ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ СТРАН ЗАКАВКАЗЬЯ, ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ И ОБЩИЙ РЫНОК ТРУДА СНГ

Анатолий ТОПИЛИН


Анатолий Топилин, доктор экономических наук, советник Исполнительного комитета СНГ.


Государства Закавказья и Центральной Азии играют исключительно важную роль в формировании общего рынка труда государств — членов Содружества Независимых Государств. Этому способствуют следующие социально-экономические факторы: значительный демографический и трудовой потенциал; природно-сырьевые ресурсы (наличие нефти, газа, железной руды, цветных металлов и пр.), экспортируемые в другие страны СНГ; сохранение сложившегося в советский период межотраслевого разделения труда хозяйственных и кооперационных связей как между странами Закавказья и Центральной Азии, так и с остальными государствами содружества; традиционно общее социокультурное пространство, базирующееся на сохранении роли русского языка как языка межнационального общения, культурных традиций, межэтнических связей, устойчивого миграционного обмена.

Содружество Независимых Государств переживает непростые времена, и в настоящее время идет поиск путей выхода из кризиса, в частности, его регионализация: в рамках СНГ созданы такие региональные структуры как двойка — союз Беларусь — Россия, пятерка — Таможенный союз (Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Россия, Таджикистан), Центральноазиатское экономическое сообщество (ЦЭС) — Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан, ГУУАМ — Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан, Молдова.

В условиях регионализации Содружества возрастает значение совокупного трудового потенциала стран как интегрирующего фактора экономики. Для его более эффективного использования в едином экономическом пространстве СНГ необходим анализ основных тенденций в формировании демографического и трудового потенциала стран Центрально-Азиатского региона и Закавказья. Такой подход — важное условие преодоления кризисных явлений в экономике и социально-трудовых отношениях, выработки согласованной политики занятости, регулирования миграционных процессов в границах всего Содружества.

Демографическая ситуация

В 90-е годы демографический и трудовой потенциал бывших союзных республик Центральной Азии и Закавказья, как и в 80-е годы, продолжал расти. (см. табл. 1).

Таблица 1

Численность населения стран СНГ и прогноз ООН

 

Численность населения

В процентах

 

На начало 1991 г.

На начало 2000 г.

Прогноз на 2025 г.

На начало 1991 г.

На начало 2000 г.

Прогноз на 2025 г.

СНГ

283,0

281,9

308,1

100,0

100,0

100,0

             

Закавказье

16,3

17,3

20,9

5,6

6,1

6,8

в том числе:

           

Азербайджан *

7,2

8,1

10,1

2,5

2,9

3,3

Армения

3,6

3,8

4,7

1,3

1,3

1,5

Грузия

5,5

5,4**

6,1

1,9

1,9

2,0

             

Центрально-Азиатский регион

51,0

55,6

85,0

18,0

19,7

27,6

в том числе:

           

Казахстан *

16,8

14,9

21,7

5,9

5,3

7,0

Кыргызстан

4,4

4,9

7,1

1,6

1,7

2,3

Таджикистан

5,4

6,2**

11,8

1,9

2,2

3,8

Туркменистан

3,7

5,0**

6,7

1,3

1,8

7,9

Узбекистан

20,7

24,6

37,7

7,3

8,7

12,2

             

Славянские государства

210,6

205,4

197,1

74,4

72,9

64,0

в том числе:

           

Беларусь

10,2

10,1

9,9

3,6

3,6

3,2

Россия

148,5

145,6

138,5

52,5

51,7

45,0

Украина

51,9

49,7

48,7

18,3

17,6

15,8

             

Молдова

4,4

3,6***

5,1

1,6

1,3

1,7

* Постоянное население.

** На начало 1999 г.

*** Без территории левобережья р. Днестр и г. Бендеры.

Темпы роста населения определяются режимами воспроизводства — уровнем рождаемости и смертности.

Демографический переход от максимальных до минимальных значений рождаемости и смертности затрагивает все страны. Он длится 60—100 лет (и более) и проходит в своем развитии четыре этапа. Первый характерен высоким уровнем рождаемости и смертности, большим числом детей, быстрой сменой поколений. На втором, благодаря успехам здравоохранения, резко сокращается смертность и сохраняется высокая рождаемость, что приводит к резкому росту численности населения.

Третий этап, который сегодня переживают Азербайджан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, отличается снижением рождаемости при сохранении низких показателей смертности благодаря молодой возрастной структуре населения. Хотя за последние годы рождаемость в этих странах и снизилась, она продолжает сохраняться на относительно высоком уровне: 16—23 родившихся на 1 000 населения, что в 2—3 раза выше, чем в России, Беларуси, Украине. Смертность же ниже среднего значения по СНГ и колеблется от 4,6 человек на 1 000 населения в Таджикистане до 7,4 — в Кыргызстане. Тем самым в странах Центрально-Азиатского региона и Азербайджане обеспечивается расширенное воспроизводство населения.

К концу столетия Армения, Грузия и Казахстан вплотную подошли к четвертому этапу демографического перехода. Показатели рождаемости у них ниже, чем в других странах региона (9,1—14,3 человек на 1 000 населения), смертность, наоборот, выше (6,1—9,9 ), а естественный прирост минимальный (см. табл. 2).

Таблица 2

Этапы демографического перехода

Этапы демографического

Страны СНГ

Естественное движение

в 1998 году в расчете на 1 000 жителей

Удельный вес

детей

перехода

 

рождаемость

смертность

прирост (убыль)

(0—15 лет)

III этап

Узбекистан

23,0

5,8

17,2

40

 

Таджикистан

20,9

4,8

16,1

44

 

Туркменистан

20,8

6,3

14,5

40

 

Кыргызстан

22,2

7,4

14,8

37

 

Азербайджан

15,7

5,9

9,8

33

           

Переход от III

Казахстан

14,3

9,9

4,4

29

этапа к IV этапу

Армения

10,4

6,1

4,3

27

 

Грузия

9,1

7,6

1,5

21

           

IV этап

Беларусь

9,1

13,5

-4,4

20

(депопуляция)

Россия

8,8

13,6

-4,8

20

 

Украина

8,3

14,3

-6,0

19

Однако в целом демографический переход к четвертому этапу, характерный для Беларуси, России и Украины, где население депопулирует, странам Центральной Азии и Закавказья еще предстоит. И продлится он довольно долго. Раньше других в него может войти Грузия, где возрастная структура населения аналогична той, которая наблюдается в славянских государствах.

По прогнозу ООН до 2025 года продолжится процесс перераспределения населения стран Содружества в пользу регионов Закавказья и Центральной Азии: его общая численность достигнет 105,9 млн. человек (34,4%). Иными словами, если сегодня здесь проживает каждый четвертый гражданин стран Содружества, то в 2025 году будет проживать каждый третий. А численность и доля населения Беларуси, России и Украины уменьшится с 73,3% до 64%.

Своеобразие воспроизводственных процессов в странах Содружества отражается на демографической структуре населения (соотношение численности населения в трудоспособном возрасте, возрасте старше 65 лет и до 15 лет). По этому показателю страны Центральной Азии и Азербайджан попадают в одну группу, характеризующуюся самым молодым населением: дети до 15 лет в общей численности населения составляют от 33% в Азербайджане до 44% в Таджикистане. А люди старших возрастов — 4—6%.

В Грузии, России, Украине и Беларуси самая “пожилая” демографическая структура: удельный вес детей — 19—21%, а людей старших возрастов — 13—14%, что в 2—3 раза выше, чем в странах Центральной Азии. Армения и Казахстан занимают промежуточное положение — дети до 15 лет — 27—29%, люди старших возрастов — 7—8%.

С учетом этих показателей в странах Центральной Азии и Закавказья (за исключением Грузии) отмечается высокая демографическая нагрузка на трудоспособное население.

При расчете трудовых ресурсов и численности экономически активного населения стран Центральной Азии и Закавказья необходимо учитывать принятые рядом государств законодательные акты об увеличении возраста выхода на пенсию. Соответствующие решения приняты в Азербайджане, Армении, Грузии, Казахстане и Кыргызстане, которыми предусматривается повышение возраста выхода на пенсию до 63—65 лет— для мужчин и до 58—63 лет — для женщин. В Грузии возраст выхода на пенсию был увеличен единовременно в 1997 году (65 лет для мужчин и 60 — для женщин). В других государствах намечен постепенный переход. В Азербайджане была установлена шкала ежегодного повышения к 2000 году (для мужчин 62 года, для женщин — 57 лет), в Армении к 2011 году (соответственно — 65 и 58 лет). Такой переход неизбежно скажется на состоянии рынков труда в этих странах, приведет к росту предложения рабочей силы и, как следствие, увеличению безработицы: в предпенсионном возрасте, как правило, труднее найти работу, а работодатели предпочитают иметь дело с более молодыми кадрами.

Таким образом, на современном этапе и в перспективе до 2025 года в странах Центральной Азии и Закавказья демографический потенциал будет увеличиваться, что приведет к усилению демографического давления не только на национальные рынки труда этих регионов, но и на рынки труда России, Украины, Беларуси. В этой связи совершенно очевидно, что решить проблему занятости, улучшить использование совокупного трудового потенциала невозможно только в рамках национальных или субрегиональных рынков труда Центральной Азии и Закавказья. Необходим единый подход к этой проблеме на всем экономическом пространстве СНГ.

Занятость и безработица

Назовем главные факторы, определяющие ситуацию на национальных рынках труда стран Центральной Азии и Закавказья: структурная перестройка экономики, трансформация государственного сектора, снижение инвестиционной активности и финансовая нестабильность. В ходе экономических реформ наблюдаются общие для стран регионов закономерности в социально-трудовой сфере: сокращение в ряде стран численности занятого населения, перераспределение работающих по формам собственности, увеличение числа безработных и неполная занятость, падение уровня жизни значительной части населения, усиление социальной напряженности на контролируемом рынке труда.

Реформы в странах СНГ развиваются неравномерно, поэтому отмеченные закономерности проявляются неодинаково.

При росте численности трудовых ресурсов в государствах Центральной Азии и Закавказья за 90-е годы с 35,4 млн. до 38,1 млн. человек (на 7,6%), численность занятых в экономике уменьшилась с 28,5 млн. до 27,6 млн. человек (на 3,4%). При этом в Азербайджане, Туркменистане и Узбекистане в 90-е годы занятость выросла соответственно на 21,5%, 6,7% и 5,7%, что прежде всего связано с улучшением положения в экономике этих стран за последние годы. В Азербайджане в 1999 году валовой внутренний продукт (ВВП) увеличился по сравнению с 1998 годом на 7,4%, в Туркменистане — на 16% (рекорд среди стран СНГ). Подъем экономики в Туркменистане произошел, в основном, за счет роста добычи природного газа и нефти, рекордных урожаев зерна и хлопка, а также приоритетного развития перерабатывающих отраслей, в частности легкой и пищевой промышленности. Это позволило создать дополнительные рабочие места и увеличить занятость. Республика проводит активную социальную политику: население бесплатно обеспечивают газом и солью, предоставляют другие льготы. Узбекистан, проводя умеренные реформы, сумел восстановить уровень экономического развития 1990 года и избежал серьезных социальных потрясений, что также положительно сказалось на занятости населения.

В Армении, Грузии, Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане занятость населения, напротив, сократилась, наиболее значительно в Армении (на 18,2%) и Казахстане (на 18,4%). В Армении в 90-е годы отмечался самый высокий уровень безработицы. На снижение занятости в Казахстане прямое воздействие оказала миграция, прежде всего русских и этнических немцев, большинство из которых — квалифицированные рабочие и специалисты. Общие потери Казахстана в миграционном обмене со странами СНГ и дальнего зарубежья за 90-е годы составили 1,7 млн. человек, из них 1,3 млн. выехали в Россию. Если такой интенсивный поток мигрантов сохранится, то Казахстан может быстро подойти к черте депопуляции населения.

Кардинальное изменение в структуре занятости, связанное с переходом к рыночным условиям хозяйствования, — “перелив” рабочей силы из государственного в частный сектор экономики. Доля занятых в частном секторе увеличилась за 90-е годы по всему Содружеству в три с лишним раза — с 18,6% до 62,9%. При этом она выше, чем в среднем по СНГ, в Армении — 72%, Грузии — 72%, Казахстане — 75%, Кыргызстане — 77%, Узбекистане — 72%, что свидетельствует о формировании среднего класса собственников, предпринимателей, фермеров. Они сами заботятся о своем благосостоянии, насыщают рынок отечественными товарами и услугами. Медленнее процесс разгосударствления идет в других странах Центральной Азии и Закавказья. Значительные позиции государственный сектор все еще сохраняет в Азербайджане — 46%, Таджикистане — 41%, Туркменистане — 45,1%.

Структурная перестройка занятости сопровождается также изменениями в распределении работающих по статусу занятости. Растет число работающих не по найму (работающих на индивидуальной основе, работодателей, неоплачиваемых семейных работников). Их доля в общей численности занятых в 1999 году в Узбекистане — 30,4%, Таджикистане — 33,8%, Казахстане и Азербайджане — 43%, Армении — 44,2%, Кыргызстане — 60%.

Существенны сдвиги в отраслевой занятости населения. Значительно снизилась она в индустриальных отраслях и увеличилась в сфере услуг. В промышленности доля занятых значительно уменьшилась в Азербайджане — с 15% в 1991 году до 6,5% в 1998 году, Кыргызстане — с 17,9% до 9,8%, Таджикистане — с 13% до 8,5%, где она и раньше была невысокой. Резко (в 2—3 раза) сократилась занятость в строительстве, составив 2,6 — 4,1% от общего числа работающих (в России — 8,5%).

Снижение занятости в индустриальных отраслях вызвано рядом причин: нарушением прежних хозяйственных связей между странами СНГ, сокращением производства на крупных предприятиях, миграцией квалифицированных кадров и специалистов, а также “переливом” части из них в сферу услуг, малое предпринимательство, челночный бизнес и уличную торговлю.

В сфере услуг трудится каждый второй (Азербайджан, Казахстан) либо каждый третий занятый (Армения, Грузия, Кыргызстан, Туркменистан). В Таджикистане, Туркменистане и Грузии каждый второй работает в сельском хозяйстве.

Столь существенные сдвиги по секторам экономики, увеличение негосударственных форм занятости способствуют созданию конкурентной сферы на рынках труда. Развивается рыночная инфраструктура, быстрыми темпами растет число торгово-посреднических, налоговых, аудиторских, нотариальных служб, банковской сферы и других альтернативных направлений занятости населения.

Уровень официальной безработицы, зарегистрированной службами занятости, в конце 1999 года составил 2,9% экономически активного населения (721,7 тыс. человек). По сравнению с 1991 годом она увеличилась в 40 раз, а по отдельным странам ее официальный уровень колеблется в значительных пределах: от 0,5—1,2% в Узбекистане и Азербайджане (3,0—5,6% в Кыргызстане, Таджикистане, Казахстане, Грузии), до 11,5% в Армении.

Однако общее число безработных в странах СНГ, с учетом тех, кто ищет работу самостоятельно (без обращения в службы занятости), значительно больше и составило в среднем за 1999 год (по оценке) 14 млн. человек (11% экономически активного населения). По данным выборочного обследования населения, во втором квартале 1999 года общее число безработных в Грузии достигло 0,3 млн. человек (13% экономически активного населения), в Казахстане — около одного млн. человек (13%). Эти показатели соответственно в 2,9 раза и в 4 раза больше, чем число официально зарегистрированных безработных. Подобная же картина наблюдается и в других странах Центральной Азии и Закавказья.

Абсолютное большинство безработных составляют женщины, лица пожилого возраста, молодежь, выпускники высших и средних специальных учебных заведений. Так, в конце 1999 года среди безработных зарегистрированных в службах занятости, женщин было: в Армении 69% ,Узбекистане 64%, Казахстане 62%, Кыргызстане 60%, Азербайджане 57%, а молодежи в возрасте до 30 лет — от 40 до 49%. Пополняют армию безработных и социально слабо защищенные группы населения: инвалиды, бывшие заключенные, беженцы. Проблема трудоустройства беженцев остро стоит в Азербайджане, Армении, Таджикистане.

Увеличивается продолжительность поиска нового места работы. Если в 1992 году она в среднем по Содружеству составляла 2,7 месяца, то в 1998 году — восемь месяцев. Продолжительный поиск работы ведет к потере квалификации, формированию у определенной части безработных пассивных, иждивенческих настроений. Особенно это пагубно сказывается на молодежи, которая в странах Центральной Азии и Закавказье составляет почти половину всех безработных.

С ростом безработицы в 90-е годы нарастала и напряженность на рынке труда: предложение превышает спрос. При этом разброс показателей достигает огромных величин: на одном полюсе Армения, где на одну вакансию в конце 1999 года претендовало 218 человек, на другом — Узбекистан, всего 1,4 человека. В других странах: Азербайджан — 6,9 человека, Таджикистан — 9,3, Казахстан — 35,9, Кыргызстан — 46,2 человека. В 1999 году конъюнктура регистрируемого рынка несколько улучшилась в Кыргызстане — число претендентов на одну вакансию уменьшилось с 48,6 до 46,2 человек, в Грузии — с 98,8 до 60,7 человек, в Таджикистане — с 10,3 до 9,3 человека, осталось без изменений в Узбекистане и Казахстане. Казалось бы, что между показателями напряженности труда, (соотношение спроса и предложения рабочей силы) как фактора выталкивания ее излишков и миграцией, существует прямая связь: чем выше напряженность, тем больше размеры миграции, и наоборот. Однако анализ показывает, что такой прямой связи не просматривается. Как отмечалось выше, самая высокая нагрузка на одну вакансию отмечается в Армении, а самая низкая — в Узбекистане, однако сальдо внешней миграции из Армении за 1991—1998 годы составило всего 15 тыс. человек, тогда как из Узбекистана — более 600 тыс. или в 40 раз больше. Численность же населения Армении и Узбекистана соотносится как 1 : 6,4. Очевидно, что между этими показателями, наряду с экономическими, опосредованно действуют другие факторы: политические, этнические, социокультурные.

В условиях высокой напряженности на рынках труда эффективность служб занятости невысока. Численность граждан, не имеющих, но активно ищущих работу, в последнее время увеличивается, однако при этом численность обращающихся в службы занятости либо не растет, либо даже уменьшается. Основная причина — неспособность государства своевременно выплачивать гарантированные пособия по безработице. Поэтому люди в поисках работы и заработка зачастую рассчитывают только на свои силы.

Трудовая миграция

Важный канал снижения безработицы — внешняя трудовая миграция, не получившая, однако, сколько-нибудь заметного развития. Здесь несколько причин. Во-первых, в странах СНГ отсутствует согласованная законодательно-нормативная база регулирования трудовой миграции. Во-вторых, отмечается низкая социальная, профессиональная и территориальная мобильность трудовых ресурсов регионов Центральной Азии и Закавказья, их недостаточная конкурентоспособность на национальных рынках труда России и других государств. Правда, следует отметить, что массовый исход русскоязычного населения из государств Центральной Азии и Закавказья способствовал росту интенсивности миграции местного сельского населения в города — на освободившиеся рабочие места, появилась возможность заселить оставленные квартиры и жилые дома. Но прибывшие из села нашли себя, в основном, в сфере услуг, торговле и не смогли заполнить вакансии в промышленности, науке, образовании.

На развитии цивилизованной трудовой миграции отрицательно скажутся визовые ограничения, которые ввели Казахстан, Узбекистан, Россия, а также выход Туркменистана из межгосударственного соглашения о безвизовом режиме. По данным Федеральной миграционной службы (ФМС) России, численность рабочих, привлеченных из других стран на контрактной основе, в 1998 году составила 242,3 тыс. человек. Из них 111,1 тыс. (45,9%) — из стран СНГ. В 1999 году их число снизились до 94,7 тыс. человек.

Из стран Закавказья в 1999 году на работу в Россию прибыло 13,2 тыс. контрактников, в том числе из Армении — 5,2 тыс., Грузии — 5,2 тыс., Азербайджана — 2,8 тыс. человек, из стран Центральной Азии — 10,1 тыс. человек (Таджикистана — 4,1 тыс., Узбекистана — 3,4 тыс., Казахстана — 1,7 тыс., Кыргызстана — 0,5 тыс.).

Всего за 1994—1999 годы из указанных регионов на работу в Россию прибыло трудовых мигрантов 132,5 тыс. человек (82,7 тыс. — из Закавказья и 49,8 тыс. — из стран Центральной Азии). За последнее время на российском рынке труда наблюдается ослабление позиций стран Закавказья. В 1999 году число трудовых мигрантов из Азербайджана составило 2,8 тыс. человек (4,0 тыс. в 1998 г. ), из Армении соответственно — 5,2 тыс. (7,5 тыс.), Грузии — 5,2 тыс. (6,3 тыс.) человек. Несколько увеличилось число трудовых мигрантов из Таджикистана — в 1999 году было 4,1 тыс. человек, а в 1998 году — 3,3 тыс., из Узбекистана — 3,4 тыс. (в 1998 г. — 3,0 тыс. человек). Их использует, в основном, на малоквалифицированных работах, прежде всего в строительстве (43%), в промышленности (20%), сельском хозяйстве (15%). В торговле и коммерции занято менее 3% трудовых мигрантов.

Рабочие из государств Центральной Азии и Закавказья, наряду с Россией и другими странами СНГ, осваивают новые рынки труда в Турции, Китае, Иране, Пакистане, Саудовской Аравии, в меньшей степени — странах Западной Европы.

По данным Агентства по делам трудящихся мигрантов Минтруда Узбекистана, в 1997 году для работы за рубеж было направлено 2,5 тыс. человек, в 1998 г. — более 3,5 тыс. Наиболее значимым партнером по трудовой миграции является Южная Корея, наметилось расширение трудовых связей с Объединенными Арабскими Эмиратами и Турцией.

По данным Министерства труда и занятости населения Таджикистана, масштабы трудовой миграции составляют 5—6 тыс. человек ежегодно. Уезжают, в основном, молодые мужчины-таджики. В некоторых регионах, например в Горно-Бадахшанской автономной области, Припамирье, в трудовую миграцию вовлечены до 80% молодых мужчин.

Тенденция направления рабочей силы и специалистов в страны Ближнего Востока характерна не только для Узбекистана, но и для других государств Центральной Азии и Закавказья.

В целом трудовая миграция на контрактной основе составляет не более одного процента трудовых ресурсов этих стран. Причины кроются, по всей видимости, в отсутствии традиций трудовой миграции в пределах бывшего СССР (в отличие от населения стран Закавказья, которое давно привыкло работать далеко от дома), в низком квалификационном уровне значительной части коренного населения и неспособности конкурировать с рабочими из стран дальнего зарубежья. Не последнюю роль играют всевозможные ограничения на допуск рабочей силы.

Ручеек официальной трудовой миграции дополняется мощным потоком нелегальных мигрантов. Это и понятно, ибо сильное давление избыточных рабочих рук на местные рынки труда должно найти выход. Нелегальная миграция на порядок выше легальной. По оценкам экспертов Армении, за 1992—1998 годы в трудовую миграцию вовлечено 14% населения. По прикидкам Министерства труда и занятости населения Таджикистана, в странах СНГ находится более 250 тыс. трудовых мигрантов из республики. По другим оценкам, в летние месяцы их численность доходит до полумиллиона человек.

По нашим расчетам, нелегальной трудовой миграцией из стран Центральной Азии и Закавказья охвачено не менее 5 млн. человек, основная их часть устремляется в Россию.

По данным МВД России, в Москве находится (прописанных и без прописки) около 500 тыс. азербайджанцев, а по сведениям посольства Азербайджана — около одного млн. человек. В Санкт-Петербурге количество азербайджанцев достигло 200 тыс. человек, в Тюменской области официально прописано 23 тыс. азербайджанцев, а фактически их здесь до 100 тыс. человек, в Томской области — более 50 тыс., Омской — до 20 тыс. человек, во Владивостоке — около 70 тысяч1.

Согласно исследованию А. Юнусова, жители Азербайджана, прибывшие в Россию в годы карабахского конфликта и распада СССР, устроились в различных сферах — от среднего и крупного бизнеса до сезонных работ на стройках, в промышленности и транспорте. Немало их в сфере услуг и в правоохранительных органах. Среди трудовых мигрантов из Азербайджана резко возросло число беженцев из сельских районов республики. Основная сфера их деятельности — торговля на рынках.

В целом азербайджанцы привозят в Азербайджан ежегодно до 2,5 млрд. долларов, что в два с половиной раза превосходит иностранные капиталовложения2. Фактически немалая часть населения республики, прежде всего жители сельских районов и беженцы, живут за счет доходов от трудовой миграции в России.

Однако это только одна сторона медали. Нужно иметь в виду, что миграция, хотя и временная, большого числа молодых мужчин, как правило, еще не создавших семью, серьезно нарушает демографический баланс в странах Центральной Азии и Закавказья, что отрицательно сказывается на демографических процессах в этих государствах.

Незаконная миграция приводит к социальной напряженности в странах Содружества: нелегальные иммигранты нередко занимаются незаконной коммерческой деятельностью, контрабандой, включая оружие, наркотики и т.п. Нелегальная миграция из стран дальнего зарубежья ухудшает криминогенную обстановку, способствует терроризму. Не случайно поэтому на Совете глав государств СНГ в январе 2000 года принято решение о создании в рамках Содружества антитеррористического центра, которому предстоит выработать согласованные меры борьбы с международным терроризмом.

В целом трудовая миграция (как в легальной, так и в нелегальной форме) стала неотъемлемой частью переходных экономик стран Центрально-Азиатского и Закавказского регионов и всего Содружества. Она амортизирует инфляцию, компенсирует падение доходов, позволяя значительной части населения избежать обнищания в условиях безработицы. Благодаря миграциям на постсоветском пространстве сохранен потребительский рынок, сформировалась, по существу, альтернативная сфера занятости, поддерживаются интенсивные коммуникации между новыми странами Содружества.

Государственное регулирование национальных рынков труда

К настоящему времени сложились следующие программы государственного регулирования рынков труда стран Центральной Азии и Закавказья: содействия найму рабочей силы; подготовки и переподготовки рабочих кадров; по социальному страхованию безработицы.

В Азербайджане государственное регулирование осуществляется путем реализации программ занятости, финансируемых за счет средств фонда занятости, направляемых, в основном, на трудоустройство беженцев и вынужденных переселенцев. Ярмарки труда, проведенные в 11 городах и районах республики, помогли трудоустроить 5,5 тыс. человек. С мая 1999 года в Баку действует “Биржа труда, активизируется сотрудничество с международными организациями. Так, в рамках программ ООН, с привлечением МОТ и ТАСИС, создаются новые рабочие места и условия для самозанятости, совершенствуется законодательная база, внесены изменения в действующий закон “О занятости населения в Азербайджанской Республике”.

В Армении реализуется программа “Рынок труда и занятость населения в 1995—2000 годы” В программе определены конкретные меры по регулированию занятости различных категорий населения, учитывающие региональные особенности. С января 1997 года действует закон “О занятости населения”, определивший приоритетные направления государственной службы занятости: профессиональная ориентация, повышение квалификации и переподготовка, поддержка безработных (в том числе финансовая), желающих заниматься предпринимательством, а также регулирование и организация внешней и внутренней миграции рабочей силы. Для повышения конкурентоспособности безработных на рынке труда предусматривается создание региональных учебных центров государственной службы занятости. Правительство Армении намерено и впредь стимулировать производство, развитие малого и среднего бизнеса.

В Грузии Государственному фонду занятости в 1999 году выделено 14% (около 250 тыс. дол. США) бюджетных денег на организацию общественных работ. В 1998 году на общественных работах было занято около пяти тысяч зарегистрированных безработных. Особое внимание уделяется обучению и переподготовке безработных, активной политике занятости, расходы на которые составят около 60% бюджета фонда занятости.

В Казахстане 30 декабря 1998 года принят закон “О занятости населения Республики Казахстан”. Но ликвидирован Фонд содействия занятости, прекращено государственное финансирование пособий безработным — их выплата возложена на местные бюджеты.

В декабре 1997 года было создано Агентство по демографии и миграции, на которое возложена ответственность за разработку и реализацию программ добровольного переселения и размещения казахов. Агентство организует регистрацию, учет и рассматривает ходатайства о переселении в республику, координирует работу областных миграционных служб, ответственных за условия приема, обустройство и социальную защиту мигрантов.

В Кыргызстане создана Национальная программа “Рынок труда и занятость населения на 1998—2000 годы и на период до 2005 года” (“Эмгек”). Основные цели программы: обеспечение эффективной занятости, повышение качества и конкурентоспособности рабочей силы; сохранение эффективных рабочих мест; содействие созданию дополнительных рабочих мест; развитие кадрового потенциала путем совершенствования системы обучения, переобучения и повышения квалификации; обеспечение мобильности трудовых ресурсов путем регулирования трудовой миграции.

Значительную роль в создании дополнительных рабочих мест сыграло организованное в республике “Общество содействия занятости”, а также успешная деятельность 30 тыс. крестьянских (фермерских) хозяйств, большое значение уделяется профессиональной подготовке безработных, в частности тех, кто не имеет трудового стажа и не может на равных конкурировать на рынке труда. Для подготовки кадров по профессиям, пользующимся спросом на рынке труда, определено девять модульных училищ по семи направлениям.

Основным механизмом решения проблем занятости и регулирования рынка труда в Таджикистане являются разрабатываемые с 1992 года республиканская и региональные программы занятости, что помогло трудоустроить несколько тысяч человек, направить часть безработных на профессиональное обучение, привлечь к общественным работам. Вместе с тем численность занятых в народном хозяйстве продолжает сокращаться. Большие надежды в республике возлагают на принятое недавно постановление Правительства “О создании дополнительных рабочих мест и малых предприятий при органах по труду и занятости населения Республики Таджикистан”. В настоящее время при этих органах действует более 30 малых предприятий.

Приоритетные направления в политике занятости в Туркменистане: создание новых рабочих мест, продолжение формирования системы профориентации при обучении, переподготовке незанятого населения и высвобождаемых работников, повышение эффективности и развитие гибкого рынка труда. Указом президента с 1 июля 1997 года сформирована Биржа труда, оказывающая содействие незанятому населению в поисках работы. При Бирже создан консультативно-методический центр, способствующий направлению обращающихся за помощью на рабочие места, которые в большей степени соответствуют их социально-трудовой и профессиональной ориентации. Центр помогает также преодолевать укоренившиеся стереотипы, мешающие быстро адаптироваться в новых рыночных условиях. Кроме того, Центр определяет потребности в кадрах с тем, чтобы Биржа и соответствующие органы на местах могли бы централизовано управлять макроэкономической ситуацией на рынке труда Туркменистана.

В Узбекистане политика занятости и регулирования рынка труда вытекает из программы перехода к социально ориентированной рыночной экономике и тесно увязана с приоритетными направлениями реформ. Важнейшая задача государственного регулирования — обеспечение максимально гибкой и эффективной работы рынка труда в интересах как отдельной личности, так и общества в целом. Принят закон о занятости, разработан комплекс соответствующих актов, создана разветвленная система органов по труду и фонду содействия занятости и рынку труда.

Выводы и предложения

Национальным рынкам труда Центрально-Азиатского региона и Закавказья присущи общие черты: недостаточный уровень занятости экономически активного населения, безработица, сохранение напряженности на рынках труда; изменение структуры занятости, увеличение занятости в негосударственном секторе экономики; обесценение рабочей силы, снижение уровня жизни большой части населения; значительные масштабы нелегальной трудовой миграции; отсутствие единой системы социальной защиты трудящихся-мигрантов; несогласованность законодательно-нормативной базы в сфере социально-трудовых отношений.

Наряду с общими чертами национальные рынки труда Центральной Азии и Закавказья имеют специфические особенности: низкая территориальная, социальная и профессиональная мобильность местных трудовых ресурсов; значительное развитие скрытых форм занятости, аграрное перенаселение; недостаточная конкурентоспособность местной рабочей силы на внутренних рынках труда и, особенно, на рынках труда других стран СНГ; слабое развитие контрактной формы трудовой миграции.

В странах Центральной Азии и Закавказья государственные органы практически устранились от влияния на социально-трудовые отношения на уровне предприятий как в частном, так и в общественном секторах. Политика занятости ограничивается, по возможности, предупреждением массовых увольнений, социальной поддержкой и содействием в трудоустройстве безработных, их профориентацией и переквалификацией, контролем за соблюдением законов и норм. Эти направления отражены в государственных программах занятости, которые, однако, не предусматривают достижения полной занятости.

Проблемы обеспечения эффективной занятости отнесены к компетенции работодателей, и их решение определяется только снижением затрат на оплату труда, что противоречит конвенциям МОТ.

Приведенные факты свидетельствуют о том, что взаимодействие между национальными рынками труда Центрально-Азиатского и Закавказского регионов по своим масштабам и характеру не отвечает требованиям цивилизованного рынка труда. Обмен рабочей силой на договорной основе незначителен — менее 1% трудовых ресурсов; нелегальная миграция на порядок выше легальной и оказывает большее, чем легальная, влияние на спрос и предложение рабочей силы, профессиональная, социальная и территориальная мобильность в несколько раз ниже, чем в странах ЕС.

В странах Центральной Азии и Закавказья, как, впрочем, и в других государствах СНГ, разрушена система профессионального образования. Профессиональным обучением и переобучением охвачено лишь 1—8% безработных; низок уровень общеобразовательного профессионального обучения, нет единых компьютерных баз данных по СНГ (а без них не может быть и речи о создании общего рынка труда); не хватает средств, чтобы помочь людям в переезде и обустройстве там, где есть работа.

Основные направления в решении проблемы:

1. Расширение сферы занятости, создание новых рабочих мест на малых и совместных предприятиях, транснациональных корпорациях (ТНК), реализация совместных научно-технических проектов. Здесь имеются большие возможности. На малых предприятиях в Таджикистане работает всего 1,2% от общего числа занятых, Туркменистане — 2,7%, Кыргызстане — 3,6%, Армении и Казахстане — по 5,2%. Лишь в Азербайджане — 12,9%. Эти показатели не идут ни в какое сравнение с развитыми странами, где 90% фирм — малые или средние предприятия, обеспечивающие 40—80% занятости населения и 30—70% производства ВВП.

2. Организация на основе имеющихся в ряде стран СНГ бирж труда (в Азербайджане, Туркменистане) Межгосударственной биржи труда для сбалансированности спроса и предложения рабочей силы в рамках общего рынка труда и создаваемой зоны свободной торговли на современной основе.

3. Создание межгосударственных центров на базе ведущих учебных заведений стран СНГ для подготовки и переподготовки кадров по согласованным методикам и программам, перечням профессий и специальностей для удовлетворения совместной потребности в кадрах. Здесь уместно вспомнить опыт советских времен, когда из бывших союзных республик Средней Азии и Казахстана молодежь после окончания средней школы направляли на учебу в профессионально-технические училища и средние специальные учебные заведения России и Украины. После получения диплома молодые люди либо возвращались домой и пополняли ряды квалифицированных кадров, либо осваивались на новом месте, где также находили работу, дом, создавали семью. В выигрыше были все. Сегодня человек вынужден доказывать свою конкурентоспособность на рынке труда. Но представляется, что даже в рыночных условиях государство должно позаботиться о молодежи, помочь ей приобрести специальность, найти работу. Поэтому опыт СССР может быть применен и в новых условиях. Так, например, в Беларуси установлен порядок предоставления рабочих мест выпускникам профессионально-технических училищ.

4. Воссоздание единого образовательного пространства, восстановление практики обмена студентами между странами СНГ. Сегодня масштабы такого обмена резко сократились. За последние годы в высших учебных заведениях России ежегодно обучалось не более девяти тыс. граждан Казахстана, тогда как в 1992/93 учебном году — 22 тыс. (сокращение почти в 2,5 раза), граждан Кыргызстана — соответственно одна тыс. против 4,8 тыс. человек (уменьшение в 4,8 раза). Аналогичная тенденция наблюдается и в других странах Центральной Азии и Закавказья. Меняется структура подготовки: за последние пять лет в Казахстане и Узбекистане снизилась численность студентов, обучающихся инженерно-техническим специальностям, на 30—47%, в Таджикистане по специальностям сельского хозяйства — на семь процентов, Казахстане и Узбекистане — почти наполовину, по медицине — от 23% до 52%, просветительским специальностям — в Таджикистане и Узбекистане — на 43—50%. Одновременно во всех странах, кроме Узбекистана, значительно увеличилась численность студентов, обучающихся на экономических и юридических факультетах.

Растущая коммерциализация образования отсекает значительную часть молодежи от возможности получить высшее образование. Все это отрицательно сказывается на уровне подготовки специалистов, снижает эффективность использования интеллектуального потенциала стран Центральной Азии и Закавказья.

5. Большие возможности для развития в странах Центральной Азии и Закавказья имеет туризм. На их территории расположены уникальные природно-климатические зоны: Черноморское побережье, озеро Иссык-Куль, всемирно известные исторические места и памятники в Хиве, Самарканде, Бухаре. Развитие туризма в новых экономических условиях даст возможность привлечь значительные средства на создание дополнительных рабочих мест в зонах отдыха и туризма за счет создания гостиничного хозяйства и сферы обслуживания. Доходы от туризма — немаловажный источник поступления средств в государственный и местные бюджеты (в таких странах, как Швейцария, Австрия, Люксембург, доходы от туризма дают до 20% всех поступлений в бюджет).

Итак, подводя итоги, можно сказать следующее. В странах Центральной Азии и Закавказья проблему эффективного использования трудового потенциала невозможно решить без укрепления и развития традиционных связей с экономикой других стран СНГ, прежде всего России. Перемещение только в границах Центрально-Азиатского и Закавказского регионов носит ограниченный характер и не спасет ситуацию. Также не следует рассчитывать на массовую миграцию рабочих из этих стран в страны дальнего зарубежья , что связано с жесткими ограничениями в иммиграционной политике этих стран и недостаточной конкурентоспособностью рабочих из Центральной Азии и Закавказья. Поэтому долговременный ориентир на российский рынок труда предопределен всеми факторами: экономическими, социальными, историческими, культурными и т.п.

Россия, Украина и Беларусь не смогут в обозримом будущем обойтись без притока дополнительной рабочей силы из стран Центрально-Азиатского и Закавказского регионов.

Кроме того, миграция молодых граждан из этих стран в Россию и другие славянские государства будет способствовать увеличению числа межнациональных браков и росту рождаемости в этих семьях, смягчению депопуляции населения. Россия имеет шанс выправить демографическую ситуацию за счет стимулирования миграции. Это важный аспект проблемы, и его необходимо учитывать в демографической политике Российской Федерации. Однако положительная миграция в Россию иссякает: если в 1994 году сальдо миграции составило 810 тыс. человек (90% естественного прироста), то в 1998 году — 285 тыс., а в 1999 году — менее 150 тыс. человек. Нужны согласованные меры демографической и миграционной политики в странах СНГ. Основные положения такой политики изложены в Концепции формирования общего рынка труда и регулирования миграции рабочей силы государств членов СНГ.


1 Юнусов А.С. Армяно-азербайджанский конфликт: миграционные аспекты. В кн.: Миграционная ситуация в странах СНГ, под редакцией Ж. Зайончковской. М., 1999. С. 85.

2 Там же. С. 86.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL