ТАДЖИКИСТАН — РОССИЯ: ОТ “РАЗВОДА” К ИНТЕГРАЦИИ

Саодат ОЛИМОВА


Саодат Олимова, кандидат философских наук, представитель журнала “Центральная Азия и Кавказ” в Таджикистане.


Россия и Таджикистан, ныне независимые государства, 70 лет были связаны между собой, как части единого, политического, экономического и социального организма, а так же как “Центр” и “периферия”. С развалом СССР возникли и дезинтеграционные, и интеграционные процессы, менявшие направление, характер и содержание отношений между этими странами: образовались связи, которые относятся к компетенции взаимоотношений на уровне СНГ, и в то же время их взаимоотношения развиваются как взаимоотношения двух суверенных государств, регламентированные международными правовыми нормами.

Эти взаимоотношения в первые пять лет после обретения независимости можно назвать “развод” — “интеграция”. Они остались в наследство от СССР, жизненно необходимы для одной, другой или обеих стран. Это отношения, которые можно разделить на следующие группы: “развод”, т.е. постепенный разрыв старых связей, сложившихся в рамках Союза, и их перевод на рельсы общепринятые, межгосударственные; трансформация связей в рамках процессов, происходящих в СНГ; сохранение неопределенных, зачастую неформальных контактов под вывеской СНГ в период, необходимый обеим странам, для того чтобы определить аспекты своей внутренней и внешней политики. “Развод” практически завершился к 1996 году, и в настоящее время обе стороны в напряженном поиске оптимальных форм, путей, способов сотрудничества.

Этот поиск осложнен рядом обстоятельств. Россия и Таджикистан, также как и другие новые независимые государства (ННГ) на постсоветском пространстве, переживают период национально-государственного переустройства , самоопределения, политической и экономической интеграции в мировое сообщество. Перманентное изменение баланса политических сил на международной арене, новые структуры геополитических и региональных связей вызывают особые трудности при строительстве полноценных межгосударственных отношений между ННГ.

В России нет единой точки зрения на перспективы взаимоотношений с Центральной Азией в целом и с Таджикистаном в частности. Во всяком случае, европоцентристские настроения по-прежнему достаточно сильны в политических и деловых кругах, ориентирующихся на развитие связей прежде всего с Западом. Идеи евразийства встречают серьезное сопротивление в российском обществе. Так, высказывание А. Солженицына о том, что “Центральная Азия — духовно чуждая нам страна”, стало устойчивым штампом российского общественного сознания. Определенное значение имеет и исламофобия, значительно распространившаяся в РФ в связи с чеченской войной.

Активное присутствие России, несмотря на затяжной конфликт в Таджикистане и его последствия: вынужденная миграция, рост наркобизнеса — не находит адекватного объяснения в массовом сознании россиян, для которых эта республика стоит в одном типологическом ряду с Афганистаном и Чечней.

Все это затрудняет осмысление таджикско-российских отношений. Распространена точка зрения, что главным в центральноазиатском направлении российской внешней политики является предотвращение угрозы безопасности России1.

Исходя из этого мнения, можно предположить, что основные задачи РФ на южном направлении таковы: сохранить и упрочить свое влияние в Центрально-Азиатском регионе, противодействовать попыткам вовлечь его страны в сферу влияния других государств и обеспечить гарантированную охрану слабо защищенных южных рубежей СНГ. В достижении этих целей надежным союзником является РТ, для которой РФ — основной стратегический партнер. Непосредственную угрозу интересам России представляет возможная эскалация афганского конфликта на территорию ЦАР, что приведет к потере РФ южной буферной зоны.

Кроме того, к рискам и вызовам последнего времени следует отнести распространение международного терроризма, наркобизнеса, неконтролируемые миграции, эпидемии и пандемии и т.д. Все эти угрозы сдерживаются на территории Таджикистана, который является буфером, отделяющим СНГ от зоны конфликтов: воюющего долгие годы Афганистана, индо-пакистанских событий в Кашмире.

Всемерная поддержка Таджикистаном отношений с Россией также основывается на стремлении обеспечить свою безопасность. Распад СССР обернулся утратой безопасности на значительных участках постсоветского пространства. Новые государства, в том числе и РТ, пока еще во многом не способны оградить себя от внутренних и внешних угроз. Военно-политическая безопасность в значительной степени поддерживается за счет внешних факторов. Для Таджикистана все это осложняется географическим положением и геополитическим значением.

РТ находится на стыке нескольких крупных субрегионов с различными мировыми религиями, цивилизациями и культурами, что определяет ее геополитическое значение и делает объектом повышенного внимания ряда стран мирового сообщества, сосредоточения их национальных интересов. Одновременное членство в европейских и азиатских международных организациях усиливает политическую значимость РТ. Геополитические интересы ряда стран скрещиваются здесь по многим направлениям. Геополитические процессы, идущие в Центральной Азии, привлекают внимание США, Западной Европы, Китая, стран Среднего Востока и Южной Азии. В этих условиях Таджикистан продолжает поддерживать твердый курс на союзничество с Россией, на укрепление не только двусторонних связей, но и отношений в рамках СНГ.

В основе всемерной поддержки РТ курса на сохранение и развитие интеграционных процессов на постсоветском пространстве и особенно с Российской Федерацией лежит совокупность экономических, социальных, гуманитарных, внутренних и геополитических военных факторов. Наиболее важны следующие:

  1. Слабость государства вследствие межтаджикского конфликта чревата сохранением и в постконфликтном периоде угрозы территориальной целостности страны. Это главное обстоятельство, побуждающее Таджикистан искать сильного сюзерена в лице РФ.

  2. Более всех стран СНГ он заинтересован в укреплении Содружества: Таджикистану, как небольшому государству, лежащему на стыке обширных регионов, предпочтительнее находиться в многосоставном образовании. РФ — несущая конструкция СНГ, что обусловливает поддержку Таджикистаном всех российских интеграционных инициатив.

  3. Таджикистан — единственная ираноязычная страна в Центральной Азии. Объективная необходимость строительства национального государства, страх перед складывающейся тюркской этнополитической общностью затрудняют отношения с соседями и заставляют искать мощный противовес в лице России. Существует необходимость в военном “зонтике” для Таджикистана, неспособного своими силами охранять протяженную границу с воюющим Афганистаном. Военный союз с РФ является одним из основных гарантов военной безопасности республики.

  4. Таджикистан ориентируется на Россию также из-за привязанности своей техники и своих технологий к российским, сохранения частью элиты и интеллигенции пророссийской ориентации, из-за наличия большой таджикской диаспоры в России и значительной (5% населения) диаспоры россиян в республике, огромной трудовой возвратной миграции в Россию.

На становление и развитие внешней политики Таджикистана большое влияние оказал межтаджикский конфликт. Став постоянной составляющей жизни страны и Центрально-Азиатского региона в целом, он во многом довлеет на процесс формирования государственности в республике, на ее экономику, социальную и культурную жизнь, на внешнюю политику. Конфликт тормозит формирование полноценной государственности: до сих пор твердо не определена концепция национальной безопасности, не выработана система национальных интересов, не сформированы приоритеты внешнеполитической деятельности, не отлажены механизмы внешней политики.

Тем не менее страна вышла на мировую арену, стремится укрепить свое международное положение. За короткое время республика сумела получить широкое международное признание, вступила в качестве полноправного члена в ООН, ОБСЕ, ОИК (Организацию Исламская Конференция) и ряд других авторитетных организаций. Наиболее важным направлением своей внешней политики Таджикистан объявил укрепление дружественных отношений с Россией, которую он провозгласил своим стратегическим партнером. Этот курс, как показывают социологические исследования2, поддерживается подавляющим большинством населения и зафиксирован в ряде основополагающих государственных документов РТ.

Межгосударственные отношения основываются на Договоре о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, подписанном 25 мая 1993 года в Москве. Этот документ стал основой для создания серьезной и прочной правовой базы российско-таджикских отношений.

После заключения Договора подписано более 90 документов, которые подкрепили принятую президентами обеих стран Декларацию о дальнейшем укреплении и расширении всестороннего сотрудничества между РТ и РФ. Стимулировал развитие таджикско-российских отношений и Указ президента РФ Б. Ельцина о стратегии России в отношениях со странами СНГ. Периодически проводятся следующие мероприятия: двусторонние встречи на уровне президентов, глав парламентов, правительств двух государств, руководителей министерств и ведомств, на которых подтверждаются намерения развивать таджикско-российские отношения в экономике, культуре, координировать деятельность обеих стран на международной арене и в укреплении их обороноспособности. Заметное продвижение в российско-таджикских отношениях отмечено зимой 1995—1996 годов, когда правительство Таджикистана заявило о своем решении присоединиться к Таможенному союзу. Уже в мае 1996 года были подготовлены основные документы по вхождению РТ в Таможенный союз и согласованы материалы по торгово-экономическому сотрудничеству между РТ и РФ. Однако по ряду причин решение о вступлении Таджикистана в Таможенный союз было принято только в 1998 году.

В мае 1996 года достигнуты важные соглашения в рамках работы российско-таджикской комиссии по развитию торгово-экономического сотрудничества. Однако практически все они остались нереализованными.

Некоторый спад в российско-таджикских отношениях наблюдался в период президентской кампании в РФ. Однако после инаугурации Б. Ельцина в тот же день президент России встретился с президентом Таджикистана Э. Рахмоновым и подтвердил прочную поддержку российского политического руководства усилий президента Таджикистана по установлению мира, выходу из тяжелого социально-экономического кризиса, осуществлению демократических и экономических реформ.

Актом особых отношений с Россией является и Договор о двойном гражданстве, подписанный президентами и ратифицированный парламентами обеих стран.

Большое значение для развития таджикско-российских отношений имел визит премьера В. Черномырдина (январь 1998 г.), во время которого подписан ряд межправительственных соглашений. В этот же период в таджикско-российских взаимоотношениях самостоятельное значение приобрели два сюжета: попытки образовать Тройственный союз Россия — Узбекистан — Таджикистан для противодействия распространению исламского экстремизма, которые реализовались 12 октября 1998 года в Ташкенте, где была подписана Декларация о всестороннем сотрудничестве России, Таджикистана и Узбекистана; попытки решения афганской проблемы по схеме “6 + 2”.

В апреле 1999 года состоялся официальный визит президента Э. Рахмонова в Россию, во время которого подписан ряд важных документов. Особое место среди них заняли Договор о союзническом взаимодействии между РТ и РФ, ориентированном в ХХI век, Договор о статусе и условиях пребывания российской военной базы на территории РТ.

Важным направлением двустороннего сотрудничества является согласование оценок и подходов по важнейшим международным вопросам (ядерные проблемы, пути разрешения кризисных ситуаций и т.д.), а также координация действий в ООН, ОБСЕ и в других международных организациях.

В целом надо признать, что интенсивность контактов руководителей России и Таджикистана за 1993—1999 годы была очень высокой.

Роль России в урегулировании межтаджикского конфликта

Сложность, многоплановость конфликта, многочисленность заинтересованных сторон определили длительность и трудность процесса его урегулирования. Изменения в глобальной расстановке сил, а также во всем Центрально-Азиатском регионе оказали влияние и на позиции сторон, пытавшихся воздействовать на сложившуюся ситуацию. С самого начала большое значение в попытках ее урегулировать имели международные организации ООН и ОБСЕ. Существенную роль играли также Иран и Пакистан.

Российская Федерация после периода некоторой неопределенности приняла меры по прекращению вооруженного противостояния и политическому урегулированию конфликта в Таджикистане.

В ноябре 1992 года руководство России, Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана в ответ на просьбу Таджикистана приняло решение о создании Коллективных миротворческих сил (КМС). Основную тяжесть по созданию и содержанию КМС взяла на себя Россия, а участие центральноазиатских стран носило символический характер.

С 1993 года роль России как наблюдателя и посредника в процессе урегулирования межтаджикского конфликта очень велика. Это стало главным направлением ее внешней политики в отношении Таджикистана.

Можно отметить эволюцию в миротворческой роли России за указанный период. В 1992 году она претендовала на исключительную роль в урегулировании конфликтов на постсоветском пространстве. К середине 90-х годов акценты ее политики сместились в направлении признания необходимости более активного подключения международных организаций (ООН, ОБСЕ) к урегулированию этих конфликтов. Новым в миротворчестве России в Таджикистане также стало сотрудничество с Ираном и Пакистаном в этой области3.

В 1994 году при активном участии российской стороны в Москве, под эгидой ООН, между правительством РТ и Объединенной таджикской оппозицией (ОТО) начались мирные переговоры4.

В январе 1996 года на встрече глав государств-членов СНГ Б. Ельцин и руководители ряда других стран СНГ высказались за активизацию межтаджикского диалога.

Политика России на урегулирование межтаджикского конфликта значительно активизировалась с приходом во внешнеполитическое ведомство Е. Примакова. Новый министр иностранных дел свою первую заграничную поездку совершил в Душанбе, куда он прибыл вместе с директором Федеральной пограничной службы (ФПС) РФ А. Николаевым, руководителем Службы внешней разведки (СВР) В. Трубниковым и другими высокопоставленными официальными лицами.

В Душанбе Е. Примаков заявил, что налаживание отношений с оппозицией является предварительным условием не только политической стабилизации, но и сохранения целостности страны, а также решения экономических проблем.

После пяти раундов межтаджикских переговоров по инициативе Б. Ельцина было предложено провести в Москве встречу президента РТ Э. Рахмонова и руководителя ОТО А. Нури.

После встреч в Тегеране (октябрь 1996 г.) и Хосдехе ( Северный Афганистан — декабрь 1996 г.) Э. Рахмонов и А. Нури заявили о готовности приехать в Москву. Переговоры в Москве состоялись в декабре 1996 года и проходили с большими трудностями. В этих условиях российская сторона предложила компромиссный вариант Протокола о функциях и полномочиях Комиссии по национальному примирению. Переговоры, состоявшиеся с участием председателя правительства РФ В. Черномырдина, завершились подписанием ряда документов, определивших срок и содержание переходного периода от войны к миру и механизм достижения национального согласия в Таджикистане.

В феврале — марте 1997 года седьмой раунд межтаджикских переговоров также прошел в Москве. По их итогам подписан Протокол по военным проблемам — ключевой документ в межтаджикском урегулировании.

Заключительный раунд переговоров, в ходе которого подписано “Общее соглашение об установлении мира и национального согласия в Таджикистане”, прошел в Москве 27 июня 1997 года в присутствии Б. Ельцина.

Военное сотрудничество

В этой сфере уровень связей наиболее высок. Первые договоры заключены 25 мая 1993 года. В этот день был подписан Договор о дружбе и взаимной помощи и еще шесть документов, регламентирующих различные стороны пребывания воинских формирований России в РТ. Таджикистан — единственная страна в Центральной Азии, где РФ имеет мощную группировку своих войск: 201-ю мотострелковую (МСД, около семи тыс. чел.), Группу погранвойск ФПС (16 тыс. чел.), которые находятся в республике наряду с армией Таджикистана (12 тыс. чел), и войска Комитета по охране госграницы РТ.

При этом Таджикистан остается единственной страной в регионе, которая не подписала акт “Партнерство во имя мира”. Руководство, особенно президент и министр обороны, выступают против подписания акта “Партнерство во имя мира”, мотивируя свою позицию тем, что республика уже имеет КМС на своей территории и не нуждается в аналогичной программе.

За годы независимости создана определенная законодательная база двустороннего сотрудничества в военной сфере, которое регламентируется многосторонними соглашениями и договорами в рамках СНГ, а также рядом двусторонних соглашений: Соглашение о воинских формированиях РФ, находящихся на территории Республики Таджикистан, 1992 года, Соглашение о погранвойсках, Соглашение о помощи таджикской армии в строительстве вооруженных сил и др. Существуют также договоры между отдельными военными структурами, например, между Министерствами обороны. Военно-техническое сотрудничество является постоянным пунктом повестки дня практически всех встреч таджикского и российского руководства.

Огромным шагом в развитии военного сотрудничества стали Договор о союзническом взаимодействии, ориентированном в ХXI век, и Договор о статусе и условиях пребывания российской военной базы на территории РТ.

Несмотря на тесные связи военных обеих стран и высокую согласованность их действий, военная стратегия РФ по отношению к РТ на протяжении времени значительно менялась.

Перипетии определения военной политики РФ на таджикистанском направлении ярко видны в отношении КМС, костяком которых является 201-я МСД. С самого начала мандат КМС был очень расплывчатым и неопределенным из-за нежелания России ввязываться в новый конфликт, что не позволило использовать популярную ныне в ооновских кругах стратегию принуждения к миру, иначе говоря, активное вмешательство в конфликт. С другой стороны, КМС были и остаются важным фактором в урегулировании межтаджикского конфликта, о чем свидетельствует, в частности, то, что обе противоборствующие стороны признали КМС в качестве гаранта соблюдения соглашений. Терпимость ООН по отношению к КМС, имеющим только лишь мандат СНГ, вызвана перегруженностью ООН миротворческими операциями и слабым интересом мирового сообщества к конфликту в Таджикистане.

Изменения российской военной политики на таджикистанском направлении сказались и в отношении к строительству национальных вооруженных сил республики.

Таджикистан — единственная в Центрально-Азиатском регионе страна, которой ничего не досталось при разделе бывшей Советской Армии между новыми суверенными государствами. В отличие от армий других постсоветских стран, созданных на основе воинского контингента и материально-технической базы расположенных там военных округов, таджикские вооруженные силы (ВС) были созданы из формирований Народного фронта — по сути дела партизанских отрядов.

Это произошло, во-первых, потому, что на территории РТ не было самостоятельного военного округа. Таджикистан входил в Среднеазиатский военный округ, штаб которого находился в Ташкенте. Во-вторых, межтаджикский конфликт по времени совпал с самым началом раздела бывшей Советской Армии. Опасения, что армия независимого Таджикистана разделится и начнет стрелять друг в друга, в результате чего возникнут аналогичные Приднестровью проблемы, не способствовали передаче Таджикистану части советских вооруженных сил.

Все это вызвало большие трудности при строительстве национальных вооруженных сил, которые усугубились тем, что имевшиеся кадры профессиональных военных-таджиков перешли в погранвойска РФ и в 201-ю МСД. Но эти же обстоятельства способствовали усилению связи российских войск, дислоцированных в республике, с формирующейся армией Таджикистана.

Тем не менее отсутствие определенности у России в вопросе о строительстве ВС РТ тяжело сказывалось на этом процессе. С самого начала их формирования и до настоящего времени больным местом является острейший недостаток квалифицированных кадров. Экономические трудности не позволяют республике оплачивать подготовку необходимого количества военных специалистов. Только в 1996 году российская сторона приняла решение о бесплатном обучении курсантов из РТ в своих военных училищах. С 1997 года Россия оказывает большую помощь в подготовке высокопрофессиональных военных кадров.

В октябре 1994 года правительства обеих стран подписали Соглашение о командировании российских военных советников и специалистов в Таджикистан . В январе 1997 года подписано Соглашение о главном военном советнике при Министерстве обороны РТ и его аппарате. Советники работают также в качестве наблюдателей за интеграцией отрядов оппозиции в состав вооруженных сил республики.

7 сентября 1995 года подписана Декларация о дальнейшем укреплении и расширении всестороннего сотрудничества. В апреле 1999 года в двустороннем сотрудничестве был сделан очередной важный шаг: заключены два договора — “О союзническом взаимодействии”, ориентированном в ХХI век, и “О статусе и пребывании российской военной базы на территории республики”, что позволило определить военную стратегия РФ по отношению к РТ.

Российская Федерация является основным партнером Таджикистана в области охраны границы. 19 октября 1992 года была образована Краснознаменная пограничная группа Федеральной пограничной службы (ФПС) РФ в РТ. Базой для ее создания явился Оперативно-войсковой отдел Краснознаменного Среднеазиатского пограничного округа, а юридической основой послужили указы президента РФ Б. Ельцина “О переходе пограничных войск, находившихся на территории Республики Таджикистан под юрисдикцию Российской Федерации” и “Об образовании в составе пограничных войск РФ Краснознаменной Группы пограничных войск РФ в Республике Таджикистан и упразднении Краснознаменного Среднеазиатского пограничного округа”.

Деятельность погранвойск регламентирует ряд документов, среди которых основным является “Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Таджикистан о правовом статусе Пограничных войск Российской Федерации, находящихся на территории Республики Таджикистан”, подписанное президентами Б. Ельциным и Э. Рахмоновым. Российские военнослужащие, которые служат в погранвойсках РФ в РТ по контракту — это, в основном, командный состав, 95 % личного состава Группы погранвойск — граждане РТ.

Погранвойска РФ участвуют в охране таджикско-афганской границы в первом эшелоне, непосредственно на границе. Отработано взаимодействие погранвойск с Комитетом по охране Государственной границы при правительстве РТ, воинские подразделения которого обеспечивают охрану границ с соседними странами СНГ и стоят во втором эшелоне по периметру внешних рубежей СНГ. Ряд застав на таджикско-афганской границе недавно также передан в ведение Комитета по охране госграницы РТ.

В настоящее время сложилось два подхода к охране внешних границ СНГ. Первый — сотрудничество со странами СНГ, внешние границы которых на договорной основе охраняют погранвойска РФ либо участвуют в их охране (Кыргызстан, Армения, Туркменистан, Грузия, Белоруссия, Казахстан, Таджикистан). Второй подход — сотрудничество со странами СНГ, которые охраняют свои внешние границы сами (Азербайджан, Узбекистан, Украина). Кроме того, погранслужбы СНГ регулярно проводят совместные операции: “Рубеж”, “Иностранец” и др. Так как внутренние границы в СНГ не обустроены, то их интересы тесно переплетаются именно на внешних границах. Это особенно актуально при возможном появлении новых угроз национальной безопасности государств СНГ: активизации организованной преступности, незаконной миграции, перемещении наркотиков и оружия, международного терроризма. С этой точки зрения взаимодействие погранслужб этих государств — пример наибольшей интеграции в рамках СНГ.

Погранвойска используют новые методы работы: впервые в мировой практике созданы зоны безопасности, широко распространяется погранпредставительская деятельность.

Важную роль российские погранвойска играют в урегулировании межтаджикского конфликта. Под их контролем проходил переход формирований ОТО и беженцев на территорию республики.

На случай массовых миграций в связи со сложной обстановкой в Афганистане (ИГА) разработана спецпрограмма с привлечением международных организаций.

Перспективы российских погранвойск в республике: создание полномасштабной эшелонированной системы охраны и управления охраной границы, совместное интегрированное командование погранвойсками.

Тем не менее в сфере охраны границ, как и в целом в военном сотрудничестве, не мало проблем: недостаточная нормативно-правовая база, некоторые соглашения и договоры явно устарели или требуют дополнений, подписанные документы до сих пор не имеют механизма реализации.

Очень сложной является ситуация, когда в охране одной границы участвуют две самостоятельные параллельные структуры, принадлежащие различным государствам.

Конечно, сейчас РТ не под силу самостоятельно обеспечить охрану протяженной границы с воюющим государством. Малочисленность собственных вооруженных сил, слабая техническая вооруженность, недостаточный мобилизационный потенциал, а также состояние военного строительства, отсутствие военной доктрины (национальной военной стратегии), незавершенность законодательно-правовой основы обеспечения военной безопасности не позволяют собственными силами охранять границы и отражать возможную агрессию извне.

При всей дружественности отношений национальные интересы России и Таджикистана имеют различное наполнение. Первый эшелон погранвойск защищает национальные интересы и безопасность России, а не Таджикистана, что не может не создавать проблемы для последнего, например, в области приграничной торговли и т.д. Все это вызывает необходимость в постепенной передаче части участков границы Комитету по охране Государственной границы РТ.

Существенной проблемой является также недоработанная правовая база по отношению к гражданам Таджикистана, которые служат в Погранвойсках РФ (12 тыс. из общего числа в 16 тыс.) и в 201-й МСД. Они не подпадают под действие ни законов России, ни законодательства Таджикистана. Необходимо либо дополнить старые договоры, либо заключить новые, которые предусматривали бы защиту граждан РТ, служащих в Российской армии, а также членов их семей.

Торгово-экономические связи между РТ и РФ действуют на основе межправительственных соглашений о торгово-экономическом сотрудничестве и на прямых договорах между хозяйствующими субъектами сторон. При этом доля товарооборота по линии межправительственных связей постоянно снижается. Основными предметами экспортно-импортных операций являются стратегические товары. Для РТ в экспорте доминируют хлопок и алюминий, а в импорте — зерно, газ , нефть и нефтепродукты.

Внешнеторговый оборот Республики Таджикистан с Россией и Узбекистаном за 1992—1997 гг. ( тыс. долларов)

Страны

1992

1993

1994

1995

1996

1997

Узбекистан

21298,1

85659,3

105895,0

383394,9

389574,5

434045,1

Россия

98454,9

146282,2

106924,5

231320,5

153386 ,6

178580,2

Источник : Госстатагентство РТ , “Основные социально-экономические показатели Республики Таджикистан за 1992—1997 гг.”. Стат. сб. Душанбе, 1998. С. 55.

По ряду объективных причин достигнутые соглашения слабо реализуются на практике. Так, например, для обследования и совместного использования предприятий оборонного комплекса в рамках миссии в РТ работала группа специалистов Росвооружения. Однако восстановить связи Росвооружения и оборонных предприятий Таджикистана не удалось: до сих пор не выработаны условия, удовлетворяющие обе стороны.

По данным Госстатагентства республики, удельный вес РФ во внешнеторговом обороте РТ в 1997 году составил 12% против 10,6% в 1996 году.

Не случайно таджикская сторона во время визита Черномырдина пыталась привлечь внимание россиян к таджикско-иранскому проекту по разработке нефтегазовых месторождений страны, развитию совместных программ в области “большой” и “малой” приватизации.

Событием в области российско-таджикских связей стало открытие Российско-таджикского Славянского университета (РТСУ) в Душанбе, который основан в соответствии со ст. 22 “Договора дружбе и сотрудничестве”. На трех его факультетах: гуманитарном, экономико-правовом, естественно-техническом — обучаются 1 200 студентов. Финансирование университета осуществляется при долевом участии России и Таджикистана.

Связывают Таджикистан и Россию мощные миграционные потоки.

Так, согласно результатам опроса IFES-96, в декабре 1996 года 53% потенциальных мигрантов Таджикистана планировали выехать в Российскую Федерацию. 82,9% эмигрантов из Таджикистана в 1997 году направлялись в Россию (в 1995 г. — 71,3%)5. По результатам социологических обследований, миграционный потенциал русских и лиц, принадлежащих к российским этносам, можно оценить в 80—90 тысяч человек.

За последние два-три года изменяются причины миграции. Если (по данным Госкомстата) в 1991 году основными причинами выезда из страны были межэтнические конфликты и ухудшение отношения к русскоязычному населению, то в 1999 году это уже связывалось с экономическими трудностями, поисками лучшей жизни (1-е место), с отъездом родственников, неуверенностью в будущем (2-е место).

Граждане Таджикистана — таджики и узбеки — также уезжают преимущественно в Россию в поисках работы. Объем трудовой миграции, по данным республиканского Министерства труда и занятости населения, в 1995 году составлял 5 618 человек (3 209 человек из городов и 2 409 — из сельской местности). Но фактически число трудовых мигрантов значительно превышает официальные цифры. По данным Управления по внешней миграции Министерства труда и занятости населения, в Российской Федерации находятся более 200 тысяч трудовых мигрантов из Таджикистана. По другим оценкам, в летние месяцы — до полумиллиона.

В 1997 году вступил в силу ратифицированный парламентами обеих стран Договор об урегулировании вопросов двойного гражданства, заключенный в сентябре 1995 года. Вступление в силу положений этого договора, с одной стороны, замедлило процесс репатриации в Российскую Федерацию, с другой — способствовало усилению эмиграции в Россию таджиков и узбеков РТ. Двойное гражданство узаконило пребывание в Таджикистане тысяч лиц с российским гражданством, предоставив им все права гражданина Таджикистана. Постепенно решается проблема граждан Таджикистана, проходящих службу в Погранвойсках и в Коллективных миротворческих силах.

В январе 1997 года при посольстве России в республике приступило к работе Представительство Федеральной миграционной службы (ФМС).

Подводя итоги, следует еще раз отметить, что за постсоветский период межгосударственные отношения двух стран развивались, в первую очередь, в военной и политической сфере, на фоне очень низкой степени развития экономических, гуманитарных и культурных связей.

Тормозят развитие двусторонних отношений: неопределенность “лица” России в процессе поиска своего места в мире, что отражается на ее внешнеполитическом курсе; неопределенность планов финансово-промышленных кругов России относительно ресурсов Таджикистана; политическая нестабильность в республике; тяжелый социально-экономический кризис в РТ; отставание Таджикистана в экономических реформах, из-за чего иногда не стыкуются нормативно-правовая база и многие реалии жизни в обеих странах.

По мнению многих наблюдателей, Москва может оказаться в странной ситуации: обеспечивая своими вооруженными силами определенную военно-политическую стабильность в Таджикистане, она создает благоприятные возможности для западных и восточных компаний, осваивающих недра Таджикистана и местный рынок. В перспективе, когда в результате мирного процесса Россия сократит численность своих войск в республике и выведет их, она потеряет рычаги влияния на этот стратегически важный район. Можно предполагать, что в Москве это начинают понимать. Но понимание, не подкрепленное экономическими связями, солидными инвестициями в таджикистанскую экономику, не может обеспечить интересы России в Таджикистане.

В этом плане за последние два-три года значительно активизировались регионы России. Наиболее динамично возможности взаимовыгодного сотрудничества изучают Москва и Санкт-Петербург. В республике также побывали делегации Башкортостана, Самарской, Омской и других областей.

Перспективы: намечаются реальные шаги в области торгово-экономического сотрудничества на среднесрочную перспективу, обеспечения российского телевещания на территории РТ, сотрудничества по производству и ремонту вооружения и военной техники и др. Рассматриваются также вопросы совместной разработки месторождений серебра (Большой Канимансур), сурьмы (Зеравшан), угля (Назар-Айлок и Фан-Ягноб) и др.

Таджикистан вступил в Таможенный союз. В будущем республика намерена войти в “двойку”, чего она усиленно добивается. В целом в Таджикистане признают, что страна находится в орбите внешней политики и национальных интересов России. Однако низкий уровень экономических, гуманитарных и культурных связей, очень высокий — военного сотрудничества обеих стран, не дают повода для оптимизма.


1 См.: Хрусталев М. Россия и страны СНГ. Пути сотрудничества. В кн.: Россия и страны ближнего зарубежья. История и современность. М., 1999. С. 237—238.

2 См.: Общественное мнение в Таджикистане. 1996 г. Подготовил Стивен Вагнер, Международный Фонд Избирательных Систем (IFES), Вашингтон, 1997.

3 См.: Звягельская И.Д. Поиски новых подходов к постсоветским конфликтам. В кн.: Западная Азия, Центральная Азия и Закавказье. Интеграция и конфликты. М., 1995. С. 261.

4 Об этом подробнее см.: Белов Е.В. Россия и межтаджикское урегулирование. В кн.: Россия в исторических судьбах таджикского народа. Душанбе, 1998. С. 146—154.

5 См.: Общественное мнение в Таджикистане. 1996 г.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL