НИ МИРА, НИ ВОЙНЫ:
ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ ИГРА НА КАВКАЗЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

Элхан НУРИЕВ


Д-р Элхан Нуриев, директор Центра международных исследований (Баку, Азербайджан).


Введение

Сохранение и укрепление стабильности на территории бывшего СССР все еще представляет собой исключительно трудную задачу, требующую решения не только внутренних проблем, возникающих в процессе становления и развития образовавшихся государств, но и вопросов их взаимоотношений1.

После окончания холодной войны лидеры и внешнеполитическая элита в Москве пришли к неоспоримому заключению: в сложившемся балансе политических сил территория СНГ (так называемое "ближнее зарубежье") играет весьма важную роль на международной арене.

Геополитическое пространство стран СНГ — единственный оставшийся регион, где Россия хочет укрепить свои стратегические позиции и сохранить статус великой державы. В Кремле прекрасно понимают, что безопасность страны неразрывно связана с развитием политических процессов на территории бывших советских республик. Желание России играть, как и прежде, роль великой державы требует от нее развития более тесных стратегических связей с новыми государствами на территории бывшего Советского Союза. Кремль настаивает, чтобы новые независимые государства не только сохраняли свои договоренности с Москвой в сфере безопасности, но и развивали их. Основная цель этих договоренностей — не допустить налаживания отношений в сфере безопасности между вновь образовавшимися государствами, с одной стороны, и НАТО, демократическими странами Запада, особенно США, с другой.

В сегодняшней борьбе за влияние в бывших советских республиках Кавказ занял особое место среди основных внешнеполитических приоритетов России. Фактически этот регион важен по жизненно необходимым показателям и в экономическом плане, и в интересах безопасности, причем как на региональном уровне, так и в глобальном масштабе.

Уже более десяти лет основные проблемы на Кавказе обусловлены острыми конфликтами, возникшими в регионе накануне и после распада Советского Союза. Необходимо найти приемлемые политические пути решения межэтнических конфликтов, разобраться со сложными геополитическими вопросами, определить политический и экономический курс, связанный с добычей энергоресурсов в бассейне Каспийского моря, а также с их доставкой на мировые рынки. Армения, Азербайджан, Грузия, пытаясь преодолеть трудности переходного периода, стремятся укрепить свою независимость, стабильность, увеличить экономический потенциал.

Сегодня большинство политиков и экспертов серьезно обеспокоено глобальными стратегическими проблемами Кавказа: продолжающейся военной кампанией в Чечне, ролью российских военных в решении межэтнических конфликтов, стратегическими связями России с Ираном и, очевидным и все возрастающим вмешательством США и НАТО в решение проблем региона. И, естественно, возникают вопросы: "Смогут ли молодые государства Кавказского региона сохранить свою независимость в XXI веке? Станет ли Кавказ территорией, на которой будут доминировать мир, доверие и сотрудничество, или останется зоной постоянных конфликтов, соперничества и подозрительного отношения к соседям?

Все эти вопросы взаимосвязаны. От ответов на них зависит будущее, во всяком случае на ближайшие десятилетия, новых государств региона. Политики и ученые привлекают к этим проблемам внимание мирового сообщества, поскольку продолжающаяся геополитическая игра остается серьезным вызовом не только России, но и всему Закавказскому региону.

Геополитическое значение: исторический аспект

В историческом развитии Армении, Азербайджана и Грузии накоплен лишь небольшой опыт построения собственной государственности — с 1918 по 1920 год. Зато ко времени развала Советского Союза эти страны почти два столетия познавали "прелести" колониальной зависимости: господство царской, а затем коммунистической России. А задолго до того они были под властью других великих империй — Персидской, Римской и Османской2. Кавказ, населенный более чем 50 коренными народами, говорящими на разных языках и оспаривающими границы своих земель, оказывал сопротивление все новым и новым захватчикам. В связи с этим "оттоманизации", иранскому завоеванию и "русификации" сопутствовали лишь временные успехи, а бесконечные распри сделали регион нестабильным и конфликтогенным. Соперничество России с Персией, Китаем и Великобританией превратило его в "пороховую бочку". Во время Первой мировой войны и после развала Российской империи шла жестокая конкурентная борьба между Германией, Турцией и Великобританией за контроль над нефтяными месторождениями Азербайджана. В годы Второй мировой войны добраться до нефти Каспия было одной из стратегических задач нацистской Германии3.

Анализ развития региона дает представление о его исключительно сложном и проблематичном историческом и политическом наследии, показывает, что уже со времен завоевания Кавказа великими империями он стал одним из самых нестабильных районов мира. После окончания "холодной войны" возник вопрос о контроле над энергоресурсами и маршрутами их транспортировки из внутренних районов Евразии. "Большая игра" конца XIX и начала XX века, в которой столкнулись интересы Великобритании, Российской империи и Германского рейха, продолжается и сегодня. Но после распада Советского Союза в 1991 году в Закавказье и Евразии началась ее новая стадия — геополитическая игра. Причем новый вариант "большой игры" существенно отличается от того "сценария", по которому развивалось противоборство между Россией и Великобританией в конце XIX — начале ХХ века. Игроков теперь уже не двое, а гораздо больше: Россия, Иран, Турция и демократические страны Запада. Сегодня борьбу за нефть и геополитическое влияние в регионе ведут не только страны, но и частные компании4.

С одной стороны, в первые годы после исчезновения Советского Союза закончилась полная экономическая, политическая и социальная дестабилизация всего региона. С другой — "смерть" СССР предоставила Армении, Азербайджану и Грузии уникальную возможность: теперь они, став независимыми и оказавшись между господствующей северной евразийской державой, Россией, и соперничающими на юге Турцией и Ираном, могли играть новую и очень важную роль. У новых закавказских республик появились реальные перспективы сотрудничества и партнерства с тремя влиятельными государствами: Россией, Ираном и Турцией. В то же время конфликты на Кавказе оказывают воздействие как на позиции и возможности региональных держав, так и на всю геополитическую ситуацию в СНГ.

Сегодня страны региона получили шанс стать одним из крупнейших транспортных и коммуникационных коридоров как между Севером и Югом, так и между Востоком и Западом. Успех этих государств будет в основном определяться возможностями и умением их лидеров. Немаловажную роль в развитии этих стран будут иметь позиции России, Турции и Ирана. Однако традиционная гегемонистская политика может опять подмять регион и затормозить его движение вперед.

Перед новыми государствами Кавказа все еще стоят серьезные проблемы, связанные с их национальной безопасностью, решением конфликтов, установлением прочного мира и стабильности на постсоветском геополитическом пространстве.

Хронологический обзор показывает, что сегодняшние межэтнические конфликты мало чем отличаются от событий начала XX века. Безопасности Кавказа все также угрожают борьба за нефть, межнациональные разногласия, неопределенность и непредсказуемость. Такая опасная тенденция вызывает немалое беспокойство. Прошлое может повториться уже в начале XXI века.

Межэтнические конфликты, каспийская нефть, НАТО

В регионе не затухают межэтнические конфликты, продолжается кризис в области человеческого измерения, нарастает нестабильность, возникают вопросы "прозрачности" границ, идет общий распад. Конфликты унесли большое количество жизней, беженцы, а их немало, все еще живут в нечеловеческих условиях. Кроме того, продолжающаяся война в Чечне, которая является исключительно острой проблемой и постоянным источником дестабилизации для России, и особенно приграничных районов на юге, все больше напоминает ситуацию в Ливане или бывшей Югославии: заложники, беженцы, кровная месть.

Традиционное геополитическое соперничество с Турцией и Ираном, а также каспийская нефть — лишь два (из многих) факторов, привлекающих Москву и заставляющих ее добиваться восстановления своего господства на Кавказе. С первых дней создания СНГ Баку и Тбилиси заняли исключительно центробежные позиции, старались выйти из-под российского контроля. Однако, несмотря на их прозападную внешнеполитическую ориентацию, демократические страны Запада не оказали Азербайджану и Грузии политической поддержки и они должны вести борьбу за независимость собственными силами. Армения сразу же на 360 градусов повернулась к России как к своему историческому союзнику и начала борьбу за Нагорный Карабах, пытаясь получить контроль над территорией, принадлежавшей Азербайджану. А Тбилиси и Баку испытали на себе вторжения советских войск (в апреле 1989 и в январе 1990 г.), которые стремились подавить национально-демократические движения в обеих странах. Азербайджан и Грузия пережили кровопролитные войны против более могущественного противника, а также несколько государственных переворотов, которые угрожали их суверенитету и территориальной целостности. Все эти факторы, а также продолжающиеся конфликты в Нагорном Карабахе и Абхазии говорят о схожести судеб Азербайджана и Грузии. И в отличие от Армении, которая в 1988—1989 годах, после того как ее покинуло азербайджанское меньшинство, стала наиболее этнически однородной бывшей советской республикой, Грузия и Азербайджан — многонациональные государства и, естественно, очень чувствительны к манипуляциям России. Ее военное присутствие на Кавказе остается серьезным вызовом новым независимым государствам.

В 1995 году президент Грузии Эдуард Шеварднадзе, на жизнь которого не раз были совершены покушения, позволил России разместить четыре военные базы на территории страны5. Годом раньше на основе трехстороннего соглашения в конфликтной зоне Абхазии были размещены российские миротворческие силы, а в Южную Осетию они были введены еще в 1992 году. Однако, несмотря на присутствие российских войск, межэтнические конфликты в этих районах продолжаются. Правительство Грузии фактически утратило контроль над Абхазией и большей частью Южной Осетии. Тбилиси уже давно обеспокоен поддержкой абхазского сепаратистского движения, которую ему неофициально оказывает Россия. Грузия не только давала понять, что выйдет из Договора СНГ о коллективной безопасности, но и добивалась вывода двух российских военных баз со своей территории. Она также настаивала на замене российских миротворческих сил в Абхазии войсками НАТО6.

В отличие от Грузии Армения в 1995 году добровольно подписала с Россией военное соглашение и позволила Москве разместить на своей территории и сконцентрировать на двух крупных военных базах 4-ю российскую армию численностью в 20 000 человек.

В отношении российских военных баз в Грузии сегодня можно строить довольно оптимистические прогнозы. В соответствии с соглашением, подписанным на саммите ОБСЕ в Стамбуле в ноябре 1999 года, Москва обязалась к 1 июля 2001 года вывести войска и военную технику из Гудауты7. В настоящее время уже вывезено вооружение из Вазиани и планировалось до конца 2000 года вывезти дополнительно бронетехнику и боеприпасы. Однако на переговорах в июне 2000 года о графике вывода российских войск со всех четырех баз на территории Грузии заместитель премьер-министра России Илья Клебанов предложил передать базу в Гудауте миротворческим силам СНГ, которые укомплектованы в основном российскими войсками. Руководство Грузии официально отклонило предложение российской стороны8.

Единственной закавказской республикой, входившей в состав Советского Союза, на территории которой с 1992 года нет ни одной российской военной базы, является Азербайджан. Москва оказывала на Баку сильное давление, настаивала на размещении российских баз на территории Азербайджана, но положительного ответа до сих пор не получила. Внешнеполитическая элита Азербайджана во главе с Гейдаром Алиевым предпочла более сбалансированный курс, развивая отношения с тремя странами — Россией, Ираном и Турцией. Однако Кремль считает, что политика, проводимая Гейдаром Алиевым, должна быть менее независимой, и старается сделать все возможное, чтобы не дать руководству Азербайджана сойти с российской орбиты9. Тем не менее продолжающийся уже 12 лет армяно-азербайджанский конфликт в Нагорном Карабахе, расположенном на потенциально стратегическом маршруте транспортировки прикаспийской нефти в Турцию, — один из самых крупных на территории СНГ. Силы Армении совместно с силами так называемой Нагорно-Карабахской Республики продолжают оккупировать 20% территории Азербайджана. В 1994 году хрупкое соглашение о прекращении огня приостановило военные действия10. С тех пор продолжается мирный процесс. Однако конфликт не урегулирован, а переговоры зашли в тупик. Один миллион азербайджанских беженцев и перемещенных лиц не могут возвратиться на родину. Военизированная система управления не позволяет этническим азербайджанцам, проживавшим на территории Азербайджана, которая сегодня контролируется силами Армении, вернуться домой. Это значительно осложняет ход мирного процесса и приводит к ситуации, при которой нет ни мира, ни войны. Правительство Армении настаивает, чтобы Азербайджан признал независимость Карабаха и руководство так называемой Нагорно-Карабахской Республики, как полноправного участника конфликта. Кроме того, Ереван не соглашается с требованием Баку о восстановлении территориальной целостности Азербайджана.

Политический накал заметно возрос, после того как появились сообщения о российских поставках большого количества оружия в Армению. Эти поправки привлекли внимание мировой общественности и внесли "свой вклад" в нарушение стабильности. Настоящий скандал разразился в 1997 году, когда Россия тайно переправила Армении оружие на сумму, превышающую один миллиард долларов. Оно явно предназначалось для войны против Азербайджана, а также для того, чтобы удержать Баку в сфере стратегических интересов России. Скандалом была вынуждена заняться Государственная Дума, которая в апреле 1997 года на закрытом заседании обсудила вопрос об этих поставках. Ряд влиятельных чиновников, в том числе бывший министр обороны России Игорь Родионов, признал, что в 1996—1997 годах Москва отправила в Армению 84 боевых танка Т-72, а также 72 тяжелые гаубицы, 24 ракеты "Скад" с восемью пусковыми установками, 50 бронетранспортеров, 1 000 ручных противовоздушных ракет "Стрела-2" и "Стрела-3" и миллионы единиц боеприпасов. Все это было перевезено на судах по Каспийскому морю, а дальше через Иран, причем бесплатно11. Тем не менее в 1997 и 1998 годах некоторые высокопоставленные чиновники Армении категорически отрицали сообщения, опубликованные в российских средствах массовой информации, об оказании Еревану широкомасштабной военной помощи из Москвы. Однако, выступая в Ереванском государственном университете, министр обороны Армении Вазген Саркисян особо отметил, что оборонная мощь республики за последние два года "удвоилась", причем "не за счет государственного бюджета"12.

Азербайджан неоднократно выражал протест по поводу продолжающихся поставок и настаивал на возвращении оружия. Но, поскольку Москва игнорировала эти протесты, Баку официально потребовал, чтобы государства, подписавшие Договор об обычных вооруженных силах в Европе (Договор об ОВСЕ), провели расследование вызывающих подозрение нелегальных поставок.

Это оружие уже сыграло решающую роль в захвате Арменией части территории Азербайджана. Результат известен — миллионы беженцев, гораздо больше, чем во время других вооруженных конфликтов, происходивших после Второй мировой войны, даже включая недавние "этнические чистки" в Косово13.

Серьезный дисбаланс, вызванный нелегальными поставкам оружия, представляет угрозу не только Азербайджану, но и соседним государствам. Руководство страны уже высказывало мысль, что недалеко от Баку можно было бы разместить базы НАТО и демонтировать российскую радиолокационную станцию дальнего обнаружения, расположенную в Азербайджане14. По словам некоторых высокопоставленных чиновников, республика "не отрицает возможности размещения на своей территории турецкой, американской или натовской военной базы". Не менее ясно они дают понять, что "Армения пытается диктовать Азербайджану свои условия, стремясь сохранить позиции, завоеванные в результате агрессии против Азербайджана". В частности, министр обороны Азербайджана Сафар Абиев отметил, что огромное количество оружия, которое осталось на российских базах в Закавказье, "обязательно будет использовано, в случае если Армения возобновит военные действия против Азербайджана". Он также сказал, что именно в Нагорном Карабахе "готовят террористов и диверсантов". По словам Абиева, около 200 курдских террористов проходят обучение в Лачинском районе Нагорного Карабаха, а еще 457 курдских боевиков обучаются в Армении, с целью проникновения и дестабилизации обстановки в Турции15.

И хотя российская военная поддержка Армении в конфликте с Азербайджаном всем хорошо известна, размах, который приняли поставки оружия и подготовка курдских террористических групп, поразителен. Не вызывает сомнения, что за призывами к мирному урегулированию Россия скрывает свои попытки раздробить и ослабить регион, сохранить на Кавказе нестабильность, а также повлиять на выбор маршрутов строительства нефтепроводов. Армяно-азербайджанский конфликт является частью этого плана. Учитывая все расширяющееся военное сотрудничество России с Арменией, иначе как трагедией этот конфликт назвать нельзя, и он не будет решен в ближайшее время. Новый договор о дружбе между этими странами, представленный как совместная декларация о сотрудничестве в XXI веке, направлен на укрепления этих отношений16. Во время недавней встречи с российским президентом В. Путиным президент Армении Р. Кочарян высказал мнение, что участие Москвы в мирном процессе желательно. Он также добавил, что "Армения рассматривает Россию не только как сильного северного соседа, но и как государство, с которым ее связывают духовные узы"17.

В то же время предложения некоторых высокопоставленных азербайджанских чиновников о размещении в Баку сил США и НАТО вызвали бурную негативную реакцию.

Возникает простой вопрос, который может быть довольно любопытен с точки зрения региональных позиций: ограничиваются ли интересы НАТО Центральной Европой или мы можем также говорить и о возможном в будущем расширении этой организации на территории новых независимых государств?

В последние годы в регионе побывали многие представители различных структур НАТО, в том числе и ее бывший Генеральный секретарь Хавьер Солана. По всей видимости, не все закавказские государства в равной степени готовы сотрудничать с НАТО. В отличие от Армении, которая в основном выступает за расширение связей в рамках программы "Партнерство ради мира", Азербайджан и Грузия хотят сотрудничать с этим альянсом по конкретным вопросам. Например, говоря о партнерстве с НАТО, Азербайджан использует в качестве политического рычага свою позицию на Каспии и нынешний уровень отношений с Западом. Представитель США в НАТО Роберт Хантер, посетивший Баку в 1997 году, подчеркнул, что "НАТО весьма заинтересована в расширении связей с Азербайджаном"18.

Баку, в свою очередь, считает, что не только более тесное сотрудничество с НАТО, но и развитие инфраструктуры, связанной с экспортом нефти, может способствовать укреплению стабильности. Азербайджан начал подготовку своих вооруженных сил по образцу НАТО, что позволит более эффективно взаимодействовать в миротворческих операциях. Баку рассматривает НАТО как стабилизирующий фактор и в общем поддерживает концепцию ее расширения, считает, что строительство трубопровода Баку — Джейхан и транспортного коридора Восток — Запад даст ему еще одну прекрасную возможность укрепить сотрудничество с НАТО в рамках программы "Партнерство ради мира"19.

С начала 2000 года роль НАТО в делах региона значительно возросла, повысился и ее интерес к трем постсоветским закавказским республикам, а развитие сотрудничества с этими странами заняло важное место в политическом курсе Организации североатлантического договора.

По сообщениям Интерфакса, в августе 2000 года для защиты азербайджанских границ от возможного нападения Ирана в республику прибыли 250 военнослужащих НАТО20. Еще раньше азербайджанские средства массовой информации сообщили, что Иран намерен разместить на границе с Азербайджаном шесть тысяч солдат, 75 бронетранспортеров и танков, 8 истребителей, 12 радиолокационных установок, а у морских рубежей — 34 сторожевых корабля, два катера, два небольших фрегата и одну субмарину21. Официальный Азербайджан отрицал сообщения азербайджанского и российского информационных агентств. Отвечая на провокационную информацию, сотрудник иранского посольства также категорически отверг данные о якобы имевших место военных приготовлениях на Каспии. Что примечательно, представитель иранского посольства, опровергая все эти сообщения, защищал право своей страны в случае возникновения опасной ситуации размещать войска на границе22.

В то же время Россия выразила беспокойство по поводу намерения Соединенных Штатов подарить Азербайджану два сторожевых катера. Спикер российского парламента Геннадий Селезнев выступил против возможного военного американского присутствия на Каспии23. Отвечая на выступление руководителя российского парламента, высокопоставленный американский дипломат сказал: "Беспокойство России беспочвенно. Вашингтон намерен стать партнером Баку в борьбе против международного терроризма и оказывать помощь Азербайджану в укреплении его государственных границ"24.

С другой стороны, американский генерал Генри Шелтон, в середине сентября 2000 года посетивший Грузию, на встречах с президентом республики Э. Шеварднадзе и другими официальными лицами отмечал, что правительство Соединенных Штатов намерено в 2001 году предоставить Грузии военную помощь в размере 12 млн. долл. (включая 10 вертолетов), а также оказать финансовую поддержку военнослужащим, ушедшим в отставку25. В свою очередь президент Грузии, призывая к военному сотрудничеству с США, отметил, что без помощи Соединенных Штатов "в Грузии невозможно будет провести военную реформу"26.

Несмотря на то что растущий в последние годы интерес НАТО к постсоветским закавказским государствам вызвал протест Кремля, высокие должностные лица НАТО ищут пути укрепления отношений с закавказскими странами. Характерно, что в конце сентября 2000 года Тбилиси с официальным визитом посетил новый глава альянса лорд Джордж Робертсон. Он выступил на форуме, посвященном перспективам сотрудничества и партнерства между странами региона с этой организацией. В связи с обострением обстановки в бывшей Югославии визиты в Азербайджан и Армению были отложены27.

Грузия также уделяет большое внимание укреплению контактов с НАТО. На тбилисской конференции министр иностранных дел республики Ираклий Менагаришвили говорил о перспективах такого сотрудничества и предлагал создать консультативную группу, в которую вошли бы представители Грузии, Азербайджана, Армении и НАТО28. Кроме того, практически был решен вопрос о международных военных учениях в рамках программы "Партнерство ради мира", которые намечено провести весной 2001 года в Грузии. В Тбилиси уже работает экспертная группа в составе 10 человек, которая прорабатывает детали этих учений29.

Есть еще один интересный нюанс, о котором стоит упомянуть. Недавно руководители трех закавказских государств принимали участие в нью-йоркском саммите ООН, посвященном переходу в новое тысячелетие. Г. Алиев, Р. Кочарян и Э. Шеварднадзе постарались использовать эту встречу, чтобы привлечь Вашингтон к более активному урегулированию конфликтов на Кавказе. На встрече с руководителями трех постсоветских закавказских республик в Нью-Йорке государственный секретарь США М. Олбрайт отметила, что Америка окажет им поддержку и впредь также будет рассматривать постсоветское пространство как зону стратегических и жизненно важных интересов США30.

В России же быстро растущий интерес США и НАТО к делам региона вызывает недовольство. Москва боится, что консервативные политики Вашингтона захотят помешать ее традиционным отношениям с соседями, в том числе и экономическим. Хотя недавно правительство США и не ответило на предложения участвовать в миротворческих действиях в регионе, летом 1997 года, когда под эгидой ОБСЕ проходили мероприятия по урегулированию конфликта в Нагорном Карабахе, администрация Б. Клинтона выдвинула инициативу послать (в рамках этих мероприятий) американских военных в качестве наблюдателей совместно с военными контингентами России и ряда европейских стран 31.

Россия и Иран подвергли решительной критике предложение Баку о размещении баз НАТО на территории Азербайджана. По их мнению, подобные действия будут иметь исключительно негативные последствия. В частности, Москва заявила: "Баку нечего бояться присутствия в регионе российских войск"32.

В то время как Азербайджан ждет американскую, а также и турецкую помощь, Москва укрепляет свои позиции и пытается снизить прозападную активность азербайджанского руководства. Иран также настаивает на том, чтобы Азербайджан отказался от намерений разместить базы США и НАТО на своей территории. Бывший президент страны Хашеми Рафсанджани, в настоящее время занимающий пост главного помощника иранского руководителя аятоллы Хаменеи, в частности, заявил, что "Азербайджан заплатит высокую цену", если силы НАТО придут на Кавказ и регион Каспийского моря33.

В пику этому Баку продолжает вести переговоры с Анкарой о военном сотрудничестве. В середине февраля 1999 года Турцию посетил министр обороны Азербайджана Сафар Абиев. Обсуждались возможности заключения военного пакта между двумя странами. После встречи с высокими должностными лицами Турции Абиев отметил, что "наряду с другими проблемами мы обсуждали возможности создания военного союза между Баку и Анкарой, подобного соглашению между Россией и Арменией"34.

В свою очередь в середине сентября 2000 года министр обороны Турции Сабахатдин Чакмакоглу нанес официальный визит в Баку. По результатам двусторонних переговоров было подписано межправительственное соглашение "О сотрудничестве в области оборонной промышленности", в котором сделан акцент на использование опыта Турции в развитии военно-промышленного комплекса Азербайджана. Контакты двух стран в оборонной сфере начались в 1996 году, после заключения соглашения о военно-техническом сотрудничестве. Между Баку и Анкарой также существует соглашение о подготовке военнослужащих Азербайджана в Турции35.

В Баку многие обеспокоены недавними поставками в Армению большой партии оружия, что может вызвать дальнейшую дестабилизацию обстановки в регионе и привести к новой широкомасштабной войне на Кавказе. В самом худшем варианте Азербайджан ожидает возобновление Арменией военных действий, причем, скорее всего, на границе Азербайджана, Армении и Грузии, недалеко от Евлаха и Казаха. В этом случае возникнет угроза территориальной целостности Азербайджана. Это также может привести к приостановке перегонки нефти по маршруту Восток — Запад (речь идет о трубопроводах Баку — Супса и Баку — Джейхан), что вынудит Азербайджан экспортировать ее через Россию или Иран. Такое положение позволит Кремлю усилить свое влияние на Азербайджан и под сильным нажимом вновь ввести в республику российские войска. Даже если это и не случится, а соглашение по Карабаху в скором времени все-таки подписано не будет, правительства западных стран и американские компании, ведущие бизнес на Кавказе, скорее всего, начнут пересматривать свои планы, связанные с нефтяными сделками в Азербайджане и строительством трубопроводов в регионе.

Несмотря на это, некоторый оптимизм, связанный с урегулированием конфликта в Карабахе, все же существует. Во время августовской (2000 г.) встречи в Ялте Р. Кочарян и Г. Алиев подтвердили свое согласие продолжить диалог и попытаться наконец мирным путем решить так долго длящееся противостояние36. В начале сентября 2000 года на юбилейном саммите ООН в Нью-Йорке были проведены двусторонние переговоры, но детали встречи не сообщала ни армянская, ни азербайджанская сторона.

Желание оказать обеим странам помощь в урегулировании конфликта недавно выразил Кремль. Выступая на московской пресс-конференции, российский президент В. Путин сказал: "Россия заинтересована в достижении мира в Нагорном Карабахе"37. Он также сообщил о желании Москвы урегулировать эту сложную конфликтную ситуацию во благо народов обоих государств и заявил, что "Россия не может навязывать свое видение урегулирования конфликта и будет согласна с любым вариантом решения, который наилучшим образом устроит народы и руководство Армении и Азербайджана"38.

Нет никаких сомнений в том, что Россия играла и продолжает играть в регионе ключевую роль. Ее усилия в мирном урегулировании межэтнических конфликтов, естественно, оцениваются по достоинству. Однако один вопрос все-таки остается — способна ли Россия внести существенный вклад и оказать действенную помощь в установлении в регионе длительного мира и стабильности?

Постсоветские государства Кавказа считают, что в решении этого вопроса возрастает роль международных организаций, и надеются на ООН, ОБСЕ и другие европейские структуры, которые помогут покончить с конфликтами и установить на Кавказе мир.

С точки же зрения России, международные организации не только не способны обеспечить стабильность, но даже не в состоянии разработать схему урегулирования конфликтов. Их действия нужно рассматривать просто как уловки реальных игроков — США, Франции и Турции, как проявление их стремления проникнуть в регион39.

Решение конфликта зависит не только от противоборствующих сторон, но и от отношения великих держав к этому вопросу. Однако не следует предполагать, что Кремль в тесном контакте с Америкой, ОБСЕ и ООН будет решать конфликты и содействовать установлению мира и стабильности. Свидетельство тому нынешняя военная кампания в Чечне, а также военная и политическая обстановка на Кавказе.

И все еще нет ответа на такой важный вопрос: "Могут ли демократические страны Запада и региональные власти, действуя в тесном контакте, сбалансировать деятельность международных участников урегулирования. Решение нынешних конфликтов будет зависеть от того, насколько успешно мировое сообщество усваивает уроки недавней войны в бывшей Югославии, противостояния на Ближнем Востоке и учитывает, что руководители и народы региона опираются не на прошлое и настоящее, а исходят из идеи совместного будущего.

В то же время при обсуждении перспектив урегулирования ни в коем случае нельзя сбрасывать со счетов такой важный фактор, как добыча нефти в бассейне Каспийского моря. Эту нефть следует рассматривать как новый источник энергоресурсов XXI века. Со времени распада СССР углеводородное сырье заняло, может быть, самое важное место среди факторов, способствующих экономическому возрождению новых независимых государств. Особенно это относится к Азербайджану, с его огромными запасами нефти и появившимися за последние несколько лет перспективами ее реализации, а также с изменившейся стратегией политической ориентации республики, что, безусловно, сказывается на определении маршрутов будущих нефтепроводов.

Огромные запасы нефти и газа привлекают внимание России, США и многих других стран, борющихся за влияние в Центральной Азии и на Кавказе. Руководители и политическая элита государств этих двух регионов строят свои отношения с великими державами с учетом их позиций в этом вопросе. Нынешняя борьба за энергоресурсы Каспия — сложное переплетение постоянно меняющихся факторов в сфере безопасности, геополитики и экономики.

Сегодня основную проблему, которая стоит перед многими политиками и нефтяными компаниями, можно сформулировать следующим образом: "Каково реальное будущее нефтяного бизнеса в Азербайджане, на Кавказе и в Евразии?" Представители западных стран, участвующие в азербайджанских и казахстанских нефтяных проектах, зачастую задают довольно интересный, но щепетильный вопрос: "Будет ли Россия претендовать на господство в евразийском нефтяном бизнесе и экспорте нефти в союзе с радикальным режимом Ирана, или она будет вести равную и честную игру вместе с Турцией, Азербайджаном, Казахстаном, Грузией, Туркменистаном и, возможно в будущем, и Ираном?" Кроме того, американские компании, ведущие бизнес в Азербайджане, интересует еще одна весьма значимая проблема: "Какой маршрут на территории Кавказского региона может обеспечить надежные поставки нефти на мировой рынок?"

И хотя Азербайджан относительно небольшое государство, но его стратегическое положение, огромные запасы природных ресурсов и политические факторы на ближайшее будущее обеспечат стране ключевую роль в международной политике. У соседних с ним государств сохраняется повышенный интерес к тому, что происходит в республике. Баку же, в свою очередь, сделал все возможное, чтобы сохранить свою независимость, лавируя между региональными игроками: Россией, Турцией, Ираном — но в то же время укрепляя отношения и с Востоком, и с Западом.

Сегодня можно говорить, что Азербайджан стал первым победителем в региональной нефтяной гонке. Наталкиваясь на существующие препоны в геополитическом плане и рассматривая вопросы безопасности как ключевые, Баку предложил проложить несколько трубопроводов, чтобы иметь альтернативные маршруты транспортировки нефти, а не быть привязанным лишь к одному-единственному нефтяному коридору.

Международный консорциум АМОК 12 ноября 1997 года начал экспорт нефти на черноморское побережье Российской Федерации по трубопроводу Баку — Новороссийск, а в течение года был задействован еще один маршрут Баку – Супса на побережье Грузии. Пропускная способность обоих трубопроводов — 10 млн. т в год. По третьему маршруту Баку — Джейхан, протяженностью 1 800 км, каспийская нефть должна перекачиваться из Азербайджана через Грузию в Джейхан, турецкий порт на Средиземном море. Строительство этого трубопровода, расчетная стоимость которого 2,4 млрд. долл. США, может быть закончено к 2004 году40.

В середине сентября 2000 года Азербайджан отметил шестилетнюю годовщину подписанного в 1994 году на компенсационных условиях "контракта века" по разведке и эксплуатации нефтяных месторождений Азери, Чыраг и глубоководной части Гюнешли. С тех пор акционеры АМОК вложили в проект 2,2 млрд. долл., из которых один млрд. инвестирован непосредственно в экономику республики. В целом с начала ноября 1997 года добыто 11 млн. т нефти. По трубопроводу Баку — Супса перекачано 6,5 млн. т и по маршруту Баку — Новороссийск прошло 3,6 млн. т. Из порта Супса отправлено 60 танкеров с нефтью АМОК, а из Новороссийска — 4341.

В государственной нефтяной компании Азербайджана продолжается обсуждение возможностей создания в рамках проекта Баку — Джейхан так называемой спонсорской группы, которая возьмет на себя финансирование основных работ42. Гейдар Алиев снова высказался в поддержку строительства этого трубопровода, особо отметив, что "еще многие стараются затормозить проект, и мы сталкиваемся с подозрительным отношением и сопротивлением в странах, которые не хотят его реализации"43. Россия настойчиво лоббирует находящийся на ее территории трубопровод Баку — Новороссийск, по которому нефть идет из Каспия и тенгизского месторождения Казахстана (его весьма значительная доля принадлежит американской нефтяной компании "Шеврон"). Россия и Иран выступают против поддерживаемого США плана строительства нефтепровода в обход территорий обеих стран через Азербайджан и Турцию44.

В последнее время в международном консорциуме в Баку появилась новая тенденция. Несмотря на то что партнеры АМОК заинтересованы в проекте Баку — Джейхан, президент АМОК Дэвид Вудворд сказал, что можно было бы изучить и другие варианты маршрута нефти, если данный маршрут окажется нереальным с финансовой точки зрения45. Наблюдается некоторая нерешительность американских компаний и правительственных чиновников. Их беспокоит, что азербайджанские месторождения в каспийском регионе окажутся не такими богатыми, как прогнозируется, и не оправдают возлагаемых на них надежд. Кроме того, многие руководители нефтяных компаний надеются, что Вашингтон частично или полностью снимет санкции с Ирана. В этом случае можно будет говорить о более дешевом маршруте, нежели трубопровод Баку — Джейхан. Скорее всего, акционеры АМОК считают, что трасса через Иран и удлинение существующих трубопроводов от месторождения Азери к грузинскому и российскому черноморским портам на ближайшее десятилетие полностью обеспечат экспорт ожидаемых в Каспийском регионе объемов добычи нефти46.

Тем не менее правительства Азербайджана, США и Турции продолжают настаивать на строительстве трубопровода до турецкого порта Джейхан47. Азербайджанские должностные лица заявляют, что магистраль будет построена в любом случае — с зарубежными инвестициями или без них.

Именно по этой причине каждый старается решить вопрос в свою пользу. Азербайджан пытается убедить Казахстан и Туркменистан принять участие в строительстве транскаспийского трубопровода, который соединится с нефтепроводом Баку — Джейхан, что сделает его экономически выгодным и эффективным. В этом случае еще больше укрепятся геополитические и геостратегические позиции Азербайджана. А пока вопрос о строительстве трассы Баку — Джейхан остается спорным.

Россия, Иран, Турция, США: внешние влияния и политический курс

Без сомнения, Москва рассматривает Кавказ как зону своего традиционного присутствия и пытается восстановить в регионе былое господство. Россия заботится о безопасности своих южных границ, ее беспокоит возможный союз Турции с закавказскими государствами. Особую тревогу вызывает распространение исламского фундаментализма в Центральной Азии. Если брать экономический аспект, то России просто необходимо перекачивать нефть по трубопроводам, проходящим по ее территории. И наконец, Кремль с большим подозрением и возмущением относится к "посягательствам" США, которые содействуют созданию демократических государств в "ближнем зарубежье". Все, что произойдет в России, окажет значительное влияние на Кавказский регион и на все новые независимые государства, но каким путем пойдет сама Россия? Сейчас она явно на перепутье и должна сделать свой исторический выбор — быть развитым европейским демократическим государством или стремиться к тому, чтобы вновь стать огромной империей. Российские политики понимают, что природные ресурсы Каспия и Азербайджана превращают эту территорию в геополитически значимый регион. А игнорирование Азербайджаном российских интересов будет иметь для Баку пагубные последствия, поскольку Кремль может легко манипулировать этническими группировками в самом Азербайджане и использовать свое влияние в Армении для возобновления войны между этими странами. Россия также может объединиться с Ираном и затормозить разработку месторождений в Азербайджане.

После распада СССР Кавказ стал стратегически важным регионом. Это привело к тому, что закавказские государства находятся под постоянным давлением амбициозной, но экономически слабой посткоммунистической России. Несмотря на желание стать в XXI веке одной из ведущих европейских демократических стран, она остается верной своей традиционной политике и действует по принципу "разделяй и властвуй".

Еще одним сильным игроком является Турция: большая часть каспийской нефти пойдет через Азербайджан в ее порт на Средиземном море Джейхан. И хотя Турция по языку и культуре очень близка к Кавказу и Центральной Азии, рассматривает Азербайджан и государства Центральноазиатского региона как своих союзников в свободной конфедерации светских мусульманских республик, она оказывает на них гораздо меньше влияния, чем другие державы. Анкара пытается решить свои собственные экономические и политические проблемы. Тем не менее геополитическое положение Турции дает ей значительное преимущество по сравнению с другими участниками "большой игры". Дополнительным стимулом, привлекающим ее в качестве игрока, являются нефтяной потенциал региона и необходимость транспортировки нефти на западные рынки. Однако влияние Турции и на Кавказе, и в Центральной Азии ограничивается ее небольшими экономическими и финансовыми возможностями, и вряд ли она сможет оказать весомую поддержку новым независимым государствам.

Иран, традиционный участник "большой игры", надеется вернуть свое былое могущество на Кавказе. Экономические и идеологические интересы Ирана связаны с его особым геостратегическим положением между Центральной Азией, Индийским океаном, Закавказьем и Турцией. На Кавказе и в Центральной Азии его интересы сталкиваются с интересами Турции. Иран тревожит то, что происходит в Азербайджане и в каспийском регионе. И он не желает иметь под боком сильное, политически независимое, светское, прозападное и проамериканское государство Азербайджан, экономический рост которого, с учетом 20 млн. этнических азербайджанцев, проживающих в Иране, несомненно, будет представлять угрозу территориальной целостности Ирана. А связи Азербайджана с Америкой, Турцией и Израилем уменьшают влияние Тегерана в регионе.

Тем не менее Баку не должен стремиться к изоляции Тегерана. Стратегический союз между Ираном и Россией может пошатнуть статус Азербайджана как независимого государства. Изоляция Ирана может также привести к сближению Ирана с Арменией, что наблюдается в последние несколько лет. Все это говорит о том, что Азербайджану необходимо сотрудничать с Ираном.

И наконец, Соединенные Штаты Америки. Несмотря на удаленность от региона, они занимают существенное место в "большой игре". В сферу жизненно важных национальных, экономических и геостратегических интересов Вашингтона входят такие вопросы, как запасы нефти и газа, а также безопасность поставок энергоресурсов. Именно поэтому после распада СССР регион занял важное место во внешнеполитической деятельности США. И хотя российские компании в состоянии участвовать в борьбе за контракты на разведку, добычу и транспортировку каспийской нефти, Америке и демократическим странам Запада хотелось бы сохранить на Кавказе и в Центральноазиатском регионе независимые, светские, мусульманские государства. Политическая расстановка сил в данном случае связана с напряженностью в отношениях между США и Россией, а также между США и Ираном.

Азербайджан и Грузия видят в США одного из своих основных партнеров, а западные демократические страны рассматривают как союзников. В Белом доме все чаще раздаются голоса в поддержку альянса Азербайджана и Америки, поскольку политические и экономические отношения между Баку и Вашингтоном важны и с точки зрения региональной безопасности48. По мнению Баку и Тбилиси, цель США в регионе — содействовать политической и экономической независимости и не допустить единоличного контроля России над каспийской нефтью. Более того, смогут ли Азербайджан и Грузия, ориентированные на Запад, сохранить свой суверенитет и стать демократическими государствами в полном смысле этого слова, во многом зависит от поддержки, оказываемой им западными странами и США. Следовательно, Вашингтон должен еще больше поддерживать стремление Баку и Тбилиси к независимости.

Однако, хотя США — один из основных игроков в регионе, у Белого дома крайне мало информации о важнейших проблемах Кавказа и о геополитическом поле новых независимых государств. Вашингтон пытается играть более активную роль в урегулировании вооруженных конфликтов, но задача эта не из легких, поскольку Россия не хочет, чтобы США стали в регионе одним из главных арбитров. Очевидно поэтому политика Белого дома в отношении российских действий на Кавказе все еще не ясна. Несмотря на то что интересы Кремля вполне понятны и их, естественно, нужно уважать, Соединенные Штаты должны обеспечить всем заинтересованным сторонам свободный доступ к нефтяным месторождениям Кавказа и Центральной Азии. США необходимо решительно поддерживать на Кавказе безопасность, рыночные реформы, демократию, подумать о том, каким образом оказать помощь своим кавказским союзникам и разработать новую стратегию защиты собственных интересов в регионе.

Заключение

Политическая нестабильность мешает бизнесу. Все страны, участвующие в урегулировании региональных конфликтов и обсуждении вопросов, связанных со строительством трубопроводов, должны серьезно отнестись к нестабильности в регионе. Насущными становятся вопросы безопасности будущего нефтепровода Баку — Джейхан и транскаспийского газопровода. Более того, без США проложить оба эти маршрута не представляется возможным. Участие США в экономическом развитии региона не позволит России и Ирану установить свое господство на территориях небольших прозападных государств Закавказья. Не исключено, что активное вмешательство Вашингтона и НАТО вызовет противодействие и в результате этого возникнут оппозиционные блоки.

Кавказ, с его огромными запасами природных ресурсов и колоссальным рынком в 200 млн. человек, может стать мирным и процветающим краем. Но может превратиться и в экономически, социально и политически нестабильный район, который окажет негативное влияние на весь регион в целом, а также на ситуацию в мире. Демократические страны Запада и региональные власти должны действовать в тесном контакте, чтобы добиться баланса международного участия на Кавказе и в рамках ННГ49.

В решении вопроса о трубопроводах необходим компромисс. В ином случае можно спровоцировать еще большее кровопролитие и привести регион к еще большей нищете. А в такой ситуации победителей не будет. Урегулирование конфликтов на Кавказе в конечном счете зависит от того, смогут ли великие державы прекратить наконец борьбу за господство в регионе и контроль над ним. От конфронтации нужно переходить к сотрудничеству. Народы Кавказа, в свою очередь, тоже должны сделать выбор: примирение вместо противоборства.

Окончание "холодной войны" принесло с собой политические перемены, и в последнее десятилетие Россия и Соединенные Штаты испытали на себе результат крушения биполярной системы, столкнулись с новыми геополитическими вызовами уже в многополярном мире. Это требует от Белого дома и Кремля еще более тесных контактов. Москва и Вашингтон, а также их друзья и союзники должны все вместе содействовать геополитической стабильности, урегулированию региональных конфликтов и установлению мира на планете.


1 См.: Baranovskiy V. Russia: Conflicts and Peaceful Settlement of Disputes. В кн.: SIPRI Yearbook 1998: Armaments, Disarmaments and International Security. Oxford: Oxford University Press, 1998. P. 111.

2 См.: Hunter Sh. The Trans-Caucasus in Transition: Nation-Building and Conflict. Washington, D.C.: Center for Strategic and International Studies, 1994.

3 См.: Nuriev E. Geopolitics and Regional Conflicts in the Caucasus // Conference paper presented at International Eurasian Congress on Environment and Peace. Giresun, Turkey, 2—9 August 1997.

4 Там же.

5 Российские военные базы были расположены в Вазиани, Ахалкалаки, Батуми и Гудауте.

6 Итоги, программа Независимого российского телевидения (НТВ), 16 января 2000.

7 RFE/RL Newsline, 26 June 2000.

8 RFE/RL Newsline, 17 July 2000.

9 Азербайджан — первая из бывших советских республик, которая освободила свою территорию от советских военных баз. Он также первым отказался от размещения российских пограничных войск и миротворческих сил.

10 В 1988 году между Арменией и Азербайджаном возникли трения, которые в 1992 году переросли в полномасштабную войну — первый крупный межэтнический конфликт на территории бывшего Советского Союза, унесший жизни более 20 000 тыс. человек. Перемирие наступило в 1994 году.

11 См.: Daily News Review. Азербайджанское телевидение, 5 мая 1998.

12 Turkistan-Newsletter, Vol. 98:2-004, 8 January 1998.

13 См.: Nuriev E. The Coming Crisis in the Caucasus // The Providence Journal, 16 April 1999, B 6; Providence, R. I., USA.

14 См.: Saradzhyan S. Baku Wants Out of CIS Defense Treaty // Moscow Times, 13 February 1999, Section: No. 1643.

15 См.: Ахундова Э. Азербайджан в ожидании НАТО // Общая газета, 12 февраля 1999. С. 1, 5.

16 Рейтер, 26 сентября 2000.

17 ИТАР-ТАСС, 26 сентября 2000.

18 Интерфакс, 18 октября 1997.

19 Из интервью с сотрудником Министерства иностранных дел Азербайджана, который пожелал остаться неизвестным. 20 апреля 1999 года.

20 Интерфакс, 11 августа 2000.

21 Агентство новостей "Туран", 10 августа 2000.

22 Интерфакс, 11 августа 2000.

23 ANS News, 16 сентября 2000.

24 Turkistan-Newsletter, Vol. 4:171, 21 September 2000.

25 RFE/RL Transcaucasia Newsline, 15 September 2000.

26 RFE/RL Transcaucasia Newsline, 19 September 2000.

27 ИТАР-ТАСС, 26 сентября 2000.

28 Там же.

29 Кавказ-пресс, 25 сентября 2000.

30 ANS News, 20 сентября 2000.

31 См.: Chufrin G., Saunders H. The Politics of Conflict Prevention in Russia and the Near Abroad // The Washington Quarterly, Fall 1997. P. 43; см. также: Naumkin V. Russia and Transcaucasia // Caucasian Regional Studies, 1998, Vol. 3, Issue 1. P. 6.

32 Agence France Presse, 12 February 1999.

33 United Press International, 12 February 1999.

34 Agence France Presse, 12 February 1999.

35 ИТАР-ТАСС, 20 сентября 2000.

36 Армен-пресс, 22 августа 2000.

37 ИТАР-ТАСС, 26 сентября 2000.

38 Рейтер, 26 сентября 2000.

39 См.: Baev P. Can Russia Do IT Alone in the Caucasus // Perceptions (Journal of International Affairs), September-November 1997, Vol. 2, No. 3.

40 Associated Press, 25 September 2000.

41 Агентство новостей "Туран", 19 сентября 2000.

42 См.: Baku Sun, 19 September 2000.

43 Corzine Robert, Rudakewych Lesia. Oil Route Under New Scrutiny // The Financial Times, 26 August 2000.

44 См.: Baku Sun, 8 August 2000.

45 Агентство новостей "Туран", 25 сентября 2000.

46 См.: Baku Sun, 9 September 2000.

47 Там же.

48 Из эксклюзивного интервью З. Бжезинского, бывшего советника по национальной безопасности США, советника Центра стратегических и международных исследований. Вашингтон, окр. Колумбия, США, 20 декабря 1996 г.

49 См.:Nuriev E. Regional Conflicts and The New Geopolitics of NATO Expansion: The Cases of the Caucasus // Turkistan-Newsletter, 8 January 1998, Vol. 98: 2-004.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL