АРМЯНО-ИРАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ

Амаяк МАРТИРОСЯН


Амаяк Мартиросян, кандидат исторических наук, научный сотрудник Национальной академии наук Республики Армения.


Современная карта весьма отдаленно напоминает геополитический ландшафт региона Передней Азии древних и средних веков: в Месопотамии – Ирак, Сирия – арабская страна, на месте Византии – Турция. И лишь в центре региона, хотя бы внешне, вроде бы мало что изменилось – Армения в своих уменьшенных пределах и Иран в приблизительных границах Парса – Мидии.

Ныне Иран и Армения, ставшая недавно самостоятельным государством, вновь, как и прежде, непосредственно граничат между собой. Во взаимоотношениях этих стран наметился новый этап, который ведет их в XXI век.

В прошлом Ирана и Армении мы пытаемся найти ответы на вопросы о характере исторических связей двух народов – иранцев и армян, их арийских корнях и религиозных различиях, перипетиях политики большого государства, порой могущественной державы, в отношении малой страны, борьбе последней за сохранение своей самости.

Генетические истоки иранцев и армян теряются в глубине веков. Последними исследованиями1 установлено, что прародиной арийцев был район, приблизительно соответствующий Армянскому нагорью. Это обстоятельство с еще большей убедительностью говорит в пользу предположения, что иранцы и армяне – родственные народы, живущие тысячелетиями рядом друг с другом.

Вместе с тем существуют указания на древность, архаичность армянской языческой религии. Говоря о пантеонах богов армян и иранцев, академик Г.Саркисян отмечает, что "Хайк, Арам, Ара Прекрасный, Торк, Астги и другие имена... являются теми образцами из древнейших слов языческой религии и верований армян, которые показывают, что еще до армянского языческого пантеона, состоявшего из богов Арамазда, Вахакна, Анахит, Михра и других, носивших иранские топонимы, армяне имели первоначальный еще более древний пантеон, продукт их древнейшей самобытной духовной культуры, выявляющей связи с древневосточными – урартской, хеттской, ассирийской и т.д. – культурами... боги с иранскими именами на армянской почве выступают в преобразованном виде, приобретшими местные национальные черты, что здесь, например, почитали, в отличие от единого иранского Ахура – Маздды, целых четырех различных Арамаздов, что здесь отсутствовал присущий иранской религии дуализм – идея вечной борьбы между добром и злом, вместе с воплощением последнего – Анчхо – Манью – Ахриманом"2.

Исследователями прослеживается связь между армянской Анаит и иранской Анахиттой, подобно связям иранского Михры с индоарийским Митром, армянского Ваагна и индийского Агни...

Время образования иранского и армянского государств падает на VI в. до н.э. Армянское царство возникло в период возвышения в Иране Мидии. Ее царь Киаксар (625–585 гг. до н.э.), известный тем, что в союзе с Вавилоном разрушил Ассирию, увенчал паруйра, сына Скайорди, потомка родоначальника армян Хайка (Hayk), царской короной за оказанное содействие в ассирийском походе3. Вспоминаются слова иудейского пророка Иеремии, призывавшего "страну Араратскую" на помощь Вавилону.

В VI в. до н.э. на политическую арену в Иране выступают персы (фарсы). В 553 г их предводитель из племени ахеменов Кир II Великий (559–530 гг. до н.э.), одержав победу над мидийцами, основал Персидскую державу и династию Ахеменидов4. По сведениям из "Киропедии" Ксенофонта, в походах Кира участвовал его друг – армянский царевич Тигран. В составе ахеменидского Ирана – первой в истории мировой империи Армения пользовалась достаточно широкой независимостью – с национальной армией и невмешательством в религиозные дела.

Имя Армении – Армины указано в высеченной на Бисутунской скале надписи ахеменидского царя Дария I (522–486 гг. до н.э.). Оно значится в ней среди тогдашних стран Передней Азии: Мидии, Парса, Ассирии, Вавилонии, Элама, Парфии, Маргианы, Египта и др.

По Армении проходила одна из транзитных дорог в Передней Азии времен Дария I – т.н. "Царская дорога". По описанию Геродота, она соединяла столицу Элама – Сузы (ставшие при Ахеменидах центром Персии) со столицей Мидии – Сардами. Геродот свидетельствует, что "в Армении находятся пятнадцать стоянок с жилыми помещениями на протяжении пятидесяти шести с половиною парасангов (около 300 км); там же есть укрепление"5.

Ахеменидская держава была повержена Александром Македонским, иранцы утратили свою независимость. Впоследствии в Иране с 247 г. до н.э. и до 224 г. н.э. правили парфяне.

Походы Александра Македонского способствовали сближению Востока и Запада. С них начался эллинистический период в истории человечества, отразившийся также на Иране и Армении.

При парфянах был установлен союз между Ираном и Арменией. Укрепились династические связи между правителями обеих стран – Аршакидами. Активизировалось их участие в мировой торговле, в частности на проходивших по Ирану и Армении дорогах Великого шелкового пути ими были основаны опорные пункты на тогдашних транзитных путях.

Так, первый аршакидский царь Армении Трдат I (Тиридат) построил дастакерт (имение, домен) Бакуракерт6 (в честь своего брата Бакура – царя Мидии) у города Маранда – важного стационарного пункта на дороге Экбатана – Арташат. А в честь старшего брата, правителя Ирана, Вагарша I (Вологеса) был основан Вологезкерт (Ктесифон), заменивший собой Селевкию7, былой центральный стационарный пункт на дороге Эктабана – Антиохия.

В ту пору, однако, стали давать о себе знать расхождения между иранцами и армянами на религиозной почве. Приобщение к эллинистической культуре и принятие идей христианства предопределили крен армян к греко-римскому миру, в нынешнем понимании – к Европе. В эллинистический период армянский пантеон претерпел изменения: с местными богами как бы срастаются греческие боги Зевс (Арамазд), Апполон (Тир), Артемида (Анаит), Геракл (Ваагн) и другие.

Отход армян от иранцев в религиозном плане значительно углубился с приходом к власти в Иране династии Сасанидов (224–651 гг.). В своем стремлении восстановить былую Ахеменидскую державу они встали на путь завоеваний. На том этапе война между Ираном и его главным соперником Римской (Византийской) империей приняла религиозную окраску и была возведена в ранг государственной политики.

Проникнув в Армению в первые века новой эры, христианство было на некоторое время задержано в своем распространении Сасанидами, которые стремились силой насадить зороастризм. Однако в 301 г. при Трдате III (287–330 гг.) христианство было принято государственной религией в Армении. В 60-х годах IV в. сасанидский царь Шапух II (Шапур, 309–379 гг.) учинил разгром в Армении: разрушил ряд ее крупных городов и увел в Иран десятки тысяч пленных.

В 387 г. тысячелетняя государственность Армении была пресечена в результате раздела ее между Византийской империей и Сасанидским Ираном. Отошедшая к Византии одна пятая часть Армении (западноевфратские области Малой Армении) была превращена в провинцию Византийской империи. Восточная часть Армении (Великая Армения) оставалась под номинальной властью царей Аршакидской династии (I–IV вв.) до 428 г., когда стала персидским марзпанством.

Однако сохранившие после раздела прежний нахарарский строй феодальные армянские области сумели отстоять свою социально-политическую и религиозно-культурную самостоятельность. Дальнейшее противостояние с Сасанидами привело к Аварайрскому сражению (451 г.) и последующей партизанской войне армян, результатом чего было признание свободы христианской религии в Армении.

Почти одновременно Армения порвала связи с церковью Византии, стремившейся под флагом "единения церквей" лишить Армению политической самостоятельности. Армения отвергла решения Халкедонского собора 451 г. и облачилась в защитный цвет своей Апостольской церкви (апостолов Татевоса – Фаддея и Бардугимеоса –Варфоломея). Армянская Апостольская церковь, враждебная имперской, пользовалась покровительством Сасанидского Ирана. Все последующее время армянские нахарарские роды вели политику балансирования между Византией и Ираном, чаще находясь на стороне последнего.

Продолжительные войны между Ираном и Византией обескровили силы обеих сторон, что облегчило экспансию арабов в Передней Азии. После битвы при Кадисии (637 г.) и убийства последнего сасанидского царя Иездигерта II в 651 г. Иран утратил свою государственную независимость и зороастрийскую веру. В Иране распространился ислам.

Лишенные государственной независимости армяне и иранцы не оставляли попыток к ее восстановлению и постоянно вели борьбу за свою самостоятельность.

Оправившись от первых ударов арабов, армянские княжества выступили против арабского засилья. В ходе упорных боев в X веке возникли царство Арцрунидов (в Ване-Васпуракане), Багратидскоое царство (Карс, Ани) и др.

Процесс возрождения армянской государственности был прерван Византией, вставшей на путь, по сути дела, переселения армянских княжеских родов вместе с их крестьянами в западные области Византийской империи для укрепления ее тамошних границ. В армянской историографии эта политика получила наименование "византийство", что означает эгоистическую и недальновидную политику.

Обескровив Армению, византийцы ослабили свое восточное направление и облегчили тем самым проникновение в Малую Азию тюрок-сельджуков. Не последнюю роль во всем этом сыграло отсутствие независимого иранского государства, служившего в былые времена бастионом на путях, проходящих по югу Каспия, на т.н. "хорасанском коридоре", соединяющем Среднюю Азию с Ираном, Арменией и Малой Азией.

На этом этапе исторического развития Ирана имел место феномен – то, что не раз бывало в истории: пришельцы подпали под цивилизационное влияние коренного населения в лице его просвещенных деятелей. Иранская чиновничья знать стала основным ядром административного и финансового аппарата Сельджукидов. Последние, как видно из политического трактата "Сийасет-намэ"8, строили планы создания централизованного государства по образцу прежних иранских государств, в том числе и государства Сасанидов.

В 20–30-х годах XIII века Иран был захвачен монголами. Один из их правителей Хулагу Хан сделал Иран основной провинцией своего Хулагидского (ильханского) государства со столицей сначала в Мараге, затем в Тавризе.

Нечто подобное, случившееся с сельджуками, произошло в Иране и с монголами. В конце XIII века, когда монгольские владения в Передней Азии оказались в весьма затруднительном положении (в частности, остро стоял вопрос о пополнении армии), монгольский правитель Газан Хан принял решение (1295 г.) опереться на иранскую чиновничью знать и мусульманское духовное сословие. Это означало принять ислам и растворить монголов в среде большинства населения подвластных им стран, т.е. в среде мусульман.

В монгольскую эпоху гарантом свободы армянского населения в Иране, Закавказье и ряде областей Малой Азии выступило созданное в освободительной борьбе армян против византийских и сельджукских завоевателей Киликийское армянское государство (1198–1375 гг.)9.

После падения Киликийского армянского государства армяне не прекращали поиски путей восстановления независимости. В XV веке влиятельные круги в Восточной Армении сделали ставку на правящую верхушку обосновавшегося в Иране туркменского племенного объединения Кара-Коюнлу (1410–1468 гг.). Отпрыск княжеского рода Орбелянов Рустам (Ростом) в 20-х годах XV века вошел в союз с Искандером Ханом Кара-Коюнлу. Армянские отряды стали содействовать туркменам. Искандер сделал Рустама своим везирем и советником. Он пожаловал Рустаму за его службу союргальные владения.

Эти владения – семь сел в Айрарате и родовые владения в Сюнике Рустам положил в основу своего плана создания вассального княжества. Передав эти села Эчмиадзину, он гарантировал их неприкосновенность.

Плану Рустама Орбеляна не было суждено осуществиться. В 1467–1468 гг. другое туркменское объединение Ак-Коюнлу под главенством Узун Хана нанесло поражение Кара-Коюнлу.

Картина борьбы армян за национальную независимость будет неполной, если мы не остановимся на особенностях нахарарств – феодальных владений в Армении, представлявших собой, по словам Н.Адонца, "очаги политической свободы". Анализируя эти особенности, историк, в частности, отмечает: "Армения в целом, вовлеченная издревле в сферу мировой политики персидских государств, столетиями вращалась в одинаковом с персами культурном мире. С тех пор как Аршакиды захватили Персию и их младшая линия утвердилась в Армении, общественно-бытовая связь обеих стран стала еще теснее. В период аршакидского владычества и выработался в Армении тот социально-политический строй, который столь ярко характеризует армянскую древность, разумеем нахарарство... Нахарарский строй составляет такое типичное и замечательное по своей устойчивости явление, что без него невозможно научное понимание и точное освещение древнеармянской жизни и истории. Изменяясь в оттенках, этот строй существовал в Армении до падения Багратидов и окончательно уничтожился при нашествии монголов... Значение этого строя коренится именно в том, что при нем внешняя зависимость совмещалась с внутренней самостоятельностью и таким путем обеспечивалась самобытность страны"10.

Политическая ситуация в Малой Азии, Закавказье и Иране резко осложнилась в XV–XVI веках. Этот период отмечен, с одной стороны, возникновением Османской Турции, а с другой – восстановлением (1502 г.) иранского государства – Сефевидского Ирана.

Турки–османы, опиравшиеся в своей завоевательной политике на суннизм, не могли мириться с существованием шиитского Ирана – их главного соперника на Востоке. Они повели серию войн против Ирана и в течение двухсот пятидесяти лет пытались путем непрерывных набегов на его территории присоединить к своим владениям на западе страны главным образом объект их особых вожделений Иранский Азербайджан.

В ходе турецко-иранских войн, в частности в правление Шаха Аббаса I (1587–1629 гг.), десятки тысяч армян из областей Малой Азии, Закавказья и северных частей Ирана в целях создания "зоны опустошения", "выжженной земли" перед наступавшими турецкими войсками были переселены в глубинные провинции страны (Исфаган и др.). В Иране образовалась значительная по численности армянская колония.

Армяне подверглись в Иране еще одному испытанию: попыткам европейских миссионеров обратить их в католичество. Примечательно, что Шах Аббас I был против такой политики. По сведениям историка Шаха Аббаса I Фальсафи, не желая создания в Иране крупного католического объединения, шах тайно советовал армянам стойко держаться своей веры11.

Турецко-иранские войны воскресили в памяти эпизоды истории ирано-армянских отношений, когда армяне зачастую выступали вместе с иранцами против римлян и византийцев. Как и в былые времена, их объединила борьба против совместного врага.

Армянское население Иранского Азербайджана, вставшее перед необходимостью защищать свои местные поселения, воевало на стороне Ирана. Когда Турция предложила Фатали Шаху под лозунгом "во имя ислама" объединить свои усилия против тамошних армянских отрядов, она получила отказ иранской стороны.

В период ослабления противостояния между Турцией и Ираном царская Россия, заняв поначалу территории на Каспии, завладела затем рядом районов Кавказа и вышла к землям к северу от реки Аракс. В результате русско-иранских войн к России по Гюлистанского договору 1813 года отошли "провинции (вилайаты) Карабах, Гянджа", ханства Шекинское, Ширванское, Дербентское и Бакинское..."

Тут кстати отметить, что Карабах вошел в состав России в виде Хамсинских меликств, полунезависимость которых в свое время признал Надир Шах (1736–1747 гг.). Он ввел их в прямое подчинение шахскому двору.

По Туркменчайскому договору 1828 г. Иран передал России "провинции Ереванскую по обе стороны от Аракса и Нахичеванскую..."

По рескрипту Николая I от 20 марта 1828 г. на этих землях была образована Армянская область.

Иран и Армения вошли в XX век под воздействием идей национально-освободительной борьбы.

Вехами антизападного национального движения в Иране стали: иранская революция 1905–1911 гг., больше известная в этой стране как движение за установление конституционного строя; движение за национализацию нефтяной промышленности, приведшее к национализации англо-иранской нефтяной компании (АИНК) и созданию Национального фронта; Иранская исламская революция 1979 г., в результате которой был свергнут прозападный шахский режим.

В 1918 г. в Армении была образована Первая республика. В 1920 г. ее сменила Советская республика – Армянская ССР, которую считают Второй республикой. Нынешняя Третья республика – Республика Армения была провозглашена в 1990 году (в 1991 г. ее независимость была признана международным сообществом).

Первые шаги по пути суверенного развития Армении показали, что, как и любая другая малая страна, она должна сообразовывать свою политику в рамках стратегии великих держав. Применительно к региону Южного Кавказа это подразумевает поиск своей ниши в осях Север–Юг и Запад–Восток, пролегающих через регион и пересекающихся в Армении. Ось Север–Юг проходит по линии Россия – страны Южного Кавказа – Иран – страны зоны Персидского залива и Ближнего Востока. Ось Запад–Восток соединяет страны Европы, Турцию, страны Южного Кавказа, страны Центральной Азии.

Главной Армении является ось Север–Юг, которая по своим основным параметрам соответствует ее внешнеполитическому курсу, ориентированному со времен Гюлистанского договора (1813 г.) и Туркменчайского договора (1828 г.) на Россию.

В создавшейся после распада СССР геополитической ситуации – отсутствие непосредственной границы с Россией, нарушение былых экономических и транспортных связей с ней; неустойчивость Грузии как партнера, транзитной территории, буферного государства; наличие стратегического союза Азербайджана и Турции и др. – одним из императивов для Армении стало сближение и развитие отношений с Ираном.

Предпринятые Арменией шаги к сближению были восприняты в Иране как нечто само собой разумеющееся. Более того, они пришлись Ирану как нельзя кстати. Он воспользовался предоставившейся возможностью, чтобы выйти из состояния изоляции, в которой оказался по воле США.

Иран придает большое значение роли Армении как связующего звена на промежуточной, по отношению к осям Север–Юг и Запад–Восток, оси Иран–Армения–Грузия. Для Ирана выход к Черному морю означает выход в Россию, а также в Европу.

Сближение Армении с Ираном дало свои плоды. Последний стал проводить "бархатную" политику в отношении Армении. Его прагматизм проявился в более тесном сотрудничестве с Арменией, взвешенности в вопросах армяно-азербайджанских отношений, в попытках выступить с посреднической миссией в карабахском конфликте и др.

Сотрудничество Ирана с Арменией в экономической области восполнило определенный пробел, образовавшийся в российско-армянских отношениях. Ослабленная экономически, Россия была не в состоянии в полной мере удовлетворять потребности Армении в продуктах питания, сырье и материалах. В этих условиях, усугубленных блокадой Армении со стороны Азербайджана и Турции, Иран в известном смысле заменил собой Россию в качестве поставщика для Армении предметов первой необходимости, энергоносителей и др.

Россия стала играть активную роль в отношениях Армении и Ирана начиная с 1993 года. Прогнозы ряда западных, и не только западных, аналитиков, что после кончины Хомейни Иран предпримет шаги к сближению с Западом, не оправдались. Иран остался верен своим идеалам, и это определило ориентацию Тегерана на Москву.

Именно с той поры возросло значение экономической и военно-политической оси Россия-Иран, в которой свою нишу заняла Армения. Политика России в отношении Ирана и Армении отвечает ее глобальным стратегическим целям. В соответствии с традиционным курсом России "движение к теплым морям" для нее на данном этапе становится приоритетным т.н. Южное направление (по сравнению со средиземноморским и дальневосточным направлениям). В этих планах Ирану и Армении отводится важная роль как странам, континентально примыкающим к России.

С позиции же иранской стороны опора на Россию и Армению дает Ирану возможность противостоять Турции и Азербайджану, с помощью которых США проводят политику его изоляции. Для Ирана Россия и Армения являются деблокирующими коридорами во внешний мир.

В Армении с пониманием относятся к идеям исламского фундаментализма, с помощью которого Иран решает глубоко национальные задачи. Национальная идея в Иране реализуется в религиозной форме. О роли религии в иранском обществе красноречиво свидетельствует история этой страны последних веков.

Если Шах Аббас I, придавая большое значение религии, а именно шиизму, в жизни многонационального Ирана (в стране проживает около 60 народов и народностей), разделил власть в ней на светскую и духовную, не в пример Турции, где султан объединял в своем лице светскую и духовную власть, в Иране шах ведал сугубо государственными делами, а духовенство исполняло обязанности учителя, наставника, воспитателя, судьи, советчика и др. Муллы в Иране действовали в рамках традиционного сознания и поэтому лучше, чем кто-либо, знали настроения и чаяния народа.

Духовенство Ирана, как уже отмечалось нами, возглавляло, или вдохновляло, все общественно-политические движения, имевшие место в стране на протяжении XX века. И не случайно, что именно оно совершило Иранскую революцию 1979 года. Эту революцию называют "исламской", однако основными причинами ее возникновения были социальные и этнокультурные проблемы, связанные с неприятием иранцами некоторых негативных для них явлений западной цивилизации.

Армения солидаризируется с Ираном в оценке ситуации, сложившейся вокруг реализации проекта ТRАСЕСА, который дополнен в последнее время "Актом о стратегии Шелкового пути" конгресса США. Направленный на обход Ирана и "отсечение" России от Южного Кавказа, этот проект ставит Армению почти в тупиковое положение.

В связи с этим обе страны выступают против проекта TRACECA, как и других международных проектов – транспортных и трубопроводных. Они сходятся во мнении, что осуществление проекта восстановления Великого шелкового пути в части, касающейся Передней Азии, целесообразно проводить странами Кавказского и Центральноазиатского регионов с привлечением всех заинтересованных стран. Именно в этом случае будет возможность возникновения таких нерациональных проектов, подобных проекту TRACECA.

Непременным условием достижения этих задач должно быть: возвращение Великого шелкового пути в его естественное русло; открытие дорог, ведущих в Иран, Центральную Азию, Афганистан и к Персидскому заливу, в Армению, Грузию и к Черному морю, в Ирак, Сирию и к Восточному Средиземноморью; либерализация континентальной торговли на всем протяжении от Востока до Запада, от Севера до Юга; интеграция стран Центральной Азии и Кавказа с экономическими объединениями Европы и Азии.

Безусловно, цели Ирана и Армении, их устремления не могут совпадать по всем параметрам. Не все то, что под стать Ирану, под силу Армении – малой стране, призванной, как уже было сказано, соизмерять свои внешнеполитические шаги с конъюнктурой на международной арене, с балансом сил между великими державами, с геополитической обстановкой в регионе.

В этом плане обращает на себя внимание характер отношений Армении с США – сверхдержавой, способной оказывать влияние на мировые дела. Армения отдает себе отчет в том, что, находясь в весьма напряженной геополитической среде, она нуждается в США как в партнере – гаранте ее безопасности в регионе, и прежде всего от возможных поползновений со стороны их сателлита – Турции.

Партнерство с США является для Армении не только политическим, но и экономическим императивом. США оказывают ей значительную помощь по линии американского конгресса, а также других структур.

Армения должна считаться с тем, что в США в настоящее время проживает полуторамиллионная по численности армянская колония – одна из ее крупных диаспор за рубежом. По этим причинам отношения с США приобретают особое значение для Армении.

Иран ревниво относится к шагам Армении по налаживанию ее отношений с Израилем. Следуя избранному ею принципу комплиментарности – поддержание отношений со всеми странами, – Армения стремится завязать с Израилем экономические связи с целью привлечения в национальную экономику инвестиций израильских фирм и компаний, получения доступа к новейшим технологиям и др.

Израиль интересует Армению и с чисто гуманитарной стороны. Необходимость поддержания отношений с Израилем обусловлена, в частности, той важной ролью, которую играет местная армянская духовная община во главе с Патриаршеством в жизни Иерусалима. Начиная с V века н.э. она осуществляет вместе с местными общинами греческой православной и латинской (католической) церквей управление в "святом городе". Армянский храм св. Якова с окружающими его участками, достроенными армянскими домами и заведениями, составляет одну шестую часть территории Иерусалима. В Иерусалиме находится одно из богатейших собраний древних армянских рукописей – местный матенадаран и другие культурные учреждения.

В плане поддержания отношений с арабскими странами региона Армения налаживает также связи с Ираком, где проживает местная армянская община.

В ряду проблем, возникавших между Арменией и Ираном, проблемы религии, как об этом свидетельствует многовековая история ирано-армянских отношений, были наиболее деликатными. Между тем появились гарантии того, что ренессанс ислама в Иране не отразится пагубно на права последователей иных верований. Тому подтверждение положения Конституции Исламской республики Иран, которыми регламентируются права нешиитского населения страны, в том числе и армян-христиан.

Что касается армян, то в тексте Конституции они впервые в истории иранского законодательства уже не фигурируют как "миллет" или "райя" – религиозное меньшинство, что может быть истолкована как "армянское национальное меньшинство".

Разработанные в период существования Армянской ССР – Второй республики, эти положения, как представляется, испытали на себе новые влияния и исходят из факта признания государственности Армении.

* * *

В Иране и Армении издавна бытует мнение, обычно выраженное во фразе: "Мы близкие народы, нас разъединила религия". Но существует нечто, которое всегда объединяло и продолжает объединять иранцев и армян. Это их индоевропейское, или арийское (восточное арийское), родство. На этой основе армяне и иранцы, надо полагать, смогут отыскать рациональные подходы к взаимопониманию и сотрудничеству.


1 Гамкрелидзе Т.В., Иванов В.В. Миграция племен-носителей индоевропейских диалектов с первоначальной территории расселения на Ближнем Востоке в исторические места их обитания в Евразии. "Вестник древней истории", Москва, 1981, № 2.

2 Мовсес Хоренаци. История Армении. Ереван, 1990, стр. XLI – XLII.

3 Мовсес Хоренаци. История Армении. Ереван, 1990, стр. 36–37.

4 Дандамаев М.А. Политическая история Ахеменидской державы. Москва, 1985, стр. 19–27.

5 Геродот. История. Перевод Ф.Г. Мищенка, т.II., Москва, 1985, стр. 25 (V,52).

6 Мовсес Хоренаци. История Армении. Ереван, 1990, стр. 109.

7 Луконин В.Г. Древний и раннесредневековый Иран. Москва, 1987, стр. 131–132.

8 Сийасет-намэ. Книга о правлении везира XI столетия Низам ал-Мулька. Москва–Ленинград, 1949.

9 Микаелян Г.Г. История Киликийского армянского государства. Ереван, 1952.

10 Адонц Н. Армения в эпоху Юстиниана. Ереван, 1971, стр. 211–212.

11 Фальсафи Н. Зендеганийе Шах Аббас авал. Часть II, 1955, стр. 230–231.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL