КОММЕНТАРИЙ К ВЫСТУПЛЕНИЯМ

Геннадий ЧУФРИН


Геннадий Чуфрин, профессор Стокгольмского международного института исследования проблем мира (Швеция).


1. Анализ влияния событий в Чечне на соседние районы Северного Кавказа переносит нас в начало августа 1999 года. Именно тогда, после вторжения чеченских сепаратистов на территорию Дагестана, а не в сентябре начался сегодняшний конфликт. Сепаратисты преследовали определенную цель: создать на Северном Кавказе единое исламское государство, которое, кроме Чечни, включало бы Дагестан, Ингушетию, Кабардино-Балкарию и Карачаево-Черкессию. Дагестану в этих планах было отведено особое место, поскольку Чечня, не имеющая выхода к морю, получала доступ к Каспию. Именно с этой целью уже в апреле 1998 года был созван Съезд народов Чечни и Дагестана, на котором председательствовал Шамиль Басаев. Естественно, ни одно уважающее себя правительство не станет мириться с надвигающейся угрозой своей национальной безопасности и территориальной целостности и перед лицом своего народа и мировой общественности возьмет на себя обязательства предпринять самые решительные шаги для урегулирования создавшейся ситуации.

Отношение российского общества к таким мерам хорошо известно — решительные шаги, предпринятые В. Путиным в Дагестане и Чечне, привели его к власти (кстати, когда в августе прошлого года исламисты вторглись в Дагестан, предшественник Путина на посту премьер-министра С. Степашин явно запаниковал и уже был готов сдать республику). Правительство Путина до сих пор продолжает пользоваться общественной поддержкой, несмотря на довольно тяжелые потери российских войск. Одна из причин — широко распространенное мнение, что решительные меры были просто неизбежны, что они были навязаны федеральному правительству и крайне необходимы в ситуации, когда Россия стоит перед угрозой своей национальной безопасности и территориальной целостности.

2. Влияние чеченского конфликта на соседние республики разнообразно. Наиболее важен в этом контексте гуманитарный аспект.

В последнее время по поводу именно этой стороны конфликта много говорят и пишут. Этот вопрос активно обсуждают на различных официальных и неофициальных международных форумах. И усиливающаяся критика России со стороны Запада именно по этому вопросу стала таким сильным раздражителем в их взаимоотношениях, что сказывается на принятии решений по другим проблемам.

Без сомнения, гуманитарная обстановка в Чечне и вокруг нее в связи с конфликтом очень серьезна. Так называемый косвенный ущерб, а именно жертвы среди мирного населения и проблема беженцев, огромен. Эти вопросы требуют незамедлительного решения. Но необходимо четко представлять себе не только сложность проблемы, но и вызвавшие ее причины.

Например, возьмем проблему беженцев. На сегодняшний день, по различным источникам, число чеченских беженцев в соседние районы Северного Кавказа, в основном в Ингушетию, варьируется от 200 до 230 тыс. человек. Цифры ужасающие, но тем не менее они не дают реального представления, поскольку не только ограничивают проблему чеченских беженцев данной стадией конфликта, но и не выявляют основные политические и социальные причины возникшей ситуации.

Как ясно видно из выступления профессора Хоперской, только за два года, предшествующих сегодняшнему конфликту, минимальное число мигрантов из Чечни достигло примерно 500 тыс. человек, в основном это русскоязычное население. Кроме того, после чеченской войны 1994—1996 годов начался массовый исход чеченского населения — причиной тому обостряющаяся криминогенная ситуация в республике. Очевидно, что проблема беженцев возникла отнюдь не в сентябре прошлого года, а намного раньше. Именно таким образом население протестовало против положения, сложившегося в республике. Люди поняли, что правительство Масхадова не способно, или не желает, или то и другое вместе, решать их насущные проблемы, что законность уступила место власти криминальных структур. В итоге десятки и даже сотни тысяч людей покинули так называемую свободную Чечню; между прочим, бежали они не в Турцию и не в какое-либо другое исламское государство, а в Россию, где, хотя и имеют совсем незавидный статус беженцев, но, по крайней мере, могут не бояться потерять свободу и, фактически, жизнь.

Поэтому надо уяснить одно — даже прекращение военных действий сегодня не решит проблему беженцев из Чечни ни завтра, ни в ближайшем будущем. Принципиальное решение этой проблемы возможно лишь при установлении в республике правопорядка, восстановлении нормальной работы системы образования, медицинского обеспечения, отопительной системы, энерго- и водоснабжения, при создании рабочих мест для трудоспособного населения, которое не имеет возможности вообще найти работу в так называемой Республике Ичкерия. Только в этом случае можно надеяться, что люди вернутся в свои дома и начнут нормальную жизнь.

3. Еще одна проблема связана со спекулятивными заявлениями, особенно на Западе, о возможном "перетекании" чеченского конфликта на территорию Южного Кавказа, в частности в Грузию и Азербайджан. Конечно, исключать такой, наихудший поворот событий нельзя, но, по крайней мере, необходимо понять, что расширение конфликта совсем не в интересах России. У России нет не только средств, но и, что самое важное, никаких серьезных мотивов для этого. Наоборот, российское правительство крайне заинтересовано в том, чтобы скорейшим образом разрешить конфликт, и совсем не хочет завязнуть в нем на долгое время. Причин много — политические и экономические, внутренние и внешние.

Нельзя не заметить или проигнорировать многочисленные заверения Москвы о ее намерениях, о которых она уведомила своих южных соседей, сократить к концу года количество вооружений на российских базах в Грузии, а две из них, в Вазиани — рядом с Тбилиси и в Гудауте (Абхазия), закрыть к середине 2001 года. Российское правительство также проявляет действительный интерес к новым инициативам по проблеме безопасности, выдвигаемым в разных формах лидерами Армении, Азербайджана, Грузии, а теперь уже и Турции и направленным на заключение "Пакта стабильности и безопасности для стран Южного Кавказа".

Даже несмотря на явный отход Грузии и Азербайджана от России и СНГ, правительство Путина намерено в политическом плане поддерживать с Баку и Тбилиси добрососедские отношения. Российское правительство акцентирует внимание на общности интересов с Грузией и Азербайджаном, которые тоже стоят перед угрозой развития сепаратистских тенденций.

В этой связи я рассматриваю действия России в Чечне как соответствующие, а не противоречащие интересам и Грузии, и Азербайджана, поскольку эти действия препятствуют дальнейшей дестабилизации ситуации на Северном Кавказе в целом, особенно если учесть, какие альтернативы для решения проблемы существовали еще только полгода назад.

4. И последнее. Я считаю, что мировому сообществу выгодно оказать помощь России как самому большому государству в регионе, имеющему здесь свои жизненно важные интересы — действительную помощь в борьбе с сепаратизмом и международным терроризмом в Чечне. В конце концов, с кем в будущем хотят иметь дело в регионе лидеры мирового сообщества? С законным и отвечающим за свои действия российским правительством или с чеченскими сепаратистами и экстремистами? Разве дальнейшее ослабление России, ее уход (в стратегическом плане) из этого важного региона, по которому проходят нефте- и газопроводы из Каспия на мировой рынок, в интересах политического и бизнес-сообщества за рубежом?

Давайте представим себе, какова будет ситуация в регионе в случае победы чеченских сепаратистов и экстремистов на Кавказе? Кто будет или сможет обеспечивать правопорядок в регионе? Может быть, эту миссию возьмут на себя новые суверенные государства — Грузия или Азербайджан, которые сами сейчас стоят перед лицом угрозы собственной безопасности и пытаются бороться за ее сохранение на своих территориях (в Абхазии и Нагорном Карабахе)? Или, может быть, эту функцию осуществит НАТО? Будут ли готовы страны НАТО послать на Кавказ свои войска и обеспечить там сохранение мира, как это произошло в Косово? И какую реакцию в этом случае можно ожидать от России?

В наших общих интересах правильно ответить на все поставленные вопросы, и, кажется, лидеры некоторых западных стран свой выбор уже сделали.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL