РЕАЛИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОТРУДНИЧЕСТВА ЦЕНРАЛЬНОАЗИАТСКИХ ГОСУДАРСТВ С ОРГАНИЗАЦИЕЙ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА

Нурбек ЭЛЕБАЕВ


Нурбек Элебаев, к.э.н., директор по экономическим исследованиям и статистике Секретариата ЭКО (Тегеран, Иран).


Организация экономического сотрудничества (ЭКО), первоначально созданная Ираном, Пакистаном и Турцией, получила новое развитие с присоединением к ней Центральноазиатских государств – Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана, а также Азербайджана и Афганистана. Начало этому было положено на внеочередном совещании Совета министров ЭКО, проходившем в Исламабаде 28 ноября 1992 года (отныне эта дата отмечается как день ЭКО), когда министры иностранных дел подтвердили намерения этих стран о присоединении к Измирскому договору – основному документу о создании данной региональной организации, ранее подписанному тройкой учредителей.

Подписание обновленного Измирского договора десятью странами-членами состоялось на внеочередном совещании Совета министров ЭКО в Измире 14 сентября 1996 года. Тогда же было принято соглашение о юридическом статусе ЭКО и основной план реконструкции и реорганизации ЭКО.

С этого времени Центральноазиатские страны и Азербайджан практически стали принимать участие в развитии регионального сотрудничества в рамках ЭКО. К 1996 году в Тегеране, где находится штаб-квартира секретариата ЭКО, был завершен процесс открытия посольств этих государств.

Последнее сыграло очень важную роль в активизации деятельности ЭКО, поскольку послы были аккредитованы одновременно постоянными представителями стран-членов в этой организации.

Совет постоянных представителей ЭКО является центральным органом управления, инициирующим и разрабатывающим решения, принимаемые Советом министров ЭКО, а также контролирующим исполнение этих решений.

Другой орган управления – Совет регионального планирования состоит из руководителей государственных плановых организаций или других министерств и ведомств с аналогичными функциями и собирается на свои совещания раз в год в одной из стран-членов. Совет, как правило, рассматривает выполняемые программы и планы по реализации целей организации, которые вместе с бюджетом на предстоящий год затем утверждаются Советом министров ЭКО. Совет министров, состоящий из министров иностранных дел стран-членов, является высшим органом ЭКО, принимающим важнейшие решения и формирующим политику развития организации. Совет министров ЭКО проводит совещания ежегодно в одной из стран-членов.

В целях согласования на высшем уровне вопросов стратегического развития организации в последнее время почти ежегодно проводятся так называемые саммиты – встречи высших должностных лиц государств-членов, а также специальные совещания Совета министров ЭКО. Так, первый саммит ЭКО прошел в феврале 1992 года в Тегеране. Второй – в июле 1993 года в Стамбуле, третий – в марте 1995 года в Исламабаде, четвертый – в мае 1996 года в Ашхабаде. Здесь же был проведен и внеочередной саммит в мае 1997 года. И, наконец, пятый саммит прошел в мае 1998 года в Алматы.

Решения, принятые на прошедших саммитах и совещаниях, сыграли важную роль в развитии организации и расширении регионального сотрудничества. Так, во время второго саммита была подписана Стамбульская декларация и одобрен план долгосрочного развития ЭКО. На третьем саммите и специальном совещании Совета министров в Исламабаде были подписаны и приняты Транзитное торговое соглашение и Соглашение об упрощенной визовой процедуре для бизнесменов, а также документы о создании пароходной компании и авиакомпании, Банка реконструкции и торговли, компании по перестрахованию грузов, Института культуры и научного фонда ЭКО.

Во время четвертого саммита и внеочередного совещания Совета министров ЭКО были утверждены новые редакции основополагающих документов и документов, регламентирующих деятельность ЭКО. Среди этих документов можно назвать Измирский договор, Устав ЭКО, Меморандум о реорганизации и реконструкции ЭКО, Положение о юридическом статусе ЭКО, Стратегия экономического сотрудничества, Функциональная методология, Правила и процедуры, Финансовые и организационные положения секретариата ЭКО. Внеочередной Ашхабадский саммит 1997 года утвердил перечень железнодорожных, авиа- и морских маршрутов, а также нефте- и газопроводов, которым в регионе ЭКО будет уделяться приоритетное внимание. И на последнем, пятом саммите в Алматы было подписано Транзитное транспортное региональное соглашение и принята Программа действий по развитию транспорта и коммуникаций (1998–2007 гг.), а также утвержден устав Института образования ЭКО, созданного в Анкаре.

Подводя итоги проделанной работы, можно с уверенностью констатировать, что на протяжении минувших лет в обновленном экономическом союзе был полностью сформирован организационно-правовой базис, определены основные приоритеты, а также предприняты конкретные шаги по углублению регионального сотрудничества.

Приоритетными в регионе ЭКО являются такие сферы сотрудничества, как транспорт и коммуникации, торговля и энергетика. Сотрудничество в области сельского хозяйства и промышленности, социально-культурной, научной и образовательной сферах не получило пока достаточного развития. Следует особо подчеркнуть, что основная цель деятельности ЭКО как межправительственной региональной организации заключается в выявлении общих интересов стран-членов в различных областях экономического сотрудничества, их всестороннем согласовании, принятии решений и доведении их до механизма исполнения. ЭКО не является органом, призванным реализовать на практике решения и осуществлять отработку механизмов в тех или иных сферах сотрудничества. Это – задача других межправительственных органов, которые должны создаваться на этапе отработки и исполнения решений при помощи национальных органов, координирующих эту работу. Ясное понимание целей и задач деятельности ЭКО имеет принципиальное значение для эффективного направления совместных усилий стран-членов.

В силу довлеющих национальных интересов страны-члены совершенно по-разному относятся к ЭКО. Так, для Ирана ЭКО представляет интерес не только с экономической, но и с политической точки зрения, так как она помогает избежать изолированности от международной интеграции. При помощи этой организации он надеется решать вопросы реализации важных региональных проектов, на которые не могла бы распространяться американская политика запретов и эмбарго. Турция видит в ЭКО механизм политического и экономического влияния на своих центральноазиатских тюркоязычных братьев. Кроме того, она связывает с ней перспективы решения энергетических проблем. Последнее касается и Пакистана. Все три страны нуждаются в дополнительном рынке сбыта своих товаров, и в этом плане сотрудничество с Центральноазиатскими странами представляется им перспективным – Центральноазиатский регион может стать для них выгодным транзитным коридором, который обеспечит им выход к морским коммуникациям и мировым рынкам.

Но в целом отношение у всех стран-учредителей к ЭКО прагматичное, и все они (пожалуй, только Пакистан в меньшей мере) активно участвуют в совместных работах и проектах ЭКО. По объективным причинам практически никакого участия в деятельности ЭКО в настоящий момент не принимает Афганистан. До недавнего времени “прохладное” отношение к сотрудничеству в рамках ЭКО проявляли почти все Центральноазиатские страны и Азербайджан. Трудно сказать, чем это было обусловлено. Может быть, тем, что наши страны фактически не имели такого опыта работы в составе региональных организаций. Возможно, здесь также имеет место определенная “эйфория” в этих странах, связанная с повышенным вниманием к ним со стороны Международного валютного фонда, Мирового банка, Европейского союза, а также ведущих держав мира в условиях осуществления экономических реформ и создания проектов освоения энергетических ресурсов.

В настоящий момент страны СНГ в разной степени заинтересованы в сотрудничестве в рамках ЭКО. Казахстан и Туркменистан активно участвуют в работе этой организации, стремятся “протаскивать” свои приоритеты через совместные проекты ЭКО по энергетике и транспорту. Азербайджан и Таджикистан сначала вели себя пассивно по причине внутренних войн, но заметно активизировались в последнее время. Кыргызстан и Узбекистан не принимают активного участия в работе ЭКО. Пассивность Кыргызстана во многом объясняется тем, что страна практически не вовлечена в проекты ЭКО по энергетике и транспорту. Однако здесь следует отметить также отсутствие инициативы продвижения собственных интересов. Что касается Узбекистана, то он не только пассивен, но и не заинтересован в сотрудничестве. На двух последних саммитах ЭКО президент И. Каримов подверг серьезной критике процесс экономической интеграции в рамках ЭКО, отметив распыленность и безрезультативность регионального сотрудничества. С первой частью критики в целом можно согласиться. Сотрудничество нужно развивать по приоритетным направлениям, а не во всех областях сразу. Следует заметить, что нежелание Узбекистана участвовать в тех или иных совместных проектах порой и порождает эту безрезультативность. Так, например, отказ Узбекистана от подписания Транзитного торгового соглашения усложняет процесс устранения тарифных и нетарифных барьеров по пути следования товара. Задержка с подписанием со стороны Узбекистана Транзитного транспортного рамочного соглашения также создает проблемы на пути проведения единой транспортной политики в регионе.

Отрадно заметить, что недавно Узбекистан выразил готовность подписать Транзитное рамочное транспортное соглашение, правда, с оговорками. Таким образом, есть надежда на дальнейшие успехи в решении данного вопроса. В этой связи следует подчеркнуть одно важное обстоятельство, характерное для новой эпохи экономического развития. Зачастую получение внутреннего экономического эффекта в той или иной стране зависит от действий, осуществляемых извне, и наоборот, общий эффективный результат в макроэкономике того или иного региона складывается из адекватных целенаправленных действий на местах. Последние финансовые кризисы, прокатившиеся по экономическим блокам (ASEAN) или странам (Россия, Корея), желавшим осуществлять индивидуальную экономическую политику, наглядно продемонстрировали, что без своевременного учета мировых тенденций невозможно успешное региональное развитие. Региональная экономическая политика за последнее время претерпела изменения и стала еще более открытой и нацеленной на мировой экономический уклад.

Именно с этой точки зрения можно рассмотреть перспективу развития ЭКО.

Данные о том, что представляет собой ЭКО как экономический регион, какой уровень развития экономики в нем достигнут к настоящему времени, представлены в таблице.

К сожалению, мы не располагаем последними данными, поэтому вынуждены использовать показатели за 1997 г.

Таблица 1 Страны ЭКО в мировом сообществе (1997 г.)

Страны и общности

Население (млн. чел.)

ВВП в тек. ценах (США дол.

млрд.)

ВВП на душу

(США дол.)

Экспорт

(США дол.

млн.)

Импорт

(США дол.

млн.)

Афганистан

22,130

Азербайджан

7,877

3,962

502,9

781

794

Иран

60,992

132,995

2180,5

18374

14598

Казахстан

15,750

22,172

1407,7

7189

7816

Кыргызстан

4,607

1,768

383,7

603

709

Пакистан

128,400

63,878

497,7

8420

10310

Таджикистан

6,067

0,900

148,3

727

732

Турция

62,510

188,735

3021

26261

48559

Туркменистан

4,779

2,667

558,1

751

1231

Узбекистан

23,349

14,733

631

4388

4523

Регион ЭКО

336,469

431,810

1374,8

67494

89272

Всего в мире

5829

29477

5056,9

5336735

5469841

ЭКО (%) к мир. Экон.

5,77

1,46

27,17

1,26

1,63

Как видно из таблицы, численность населения в регионе ЭКО составляет 5,77% общего количества населения мира. Однако страны, входящие в регион ЭКО, производят лишь 1,46% мирового ВВП. Производство ВВП на душу населения более чем в 3,5 раза ниже среднего мирового уровня. Совокупный экспорт государств – членов ЭКО составляет лишь 1,26% мирового экспорта, а совокупный импорт – 1,63% мирового импорта. Все это подтверждает еще раз то, что регион ЭКО в данный момент относится к категории развивающихся. И если учесть, что ежегодный прирост населения в регионе ЭКО составляет 1,9%, тогда как в мире он находится на уровне 1,4%, а рост ВВП – соответственно 4,2% и 3,9% , то можно добавить, что ЭКО – ускоренно развивающийся регион.

Таблица 2. Показатели внутрирегиональной торговли (млн. долл. США, 1996)

Страны ЭКО

Экспорт

Импорт

Всего

В т.ч. в регионе ЭКО

Доля региона ЭКО в %

Всего

В т.ч. в регионе ЭКО

Доля региона ЭКО в %

Афганистан

125

32

25,6

496

52

10,4

Азербайджан

631

323,5

51,2

961

328,5

34,1

Иран

22391

729

3,26

14989

770

5,13

Казахстан

6720

554,6

7,77

7123

554

9,45

Кыргызстан

505,4

261,5

51,6

837,7

335

37,6

Пакистан

8096

167,5

2,0

11241

398,1

3,3

Таджикистан

770

239,8

31,14

808

336,9

41,7

Турция

23224

1129

4,86

43627

1197

2,74

Туркменистан

1692,6

201,7

11,91

1313,4

245,7

18,71

Узбекистан

4590

543,5

11,8

4721

741,8

15,8

Регион ЭКО, всего

68746

4182,1

6,8

86117,1

4959

5,76

Из таблицы видно, что уровень внутрирегиональной торговли в странах-членах варьирует в диапазоне от 2,0% до 51,6%. Характерно, что самые низкие показатели торговли со странами региона имеют государства – учредители ЭКО. Доля стран региона в импорте Ирана составляет 5,13%, в экспорте – 3,26%. В Пакистане соответствующие показатели равны – 3,3% и 2,0%. Как видим, в торговле этих стран с государствами региона доля импорта превышает долю экспорта. Для Турции же характерна обратная тенденция: ее экспорт в государства региона составляет 4,86%, импорт из стран ЭКО – 2,74%. В Казахстане, Туркменистане и Узбекистане рассматриваемые показатели несколько выше и составляют соответственно – 7,77%, 9,45, 11,91 и 18,71, 11,8 и 15,8%. Наиболее высокий уровень внутрирегиональной торговли имеют Азербайджан, Кыргызстан и Таджикистан. Доля их экспорта в страны региона составляет соответственно 51,2%, 51,6 и 31,14%, а доля импорта из государств ЭКО – 34,1%, 37,6 и 41,7%.

В целом же по региону внутренний экспорт составляет лишь 6,08%, внутренний импорт – 5,76%. Это, конечно же, довольно низкие показатели для сообщества стран, претендующего на роль экономического блока. В другом блоке – в ASEAN показатель внутреннего экспорта в 1996 году составил 23,63%.

Несмотря на то что такие страны, как Турция Иран, Казахстан и Узбекистан, имеют невысокие показатели торговли с государствами региона, на них приходится более 70% экспорта и более 65% импорта. С другой стороны, Пакистан с общей долей экспорта в ЭКО около 12% имеет самый низкий среди стран-членов объем внутрирегионального экспорта, который равен 3,9%.

Все это говорит о том, что в настоящий момент сфера внешнеторговых интересов вышеуказанных стран – членов ЭКО находится за пределами регионального рынка. Так, например, Турция традиционно имеет торговые связи с Европой и США. Иран отдает приоритет внешнеторговым связям с Европой, Юго-Восточной Азией и арабскими странами. Эти же регионы наряду с США являются приоритетными и для Пакистана. Казахстан и Узбекистан, помимо Европейского союза и США, довольно плотно связаны в торговле с Россией.

В сложившейся ситуации вряд ли удастся коренным образом изменить положение дел и переориентировать эти государства на внутрирегиональную торговлю. Однако резервы для углубления торговых связей внутри региона, конечно же, имеются. Ранее эти попытки уже предпринимались странами-учредителями, хотя каких-то существенных результатов достигнуто не было.

В целях устранения торговых барьеров в регионе они подписали в марте 1991 года в Тегеране протокол о заключении Соглашения о преференциальных тарифах ЭКО. В рамках соглашения страны приняли соответствующие перечни товаров, на которые была предоставлена 10-процентная тарифная скидка. При этом Иран и Пакистан в эти перечни включили 16 видов товаров, а Турция – 34. Соглашение вступило в силу в мае 1993 года, но желаемого эффекта эта мера не возымела ввиду весьма ограниченного перечня товаров и незначительного размера скидки.

В 1997 году была создана группа экспертов на высшем уровне, на которую была возложена задача подготовить проект регионального соглашения о постепенном устранении тарифных и нетарифных барьеров. В августе 1998 года состоялось первое заседание группы, на котором была отмечена возможность либерализации торговой и в том числе тарифной политики и устранения нетарифных барьеров в рамках торгового соглашения. Однако среди стран-членов не было единого мнения о том, как должна вестись работа в этом направлении. Например, Иран и Пакистан предлагали продолжать реализацию соглашения о преференциальных тарифах. Кыргызстан предложил подготовить и подписать рамочное соглашение о торговом сотрудничестве и затем приступить к проработке механизма снятия тарифных и нетарифных барьеров. Предложение Кыргызстана было поддержано большинством стран-членов.

Подготовленный проект рамочного соглашения был рассмотрен и одобрен вторым совещанием экспертной группы на высшем уровне, прошедшим в Карачи в августе 1999 года. Работу по устранению тарифных и нетарифных барьеров было решено продолжить на третьем совещании экспертной группы, которое намечено провести в 2000 году в Турции.

Региональному движению вперед в вопросах либерализации торговой политики и создания режима благоприятствования для региональной торговли снова препятствует отсутствие четкого отношения к этому со стороны Узбекистана и Туркменистана. К сожалению, до сих пор эти страны не назначили своих экспертов в состав рабочей группы на высшем уровне и не высказали своего мнения по готовящемуся к подписанию соглашению.

В вопросах гармонизации торговой политики в регионе ЭКО большую роль играет членство стран-участников во Всемирной торговой организации. В настоящее время три страны – Кыргызстан, Пакистан и Турция являются членами этой организации. Поэтому вступление в ВТО Казахстана и Узбекистана в ближайшее время должно существенным образом повлиять на процесс либерализации и развития торговли в регионе.

Другая важная перспектива сотрудничества стран – членов ЭКО связана с комплексным освоением нефтегазовых и гидроэнергетических ресурсов региона и транспортировкой их на мировые рынки. Среди стран – членов ЭКО пять государств – Азербайджан, Иран, Казахстан, Турция и Узбекистан – являются уже сейчас довольно крупными производителями нефти и газа. Кроме того, в газовом производстве свыше 10% продукции приходится на Пакистан. На долю Ирана, являющегося членом ОПЕК, в настоящее время приходится около 80% всей произведенной в регионе нефти и почти 40% добытого газа. Около 11% произведенной нефти составляет доля Казахстана. Узбекистан и Туркменистан производят соответственно около 25% и 15% продукции в газовом секторе. К сожалению, объемы добычи газа в этих странах снизились в связи с проблемами сбыта продукции в страны СНГ. В Узбекистане в 1997 году добыча газа сократилась на 12,5 млрд. куб. м по сравнению с 1996 годом, а в Туркменистане за этот же период объем добычи сократился вдвое и снизился в 1998 году до 13,2 млрд. куб. м.

Объемы производства сырой нефти в этих странах пока еще не достигли желаемого уровня. Однако показатели добычи динамично возрастают. В Азербайджане в 1998 году было получено 11,4 млн. тонн нефти, что на 26,6% больше, чем в предыдущем. В Туркменистане объем добычи за тот же период возрос на 20,4% и достиг 5,9 млн. тонн в 1998 г. А в Узбекистане в 1997 году производство продукции по сравнению с предыдущим годом возросло на 18,4%.

В целом страны региона, производящие нефть, пока не оказывают заметного влияния на мировой рынок. Так, совокупное производство нефти в государствах ЭКО составляет чуть более 6% мирового уровня. Для сравнения укажем, что более 40% мирового производства нефти приходится на долю стран ОПЕК, а доля государств ОЕСД составляет около 30%.

Вместе с тем недавно началось широкомасштабное освоение запасов нефти и газа в районе Каспийского моря. С учетом этого можно утверждать, что регион ЭКО имеет хорошие шансы стать одним из крупных производителей и поставщиков энергетических ресурсов на мировые рынки. По оценкам специалистов, в районе Каспийского бассейна может быть обнаружено от 100 до 200 млрд. тонн сырой нефти и от 6 до 8 трлн. куб. м газа. Это ставит регион на третью позицию по разведанным резервам углеводородов после Сибири и Персидского залива. Наибольшие запасы нефти и газа сосредоточены в месторождениях Казахстана, Азербайджана и Туркменистана.

По экспертным оценкам, к 2010 году эти три страны совместно смогут добывать на Каспии около 3 млн. баррелей нефти в день или почти 150 млн. тонн и около 120 млн. тонн транспортировать на мировые рынки. Если к этому прибавить добываемые и экспортируемые объемы нефти в Иране, то можно прогнозировать, что регион будет производить примерно свыше 8 млн. баррелей нефти в день и экспортировать около 6 млн. баррелей. Экспорт газа из региона также должен возрасти и достичь 80 млрд. куб. м в 2005 году. Транспортировка такого огромного количества нефти и газа на мировые рынки, безусловно, потребует учета интересов всех вовлеченных в этот процесс сторон, и не только инвесторов и производителей, но и стран региона, через чьи территории будут проходить трубопроводы и чьими танкерами и кораблями будет осуществляться доставка энергоресурсов. Вот почему так необходима глубоко продуманная и всесторонне согласованная политика в рамках ЭКО, которая учитывала бы все эти моменты. Эффективная доставка энергоресурсов на мировые рынки может осуществляться также через территории Ирана, Турции и Пакистана.

Страны региона путем выработки согласованной политики могут добиться успеха и в решении энергетических проблем. В регионе уже начаты работы по воссоединению и взаимному использованию потоков электроэнергии, вырабатываемой в странах. Как известно, запасы нефти и газа не вечны, и в долгосрочной перспективе важную роль будут играть другие источники энергии, к примеру гидроресурсы. В регионе три страны – Иран, Кыргызстан и Таджикистан – обладают значительным запасом гидроресурсов. Электроэнергия, выработанная в этих государствах, может покрыть потребности других стран региона. Кроме того, часть продукции можно будет экспортировать в другие регионы. По экспертным оценкам, гидроэнергетический потенциал Таджикистана составляет 580 млрд. кВт. ч при достигнутом производстве 17 млрд. кВт. ч, а Кыргызстана – 142 млрд. кВт. ч при нынешнем уровне 14 млрд. кВт. ч. Экспортным потенциалом электроэнергии располагает и Туркменистан. Афганистан, Пакистан и Турция в основном импортируют электроэнергию. В перспективе возможна и схема опосредованного экспорта электроэнергии. Например, Туркменистан сможет обеспечить север Ирана электроэнергией. В настоящее время эта часть Ирана получает электроэнергию с юга страны. Кыргызстан или Таджикистан смогут восполнять Туркменистану недостающий объем электроэнергии за счет своих экспортных ресурсов. Тогда Иран получает возможность увеличить свой экспортный потенциал и поставлять электроэнергию, например, в арабские страны, о чем последние делают запрос на долгосрочную перспективу.

Естественно, для нормального освоения энергетических ресурсов региона и развития взаимовыгодной торговли потребуется развитие производственной инфраструктуры и прежде всего транспортной. В настоящее время делаются попытки проводить в регионе согласованную политику в области транспортных транзитных перевозок. Но пока, к сожалению, работа в этом направлении не получила должного развития. Первая причина – продолжающееся недопонимание рядом стран (Узбекистан, Туркменистан) необходимости выработки единой тарифной политики в области автомобильного и железнодорожного транспортного транзита. Вторая причина – нехватка инвестиций. Международные инвестиции на развитие транспортной инфраструктуры пока отсутствуют. Однако очевидно, что с освоением энергетического сектора (особенно на Каспии) откроются новые благоприятные возможности для получения инвестиций.

Подводя итоги, можно утверждать, что регион ЭКО способен играть важную роль на мировом рынке, но для этого страны региона должны выработать и осуществлять согласованную политику, основанную на разумном сочетании интересов всех государств. От того, насколько руководители государств-членов, а также их экономические стратеги преуспеют в этом понимании будет зависеть успех развития региона. Вот почему именно сейчас Центральноазиатским странам и Азербайджану очень важно избавиться от синдрома "безмолвного партнера" по сообществу и активизировать свою роль в развитии организации. Более того, выступая единым блоком вместе с учредителями, эти страны в состоянии коренным образом изменить положение дел в данной организации и повернуть ее деятельность в сторону большего конструктивизма и эффективности.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL