ПУШТУНЫ: ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ

Рустам МАХМУДОВ


Рустам Махмудов, научный сотрудник Института стратегических исследований при Президенте Республики Узбекистан.


В связи с военно-политическими успехами афганского движения "Талибан" возник повышенный интерес к пуштунам, которые составляют костяк талибов. Следует отметить, что этот народ во все времена оказывал значительное влияние на политические процессы в Центральной (Средней) и Южной Азии. Даже таким мощным государствам, как сефевидский Иран, могольская Индия, Великобритания и Советский Союз, при оценке ситуации в регионе приходилось учитывать пуштунский фактор.

Сегодня с этой проблемой столкнулись не только молодые независимые государства Центральной Азии — весь мир стоит перед фактом появления нового афганского государства, созданного этим народом, который в очередной раз смог отстоять свою страну от внешних агрессоров и сохранить ее территориальную целостность. Все предпринятые за последние 20 лет попытки силовыми методами сломить сопротивление пуштунов и снизить их влияние оказались безуспешными и неперспективными.

При определении новой афганской политики мировому сообществу необходимо не только более осмысленно оценивать политическую ситуацию в стране, но и учитывать этнические и культурные особенности афганского общества, особое внимание уделяя изучению пуштунских племен. В рамках данной статьи мы хотели бы дать основные сведения об их структуре, религиозных воззрениях, традициях, взаимоотношениях с другими народами, а также осветить и прочие аспекты их жизни.

Основные племена и районы расселения

Пуштуны — самый многочисленный восточно-иранский народ, прежде проживавший в районе Сулеймановых гор (Афганистан, Пакистан), а затем постепенно расселившийся на территории всего современного Афганистана. На сегодняшний день численность пуштунов, по разным оценкам, составляет от 25 до 30 млн. человек. Из них около 10—15 млн. проживают в Афганистане (50—60% всего населения страны), в основном к югу от горной системы Гиндукуш, в провинциях Кандагар, Гильменд, Фаррах, Пактия и Пактика. В северных провинциях страны они составляют около 15% населения1. Более 15 млн. проживает в Северо-западной пограничной провинции Пакистана, 113 тыс. — в Иране и 4 тыс. — в Таджикистане2.

Среди них, особенно у горных племен, сильны пережитки родоплеменных отношений. Но в городах, главным образом вне зон основного расселения, в том числе в Карачи и Исламабаде такие отношения значительно ослабли, а кое-где вообще исчезают. Точное количество племен определить довольно трудно в силу их особой структуры. Каждое племя состоит из нескольких родов "хелей", которые, постепенно разрастаясь, становятся отдельными племенами со своей зоной расселения и нередко враждуют со своими бывшими родственниками. На сегодняшний день насчитывается свыше 20 племен, которые можно отнести к самым крупным. Наиболее многочисленные из них дуррани и гильзаи.

Дуррани (до 1747 г. — абдали) живут в основном на территории от пакистанского Белуджистана до восточных провинций Ирана. По разным оценкам, их численность составляет свыше 6 млн. человек. Основной культурный центр — г. Кандагар. Необходимо отметить, что дуррани не являются отдельным племенем. Этим термином принято называть крупную группу родственных племен, таких как баракзаи, садозаи, хатаки, ацакзаи и другие. Дуррани всегда занимали привилегированное положение: они основатели афганского государства, из их среды, в частности из племен садозай и баракзай (клан мухаммадзай), вышли все шахи Афганистана.

Гильзаи, в основном кочевые племена, расселены в восточной части страны, их численность также составляет около 6 млн. человек. Отличаются воинственностью, всегда оспаривали у дуррани политическое первенство в стране. Нужно отметить, что духовный лидер талибов мулла Мухаммад Умар (Омар) — представитель этого племени. Основные городские центры — Газни и Калат-е Гильзай.

На севере Пешаварской долины и в прилегающем к ней горном массиве площадью 25 тыс. кв. км. расселены юсуфзаи. Делятся на горных и равнинных (манданы) юсуфзаев. Наиболее крупные кланы: усман-хель, хасанзай исазай, утман-хель и худу-хель. На северо-западе Пешеварской долины проживает очень крупное племя — моманды. Наиболее крупные кланы: таракзай и халимзай.

В северо-восточной части Тираха, в районе Кохата (Пакистан) и Хайберского прохода живут афридии. В их состав также входит ряд кланов: адам-хель, акка-хель, куки-хель, сипахи, закка-хель и другие3.

Вазиры — одно из самых воинственных пуштунских племен. Населяет территорию Вазиристана (Пакистан), площадью 20 тыс. кв. км. — от долины реки Куррам до реки Гомаль на юге. Делятся на несколько ветвей. Самые главные — дарвеш-хель и масуд. В административном плане Вазиристан делится на Южный и Северный Вазиристан. Численность — около 2 млн. человек, из них в Афганистане проживает 50 тыс. человек, в основном, в провинции Пактика.

Долины рек Точи и Гомаль в Вазиристане населяют масуды. Когда-то они были одним из подразделений вазиров, а сегодня это отдельное племя, численностью 300 тыс. человек.

Кроме того, к пуштунам относятся давары, какары, баннуци, марваты, таркалани, хаттаки, хостские и другие племена4.

Родной язык — пушту, который относится к восточной группе иранских языков. Различаются три крупных диалекта: кандагарский (западный), пешеварский (восточный) и вазирско-момандский (южный). Особняком стоит диалект "ванеци".

Религия и традиционные формы народной демократии

Большинство пуштунов придерживается суннитского направления ханафитского толка ислама. Однако часть племен — шииты. Ислам, его религиозные предписания и праздники являются неотъемлемой частью жизни всех пуштун. Но они, вопреки сложившемуся мнению, вовсе не религиозные фанатики. И это неоднократно отмечали английские и российские исследователи. Пуштуны, как и все мусульмане региона, исправно выполняют предписанные исламом нормы: пятикратную ежедневную молитву (лмундз, намаз), соблюдают ежегодный пост, отмечают религиозные праздники (лой ахтар, кучнай ахтар, день рождения пророка и т.д.). Рядовому пуштуну особенно импонирует идея джихада против неверных. Именно необычайная смелость и воодушевление во время джихада воспринимается сторонними наблюдателями как проявление религиозного фанатизма. Но объявить джихад могут лишь муллы и улемы (духовные лидеры), пользующиеся непререкаемым авторитетом. Без их участия не принимается ни одно важное для племени решение. Различаются две формы джихада — джихад одного конкретного племени (в случае агрессии внешнего врага, обычно немусульман) и джихад союза племен, например во время восстаний пуштунских племен против англичан в XIX веке и советских войск в 1979—1989 годы. Каждый член племени обязан участвовать в объявленной священной войне против "неверных". Уклоняющийся от джихада обрекает себя и весь свой род на вечный позор и рискует быть убитым своими же родственниками. Случалось, что даже сыновья убивали своих отцов, хотя в обыденной жизни дети, как правило, беспрекословно подчиняются своим родителям.

Кроме последователей традиционного ислама есть и большое количество сторонников альтернативных мусульманских учений, в частности ваххабизма. Пуштуны познакомились с ваххабизмом еще в начале XIX века, когда разгромленная англичанами ваххабитская община из индийского города Бихара переселилась на территорию пуштунских племен нынешнего Пакистана. Ваххабиты обосновались на землях юсуфзаев, афридиев, вазиров и активно помогали им в борьбе против англичан, например в восстаниях юсуфзаев в 1849—1852 годах и в 1857 году.

Наряду с исламскими нормами, в пуштунской среде существует и особый кодекс поведения "Пуштунвала" ("Пухтунвала"), положения которого во многом совпадают с нормами мусульманского законодательства "шариат", но в отдельных случаях могут им противоречить. К основным положениям "Пуштунвалы", в частности, относится гостеприимство и предоставление убежища всем нуждающимся — "мелмастья". Принять в своем доме гостя — большая честь. При этом хозяин и его домочадцы делают все возможное, чтобы ему угодить. Пуштун даже обязан предоставить убежище любому попросившему его об этом, в том числе и своему врагу, а в случае необходимости и защищать его всеми возможными средствами. Считается большим позором, если гость будет убит или выдан врагам. Именно этим обычаем объясняется нежелание талибов сдать попросившего у них убежище Усаму бен Ладена американцам.

Любое грубое оскорбление достоинства пуштуна должно быть искуплено кровной местью. Если же оскорбление незначительно, то вопрос можно разрешить путем переговоров. Но при преднамеренном убийстве кого-либо родственники погибшего обязаны отомстить убийце. Если же убийство совершено случайно, то возможны отступные — "хун". Обычай кровной мести — причина постоянной вражды между отдельными семьями и племенами.

Древнейшая форма племенной демократии — сходка, "джирга". На джирге обычно решаются наиболее важные вопросы, связанные с безопасностью и благосостоянием племени. Различаются несколько видов джирги: племенная, джирга всех племен, а также "Лойя джирга" — всеафганская джирга с участием всех крупных народов страны.

Отметим наиболее известные "Лойя джирги": Кандагарская (1709 г.) обсуждала вопрос о вооруженной борьбе против иранской династии Сефевидов, ее руководителем был избран легендарный афганский герой Мирвайс Хан Хаттак; Джирга 1747 года в местечке Шер-Кух, возле Кандагара — самая знаменитая в истории афганского народа. Ее участники приняли решение о создании независимого афганского государства Дуррани, правителем которого выбрали Ахмад Шаха Дуррани из клана садозай; Кабульская (1841 г.) объявила джихад англичанам; Кабульская (1915 г.) заявила о нейтралитете страны в Первой мировой войне; Джелалабадская (1922 г.) приняла новую афганскую конституцию; Кабульская (1930 г.) провозгласила правителем страны Надир Хана, свергнувшего власть Хабибуллы Сакао; Кабульская (1941 г.) отказалась от участия страны во Второй мировой войне и вновь подтвердила нейтралитет Афганистана.

Семейные отношения и роль женщины

Племена сохранили чисто патриархальный семейный уклад. Муж пользуется непререкаемым авторитетом домочадцев, и ему всегда принадлежит последнее слово в решении всех семейных вопросов, связанных с благосостоянием и безопасностью. Репутация пуштуна часто напрямую зависит от репутации его семьи, в особенности ее женской половины. В силу этого мужчины стараются скрыть от посторонних глаз всю домашнюю жизнь. Неприлично интересоваться здоровьем женщин, которые не состоят в близком родстве с задающим такой вопрос. Женщина надевает особый наряд, называемый "хиджаб" или "пурда", который скрывает ее от взглядов посторонних мужчин. Нужно отметить, что женщины не только не возражают против ношения пурды, но наоборот, считают ее необходимым атрибутом своей чести, говорящим о том, что эта жена заботится о репутации своего мужа, строго следует народным обычаям и не появляется на улице без сопровождения мужа или ближайших родственников. Суровость обычаев доходит до того, что мужчина-врач не имеет права осматривать больную женщину, даже если ее жизни угрожает серьезная опасность. До прихода талибов к власти представители афганской интеллигенции порой осуждали подобные архаичные обычаи, но они до сих пор не изжиты. Жестоко карается супружеская неверность. Если мужу удалось доказать измену, то это чаще всего заканчивается смертью жены, причем муж за ее убийство не несет никакой ответственности.

Роль женщины ограничивается ведением домашнего хозяйства, а мужчина обязан добывать необходимые средства существования. Если приходят гости, то жена быстро готовит все необходимое для достойной встречи, но она не имеет права показываться перед ними или сидеть за одним столом с пришедшими. Обслуживать гостей должны сыновья хозяина, а если их у него нет, то он сам. Провожать гостей также обязан только муж. Согласно обычаю он отходит с ними по крайней мере на три шага от дверей своего дома.

Одна из основных обязанностей женщины — продолжение рода. Она должна рожать как можно больше детей, предпочтительно мальчиков, так как от этого зависит будущее не только семьи, но и рода в целом.

При выборе невесты для сына или жениха для дочери решающее слово всегда остается за отцом. В брачном договоре обязательно указывается сумма денежного выкупа за невесту — "вальвар". Согласно обычаю, до свадьбы молодожены не встречаются друг с другом. Несмотря на всю архаичность подобного брака, нужно признать, что он гораздо прочнее союзов по любви, принятых в западном мире. Отчасти это объясняется тем, что брак нельзя расторгнуть по желанию обеих сторон. Как правило, только муж имеет такое право. Процедура развода предельно проста — мужу необходимо в присутствии свидетелей три раза произнести слово "талак" (араб. развод). Прочность брака обеспечивает и общественное мнение. В случае развода тень падает на весь род женщины. Поэтому ее родственники заинтересованы в нерушимости брака.

Однако, несмотря на очевидную, с европейской точки зрения, дискриминацию женщины, необходимо отметить, что муж ценит и защищает ее достоинство не меньше, чем собственное. Пуштун никогда никому не позволит оскорбить свою жену, мать, дочь или сестру. В случае вражды семей или родов на женщин правило кровной мести не распространяется.

Оценивая сложившуюся среди пуштунов систему отношения полов, а также обычаи, следует сказать, что все это является одним из основных стержней, поддерживающих жизнестойкость афганского племенного общества, и разрушение этой системы может повлечь за собой потерю его самобытности.

"Военная косточка"

Пуштуны, как и вообще многие горцы, крайне воинственны, очень любят свою родину и у них в чести поговорка: "Хпел ватан Кашмир дей" — "Для каждого его родина как Кашмир", то есть прекрасна. Развитию и сохранению этой черты способствует, прежде всего, религия и кодекс чести "Пуштунвала". Многочисленные завоеватели часто не принимали в расчет характерный обычай этого народа: если стране грозит опасность, то пуштуны объединяются, на время забыв все распри и противоречия; для каждого, где бы он ни жил, в Пакистане или в любой другой стране мира, Афганистан, прежде всего, историческая родина, "колыбель" культуры, и ее необходимо защищать всеми возможными средствами. Исторический опыт доказывает правоту такого суждения.

Военные действия против врага пуштуны начинают только после единодушного одобрения принятого на племенной джирге решения. Если противник не мусульманин, то ему объявляется джихад. Как уже сказано выше, в джихаде должны принимать участие все боеспособные мужчины племени вне зависимости от социального положения и мнения светского правителя племени или страны в целом. Известен даже случай неповиновения приказу верховного правителя страны — шаха Шуджа, который в 1841 году заявил, что не следует объявлять джихад англичанам и начинать боевые действия против них. Более того, высшие богословы страны за пособничество англичанам перестали упоминать имя этого шаха в "хутбе", — пятничной молитве, что по сути означало непризнание народом своего правителя.

Для укрепления боевого духа непосредственно перед началом боевых действий воины исполняют ритуальный народный танец "атан". Его исполнением особенно славится племя вазиров.

Пуштуны предпочитают воевать на своей территории. Они умело используют знание местности. Их способы организации боевых действий хорошо описали англичане, которые более ста лет безуспешно пытались покорить пуштунские племена. При появлении вражеского отряда местные воины прежде всего стараются перерезать коммуникации захватчиков и только после этого начинают атаку на основные силы противника. Если силы врага значительно превосходят силы племени, то пуштуны переходят к партизанской войне, в которой особо искусно племя вазиров, а также моманды, масуды и афридии. При отступлении противника его методично уничтожают, причем основной удар почти всегда направляется на арьергард. Во время войны активно используется агентурная сеть, состоящая из якобы лояльных противнику пуштунов. Такая тактика почти всегда приносила победу.

За годы войны противники пуштунов, особенно англичане, выработали специфическую стратегию боевых действий. Она строилась на основе всестороннего изучения военной тактики пуштунов и социально-экономических особенностей их общества. Так, завоеватели с берегов Темзы проводили свои военные операции только весной или осенью, что в первую очередь связанно с периодами сева и уборки зерновых культур, служивших основным продуктом питания местных племен. Кроме того, англичане пытались полностью блокировать восставшие племена и основные маршруты их миграции, запрещали покидать блокированные районы. Всех членов племени, а также их имущество, находившееся на подконтрольной территории, англичане арестовывали. Завоеватели умело подогревали вражду между племенами, тайно подкупали их вождей, формировали из враждующих местных жителей специальные воинские подразделения "хайберских стрелков", отличавшиеся особой жестокостью. Для предотвращения будущих восстаний или их скорейшего подавления, англичане с согласия руководителей племен строили на их землях железные и шоссейные дороги, при этом умудрялись сделать так, что сами пуштуны за определенную плату эти дороги охраняли.

Но даже подобная тактика в итоге не принесла захватчикам полной победы. Ни массовые убийства мирных жителей, ни разрушения поселений не сделали пуштунов более лояльными к британским властям, а затем и к советской армии. Вожди многих племен часто намеренно соглашались на подкуп, а затем обманывали противника. Если же вождь действительно шел на предательство, то племя могло не только не подчинится, но и лишить его власти: вождь у пуштунов всего лишь первый среди равных.

Отношение к другим народам страны

Поражение советской армии в Афганистане во многом обусловлено неправильной национальной политикой советского руководства. Советская администрация, как казалось, в ущерб пуштунам широко привлекала представителей наиболее угнетенных народов Афганистана — таджиков и хазарейцев — к управлению государством. Это не могло не привести к неприятию насаждаемой системы национальных отношений и возникновению массового недовольства относительно бывшего просоветского местного руководства.

Пуштуны — основатели и на протяжении двух с половиной веков хранители афганского государства. Это не могло не сказаться на характере и статусе этноса, на его привилегированном положении в сравнении с другими народами страны. Однако было бы ошибкой утверждать, что пуштуны — ярые националисты. Таковыми они являются лишь в той мере, в какой бывают националистами все титульные нации мира. Они с большим уважением относятся к белуджам, может быть, в связи со схожими обычаями и почти таким же образом жизни. Так, в частности, обычаи белуджей сродни многим положениям пуштунского кодекса чести "Пуштунвала". Многие пуштуны считают, что белуджи такие же пуштуны, как и они, но только говорят на другом языке.

Уважением пользуются и афганские таджики — второй по значимости народ Афганистана. Пуштуны признают за ними приоритет в интеллектуальной сфере и активно привлекают на работу в различные государственные учреждения. Признанием важной роли таджиков в общественной жизни страны служит закрепление за их родным языком дари, наряду с пушту, статуса государственного языка Афганистана.

Хуже всего пуштуны относятся к хазарейцам. Источник этой неприязни, скорее всего, лежит в религиозных различиях этих двух народов. Как было сказано выше, пуштуны исповедуют суннитское направление ислама ханафитского толка, а хазарейцы являются шиитами-имамитами. Необходимо отметить, что пуштунам свойственна стойкая неприязнь к шиитам, которая, по всей вероятности, началась еще со времен владычества Персии в Афганистане. Со времен освобождения от персидской зависимости пуштунские правители пытались лишить хазарейцев национальной индивидуальности и активно проводили политику их пуштунизации и обращения в суннитское направление ислама. Однако все это принесло обратный эффект — хазарейцы еще больше укрепились в своей вере. Еще один отрицательный фактор такой политики — у хазарейцев возникла ответная неприязнь к пуштунам, что со всей очевидностью проявилось в ходе гражданской войны.

Но в целом пуштуны смотрят на представителей других народностей страны прежде всего как на афганцев и мусульман, а уж потом обращают внимание на национальную принадлежность.

Выводы

Вне зависимости от того, придут ли к власти талибы или другие группировки, главной силой в стране все равно остаются пуштуны, и мировое сообщество будет вынуждено налаживать с ними политические контакты. При этом необходимо осторожно подходить к проблемам демократии и соблюдения прав человека в Афганистане, так как западное видение этих вопросов не только не будет воспринято пуштунами, но еще больше настроит их против Запада. Причина отнюдь не в том, что эти племена не способны воспринять что-то новое: на протяжении столетий они не знали иного общества и других ценностей, кроме тех, которые до сегодняшнего дня бытуют среди них.


1 См.: Ганковский Ю.В. Афганистан на пороге XXI века // Российская академия наук, Научный совет по проблемам востоковедения, 1999, № 12.

2 См.: Grimes Barbara F. Ethnology. 13th edition. London: Summer Institute of Linguistics, 1996.

3 См.: Темирханов Л. Восточные пуштуны. Основные проблемы новой истории. М., 1987. С. 3—4.

4 См.: Сатцаев Э.Б. Южные диалекты языка пушту. Диссертация. Ташкент, 1993. С. 3—4.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL