КОММЕНТАРИЙ К ВЫСТУПЛЕНИЯМ

Кйел-Оке НОРДКВИСТ


Кйел-Оке Нордквист, профессор Упсальского университета (Швеция).


Россия и Чечня: перспективы взаимоотношений

За последнее десятилетие отношения между Российской Федерацией и Чечней ровными не назовешь: тут сотрудничество и конфликт, военное противостояние и политическое согласие. В свете новейшей истории и с учетом того, что происходит сегодня, возникает вопрос: "Что могут сделать конфликтующие стороны, чтобы выйти из состояния затянувшейся вражды?"

Во-первых, у Москвы уже есть опыт отношений с другими регионами, у которых такие же требования, как и у Чечни. В разных случаях проблемы решались по-разному, и поэтому можно ожидать, что урегулирование противостояния между Грозным и Москвой пойдет по схеме, отличающейся от тех, которые до сих пор использовалась при решении спорных вопросов.

У Грозного такого опыта нет: у него масса своих проблем, включая исторический опыт отношений с Москвой, и именно с этой точки зрения он и рассматривает конфликт. Трудно дать оценку такому несоответствию во взаимоотношениях двух сторон, но поднять этот вопрос необходимо.

Каждая кризисная ситуация имеет свои особые причины и источники. Структуры, заинтересованные в конфликте, поддерживают его. Противоборствующие стороны частично строят на этом свою стратегию. С другой стороны, использовать эти источники на долговременной основе нельзя. Поэтому уже во время активной фазы конфликта, необходимо разрабатывать схему перехода к мирным отношениям.

Любое соглашение между Чечней и Российской Федерацией, без сомнения, зависит от того, будет ли Чечня суверенным государством, а если будет, то до какой степени. В Хасавюртовских документах о мире, подписанных Александром Лебедем и Асланом Масхадовым, даются взвешенные формулировки по этому вопросу. Позиция России по статусу Чечни (и в 1996 г., и сейчас) вполне определенна, а когда и в какой форме Чечня будет вести переговоры по приемлемому для нее варианту, зависит от развития событий в республике.

В этой связи хочу коснуться предыстории вопроса о предоставлении статуса в глобальном масштабе. Будем исходить из того, что Москва не допустит, чтобы Чечня стала абсолютно независимым, признанным мировым сообществом государством. Речь идет об их особых отношениях в будущем.

Возможные пути решения

Проект должен быть всеобъемлющим: учитывать внутренние и региональные интересы России, не сбрасывая со счетов и требования Чечни. Для Чечни важно найти взаимоприемлемые отношения с Россией. Ей предстоит жить совместно с Россией. Но вопрос: "Как?".

В XIX веке для некоторых форм самоуправления существовало понятие "автономия". Такие формы политических и экономических связей получили развитие главным образом в период "холодной войны". Поэтому понятие "автономия" подразумевает "прежние объединения". Но со времени окончания "холодной войны" многое изменилось. Государства, местные и региональные политики в своих действиях стали проявлять большую гибкость. И потому сегодня можно найти эффективное решение вопроса о статусе региона даже там, где эта проблема раньше никогда не поднималась. За последние десять лет процесс движения за автономию наблюдается во многих регионах мира. Мы видим, как различные регионы, края, области получают право на самоуправление в международной торговле, финансовой сфере, самостоятельно заключают международные экономические соглашения, развивают сотрудничество в области культуры, занимаются проблемами безопасности.

Отмечу две основных проблемы в решении вопроса о статусе: каким может быть статус спорного региона в глазах мирового сообщества; в каких сферах деятельности на международном уровне делегируются полномочия спорному региону.

Вопрос международного статуса весьма щекотливый и болезненный. Например, расторжение Норвегией в 1905 году шведско-норвежской унии 1814—1905 годов. Более свежий пример — проблема, возникшая при подготовке Олимпийских игр 2000 года: может ли Восточный Тимор, который сегодня находится под протекторатом ООН (решение о предоставлении ему государственного статуса, возможно, будет принято в ближайшие несколько лет), быть представлен на Играх в Сиднее. Вопрос решен положительно: может, но герб Восточного Тимора будет чисто символический, белый, без государственных атрибутов.

Россия и Чечня должны договориться о том, каким будет международный статус Чечни (если вообще она будет иметь какой-либо статус). Здесь необходимо учитывать: специфику проблемы; на какой основе (постоянной или временной) будет предоставляться статус; степень делегированных полномочий в различных сферах. Особенно трудным является вопрос выбора: Чечня не получит никакого статуса в качестве субъекта международного права — получит статус в качестве субъекта Российской Федерации — получит статус в качестве субъекта международного права лишь в некоторых сферах. Однако вполне возможно сочетание нескольких вариантов в интересах обеих сторон.

Еще один важный фактор — степень независимости Чечни. Здесь тоже есть варианты. При делегировании Чечне полномочий в различных областях (развитие экономики, науки, культуры, торговли, туристический бизнес, проблемы миграции) возникнет вопрос: какие сферы (все или часть из них) станут полем деятельности в рамках СНГ, будут переданы Чечне как субъекту международного права или как субъекту Российской Федерации.

В сжатой форме это можно представить следующим образом:

Международный статус Чечни

(три варианта)

Не предоставляется

Чечня — субъект

Российской Федерации

Чечня — субъект

международного права

Возможные полномочия Чечни:

Право решать внутренние проблемы или

Внутренние + некоторые международные проблемы

– в рамках СНГ

– на международном уровне

включая следующие сферы:

  • культура/туризм
  • социальные вопросы/здравоохранение
  • торговля/промышленность/природные ресурсы
  • экономика/финансы
  • безопасность/деятельность органов внутренних дел
  • миграция/таможенный контроль

и т. д.

Выводы

Может показаться, что конфликт между Россией и Чечней находится на такой стадии, когда обсуждение соглашений и разработка деталей сотрудничества неуместны и на ближайшую перспективу бесполезны. Однако конфликтующие стороны должны понять, что возможны политические пути решения конфликта (и помочь им в этом — одна из основных задач мирового сообщества), и осознать, что наступит время, когда военное противоборство себя исчерпает и нужно будет решать вопросы мирным путем. Это может случиться гораздо раньше, чем ожидают, а подготовка к политическому урегулированию требует не меньших, а зачастую и больших усилий, чем подготовка к войне. В свете этого краткий экскурс в историю и сравнительный анализ мер по предоставлению суверенитета весьма полезен и, смею надеяться, вполне соответствует теме "Возможная стратегия России по восстановлению мира и стабильности в Чечне".


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL