ПРОБЛЕМЫ СТАНОВЛЕНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ОППОЗИЦИИ В КЫРГЫЗСТАНЕ *

Эльвира МАМЫТОВА


Эльвира Мамытова, кандидат экономических наук, доцент, директор исследовательского центра "Евразия", вице-президент Ассоциации исследователей социальных наук Кыргызской Республики.


* Работа выполнена при финансовой поддержке Фонда Сороса (грант № 324.99).


Партийная оппозиция — основной канал для выражения социального недовольства существующим режимом и наиболее эффективная возможность познакомить со своими взглядами официальные власти и широкую общественность. Однако при анализе политической оппозиции в условиях трансформации общественной системы следует, на наш взгляд, отойти от классического определения, существующего в западной политологии, для которой оппозиция — постоянно действующий институт1. Необходимо учитывать, что это определение сформулировано в основном на материалах индустриальных стран Северной Америки и Западной Европы конца XIX — начала XX веков. Под оппозицией применительно к государствам переходного периода следует понимать, на наш взгляд, противопоставление стратегических и тактических целей различных политических партий, движений, блоков стратегическому и тактическому направлению властных институтов.

Используемая в западной политической науке классификация политической оппозиции2 также, на наш взгляд, применима лишь для сформировавшейся демократии и высокой культуры гражданского общества. В Кыргызстане только начинается формироваться инфраструктура гражданского общества, способного обеспечить условия для создания реально заинтересованных групп, объединений, партий, которые смогут представлять интересы этого общества в структурах власти. Можно согласиться с точкой зрения ряда исследователей: во всех посткоммунистических странах существует раскол между либеральными рыночно-космополитическими и авторитарными этатистско-националистическими партиями. Поэтому в переходный период от авторитаризма к демократии оппозиция как демократический институт не существует, линия раскола проходит в координатах коммунизма и национализма.

В результате социально-экономических преобразований в СССР, наступивших после апрельского 1985 года Пленума ЦК КПСС, стало возможно возрождение многопартийной системы в Кыргызстане, где к сегодняшнему дню официально зарегистрировано 30 политических партий. Однако этот оппозиционный лагерь чрезвычайно разнолик и раздроблен по региональным, политическим, родоплеменным принципам, что, собственно говоря, присуще всем политическим организациям на ранних этапах становления демократии. Организационно политическая оппозиция в Кыргызстане еще не сформировалась, исключением являются политические кланы.

Для анализа причин возникновения политической оппозиции и степени ее влияния на общество важное значение имеет исследование процесса становления многопартийности. При этом в новых независимых государствах принято выделять несколько этапов, качественно отличающихся друг от друга. Первый этап, так называемая "неформальная волна теоретического дискутирования", характеризуется появлением различных общественно-политических организаций при полном господстве КПСС. В Кыргызстане к числу таких независимых организаций исследователи относят дискуссионный клуб "Демос", организованный в Бишкеке в 1987 году при редакции газеты "Комсомолец Киргизии", политклуб "Современник", киноклуб "Поиск" и др.3

Однако реальное участие этих организаций в общественной жизни было крайне ограничено, никто из них не стремился к оппозиции действующей власти. Да и созданы они были, на наш взгляд, искусственно, по указке свыше и только для того, чтобы, как задумал М. Горбачев, создать "карманную оппозицию". Такая оппозиция нужна была ему, во-первых, для борьбы с представителями партийно-советского аппарата, хозяйственной номенклатуры и силовых структур, которые противодействовали идеям перестройки, во-вторых, для преодоления инертности части населения, не включившейся в процесс преобразований. Сломить сопротивление консервативных сил в самой системе управления можно было, лишь подключив к этому процессу широкие слои трудящихся. В 1986 году на встрече с работниками средств массовой информации М. Горбачев говорил, что "многие из наших консервативных проявлений, ошибок, просчетов, вызывающих застой мысли и действия и в партии, и в государстве, связаны с отсутствием оппозиции, альтернативных мнений, оценок". Следует отметить, что идею искусственного создания "карманной" оппозиции высказывали еще в самом начале перестройки. В 1985 году А. Яковлев предложил разделить КПСС на две партии, которые образовали бы демократическое поле соперничества. "На этом пути они бы обновлялись, сменяли на основе свободных выборов друг друга у власти"4.

Начало второго этапа становления многопартийности можно отнести к весне 1989 года, когда заявили о себе национальные движения. В Ошской области появились неформальные киргизские организации "Национально-демократический фронт Киргизии" и "Ош аймагы", объединение узбеков "Адолат", которое поставило вопрос об узбекской автономии в республике и признании узбекского языка государственным. Если бы эти объединения были зарегистрированы и получили возможность отстаивать свои интересы легальными методами, то, возможно, и не возникли бы кровавые ошские события 1990 года.

Параллельно возникали далекие от политических интересов общественные организации: "Ашар", "Единство застройщиков", "Кок-Джар" и другие, требовавшие решить проблемы застройщиков. Однако давление властных структур на эти организации способствовало тому, что они заменили свои чисто экономические требования на политические. В мае 1990 года на базе национально-демократических движений "Асаба", "Атулдук демилге", "Ашар" и других возникло общереспубликанское массовое демократическое движение "Кыргызстан", которое своей главной задачей объявило построение демократического Кыргызстана.

Одновременно в самом Верховном Совете Киргизской ССР к 1990 году сформировалась фракция радикально настроенных депутатов "За демократическое обновление, гражданское согласие в Киргизии", выступившее в средствах массовой информации с рядом заявлений о ситуации в республике и предложениями по выходу из кризиса5.

Совместные усилия демократической фракции в парламенте и массового выступления ДДК, требовавших отставки руководства республики, способствовали тому, что 24 октября 1990 года на внеочередной сессии Верховного Совета Киргизской ССР был принят закон "Об учреждении поста Президента Киргизской ССР". Собственно говоря, этот день можно считать датой рождения легальной оппозиции в республике. В дальнейшем формированию многопартийной системы способствовали принятые в СССР законы "Об общественных объединениях" и "О политических партиях".

Выборы в Жогорку Кенеш (парламент) 1995 и 2000 годов показывают, что большое число партий еще не свидетельство того, что в республике сформирована полноценная политическая оппозиция. Парламентские выборы 1995 года, организованные по мажоритарной системе, проходили с явными нарушениями законодательства и ознаменовались ярко выраженными регионализмом и трайбализмом, подкупом избирателей, манипуляциями Центризбиркома. Обсуждалась даже возможность аннулировать их результаты и еще раз провести выборы, но уже по новой избирательной системе.

В выборах 1995 года участвовало 11 политических партий, все вместе они получили 31 депутатское место, из них 11 — в Законодательное собрание. Но избирательная кампания показала, что сами партии, их лидеры и политические платформы ничего не значат для избирателей. На первое место выступила дифференциация по национальному и религиозному принципам. Показательно, что ни один кандидат в депутаты ЖК, будучи выходцем из севера республики, даже не пытался быть избранным на юге, и наоборот. Порой разворачивалась жестокая конкурентная борьба между крупными племенами. Так, в Нарынской области было организовано общество "Саруу уруссу", одной из главных целей которого являлась победа кандидатов из племени саруу.

Парламентские выборы 2000 года проходили уже по мажоритарно-пропорциональной системе, и число депутатов Законодательного собрания было увеличено с 35 до 60, из них 15 мест — для представителей партий. Из общего числа 27 партий, зарегистрированных к тому времени, в выборах по партийным спискам участвовало только 136. Остальные не смогли участвовать по разным причинам. У партии горожан Бишкека и у партии "Манас Эл" это право не было предусмотрено их уставами. Партии "Адилет" и "Ар Намыс" не были допущены к выборам, так как не выдержали временной ценз, то есть с момента их регистрации до выборов не прошло одного года7.

В процессе подготовки к выборам некоторые партии объединились в блоки, самым мощными из которых стали проправительственный блок Союз демократических сил (СДС) и Демократическое движение Кыргызстана (ДДК). Намечавшийся Конгресс демократических сил не сформировался из-за внутренних организационных разногласий. В свою очередь администрация президента сделала все возможное, чтобы предотвратить создание широкой оппозиционной коалиции, в результате чего некоторые лидеры оппозиции получили посты в высших структурах власти. Те же, кто отказался от сотрудничества, попали под давление властей. Например, были арестованы председатель Народной партии Д. Усенов, председатель партии "Ар Намыс" Ф. Кулов, лидер партии ДДК Ж. Жекшеев. Собственно говоря, подобная практика по отношению к оппозиционно настроенным лидерам — повседневная действительность независимого Кыргызстана. Так, аналогичные методы испытали на себе лидеры партии ЭрК Т. Тургуналиев и Турсунбай Бакир уллу. Партия даже была вынуждена перерегистрироваться и сменить свой радикализм на центризм.

В конце концов в бюллетень по партийным спискам вошли девять партий и два избирательных блока8. Пятипроцентный барьер в Законодательное собрание преодолели следующие блоки и партии: партия коммунистов Кыргызстана — 27,67%, избирательный блок СДС — 18,64%, Демократическая партия женщин — 12,68%, политическая партия ветеранов войны в Афганистане — 8,03%, социалистическая партия Ата-Мекен — 6, 47% и партия "Моя страна" — 5,01%. Следует отметить, что результаты выборов в столице отличаются от итогов голосования по республике в целом. Так, если партия правоцентристской ориентации "Моя страна" вышла на второе место в столице, то по республике — на шестое. Пятое место в Бишкеке и второе по республике заняла партия власти СДС.

Хотя выборы 2000 года проходили по мажоритарно-пропорциональной системе и отличались беспрецедентным числом независимых наблюдателей, тем не менее политическим партиям и отдельным кандидатам чинили всевозможные препятствия, в частности они на себе испытали, что означает зависимость избирательных комиссий от властных структур, предвзятость масс-медиа, вмешательство госчиновников в избирательный процесс.

Так, произвольное толкование Центральной избирательной комиссией Кодекса о выборах привело к тому, что кандидата признавали автоматически избранным во втором туре голосования в случае, если его соперник после первого тура отказывался от дальнейшей борьбы. Такое толкование Кодекса открыло широкие возможности для злоупотреблений, так как появилась возможность оказывать серьезное давление на кандидатов, в результате чего несколько видных представителей оппозиции были дисквалифицированы или же их регистрацию отменили еще до второго тура голосования. В качестве примера можно привести вопиющий случай с лидером Народной партии Д. Усеновым, за которого в первом туре было отдано более 50% голосов избирателей.

Выборы не только продемонстрировали противостояние власти, но и показали, что процесс формирования политической оппозиции в республике еще далек от завершения, а влияние парламента и партий на общество незначительно.

Иерархия властных отношений в Кыргызстане складывалась с 1990 по 1998 год и является итогом конституционных и законодательных изменений. Последние поправки в конституцию, внесенные по результатам референдума 17 октября 1998 года, установили президентскую форму правления в республике.

Сложившаяся схема распределения полномочий между ветвями власти характеризует неадекватность конституционного статуса президента как главы государства и гаранта конституции с его фактическими полномочиями как главы исполнительной власти. Это создает проблемы с легитимностью национального правительства, поскольку гражданам не ясно, кто же в конечном счете несет политическую ответственность за властные решения. Полномочия парламента оказались в значительной мере урезаны. Если раньше исключительно Законодательное собрание определяло ставки налогов, тарифов и сборов, что позволяло контролировать работу исполнительной власти, то теперь депутаты практически потеряли этот рычаг, поскольку любая поправка в законодательство, увеличивающая или уменьшающая доходы госбюджета, должна быть одобрена правительством.

Полномочный институт президентской власти снижает роль политических кампаний, основанных на идеологических принципах, и усиливает значимость мероприятий, в центре которых стоят отдельные личности — конкуренция между ними становится важнее партийных интересов и нарушается так называемое "чувство локтя".

Немаловажное значение имеет и унитарная государственная власть. Как показывает исторический опыт, интеграции оппозиции в политическую систему во многом способствует федеративное устройство государства, при котором крупные оппозиционные партии, даже если они проигрывают общенациональные выборы, практически никогда не бывают полностью отстранены от власти, а, как правило, продолжают контролировать некоторые ее местные структуры. А приглашение партийных лидеров во власть ставит их перед выбором: или попытаться реализовать часть своих политических программ в рамках исполнительной власти, или отказаться от такого сотрудничества и тем самым предоставить предлагаемый пост своим идейным противникам.

К числу основных причин отсутствия полноценного института политической оппозиции в Кыргызстане следует отнести также следующие: стремление вчерашней оппозиции, пришедшей к власти, уничтожить своих противников, привлекая их лидеров на государственные должности или создавая так называемую ложную оппозицию; слабая связь с избирателями, что обусловлено патриархально-подданническим типом политической культуры, ориентацией населения на государственную власть; политическую регионализацию общества — при единой административно-политической системе оно весьма разнородно в культурно-языковом, религиозном и экономическом отношении, что обусловлено спецификой исторического развития, природно-хозяйственными и географическими особенностями, незавершенностью национальной консолидации; коммерционализация партий, когда коммерческая деятельность для их лидеров становится важнее политической работы, в результате чего многие вчерашние ярые демократы превращаются в "новых кыргызов"; внутренние проблемы и ошибки оппозиции (недостаточная мобилизация ресурсов, неудачный выбор стратегии и тактики, слабая идейная и организационная консолидация); отсутствие организационной базы, ведь партии, возникшие на гребне демократических преобразований и ставшие кадровым ресурсом оппозиции, характеризуются расплывчатой организационной структурой и низкой партийной дисциплиной; проблемы утраты идентичности, вызванные идейными шатаниями, переходом в полуоппозицию или постепенным отказом от демократических методов борьбы и переходом в лагерь антидемократической (коммунистической, национал-патриотической) оппозиции; выбор между опасностью утратить политические позиции и угрозой смены политического режима, который может создать невыносимые условия для деятельности партий.

Исторический опыт показывает, что при низком уровне массовой поддержки демократическая оппозиция стремится к созданию опасных коалиций, которые, в конечном счете, способны "растворить" их в оппозиции антидемократической.


1 См.: Duverger M. Political Parties. Their Organization and Activity in Modern State. N.Y., 1964; Dahl R. Political Opposition in Western Democraсies. Yale University Press, 1966; он же. Polyarchy. Participation and Opposition. New Haven and London, 1971; он же. Regimes and Oppositions. Yale University Press, 1973; он же. Governments and Political Oppositions // F. Greenstein (ed.). Handbook of Political Science, 1975, Vol.3; Stepan A. On the Tasks of Democratic Opposition. В кн.: Diamond L., Plattner M. (eds.). The Global Resurgence of Democracy. Johns Hopkins University Press, 1993.

2 См.: Kirchheimer O. The Waining of Opposition in Parliamentary Regimes // Social Research, 1957, Vol. 24, No. 2; Линц Х. Крушение демократических режимов: кризис, разрушение и восстановление равновесия // Проблемы Восточной Европы, 1993, № 3—4; Obberreuter H. Parlamintarische Opposition. Hamburg, 1975; Sartori G. Parties and Party Systems. Cambridge, 1976; Barghoorn T. Factional, Sectoral and Subversive Opposition in Soviet Politics. В кн.: Dahl R. Regimes and Oppositions. New Haven, 1973; Gordon Skilling H. Opposition in Communist East Europe. В кн.: Dahl R. Regimes and Oppositions; Linz J. Opposition To and Under Authoritarian Regime: The Case of Spain. В кн.: Dahl R. Regimes and Oppositions.

3 Об этом подробнее см.: Малабаев Дж. История государственности Кыргызстана. Бишкек, 1997; Сыдыкова З. За кулисами демократии по-кыргызски. Бишкек, 1997; Укушев М., Бокоев Ж. Президент Кыргызской Республики. Бишкек, 1997; Эркебаев А. 1990 год: Приход к власти А. Акаева. Бишкек, 1997 и др.

4 Яковлев А.Н. Предисловие. Обвал. Послесловие. М., 1992. С. 128.

5 См.: Снять перестройку с якоря. Заявление депутатской группы "За демократическое обновление, гражданское согласие в Киргизии"// Советская Киргизия, 18 сентября 1990; Снова по партийному сценарию? // Советская Киргизия, 4 октября 1990.

6 Партия национального возрождения "Асаба", Прогрессивно-демократическая партия ЭрК, Коммунистическая партия Кыргызстана, Партия ДДК, Республиканская народная партия, Партия "Ата-Мекен", Аграрная партия Кыргызстана, Демократическая партия женщин, Политическая партия ветеранов войны в Афганистане, Аграрно-трудовая партия, Социал-демократическая партия, Партия защиты интересов промышленников, сельского хозяйства и малообеспеченных семей, Партия "Моя страна".

7 Партия "Адилет" вошла в проправительственный блок Союз демократических сил, партия "Ар Намыс" — вступила в союз с ДДК. Однако список от ДДК был аннулирован ЦИК на основании того, что кандидатов от ДДК возглавил Ф. Кулов (лидер партии "Ар Намыс") и в нем оказалось больше кандидатов от партии "Ар Намыс".

8 Избирательный блок Союз демократических сил, избирательный блок "Манас", партия Коммунисты Кыргызстана, Демократическая партия женщин, Политическая партия ветеранов войны в Афганистане, Социалистическая партия Ата-Мекен, политическая партия "Моя страна", прогрессивно-демократическая партия ЭрК, Аграрно-трудовая партия, Партия национального возрождения "Асаба".


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL