ВЛИЯНИЕ ИСЛАМА НА ОСВОБОДИТЕЛЬНУЮ ВОЙНУ В АФГАНИСТАНЕ

Раван ФАРХАДИ


Др. Раван Фархади, посол Исламского Государства Афганистан в ООН.


Возникновение ислама в Афганистане

Во времена пророка Мухаммеда обитатели западной части Афганистана (если брать за основу современную карту) были последователями зороастризма. Однако в восточной части страны жили приверженцы буддизма и индуизма. Восточными территориями правили Кабул-шахи и Хинду-шахи. Ислам начал распространяться на территории Хорасана, Герата, Мургаба и других западных областей современного Афганистана только примерно в 652 г. нашей эры.

В Восточном Афганистане мусульмане долгое время не смогли покорить местное население и поэтому часть этого населения по-прежнему исповедовала буддизм, другая часть - индуизм. После ряда битв под предводительством Якуба бин Лаиса Сафари из Систана и Нимруза, Восток был покорен. Впоследствии Газневиды, выходцы из столицы Газни, разбили индуистских Кабул-шахов. До 1000 г. нашей эры Махмуд Газневи подчинил исламскому правлению весь Восточный Афганистан, из которого он до 1030 г. совершал военные походы на северную часть Индии. Таким образом, между исламизацией Восточного и Западного Афганистана прошло примерно три века.

Важно отметить, что в Афганистане было введено ортодоксальное направление ислама, т.е. суннизм. До настоящего времени большинство афганцев остаются суннитами, так же как и народы Турции, Боснии, Центральной Азии и мусульмане Китая. Однако в первые века существования ислама в Афганистане в районах горного хребта Бадахшана ограниченное число людей приняло веру секты шиитов-исмаилитов.

Возникновение Джа'фари ши'а

Считается, что Джа'фари ши'а (известные как имамиты), возникли после XVI века. Когда Ираном правили Сафавиды, они обратили большинство иранского населения в шиизм. Под влиянием хазарейцев – обитателей горной части Центрального Афганистана, которым положили начало племена Центральной Азии – кызылбаши обратились в шиизм примерно в 1520 г. нашей эры. Сафавиды также оказывали влияние на население Герата.

Таблица 1. Классификация религиозный сект и верующих этнических групп в Афганистане

Сунниты:

84%

Шииты (имамиты):

15, 08%

исмаилиты:

0,02%

пуштуны

30%

хазарейцы

 

памирцы

 

таджики

30%

кызылбаши

 

кайанцы

 

узбеки

10%

гератцы (частично) 

 

 

белуджи

5%

 

 

 

 

нимрузцы

 

 

 

 

 

гератцы

 

 

 

 

 

аймаки

 

 

 

 

 

пашаизы

 

 

 

 

 

нуристанцы

 

 

 

 

 

Исламские или религиозные образовательные центры

Центры религиозного образования существовали долгое время в Герате, Меймене, Балхе, Кундузе, Кабуле и Газни. Однако в XVIII в. в мусульманских частях Индии религиозное обучение получило большое развитие и индийский ученый муж по имени Шах Валиулла Дехлави приобрел исключительную славу. В этот период в ханифитской школе происходит сближение между суфийскими орденами Чештия, Накшбандия и Кадерия. Развитие Индийского субконтинента оказало влияние на Афганистан, где в конце периода Великих Моголов, а также во время правления Абдалиана (начиная с Ахмад Шаха Абдали - примерно в 1747), Кабул и Кандагар представляли собой единый культурный пласт с Северной Индией.

С начала XX в. многие афганские улемы бывали в Северной Индии для продолжения религиозного образования. Они заканчивали свое образование большей частью в Дарул-Улум-э-Деобанд (Деобандское высшее религиозное учебное заведение) возле Дели. По возвращении на Родину, они получали юридические и высокие религиозные должности. Это продолжалось до конца монархического строя в Афганистане (1873) и возникновения республики президента Дауда (1978).

И все же Деобандское движение не сыграло значительной роли в афганской политике. Однако в Пакистане оно породило очень консервативную школу под названием Джамият-уль-Улама-э-Ислами (ДУИ), превратившуюся в политическое движение. Представители этой школы создали движение "Талибан" в Афганистане (1994).

Помимо этого, начиная с 1945 г., многие преподаватели Университета Аль-Азхар в Египте ездили в Афганистан, а многих студентов-афганцев посылали в Египет, что привнесло в Афганистан новые веяния. Здесь возникло движение "Ихван-уль-Муслимон" т.е. Мусульманское братство, которое через идеологические битвы вышло на арену борьбы с коммунизмом.

Кроме этого, на протяжении всего XX века ряд афганских ученых шиитов обучались в высших религиозных учебных заведениях в г. Кум в Иране и в г. Неджеф в Ираке и их присутствие во время коммунистического правления в Афганистане (1978-1992) имело некоторое политическое значение.

Святыни в Афганистане

Большинство святынь, имеющихся в Афганистане, расположено в Герате, включая могилу Хваджа Абдулла Ансари Херави Гератского (1006-1089). В Газни расположена могила Санаи Газневи (XII в.), а в Мазари-Шарифе – могила Али ибн-э-Аби Талиба, четвертого халифа ислама (принявшего мученическую смерть в 661 г.). Эта могила была обнаружена в XV в. Говорят, что из-за противления Омейядов (660-749) было невозможно поклоняться могиле Али и что паладины перенесли его останки в город Мазар и тайно захоронили их в Хваджа Хайране, провинция Балх. Там эта могила была обнаружена в пятнадцатом веке. Сунниты Афганистана, Центральной Азии, Пакистана и северной Индии поклоняются этой могиле. Однако шииты поклоняются могиле Хазрата Али в Неджефе (Ирак).

В XVIII в. покрывало (хирга) пророка Мухаммеда было перевезено в город Кандагар и здание, в котором она находится, стало святыней.

Нынешние тенденции и события в Афганистане

На события и религиозные тенденции в Афганистане оказывали и продолжают оказывать влияние египетский университет Аль-Азхар и Ближний Восток – вспомним о таких исламских движениях как "Мусульманское братство". Гульбеддин Хекматьяр (пуштун) представляет радикальное крыло исламского движения, Бурхануддин Раббани (таджик) остается приверженцем умеренного курса. Во всех группах мусульманского движения есть люди радикальных и умеренных взглядов. Как мусульманин умеренных взглядов, Ахмад Шах Масуд больше стремится к модернизации и развитию Афганистана и верит в возможность абсолютного соблюдения прав человека.

Однако события, происходившие с 1992 г. и регионализация афганской политики привели к новым реалиям. Военная разведка Пакистана разработала план названием Inter-Services Intelligence (ISI), с тем, чтобы превратить Афганистан в "стратегическую глубинку" через посредство оказания поддержки одной из афганских фракций в ее притязаниях на власть в стране. Но Пакистан не смог осуществить свой план и его действия привели к разрушению Кабула, гибели тысяч его жителей и ухудшению правопорядка в стране. Именно после этого на смену Хекматьяру в 1994 г. пришли талибы. Однако другие фракции и Ахмад Шах Масуд продолжали защищать суверенитет Афганистана. Пакистан пытался также воспользоваться ситуацией в обретших независимость республиках Центральной Азии (РЦА) путем монополизации торговли и маршрутов нефтепроводов, идущих из богатых государств РЦА в южную Азию, и путем экспорта своих верований в эти страны.

К концу 1994 г. в ISI тщательно подобрали муллу с зачаточным образованием по имени Моххамад Омар из племени Хотак Гильзай, который прежде был сторонником Энуса Халиса, лидера Хезб-э-Ислами (фракция Халис). В этом отношении генерал в отставке Насерулла Бабар, министр внутренних дел Пакистана во время правления Беназира Бхутто, и Фазлур-Рахман, глава Комитета по внешним связям Национального собрания были ответственными за создание движения "Талибан", обучение его членов и финансирование его деятельности. Фазлур-Рахман по поручению Бхутто совершал поездки в арабские страны и энергично занимался сбором средств для нужд религиозных школ Джамият-уль-Улама.

Талибам удалось захватить большую часть Южного Афганистана в 1995 г. под религиозными лозунгами и с помощью взяток. Они также готовили военные силы для нападения на другие афганские города. В марте 1995 г. они напали на Кабул. Поняв, что проникнуть в него они не смогут, талибы обстреляли город ракетами, как это делал их предшественник Хекматьяр, из южных районов с расстояния 20-25 км. В 1996 г. до захвата города они дали новое имя государству – Исламский эмират Афганистан, и провозгласили муллу Мохаммеда Омара "главой правоверных" (эмир-аль-моминеен).

Талибы начали военные операции за введение исламского шариата. Действительность такова, что шариат в Афганистане действовал непрерывно во все годы монархического режима и даже после провозглашения республики, и такое положение дел не могли изменить даже коммунисты. Из нижеследующих примеров становится ясно, что правила, которые талибы хотели ввести, несовместимы с шариатом.

  1. Закрытие школ для девочек и недопущение женщин к рабочим местам, а также обязательное ношение женщинами "чадори" (одежды, покрывающей тело с головы до пят с узким отверстием, прикрытым сеткой для глаз). Во всем мусульманском мире дело обстоит как раз наоборот: девочки учатся в школах и университетах, а женщины зарабатывают на жизнь.
  2. Мужчины должны носить длинные бороды и одеваться на старинный манер. На самом деле Святой Коран не предписывает отращивание бороды, а в исламским мире лишь некоторые носят бороды.
  3. Запрет на изображение живых существ, запрет телевидения, кино, фото- и кинокамер вопреки тому, что все это не запрещено в других мусульманских государствах.
  4. Запрет на музыку вопреки тому, такого запрета нет в большинстве исламских обществ.
  5. Запрет на празднование Нового года или древнего праздника Навруз (21 марта).
  6. Введение отсталых, чуждых обычаев и постоянное отрицание культуры Афганистана.
  7. Провозглашение "Исламского эмирата" в Афганистане, что ставит под вопрос веру всех мусульман.

Что представляет собой "Исламский эмират" талибов?

Справочник Islamic Desk Reference дает следующее определение: Амир аль-Му'минин – это "глава правоверных", титул, который принял 'Умар б. аль-Хаттаб после избрания в качестве халифа в 634 г; впоследствии это название употреблялось исключительно как протокольный титул – халиф… Халиф (Arabic: khalifa, pl. khulafa') - это арабское слово означает "наместник". Полный титул руководителя мусульманского сообщества – "наместник посланника Аллаха" (Donzel, E. Van, Leiden; New York; Kцln: Brill, 1994, 33, 60).

Таким образом, талибское определение эмирата не соответствует определению, данному в XIX в. династическими монархами Афганистана, которых называли эмирами. То, что они подразумевают под эмиратом, не совпадает также с тем, что представляют из себя современные эмираты арабских стран. У талибов эмират означает страну, которой правит Амир аль-Моминеен, человек, который теоретически должен править всеми мусульманами.

На самом деле, мулла Аббас, высокопоставленный чиновник движения "Талибан", заявил в интервью в Токио, что мулла Омар – "третий исторический Омар."

Первый халиф по имени Омар был Омар ибн Аль-Хаттаб (ум. 644 г. нашей эры). Вторым был Омар ибн Абд-аль-Азиз, халиф Омейядов, правивший с 717 г. по 720 г. нашей эры и снискал репутацию благочестивого человека.

Мулла Мохаммед Омар, имеющий также титул ахонд (исламский религиозный титул), был специально отобран и ему был присвоен титул "Амир-аль-Моминеен (глава правоверных) во время собрания духовенства на низком уровне в Кандагаре. Собрание было организовано военной разведкой пакистанской армии (ISI). Этим духовным лицам было заплачено за утверждение заранее подготовленной единственной кандидатуры. Имеются следующие сведения об этом таинственном вожде с зачаточным "исламским" образованием.

Это одноглазый молодой человек неизвестного происхождения, который появился на политической сцене в 1994 г., после того как он стал утверждать, что видел во сне Пророка, якобы велевшего ему начать строительство исламского государства. Поэтому "оспаривать его утверждение сродни греху", как выразился один журналист. Его утверждения рассчитаны на то, чтобы завоевать симпатии простых афганцев. У муллы Омара нет современного образования, даже начального. Никто ни разу не видел, чтобы он что-нибудь записывал и это объясняют тем, что он не умеет писать. У него нет соответствующего религиозного образования, он не понимает арабского языка (ни классического, ни современного), а потому арабская исламская литература ему не доступна. Он понимает разговорный урду, язык, на котором все говорят в Пакистане. Его держащиеся в тени советники не подпускают к нему иностранцев, лишь нескольким пакистанским журналистам и представителю ООН Лахдару Бархими удалось повидать его в 1999 г. На этих редких встречах он общался с иностранцами при помощи переводчика. Полагают, что переводчик – назначенец ISI и его имя неизвестно. Никому также не удалось установить, соответствовал ли перевод тому, что бормотал мулла Омар. Мулла Омар не появляется на публике и не ездит по Афганистану, он пребывает исключительно в Кандагаре. Если не считать его поездку в Пакистан в 1994 г., никаких сведений о его поездках за рубеж нет.

Его никогда не называли официальным "главой государства" и он не жил в Кабуле. Ясно, что мулла Омар не единственный человек, представляющий власть, существует также временный правящий совет, заседающий в Кабуле.

Произвольное провозглашение "эмирата" в Афганистане – в свете того, что мулле Омару уже присвоено звание "глава правоверных" – говорит о горькой и печальной реальности. В то время когда бесконечные невразумительные и абсурдные указы, издающиеся в Афганистане, делают невыносимой жизнь афганцев, как мужчин так и женщин, талибы считают необходимым продвигать свое понимание исламского образа жизни и за пределы Афганистана. Духовенство не принимает и не поддерживает указов талибов. По сути дела, в стране возрастает негодование насаждаемой тиранией и это вызывает большие опасения во всем мусульманском мире.

Не менее важно то, что человек, претендующий на верность всех мусульман, должен отвечать требованиям, предъявляемым к амиру или халифу. Амиров выбирают, а не подбирают в тайне.

Пока существует "Исламский эмират", которым руководит "Амир-уль-Мо'минеен", население не может рассчитывать на участие в управлении государством. Как следует из самого титула, власть " Амир-уль-Мо'минеена" не имеет юридических границ и, следовательно, это дает ему возможность отменить любые указы правительства, законы, изданные законодательной ветвью власти или же решения судебных властей. Таким образом, при существовании подобного автократического института установление демократического и действенного правительства будет невозможно.

Таким образом, пакистанское руководство тщательно подобрало этого человека и дало ему титул "Амир-уль-Мо'минеен" для того, чтобы оспорить требование афганских деятелей на власть в стране. В этом объяснение тому, почему никто не может встретиться с муллой Омаром. Содержание его в изоляции в Кандагаре помогает Пакистану в достижении ближайших стратегических целей в Афганистане. Но достижение этих целей вызвало значительные осложнения в самом Пакистане.

Движение "Талибан" и его корни

Пакистанцы все еще пребывали в праздничном настроении 3 января 1999 г. после встречи Нового года. Тем временем, в этот месяц, считающийся у мусульман святым, два самозванных исламиста открыли огонь в шиитской мечети одной пенджабской деревни и хладнокровно убили 15 мусульман-шиитов, молившихся Богу.

В Святом Коране ясно указано, что убийство любой живой души без всякой причины равноценно убийству всего человечества. В особенности важно то, что ислам считает не имеющим оправдания убийство людей, собравшихся для преклонения перед Всевышним и моления о благословении. Какими бы благородным ни были мотивы этого преступления, убийцы не могут называться мусульманами.

Похоже, что тенденция к таким убийствам, в особенности в Пакистане, нарастает. И все же пакистанские власти заявляют, что они все еще не нашли преступников и не знают кто они. Пакистанцам же точно известно, кто стоит за такими убийствами. "Сипах-э-Сахааба" (СС) – название этой зверской организации появлялось в заголовках сообщений на протяжении многих месяцев. У нее одна цель – убивать как можно больше шиитов. Сотрудничая с другими воинствующими организациями СС, ее дочерние клики получают горячую поддержку ISI.

По другую сторону гор Афганистана СС подстрекает талибов к нападениям на шиитов. "Безумная бойня" в августе 1998 в Мазари-Шарифе, в которой было убито от 8 до 12 тысяч невинных людей, потрясла мир. В зверском убийстве иранских дипломатов 8 августа 1998 в Мазари-Шарифе принимали участие люди СС, которые говорили на урду во время совершения преступления, как свидетельствует один единственный оставшийся в живых человек, и именно они развязали кампанию против шиитов. Еще одним действующим лицом в этой кампании является Усама бен Ладен, уроженец Саудовской Аравии, подстрекатель международного терроризма "во имя ислама".

Существует четкая и прямая связь между тем, что происходит в Афганистане и Пакистане. Мировые средства массовой информации широко показывали связи между ISI и СС. ISI втягивает пакистанцев против их воли в самоубийственную миссию. Более того, Маулана Самее-уль Хак, руководитель пакистанской фракции Джамият-уль-Улама, говорил в одном интервью некоторое время назад о том, что война талибов в Афганистане является джихадом (священной войной). Он утверждал также, что около двух тысяч пакистанских талибов срочно отбыли из Пакистана в Афганистан для оказания добровольной помощи за границей.

Продолжающееся поступление дополнительных войск талибов из Пакистана на поля сражения Афганистана имеет не только военное значение. Конечно же, никто не считает, что талибы, студенты-богословы, искусные бойцы, знакомые с легким и тяжелым вооружением. Однако их присутствие служит прикрытием для размещения в Афганистане пакистанских войск. Кроме этого, их используют для оправдания воинственной позиции движения "Талибан". Чем иначе можно объяснить этническую чистку и кровопролитие в Афганистане? И все это злонамеренно выдается за воплощение в жизнь законов шариата.

Самее-уль Хак стал еще громче призывать к джихаду после поражения пакистанцев и талибов в бассейне реки Шамали (август 1999). По сути дела, большинство переговоров было проведено по просьбе ISI, что, с одной стороны, помогло остановить отступление талибов, а с другой, отправить в Афганистан дополнительные пакистанские войска.

Как может кто-либо, а в данном случае Маулана Самее-уль Хак, называть джихадом войну против народа Афганистана, которую ведут талибы? Чем он может объяснить закрытие исламских школ в Пакистане и отправку талибов в Афганистан? С чем он связывает мобилизацию большого числа "добровольцев" по религиозным мотивам?

Даже если весьма гипотетически считать "Талибан" независимым движением, надо признать, что сегодняшняя война в Афганистане ведется между двумя группами мусульман, которые в большинстве своем представляют суннитские секты.

На самом деле талибы представляют собой группу наемников в руках пакистанской разведки, используемую в целях манипуляции умами людей. В сущности, они не служат основным принципам и интересам ислама и вносят большой вклад в дискредитацию мировой религии. Таким образом, народное противодействие талибам само по себе является священным долгом.

Маулана Самее-уль Хак также заявлял, что участие пакистанцев в афганском конфликте - повеление религии и жизни. Возникает вопрос: осведомлен ли Маулана Самее-уль Хак о положении в своей собственной стране? Отчего он не сделал ничего для проведения в жизнь законов шариата в Пакистане и наказания всех пороков? Чем он может объяснить, с "исламской" точки зрения, немедленный отвод пакистанцев из Кашмира? И зачем нужно призывать пакистанцев повернуться в другую сторону и заняться священной борьбой с афганскими мусульманами?

Маулану не смущает суверенитет мусульманских стран, но он ошибается насчет того, что Исламабад - столица мусульманского мира. Он полагает, что все мусульманские государственные деятели от Западной Африки до Дальнего Востока правят незаконно, а посему являются преступниками.

Преступив исламские установления и развязав братоубийственную войну среди мусульман, Маулана Самее-уль Хак определенно потерял свои шансы попасть в рай на том свете. И если он полагает, что в этой жизни добьется пакистанского владычества над Афганистаном, то для осуществления такой мечты нет ни малейшей возможности. В политическом и экономическом отношении Пакистан будет натыкаться на возрастающие препятствия. А с социально-религиозной точки зрения, эту страну ожидает пропасть.

Обратная сторона религиозной медали Пакистана - это Маулана Фазлур-Рахман, верховный руководитель пакистанского Джамаият-уль-Улама. Как и Маулана Самее-уль Хак, он несет ответственность за убийство мусульман путем отправки своих сторонников в Афганистан. Движение "Талибан" было создано, когда Фазлур-Рахман был членом Национального собрания Пакистана и занимал должность главы Комитета по внешним связям Национального собрания. Вместе с Бхутто он отвечал за подготовку и финансирование талибов. По заданию Бхутто, Фазлур-Рахман ездил по арабским странам и интенсивно занимался сбором средств для религиозных школ Джамият-уль-Улама. Несмотря на это, он не был сторонником насаждения шариата на своей родине. Его политика была направлена на установление тесных отношений между экстремистскими арабскими кругами и пакистанскими религиозными школами в борьбе с народом Афганистана, поддерживаемой ISI.

Как Фазлур-Рахман, так и Самее-уль Хак, превратились в самых верных сторонников Усамы бен Ладена. По сути дела, можно сказать, что пакистанскую религиозную медаль гравировал бен Ладен, а чеканила пакистанская военная разведка ISI.

Как мы уже упомянули, в Святом Коране убийство одного невинного человека рассматривается как убийство всего человечества. Но несмотря на это, талибы продолжают убивать мусульман в Афганистане. Известно, что талибы проводили политику выжженной земли, уничтожения сельскохозяйственных угодий, деревень, отравления колодцев, в особенности в бассейне реки Шамали. Разлучение детей от их отцов, женщин от их мужей - тоже дело рук талибов. Что в этом от ислама? Можно ли это называть джихадом?

Угроза талибанизации региона

Исламские партии Афганистана, организовавшие сопротивление в войне за независимость, не помышляют об экспорте своих идей в другие страны. Однако талибы без колебания заявляют о своих намерениях насильственно провести талибанизацию всего региона. В этих целях их пакистанские друзья, религиозные организации и террористические элементы, вербуют множество лиц из Китая, Бирмы, Алжира, Египта, Йемена, Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана и других стран. Самым поразительным является привлечение лиц из стран Центральной Азии. Происходящие в этих странах события четко указывают на опасность талибско-пакистанской агитационной кампании, за которой, как видно, стоят пакистанские религиозные школы. На самом деле, тот факт, что службы безопасности республик Центральной Азии, а также других стран объединяют усилия в борьбе с религиозным экстремизмом, говорит о том, что они испытывают страх перед этим новым явлением. Расположение к насаждению шариата в духе талибов могут почувствовать многие мусульмане в этих странах, которые хотят найти свои корни и по-новому взглянуть на проблемы. Однако распространение идей талибов по всему региону создает опасный прецедент для народов этих государств. Недавний инцидент в Кыргызстане - лишь один случай из многих, показывающий, чего добиваются талибы в регионе.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL