые, в свою очередь, становятся новыми проповедниками, и образуется некая невидимая цепная реакция. В результате, когда в общине набирается значительная доля таких мусульман, происходит переориентация ее деятельности.

Таким образом, мы можем сделать вывод, что основным средством, с помощью которого можно противостоять распространению экстремистских и радикальных идей среди российских мусульман, является подготовка высокообразованных имамов, богословов, преподавателей, обладающих широким спектром как религиозных, так и светских знаний. Сегодня в России учебных заведений, которые могли бы готовить таких специалистов, очень мало. В подавляющем большинстве исламских университетов, институтов, медресе вследствие ряда причин преподают только чисто религиозные предметы: чтение, заучивание и толкование Корана и хадисов, вероучение и богослужение, житие Пророка Мухаммада, арабский язык, в лучшем случае историю ислама. Мы сегодня живем накануне 21 века, мы живем в России, в Европе. И если мы хотим дойти до сердец и умов тех, кто потенциально называет себя мусульманами, но еще не осознали истинные предписания и ценности ислама, если мы хотим показать настоящую суть этой великой религии, призывающей к вере в Единого Творца, к милости, миру и согласию, к терпимости и взаимопониманию, то мы должны аргументировать свой призыв достаточно вескими научными доказательствами. А это невозможно без всесторонней образованности. Не менее важно и то, что этот призыв к исламу - религии мира и добра, религии знания и прогресса - будет противостоять вызову, которые бросают нам сегодня радикально настроенные проповедники вооруженного джихада и экстремизма, призывающие к средневековым обычаям и образу жизни. Я думаю, что само наше государство должно быть заинтересовано в том, чтобы ислам распространяли те проповедники-имамы, которые выросли и воспитались в нашей стране и впитали традиции веротерпимости, которые признавали бы право за каждым человеком жить на этой земле, а не присваивали себе право судить и казнить. Сегодня государство должно поддержать религиозные исламские учебные заведения, помочь нам подготовить квалифицированные кадры проповедников, имамов, мусульманских ученых, и тогда не нужно будет бомбить села, направлять туда танки, отряды спецназа и ОМОН. Необходимо создать исламские университеты и институты с государственным финансированием, с учебными программами, соответствующими государственным стандартам, с дипломами, признаваемыми государственными учреждениями, и тогда не нужно будет воевать с “исламскими” террористами.

Будущее России и мусульмане

Сегодня все острее встает вопрос о будущем обустройстве России. Это диктуется теми обстоятельствами, что Россия стоит накануне выборов в Государственную Думу и выборов президента РФ. Ни для кого не секрет, что народы России, в том числе и мусульмане, ждут определенных изменений в стране и обществе. Поскольку уровень жизни населения любой страны определяется, прежде всего, экономическими факторами, то граждане России, какой бы национальности они ни были, какого бы вероисповедания ни придерживались, хотят, чтобы Россия была индустриально развитой, экономически сильной державой, которая создала бы соответствующие условия для жизнедеятельности и благополучия своего населения. Сегодня со всей очевидностью большинство жителей России ощущают на себе кризисные явления в различных сферах общественной жизни. Все дело в том, что последователи всех религий в российском обществе, в том случае, когда они относятся к одной малообеспеченной социальной прослойке, недовольны положением дел в экономике страны. Они недовольны отсутствием сильной политической линии, порядка и законности, отсутствием общероссийской национальной идеологии, безнравственностью и моральной распущенностью на всех уровнях, начиная с высшего эшелона власти.

Еще раз хочу подчеркнуть, что мусульмане вместе со всеми остальными гражданами видят, что миллионы людей - особенно пенсионеры, работники бюджетных структур, сферы социального обслуживания - перебиваются на сущие гроши, а очень небольшая часть людей (особенно те, кто близок к власти) живет в неимоверной роскоши за счет присваивания себе национального достояния. Все видят, что в сфере внешней и внутренней политики Россия давно превратилась из сильной державы в колосса на глиняных ногах: с ней на Западе не хотят разговаривать на равных, в то время как разговаривать нормально с Востоком сама Россия считает ниже своего достоинства. Более того, региональные и национальные проблемы решаются без всякого плана и стратегии. Все это не может не вызывать разочарования и стремления самостоятельно вести свои дела, особенно в тех регионах, где сегодня возникли сложнейшие проблемы экономического, национального и даже военного характера. И, наконец, мутный поток безнравственности затрагивает души всех людей, которые сталкиваются с ложью и моральным разложением политических лидеров, продажностью журналистов и средств массовой информации, страшным распространением всех человеческих пороков, начиная от половой распущенности и кончая наркотиками. Тому, что творится сегодня на телевидении, в кино, на радио, трудно дать нормальное определение, ибо 10 лет назад вряд ли кто-нибудь мог подумать, что половые акты, голые тела, насилие, убийства станут на экранах повседневным и обыденным явлением.

Поэтому и перед мусульманами России встает очень важный вопрос: сможет ли новая власть изменить положение дел в стране, чтобы все граждане получили возможность нормально жить в ней с экономической, политической и нравственной точек зрения. Тогда проблема их самоопределения внутри страны будет решаться одним путем, тогда они будут всячески стремиться занять свою нишу в обществе, защищая интересы страны в целом, и интересы своего сообщества внутри нее. Если же по каким-либо причинам ситуация не претерпит изменения, тогда вступят в силу факторы, вызывающие необходимость внутреннего самоопределения, я бы даже осмелился сказать, отделения от этого общества. Это может быть связано и с политическим исходом, и мы уже имеем пример Чечни, это может быть связано и с уходом мусульман внутрь, в какие-то неофициальные и подпольные структуры, примеры чего также имели место в истории человечества в целом, и мусульманских государств, в частности.

Не менее важно для мусульман, чтобы российское государство оставалось светским, а не религиозным, поскольку сегодня существует достаточно много сил, которые хотели бы превратить Россию в русско-православную державу, где мусульмане превратились бы в религиозное терпимое меньшинство, как это было до революции 1917 года. Со всей очевидностью, подобный исход стал бы причиной дальнейшего распада России, поскольку подавляющее большинство “мусульманских” субъектов Федерации не захотят жить под православным знаменем и по православным законам. России уготована судьба евроазиатской державы. По ее территории проходит граница христианского и исламского миров. В этой державе, по моему глубокому убеждению, должны вместе уживаться ценности православного христианства и суннитского ислама, традиции и обычаи христианских и мусульманских народов, каждый из которых имеет свою культуру, литературу, историю, но все это вместе составляет духовно-нравственное богатство России. В России сегодня очень важно не вбить огромный клин конфликта между православными и мусульманами, о котором усиленно говорят на Западе, предсказывая межцивилизационное столкновение. Поскольку в мире появляется все больше стран, имеющих ядерное оружие, и особенно в исламском мире, нельзя полностью исключать возможность развития подобного конфликта в целом. Но мне кажется, что бесценный исторический опыт мирного сосуществования мусульманских и христианских народов в Российской империи в течение столетий, дружба народов Советского Союза в течение 70 лет является залогом того, что мы сумеем противостоять силам, пытающимся разжечь огонь этого межцивилизационного столкновения именно на территории России. Мы обязаны вывести эту опасность за пределы нашей страны, отнять почву из-под ног тех, кто хотел бы еще раз поэкспериментировать над нашей страной и нашими народами. Исламский мир должен навсегда убедиться в том, что Россия не станет врагом мусульман и не будет вести войну против ислама именно потому, что она христианско-мусульманская страна, тем более, что многие народы помнят о том, что Советский Союз в течение десятилетий был другом многих мусульманских стран Ближнего и Среднего Востока. С другой стороны, и западные партнеры должны четко понять, что Россию нельзя превратить в марионетку, которая разыгрывала бы карту межцивилизационных столкновений, народы России нельзя сделать жертвами этой игры. Если у кого-то есть желание помахать факелом подобной войны, пусть займутся этим у себя дома. Не менее важно понять это и российским генералам, которые сегодня, по моему мнению, охвачены некоторой эйфорией в связи с действиями армии на Северном Кавказе в рамках антитеррористической операции и той поддержкой, которой они пользуются в правительственных кругах и среди населения. Я прекрасно понимаю попытки создать некий миф об “исламской угрозе” для России, которая, якобы, инспирируется и финансируется из Пакистана, Турции, Саудовской Аравии. Такие заявления достаточно провокационны и безответственны со стороны такой великой христиано-исламской державы, как Россия. Ответственный руководитель Генерального штаба говорит о вооруженном джихаде под “зеленым знаменем” на территории всей России и тем самым, как бы, выражает готовность всю нашу страну превратить в арену вооруженной борьбы против “исламских” экстремистов. Я думаю, что мы не должны разжигать исламофобию в России ни на уровне генералов, ни на уровне политиков, ни на уровне религиозных и общественных деятелей. Только мир и согласие в обществе - вот наш призыв и наш лозунг. Напротив, мы в России должны сделать все возможное для того, чтобы перевести острие этого столкновения за пределы Российской Федерации.

Чечня и Россия

Чеченская проблема является сегодня самой болезненной для мусульманской уммы России, и мы не можем оставить ее без внимания. Совершенно очевидно, что сегодня эта проблема решается только в одном, военном аспекте. Ни о каких других путях решения, насколько мне кажется, руководство страны не думает. И, тем не менее, мы не можем не взглянуть на проблему Чечни с других сторон.

Я, прежде всего, хотел бы подчеркнуть многоплановость проблемы Чечни в частности, и Северного Кавказа в целом. Как бы мы ни рассуждали, на сегодняшний день экономическое положение Северного Кавказа является очень сложным. И если в России в целом, проблема социально-имущественного расслоения не привела к ярко выраженному конфликту, то народы Северного Кавказа, которые живут во много раз более сложной ситуации, имели намного больше поводов проявлять недовольство в резких формах. Ситуация с Чечней является наиболее крайним примером того, к чему может привести обострение социально-экономических и национальных проблем.

Сегодня очень трудно прогнозировать будущее взаимоотношений Чечни с Россией, но совершенно очевидно, что эта республика уже не станет обычным субъектом федерации. Установление власти при помощи оружия не даст порядка в регионе, если основная масса народа выступит против этой власти. Не определив волеизъявления самого чеченского народа, или хотя бы той его части, которая непосредственно проживает на территории республики, нельзя найти правильное решение. В настоящее время положение дел с Чечней тупиковое, и те силовые методы решения проблемы, которые могли бы как-то замедлить процесс отделения в начале 90-х гг., сегодня абсолютно непригодны. Если даже удастся в какой-то мере умерить активность вооруженных групп, то полностью разоружить их не удастся. И сейчас в Чечне вряд ли возможно повсеместно установить российские порядки, поскольку тенденция к отделению от России будет сохраняться. Как бы российские власти ни ратовали за то, чтобы чеченский народ “был введен в цивилизованное общество”, все равно он станет жить так, как желает сам.

Как только военные закончат в Чечне свои “дела” и население вернется в родные дома, необходимо в кратчайшие сроки провести референдум по основным вопросам самоопределения этой республики, предоставив возможность высказаться относительно выхода из состава России. Великие мыслители уже давно отметили, что насильно никого нельзя сделать счастливым.

Место ислама и мусульман в России

Сегодня бесспорен тот факт, что исламское вероучение заняло достаточно прочную позицию в умах и сердцах миллионов россиян различной национальности. Поэтому перед мусульманской общиной-уммой встает вопрос, как ей самоидентифицироваться внутри России, как найти форму существования при всех объективных трудностях жизни в стране. Небольшой исторический экскурс здесь будет вполне уместен.

В 16 веке после захвата Казани и Астрахани, покорения Ногайского княжества и Сибирского ханства многочисленный пласт мусульманского населения оказался в составе русского государства. Шел захват территорий, сопровождаемый уничтожением части населения и изгнанием людей из городов, разрушением мечетей и духовных центров, попытками насильственного крещения мусульман. Хотя формально до конца 17 века мусульманские государства - Казанское, Астраханское, Сибирское - продолжали сохранять свои названия под эгидой московского царя, но они не имели никакой самостоятельности, поскольку все центральные города и административные органы находились в руках русских. Российский мусульманин был подавлен и угнетен. Оставаясь на своей земле, он вдруг оказался чужаком для власти, которая взяла его под свое крыло. Вера в Аллаха, терпение, стремление стойко переносить начертанные Господом страдания и испытания, устоявшееся веками и впитанное с молоком матери вероубеждение: “Твой Господь - Аллах! Твоя религия - ислам! Твое писание - Коран! Твой пророк - Мухаммад!” - давало силы жить, трудиться, растить и воспитывать детей, содержать мечети и мектебы хотя бы в деревнях, поскольку в крупных городах до середины 18 века этого не разрешали власти. Тяжело было мусульманским народам, тяжело было верующим и духовенству. Религиозное неравенство было одной из причин восстаний против Москвы, которые произошли в Поволжье и в Сибири в течение 16-17 вв.

Пугачевское восстание 1773-75 гг., в котором самое активное участие приняли поволжские и приуральские мусульмане, заставило власти посмотреть в сторону этих слоев российского общества. Пришла “Эби-патша” - “Бабушка”-императрица Екатерина Вторая. Она и сама первоначально была в России иноверкой и иностранкой, но, несмотря на это, сделала для ее народов очень многое. В частности, она принципиально изменила отношение власти к мусульманам, а этого не мог позволить ни один из ее предшественников на троне. По закону от 1773 г. ислам стал терпимой религией, а значит, мусульмане получили возможность открыто исповедовать свою религию, обращаться с просьбами о разрешении основать новые каменные мечети в городах. Духовенство стало пользоваться поддержкой царской власти через муфтия Оренбургского Магометанского духовного собрания, созданного в 1788 г. Открылись средние и высшие мусульманские школы-медресе. С 1787 года сначала в Санкт-Петербурге, а затем, с 1802 г., и в мусульманской типографии в Казани без ограничения начали печатать Священный Коран и любую другую духовную мусульманскую литературу. Среди татар была широко распространена грамотность, поскольку стремление к знаниям является религиозным предписанием, а обучение детей было родом занятия имамов и их жен, которые в каждой мечети собирали маленьких детей в мектебы. Сколько бы просвещенные мусульманские писатели конца 19 века ни критиковали эти мектебы, именно они позволили распространить среди мусульман массовую грамотность.

К концу 19 века множество работных мусульман появилось даже в столичных городах, сначала в Нижнем Новгороде, потом Москве, Твери, Ярославле, Санкт-Петербурге, и там были построены мечети, открылись медресе. Вот как описывал жизнь мусульманской общины в России в конце 19 в. современник Исмаил Гаспринский. "Обратите внимание и изучите все функции любой мусульманской общины в наименьшей ее единице, представляемой приходской общиной. Всякая такая община представляет собою миниатюрное государство с прочной связью частей с целым и имеет свои законы, обычаи, общественные порядки, учреждения и традиции, поддерживаемые в постоянной силе и свежести духом исламизма. Община эта имеет свои власти в лице старшин и всего прихода, нуждающиеся в высшем признании, ибо авторитет этой власти — авторитет религиозно-нравственный, ее источник—Коран. Община эта имеет совершенно независимое духовенство, не нуждающееся ни в каких санкциях и посвящениях. Всякий подготовленный мусульманин может быть ходжой (учитель), муэззином, имамом, ахуном и т. д. при согласии общины. Мусульманство, не имея и не признавая сословий, не имеет кастового духовенства. Сословие духовных, установленное русскими законами в некоторых землях мусульман, существует лишь рrо forma, не мешая при нужде отправлять духовные требы и членам других сословий, конечно, подготовленных к тому. Каждая мусульманская община имеет свою школу и мечеть, содержимые или общиной, или на завещанные на то капиталы и имущества (вакуфы). Мусульманское мектебе близко соприкасается с общиной и служит дополнением школы семейной, где чуть не с пеленок дитя подвергается неотразимому влиянию отца и матери в деле воспитания в духе ислама, так что ребенок 7—8 лет уже имеет столь сильную мусульманско-племенную закваску, что удивит всякого новичка-наблюдателя и заставит призадуматься рьяного русификатора. Несколько таких общин имеют одну соборную мечеть: несколько десятков их одно медресе, высшую школу…откуда выходят их богословы, законоведы, муллы, ахуны, учителя и вообще ученые. Все эти учреждения и установленные общественные порядки неуклонно и неустанно работают из года в год, поддерживаемые нравственно Кораном и материально общиной и ее богатыми членами.

Такая мусульманская община в 10—20 семейств, куда бы ни была заброшена судьбой, сейчас же группируется вокруг мечети или школы, совмещаемых нередко в одном и том же помещении, и немедленно для питания себя высшими познаниями примыкает к сфере действий какого-либо ближайшего медресе, куда посылают детей, предназначаемых к высшему мусульманскому обучению.

Такие небольшие мусульманские общины, разбросанные отдельными поселками, наблюдаются во многих внутренних губерниях России и, несмотря на вековое сожительство в массе русского люда, не утратили никакой татарско-мусульманской черты, и распространение между ними даже русской речи сравнительно весьма незначительно, и то между мужским полом. Что касается мусульманок, они вовсе не говорят по-русски за весьма редкими исключениями. Пример весьма поучительный и доказывающий необыкновенную племенную устойчивость татар представляют литовские татары, рассыпанные чуть не в десяти губерниях Юго-Западного и Привислянского края в числе восьми — девяти тысяч душ"1 .

Казалось бы, можно радоваться и жить спокойно. Мусульмане относительно свободно исповедуют свою религию. Основная их масса живет по исламу. Можно даже не говорить о сельской местности, где ислам остается на незыблемых основах, заложенных прадедами: здесь традиции святы, вряд ли кто посягнет на введение новшеств в мечетях или в мектебах. Да и в городах большинство мусульман живет обособленно, в основном, в слободах или компактными группами, что позволяет в целом, сохранять свой особый образ жизни. Этот традиционализм был необходим для сохранения канонов веры, устоев религии в обществе, правильного воспитания детей. Традиционализм поддерживало подавляющее большинство мусульманского духовенства и преподавателей учебных заведений. 1917 год и события, последовавшие за ним, в корне изменили положение мусульман. Первое десятилетие существования Советской России, а затем Советского Союза, было ознаменовано бурными военно-политическими событиями и коренными экономическими изменениями. Поэтому поначалу до верующих у властей руки не доходили. 1927 год стал годом начала решительной борьбы против религии: повсеместно закрыли религиозные медресе, школьные программы были изменены и в их основу был положен принцип атеистического воспитания детей, мечети начали уничтожать как рассадников “религиозных пережитков прошлого”, число имамов сократилось. Вот конкретные факты из докладной записки председателя Центрального духовного управления мусульман в Уфе Ризаэтдина Фахретдинова от 1930 года: “Все религиозные организации мусульман находятся накануне полнейшего разрушения и исчезновения с лица земли. Закрылось 87% мухтасибатов (областные мусульманские центры), из 12 000 мечетей закрыто более 10 000, от 90 до 97% мулл и муэдзинов лишены возможности отправлять культ”.

Пожалуй, впервые за весь период существования ислама в России против него была начата бескомпромиссная идеологическая война, целью которой являлось искоренение религиозного сознания у людей. Выполнение задачи было возложено на административные органы Советской власти, которые начали строго контролировать все стороны деятельности мечетей и религиозных мусульманских организаций. Отчеты о приходских собраниях, указы о назначении на должности служителей мечети, даже содержание проповедей - все должно было представляться в административные отделы, а позднее специальным уполномоченным по делам культа. Постепенно все меньшее количество людей стали открыто проявлять свои религиозные чувства. Что касается детей и молодежи, особенно тех, кто родился в 20-е гг., то они уже были воспитаны советской школой, пионерской и комсомольской организациями в духе атеизма, а гонения на духовенство и уничтожение его значительной части в 30-е гг., разрушение мечетей, действовали очень сильно на общественное сознание. В качестве конкретного примера можно привести тот факт, что мой дед Габдельвали Муртазин, имам деревни Чечкабы Буинского района, подвергся раскулачиванию. Его лишили дома и земельного удела, он оказался изгоем, жил последние годы в землянке и, может быть, к счастью, умер, избежав физического уничтожения в 1937 году, как это произошло с его братом Ибрагимом. Те немногие имамы, кто каким-либо образом избежал репрессий, продолжали по мере сил свою религиозную службу, и власти, продолжая оказывать сильное давление, смотрели на них, как на вырождающийся класс.

Но, несмотря на это, в России оставались люди, которые вставали на тернистый путь служения Аллаху, потому что они осознавали свою востребованность. Мусульмане продолжали приходить в мечеть, чтобы совершить молитву, прослушать проповедь, обратиться к Аллаху, помянуть своих родителей и предков, принести пожертвование, очиститься от грехов, которые мучают душу. И пусть в мечети регулярно приходили большей частью пожилые люди, вышедшие на пенсию, молодых прихожан можно было сосчитать на пальцах, пусть только в праздники мечети наполнялись верующими - главное, что муллы и имамы оставались носителями ценностей ислама, исполняли необходимые обряды и обычаи, сохраняли традиции, которые передавались из поколения в поколение. Мы можем сказать: "Слава Аллаху, именно наши деды и отцы, пережившие тяжелейшие годы гонений, сохранили для нас ислам как нашу исконную религию, сохранили его таким, каким он был в течение предыдущих 11 столетий". Именно этому поколению мы благодарны за то, что сегодня мусульманская умма России имеет единую, общую духовную основу, которая пока еще не раздроблена на различные течения.

Середина 80-х годов ознаменовала начало коренных изменений в отношении государства к религии в нашей стране. Перестройка и последовавшее за ней прекращение существования коммунистического строя дали верующим свободу в отправлении их религиозных обязанностей. Мусульмане почувствовали, что слежка за духовным состоянием людей прекратилась. У людей исчезла боязнь быть замеченными при посещении мечети, многие открыто заявили о своей приверженности к религии, и это уже не вызывало общественного отпора и отчуждения. Люди, которые ранее обучали детей и взрослых основам веры и Корану лишь втайне, стали открыто вести свою деятельность и собирать вокруг себя все больше и больше мусульман, желающих глубже познать ислам.

В мечеть стали приходить люди разного возраста, социального положения, уровня образования, ученые, бизнесмены. Религия, которую представляли когда-то пережитком прошлого, оказалась единственным средством найти ответ на духовные вопросы, которые неизбежно возникают у людей. Процесс обращения к религии для многих стал неизбежным. Иногда говорят, что религия стала модой, что к ней обращаются, подражая руководителям страны и начальству. Все это, конечно, не так, потому что основная масса людей приходит в мечеть по зову души и сердца, и очень важно в этот момент, чтобы они услышали доброе слово, увидели, что здесь могут дать ответ на их вопросы, показать путь к выходу из душевного кризиса.

Сегодня перед мусульманами России встает вопрос уже несколько иного характера. Они пытаются самоопределиться внутри самой России, внутри ее социально-политического и экономического устройства. Ведь ни для кого не секрет, что сегодня в общественной и экономической жизни нашей страны, в ее политическом устройстве и законодательстве совершенно не учитываются особенности жизни мусульман, у которых имеются и свои чисто религиозные предписания относительно социальной, экономической жизни, семейно-нравственных и бытовых устоев. И чем глубже и полнее мусульманин знакомится со своей религией, тем сложнее ему вжиться в современное общество. Тем не менее, возвращение мусульман к своим духовным корням не должно приводить к политическим противоречиям и столкновению с властью. Как я уже отмечал, государство в России должно оставаться целиком и полностью светским, и ни одна из религий не должна быть привилегированной. Это я вполне отношу и к исламу, поскольку любые попытки ввести элементы “исламского правления” на какой-либо части России вызовут ответную реакцию по установлению “православного” порядка там, где живут в основном русские.

Ваххабизм

Сегодня в прессе часто употребляются термины ваххабизм, ваххабиты, эти слова постоянно звучат с экранов телевизоров и по радио. И возникает вполне естественный вопрос: что за новый “изм” появился вдруг в нашей стране? Поскольку ваххабизм неразрывно связывают с мусульманами, необходимо дать более-менее понятную для всех научную и религиозную дефиницию этого явления. Прежде всего необходимо отметить, что термин ваххабизм введен в научный оборот западными исследователями, а сами последователи учения Мухаммада Ибн Абд аль-Ваххаба (1704-1792) называют себя салафитами, то есть теми, кто следует примеру первых поколений мусульман, современников посланника Аллаха Мухаммада. В научных справочниках ваххабизм определяют как религиозно-политическое течение, относящееся к исламу суннитского толка. Оно возникло в середине 18 века в Аравии на основе взглядов Мухаммада Ибн Абд аль-Ваххаба, стержнем которых является строгое следование единобожию - таухид и очищение исламского вероучения от многочисленных новшеств - бидаат. В целом, это учение представляет собой развитие принципов ханбалитского толка ислама в их крайнем выражении, сами ваххабиты не признают мазхабы - толки в исламе и выступают за то, чтобы мусульмане поступали во всех случаях только так, как это было во времена Пророка Мухаммада. В общественно-политической сфере ваххабизм проповедует социальное равенство, братство и единство своих последователей, выступает за строгое соблюдение традиций и морально-этических принципов, характерных для мусульманского общества на заре ислама, призывает к вооруженному джихаду, как против неверующих и многобожников, так и против мусульман, отступивших от принципов раннемусульманского общества. Последних Ибн Абд аль-Ваххаб считал “многобожниками” в большей степени, чем людей, еще не пришедших в ислам. Для ваххабизма характерен фанатизм в вопросах веры и экстремизм в практике борьбы со своими политическими и религиозными оппонентами.

С самого начала ваххабизм столкнулся с неприятием и противодействием со стороны многих религиозных и политических сил. Поскольку ваххабизм стал в 18 веке господствующей идеологией зарождающегося государства саудидов - будущей Саудовской Аравии, против него, прежде всего, выступила Османская империя, которая тогда возглавляла исламский халифат и не хотела возвышения независимого государства в Аравии. Османская империя в этом случае теряла контроль над главными святынями ислама - храмом Кааба в Мекке и могилой Пророка Мухаммада в Медине. Постоянные наступательные походы ваххабитов на близлежащие районы, сопровождавшиеся насаждением своей идеологии и разрушением всего того, что является проявлением “многобожия”, жестокостью по отношению к тем, кто не принимает их взгляды, вызывали сопротивление и страх у многих арабских племен. Недовольство Ирана вызвал поход на Кербелу и разрушение гробницы имама Хусейна, внука Пророка Мухаммада. Из-за этих акций политическая активность ваххабитов встречала достаточно сильное сопротивление.

Что касается положений вероучения Мухаммада Ибн Абд Аль-Ваххаба, изложенных в его богословских произведениях, то они получили неоднозначную оценку. Даже те мусульманские богословы, которые в целом были настроены против ваххабитов, заявляли, что в их учении нет никакой ереси, а все их призывы направлены на установление истинных положений ислама. И действительно, богословские произведения Ибн Абд аль-Ваххаба содержат большей частью только аяты из Корана, хадисы Пророка Мухаммада и высказывания его сподвижников - асхабов, т.е. все то, на чем основывается догматика и религиозная практика ислама. Очевидно, что учение ваххабизма не приняло бы такую негативную окраску, если бы оно осталось внутри религиозно-идеологического поля и не перешло в сферу общественных и политических действий.

По сути, Ибн Абд аль-Ваххаб являлся выразителем интересов людей, недовольных своим социально-экономическим положением и состоянием дел в духовной и нравственной сферах общества. В Аравийском обществе 18 века, так же как и в целом в Османской империи, воцарилось отступничество от главных постулатов ислама. Вместо поклонения Аллаху как единственному и единому Богу стало распространяться поклонение святым и их могилам, люди часто обращались к колдунам и прорицателям, многие жители Аравии по сути даже не знали, в чем заключаются основные постулаты ислама. И в нравственной сфере допускались значительные вольности в поведении: даже во время паломничества – хаджа караваны паломников сопровождали музыканты, женщины легкого поведения, распространялись спиртные напитки и т.п. Мухаммад Ибн Абд аль-Ваххаб объявил войну религиозным отступлениям и нравственной распущенности, а ваххабизм был реакцией на духовный кризис мусульманского сообщества того времени.

В итоге, ваххабизм к началу 19 века получил значительное распространение на большей части Аравийского полуострова и стал позднее официальной религиозной идеологией Королевства Саудовская Аравия. Затем он в различных формах и под различными названиями распространился в Индии, Индонезии, Восточной и Северной Африке.

Ваххабизм и современность

Поскольку учение ваххабизма, возникшее в XVIII веке в период позднего средневековья, сохранилось и продолжает распространяться среди мусульман различных стран мира, то оно доказало свою жизнеспособность и стойкость. И уже независимо от отношения к нему, следует признать тот факт, что оно имеет свою социальную базу и религиозную нишу в мировом мусульманском сообществе. Как уже отмечалось, ваххабизм является реакцией на духовный кризис в обществе и значительное распространение он получает среди тех слоев населения и в тех регионах, где имеются основания для того, чтобы мусульмане были недовольны своим положением. Усиленно проповедуется идея братства всех мусульман, независимо от их экономического и социального статуса. Достаточно жестко регламентируются нормы поведения и внешнего вида. Мусульманин и обликом, и поступками должен стремиться к тому, чтобы быть похожим на Пророка: длинная борода, арабские одеяния, отсутствие столов и стульев, вилок и ножей, полная изоляция женщин от мужчин - вот некоторые внешние проявления бытового и социального поведения последователя ваххабизма. Ваххабизм учит мусульман в соответствии с сунной Пророка быть добрыми и осмотрительными, твердо выполнять обещания, быть терпеливыми, не лгать, не клеветать, не сплетничать, помогать нуждающимся, осуждает скупость, зависть, трусость, лжесвидетельство. Именно эти принципы, характерные исламу в целом, являются столь привлекательными для многих людей, которые обращаются к ваххабизму в разных странах. Они выбирают тот образ жизни, который соответствует их духовным и нравственным запросам независимо от того, как оценивают его другие. Да, многие из тех, кто воспитан на идеалах западного образа жизни, могут сказать, что это средневековье, что это отсталость, что это мракобесие. Но мусульмане имеют право жить так, как они хотят, в соответствии с ценностями и предписаниями ислама.

И ничего страшного для остальных людей в учении ваххабизма не было бы, если бы его главной характерной чертой не стала крайняя непримиримость по отношению к немусульманам и последователям других течений и толков ислама. Для ваххабита мусульманином является только ваххабит, и никто иной. Все остальные - это погрязшие в грехе и разврате многобожники и кяфиры. И опять-таки, если бы все ограничилось различиями и противостоянием в сфере вероубеждений, иными словами, идеологической борьбой, то отношение к ваххабизму было бы не таким враждебным. Вся проблема в том, что центр тяжести ваххабитского учения лежит в сфере политической и целью ваххабитских движений является установление “исламского порядка” в обществе путем вооруженного джихада, а именно войны с неверными и многобожниками.

Даже беглое знакомство с основным сочинением Мухаммада Ибн Абд аль-Ваххаба и его толкованиями2 показывает, что оно нацелено на то, чтобы оправдать борьбу с “кяфирами”. А к последним относят и мусульман, которые, по мнению ваххабитов, не соответствуют очень строгим рамкам, установленным этим течением на основании отрывистых цитат из Корана и хадисов, истолкованных в угоду вполне определенным целям и задачам. Сначала доказывается необходимость борьбы с неверными, а затем дается такое определение, что к неверным относятся все те, кто посещает могилы предков и просит у них заступничества, проводит в определенные дни поминки по умершим, раздает милостыню тем, кто ее не заслуживает и т.п. Я согласен, что среди мусульман имеют распространение обычаи и традиции, которые не соответствуют основополагающим принципам ислама. Но обвинять человека в неверии (а соответственно считать “его кровь и имущество не запретными”, то есть разрешить его убиение и ограбление) только за эти поступки, которые он совершает чаще всего по неведению, явно не соответствует духу ислама как религии милости и милосердия. В книге вероучения ислама египетского автора Ат-Тахави говорится: “Мы не обвиняем в неверии никого из тех, кто относится к людям нашей киблы3, если они открыто не объявляют о своем неверии”, но даже в этом случае не говорится о необходимости убить или наказать подобного человека, ибо это есть право самого Всевышнего, давшего ему жизнь. А в сочинениях Ибн Абд аль-Ваххаба, напротив, делается акцент именно на необходимость наказания, приводятся всяческие аргументы об обязательности вооруженного джихада против неверных и т.п.

В конечном итоге, именно этот крайний радикализм во взглядах и применение способов вооруженной борьбы, вызывает сильное противодействие, как со стороны официальных властных структур, так и со стороны мусульманских организаций и самих мусульман. В свое время с распространением ваххабизма и других экстремистских течений, близких к нему, боролись и в Турции, и в Египте и во многих арабских странах. На сегодняшний день ваххабизм официально уже перестал быть идеологией Королевства Саудовская Аравия. Эта страна в течение последних двух десятилетий сделала значительный шаг по секуляризации государственного устройства и стала ограничивать распространение фанатических взглядов и регулировать деятельность религиозных организаций и движений. Но, тем не менее, в государствах Аравийского полуострова и Персидского залива существует очень много неофициальных организаций, которые явно или тайно поддерживают ваххабизм в его самых крайних проявлениях, особенно там, где идут конфликты и военные действия.

Ваххабизм в России

Сегодня невозможно отрицать тот факт, что идеи ваххабизма и других фанатично настроенных течений, называющих себя “исламскими”, распространены среди российских мусульман. Люди, выступающие за установление “исламского” порядка, ратующие за войну с неверными-кяфирами, обвиняющие своих же братьев-мусульман в многобожии, есть и в Татарстане, и в Башкортостане, и в Центральной России, и, конечно же, больше всего их на Северном Кавказе. Поэтому мы, мусульмане России, должны защищать наши духовные корни и наше наследие от нашествия чуждых нам идей, призывающих к религиозной и национальной вражде. Здесь нашим оружием должно быть мудрое слово проповеди и призыв к пути Аллаха многих миллионов мусульман, еще не до конца осознавших свою принадлежность к великой умме ислама.

Сегодня для нас очень важно, чтобы российское государство, его граждане, в том числе и мусульмане, заняли правильную позицию по отношению к тому, что называют в России ваххабизмом. Прежде всего, нельзя ставить полного знака равенства между ваххабизмом и терроризмом и бандитизмом, и если террористов и бандитов следует уничтожить, то ваххабизму как идеологии следует противопоставить другую идеологию, которая будет близка по духу российским мусульманам. Ваххабизм нельзя просто так запретить или уничтожить, поскольку для мусульманской уммы России он является как бы “инакомыслием”. Ведь даже огромный и могущественный идеологический аппарат КПСС не мог запретить инакомыслие. Проблема эта намного более серьезная и глубокая, и ее нельзя решить приказом генерала и даже указом президента.

С другой стороны, в СМИ ведется целенаправленная кампания по созданию образа врага России в виде “ваххабита”, а кое-кто уже начал забрасывать соответствующие органы и газеты письмами, в которых обвиняют в ваххабизме религиозных деятелей. Такое впечатление, что мы скоро можем дойти до показательных процессов по обвинению в ваххабизме, исламизме и прочих “измах”.

Всевышний предписывает нам в Священном Коране: “Не запрещает вам Аллах проявлять дружелюбие и справедливость к тем, кто не сражался с вами из-за веры и не изгонял вас из жилищ ваших - ведь любит Он справедливых -, но запрещает вам это Аллах к тем, кто сражался с вами из-за веры, изгонял вас из жилищ ваших и помогал изгнанию вашему. А те, кто заводит дружбу с людьми такими - воистину, грех совершают” (Коран, сура 60, 8-9 аяты). Я думаю, что эти слова достаточно четко показывают нам, мусульманам, как относиться к последним событиям в Дагестане: ведь не российские войска изгоняли жителей Ботлихского района из их домов, и тем более, не правительство сражалось с мусульманами в вопросах их веры.

Мусульмане России хотят порядка в своей стране, хотят иметь сильную власть, которая могла бы защитить их от бандитов и террористов, от внешних врагов, они хотят иметь такое правительство, которое обеспечивало бы им возможность честно трудиться и зарабатывать себе на жизнь, и не ущемляло бы их право на свободу вероисповедания. Поэтому мы поддерживаем меры, направленные на уничтожение любых вооруженных бандитских и террористических формирований, которые угрожают мирной и спокойной жизни мусульман.

Завершая свою статью, мне хочется еще раз обратить внимание на теорию межцивилизационного столкновения Самюэля Хантингтона. К сожалению, мы сталкиваемся с очередной попыткой искусственно создать некую глобальную картину противостояния систем. Ведь не случайно эта теория была впервые обнародована в 1993 году4. Вспомним, что до того времени существовала “империя зла” - Советский Союз. После того как противостояние США и СССР закончилось в связи с исчезновением последнего, на первый план стали выдвигать образ нового врага американцев, а соответственно, и всего мира - образ воинствующего мусульманина. Западные средства массовой информации буквально заполонили сообщения о многочисленных преступлениях, совершаемых мусульманами в различных концах света. И самое ужасное, что и в нашей стране, где люди в течение многих лет воспитывались в духе интернационализма, телевидение, радио и газеты стали повторять все, что диктуют им с Запада. Иногда удивляешься метаморфозам, которые происходят с известными журналистами. Еще вчера они так дружно воспевали идеалы дружбы между народами, а сегодня кричат о террористах, бандитах и убийцах определенной национальности и вероисповедания. Разве представители этой национальности и этого вероисповедания уже не являются гражданами нашей страны? Разве они не вчерашние дети, рожденные в дружной семье великого многонационального советского народа? Разве мы уже не несем ответственность за то, что происходит в стране?

К сожалению, кому-то сегодня нужна война. Кому-то сегодня нужен новый враг, новая “империя зла”. Кому-то нужно продавать смертоносное оружие, натравливая брата на брата и зарабатывая на этом огромные барыши. Только очень жаль, что театром военных действий становится наша Россия, наша великая многонациональная и многоконфессиональная Россия. Очень жаль, что губительную теорию Хантингтона кое-кому очень хочется практически проверить на нашем обществе. Мы, мусульмане, говорим: “Будет все то, чего пожелает Аллах, и не будет того, чего Аллах не пожелает”. Но очень хотелось бы надеяться, что народы России обретут исконно присущую им мудрость и смогут удержаться от разжигания страшного, катастрофического для нас межрелигиозного столкновения, как бы ни стремились к этому некоторые милитаристски настроенные идеологические “наставники”. Мы категорически выступаем против попыток навязать нам сегодня религиозную войну под знаменем борьбы с “исламским” терроризмом. В исламе, как и в других ниспосланных Всевышним религиях, нет идей терроризма, нет призывов убивать неповинных людей, напротив, в Коране убийство одного человека приравнивается к уничтожению всего мира. Очень хочется надеяться, что мы в России сегодня найдем в себе, в своих душах мудрость и силу для того, чтобы не превратить великую страну в полигон испытания теории “межцивилизационного” столкновения, в театр военных действий, результатом которых станет гибель не только нашего государства, но и целых народов.

Мы же будем молить Всевышнего, чтобы Он ниспослал всем нам мир и спокойствие!


1 Исмаил бей Гаспринский. Русское мусульманство. - В сборнике "Россия и Восток". Казань. 1993 г., с. 39-40.

2 “Фатх аль-маджид. Шарх китаб ат-таухид”. Комментарий на сочинение Мухаммада Ибн Абд аль-Ваххаба “Книга единобожия”.

3 Т.е. верует в Аллаха и обращается в молитвах в сторону Каабы.

4 Huntington S.P. The Clash of Civilizations and the Remaking of World Order. London, 1997. c.13.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL