ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ КРИЗИС В ГРУЗИИ: ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ ПРЕОДОЛЕНИЯ

Александр ДИДЕБУЛИДЗЕ


Александр Дидебулидзе, член-корреспондент Академии наук Грузии, доктор технических наук, профессор, заведующий кафедрой электротехники Грузинского аграрного университета, член правления Центра геополитических и региональных исследований (Тбилиси)


Энергоресурсы страны

В настоящее время единственным значительным источником первичной электроэнергии в Грузии является энергия рек, превышающая 160 млрд. кВтч в год. Однако около трех четвертей этой энергии приходится на западную часть республики, где расположено большинство крупных ГЭС, в то время как основные ее потребители находятся на востоке страны, в зоне Тбилиси — Рустави, у границ с Азербайджаном и Арменией. Там же находится и крупная теплоэлектростанция — Тбилисская. Поэтому электроэнергию часто приходится передавать на расстояния свыше 300 км (на каждые 100 км приходится примерно 1% потерь). Другой недостаток — малый объем водохранилищ, что не позволяет аккумулировать энергию для зимнего периода, когда потребность в ней увеличивается, а сток рек резко уменьшается.

За 1988—1996 годы выработка электроэнергии резко снизилась — с 15,8 млрд. до 7,1 млрд. кВтч. По данным ООН, в 1990—1995 годы хуже было только в Корейской Народно-Демократической Республике и Мозамбике1. Несмотря на значительные капиталовложения, направляемые на восстановление электроэнергетики, выработка стабилизировалась на уровне около 8 млрд. кВтч. Учитывая незначительное количество добываемой нефти (до 100 тыс. тонн в год) и практически полное прекращение добычи угля, страна производит всего около 18% необходимой ей энергии (в основном — гидроэнергии), остальные энергоносители (природный газ, нефть и т.д.) поступают в страну из-за рубежа.

В настоящее время энергосистема Грузии объединяет 58 ГЭС и 3 ТЭС, а также принадлежащие различным ведомствам 7 блок-станций. Все большую роль в энергоснабжении страны, особенно ее сельских регионов, стали играть автономные и нетрадиционные источники — дизельные и бензиновые станции, микрогэс, фотоэлектрические установки. На ГЭС приходится около 57% а на ТЭС — 40% всей производимой в республике электроэнергии.

Ежегодно стране необходимо около 4 млн. тонн нефти. Сегодня удовлетворить эти потребности можно с помощью совместных предприятий, созданных с участием зарубежных партнеров. Они должны не только увеличить добычу нефти, но и максимально использовать геополитическое положение республики в транзите нефти и газа из региона Каспия в Европу. Данные исследований показывают, что запасы нефти вдоль границы с Азербайджаном исчисляются сотнями миллионов тонн, а природного газа — достигают 70 млрд. кубических метров. Одновременно форсируется реализация проектов основного экспортного нефтепровода Баку — Тбилиси — Джейхан и транспортировки газа с азербайджанского месторождения Шах-Дениз в Турцию. К маю 2002 года на всем протяжении нефтепровода должны быть завершены базисные инженерные работы (по плану эти затраты составят 270 млн. долл.), после чего начнется детальное проектирование. Согласно информации агентства Прайм-Ньюс, среди компаний, изъявивших желание принять участие в тендере на проведение этих работ, перечислены американские "Халлибертон" (председателем ее наблюдательного совета в свое время был нынешний вице-президент США Дик Чейни) и "Бехтель" (член Совета директоров — бывший государственный секретарь США Джордж Шульц). Только в Грузии за счет сооружения этого нефтепровода будет трудоустроено свыше 70 тысяч человек2, появится множество новых мостов и дорог, увеличится загрузка морских портов и т.д. Разумеется, следует ожидать очередных попыток дискредитировать эти проекты, так как у них есть много противников.

Транзит энергоносителей и электроэнергии из России по территории Грузии в Турцию и Армению также может принести (и отчасти приносит) значительную выгоду этим четырем странам. Однако интенсивность работы транзитной линии Север — Юг вследствие известных политических причин (конфликты в Чечне и Абхазии, введение строгого визового режима между Россией и Грузией с исключением из него Абхазии и Южной Осетии, неясное будущее расположенных на территории Грузии четырех российских военных баз) снизилась. Об этом, в частности, свидетельствует хотя бы сравнение динамики суммарных товарооборотов Грузии за 1999 и 2000 годы с Турцией и Азербайджаном (рост с 20,8% до 23,8%) и Россией и Арменией (понижение с 23,5% до 18,0%)3.

Правовая база в сфере энергообеспечения

В условиях тяжелейшего политического и экономического кризиса начала 90-х годов, когда из всех секторов экономики функционировали практически только сельское хозяйство и энергетика, на электроэнергетику возложили огромную социальную функцию. Был установлен символический, абсолютно не соответствовавший фактическим расходам тариф на электроэнергию, вследствие чего начал накапливаться внешний долг (в первую очередь за поставки природного газа из Туркменистана), по полгода и более не выплачивали зарплату энергетикам, не проводили ремонтно-восстановительные работы. Положение усугубило и то, что распределительные сети передали в муниципальную собственность: контакт энергетиков непосредственно с потребителями обусловил всплеск коррупции, а местная администрация получила юридические основания для вмешательства в деятельность энергетических объектов.

После того как были приняты новые основные документы по энергетике (Закон об электроэнергии, 27.06.1997 г., Закон о нефти и газе, 16.04.1999 г.) специалисты разработали "Концепцию энергетической политики Грузии"4, в соответствии с которой определена ведущая роль энергетики в экономике страны, установлены стратегия и пути развития отрасли. Согласно этой концепции предусмотрены следующие приоритеты: обеспечение энергетической безопасности страны на основе развития собственного производства энергии и рационально сбалансированного ее экспорта и импорта; повышение эффективности использования топливно-энергетических ресурсов; устойчивое развитие и либерализация топливно-энергетического комплекса в условиях формирования рыночных отношений; уменьшение его негативного воздействия на окружающую среду.

В XXI веке энергетика будет развиваться, главным образом, на основе структурных реформ, рационального ее восстановления и модернизации. Кроме того, предусмотрено максимально использовать гидроэнергетические ресурсы и построить около 300 новых ГЭС, что позволит примерно в четыре раза увеличить производство электроэнергии. Но в первую очередь намечено восстановление существующих ГЭС. Таким образом, в ближайшие несколько лет можно будет получить дополнительно свыше 2 млрд. кВтч энергии в год и в основном удовлетворить потребности республики. В числе первоочередных мер — возобновление строительства на реке Ингури Худонской ГЭС с арочной плотиной высотой около 200 м (740 МВт) и Намахванской ГЭС — на реке Риони (около 250 Мвт). Обе эти электростанции расположены в Западной Грузии, где реки не несут большой ирригационной нагрузки. Учитывается также необходимость увеличить производство на тепловых электростанциях. Однако основной упор сделан на экспортно-импортные операции с продажей дорогостоящей пиковой энергии по цене, примерно в три раза превышающей стоимость базисной. Подчеркивается, что на данном этапе страна не может провести в жизнь столь дорогостоящие проекты (1 кВт установленной мощности ГЭС обходится около 1 тыс. долл.), поэтому для их реализации потребуются иностранные капиталовложения. А для этого необходимо соответствующим образом изменить законодательство и создать благоприятные для зарубежных инвесторов условия.

Причины кризиса

Граждане республики уже привыкли: с приходом зимнего сезона энергетический кризис обостряется. Объяснение причин создавшегося положения, конечно, можно начать с того, что еще до Чернобыльской катастрофы (апрель 1996 г.) отказались от строительства на востоке Грузии атомной электростанции (подготовительные работы уже были выполнены). Вместо этого наметили ввести три новых блока на Тбилисской ГРЭС (из них два, девятый и десятый, мощностью по 300 Мвт, работают, к строительству третьего даже не приступали). В конце восьмидесятых годов заморожено строительство на реке Ингури Худонской ГЭС (хотя и существующие здесь мощности при их эффективном использовании могут удовлетворить весьма понизившийся спрос на электроэнергию на западе страны). Конечно, неблагоприятный баланс вызван и тем, что ГЭС зимой из-за маловодности рек и небольшого объема водохранилищ резко снижают производство и т.д. Однако энергетический кризис, разразившийся в прошедшем зимнем сезоне, оказался особенно острым. В конце 2000 года по стране даже прокатилась волна выступлений: с требованиями соблюдать хотя бы обещанный шестичасовой график подачи электроэнергии люди перекрыли движение по улицам и дорогам, участились взаимные упреки руководителей различных энергетических структур.

Необходимо принять во внимание, что еще в годы застоя советской экономики техническое состояние электростанций резко ухудшилось. Большая часть оборудования физически и морально устарела и полностью исчерпала свой ресурс, при ограниченном централизованном финансировании и отсутствии запасных частей даже аварийные ремонты проводили с трудом. Огромный урон нанес также хаос, царивший в первые годы после восстановления независимости страны, когда разграбили свыше 1 тыс. км линий электропередачи, чтобы медь и алюминий продать за рубеж. Кроме того, в результате диверсий на Тбилисской ГРЭС произошло несколько пожаров, нередко подрывали мачты электролиний и т.д.

Известно, что киловатт энергии дешевле сэкономить, чем произвести. Однако, несмотря на то что технологии, ориентированные на эффективное использование энергии, снижают зависимость валового национального продукта от ее производства и ведут к сокращению капиталовложений в отрасль, работы в этом направлении находятся в зачаточном состоянии, хотя различные международные организации основали в стране несколько центров повышения энергоэффективности. Ведь энергоемкость экономики Грузии, выраженная в затратах энергии на единицу валового национального продукта, в несколько раз превышает аналогичный показатель развитых стран. При резком росте тарифов это обуславливает острую необходимость в техническом перевооружении экономики, что опять-таки связано со значительными инвестициями и требует соответствующего времени.

Создавшееся в электроэнергетическом секторе тяжелейшее техническое и экономическое положение в первую очередь обусловлено тем, что очень многие потребители не платят за электроэнергию. Эта проблема возникла еще в последние советские годы, но со всей остротой заявила о себе в настоящее время. В частности, в 1994—1995 годы электроэнергию вообще почти никто не оплачивал. И хотя после начала реформ наметились определенные позитивные сдвиги (в 1997 году муниципальные распределительные компании и непосредственные потребители оплатили только 8,2%, в 1998-м — 11,3%, в 1999-м — 28%, в 2000 году этот показатель приблизился к 40%5), ситуация становится угрожающей. Совершенно очевидно, что в подобных условиях отрасль не может работать и тем более развиваться. Добавим, что если из разных международных структур в 1995—1998 годах энергетика ежегодно получала дотации (до 20 млн. долл.), то в настоящее время подобная помощь практически прекратилась. И сегодня государственный сектор электроэнергетики из-за значительной задолженности соседним странам считается ненадежным партнером. Такой репутации способствовало и недостаточно эффективное использование долгосрочных кредитов, предоставленных международными организациями на льготных условиях (свыше 176 млн. долл.). Абсолютное большинство работ выполняют зарубежные фирмы, что обходится весьма дорого и в ряде случаев приводит к техническим просчетам. Так, на девятом энергоблоке Тбилисской ГРЭС морально устаревшее советское оборудование управляется смонтированной фирмой "Сименс" новейшей немецкой аппаратурой, в результате чего система часто отключается. Причем значительную часть этих работ могли бы выполнить грузинские специалисты по более дешевым расценкам. Простые расчеты показывают, что при оплате хотя бы 80% стоимости потребленной электроэнергии, необходимость в финансовой помощи извне практически отпадет.

Тбилиси в настоящее время потребляет свыше 40% имеющейся в стране электроэнергии. Весомая часть промышленных предприятий простаивает либо незагружена, но существенно возросло потребление электроэнергии в коммунально-бытовом хозяйстве. Если в 1988 году на промышленность и сельское хозяйство приходилось около 45% суммарного потребления, то в 1999 году их доля упала до 10%. С учетом примерно двукратного снижения общего потребления производственный сектор расходует приблизительно в девять раз меньше электроэнергии, чем в последние годы существования СССР. Одновременно доля, потребляемая населением, за 10 лет возросла с 13% до 38%. И это при постоянном росте тарифа и жесточайшем графике распределения. Причины сложившегося положения: полный развал систем централизованного отопления, трудности со снабжением природным газом и его оплатой. К тому же сложно выделить энергию, которую расходуют мелкие предприятия и сельские фермы, из потребляемой населением. Среднестатистическая тбилисская семья, состоящая из четырех человек, ежегодно потребляет электроэнергию на сумму, превышающую 400 лари (200 долл.). Если учесть, что среднегодовая зарплата составляет не более 500 долларов, а доход около половины семей находится ниже прожиточного минимума6, то легко понять причину трансформации моральных устоев большой части населения: люди либо не оплачивают потребленную электроэнергию, либо просто воруют ее. Вследствие этого особую актуальность приобрела проблема уменьшения потерь при ее передаче и распределении. Эти потери были велики и в последние советские годы (около 16% в 1989-м), а в настоящее время они достигли рекордных для мировой практики размеров — 34,8% в 1997 году7. Часть этих расходов вызвана техническими причинами, а также импортом из России (в Абхазии и Южной Осетии теряется около 0,7 млрд. кВтч в год), на что из госбюджета только в 2000 году было выделено около 13 млн. долл. Однако около половины потерь обусловлено коррупцией и тотальным воровством, в которые сразу же вовлекается любой новый контролирующий орган. Наиболее действенный метод борьбы с воровством—вынесение электросчетчиков за пределы досягаемости потребителей и инкассаторов, однако это мероприятие требует значительных затрат времени и средств. Борьбе с воровством порой мешают и СМИ: со страниц периодической печати и с телеэкранов раздаются жалобы (в том числе и ряда политиков) о том, что у населения нет денег на покупку керосина или оплату газа, поэтому необходимо обеспечить подачу электроэнергии (подразумевается, что платить за нее не надо).

Особо следует выделить коррупцию в высших эшелонах. Например, экспертам непонятно, почему "Грузэнергогенерация" отказалась купить высококачественный азербайджанский мазут по 75 долл. за тонну, а у одной греческой компании приобрела мазут по цене 136 долл.8. Можно привести и другие, не менее красочные примеры. Кстати, именно коррупцией и недостаточным профессионализмом обусловлена весьма частая смена руководящих кадров энергетики Грузии, что, конечно же, отрицательно сказывается на ходе реформ.

Теория и практика реформ

Первые практические шаги по переводу энергетики на рельсы рыночной экономики были сделаны еще в 1992 году. Тогда по символическим ценам — от 0,6 до 60 долл. за кВт установленной мощности — приватизировали 19 малых ГЭС. Приватизация дала положительные результаты: если в 1990 году работало только 11 из этих 19 станций, то концу 1997 года — 17, а объем произведенной электроэнергии возрос более чем в полтора раза. Эти ГЭС стали практически единственным источником электроэнергии для прилегающих районов. С 1996 года топливно-энергетический комплекс республики существенно реформируется. Направление реформ: обеспечение гибкости управления, борьба с коррупцией, бюрократизмом и непрофессионализмом. Однако результаты пока не ощущаются, и население, главным образом в отдаленных от центра регионах, испытывает острейший дефицит электроэнергии, особенно сильно сказывающийся в зимний период. И, несмотря на заверения руководителей отрасли в том, что следующей зимой график будет более мягким, ситуация меняется скорее в обратную сторону. К тому же пока еще трудно оценить воздействие глобального потепления на электроэнергетику страны. Хотя за последние несколько лет отмечается сравнительно мягкая зима, что несколько снижает дефицит, но жаркое и засушливое лето затрудняет заполнение водохранилищ, в особенности на востоке страны, где реки используют еще и в ирригационных системах.

Для реформирования отрасли созданы новые структуры: Национальная комиссия по регулированию энергетики и Оптовый рынок электроэнергии. Согласно законодательству комиссия — абсолютно независимая организация и в ее деятельность никто не должен вмешиваться. Однако, несмотря на то что она укомплектована высококвалифицированными кадрами, к сожалению, сотрудники довольно часто допускают отступления от принципов рыночной экономики, например, некоторым группам потребителей предоставлены неоправданные льготы.

Началом радикальных структурных реформ в распределении электроэнергии следует считать 1998 год, когда американская компания AES на основании проведенного тендера стала обладательницей 75% акций АО ТЭЛАСИ (тбилисских распределительных сетей). В 2000-м эта компания приобрела два энергоблока (наиболее мощных) Тбилисской ГРЭС. Ей же передали в длительное пользование две Храмские ГЭС. Следует отметить, что на ремонт этих блоков, еще до продажи их американцам, был израсходован стомиллионный кредит Всемирного банка. Кроме того, грузинская сторона взяла на себя обязательство продавать выработанную на этих блоках электроэнергию по повышенным ценам и ежегодно поставлять по пониженным ценам AES-ТЭЛАСИ около 600 млн. кВтч электроэнергии, выработанной на Ингурской ГЭС, то есть как бы дотировать американскую фирму. Ведь, по свидетельству официальных кругов, она уже вложила в энергетику Грузии свыше 250 млн. долл.9. За кратковременный период своей работы в республике компания выполнила значительный объем работ по техническому перевооружению энергетического хозяйства Тбилиси, перечислила большие средства в государственный бюджет. И, несмотря на то что пока жители столицы оплачивают менее половины потребленной энергии, американская компания платит производителям полную ее стоимость. Однако под давлением внутренних и внешних конкурентов, заинтересованных в дискредитации AES-ТЭЛАСИ, компании отпускают только часть необходимой ей энергии, порой прерывают поставки природного газа, часто отключают принадлежащие ей два энергоблока, что резко ухудшает техническое состояние их оборудования, ведет к необратимым потерям.

Как отмечалось выше, в соответствии с новым законодательством страны, электроэнергетика переведена на рыночные основы. Однако сложилось так, что основная часть регулярно и полностью выплачиваемых AES-ТЭЛАСИ сумм достается перешедшим к американской компании AES-Мтквари двум новым блокам Тбилисской ГРЭС и обеим Храмским ГЭС, а другие электростанции практически остаются без финансирования. Так, за 1999—2000 годы AES-ТЭЛАСИ полностью оплатила потребленную Тбилиси электроэнергию (свыше 200 млн. лари, примерно 100 млн. долл.), но оплата вне Тбилиси не превышает 20%. В подобных условиях трудно понять, почему примерно две трети электроэнергии подается тем потребителям, которые не платят за нее10. Ясно одно: Оптовый рынок часто нарушает (или же его вынуждают нарушать) им же установленные пропорции. Он выделяет Тбилиси около 60% положенного, в то время как некоторые другие объекты получают энергию в объемах, в несколько раз превышающих лимит. Нарушается даже жесточайший шестичасовый график ее подачи в столицу (два часа утром и четыре — вечером).

Есть еще ряд вопросов, связанных с плановым ремонтом и другими нюансами, в том числе с хищением 30 тонн меди из обмотки статора, изготовленного в России для Ингурской ГЭС.

Трудности перехода к рынку

В большинстве стран мира энергетический сектор — один из важных источников доходов. А из примерно 2 млрд. долл. внешних долгов, накопленных Грузией за последние десять лет, свыше одной трети приходится на энергетику. Эксперты считают, что вернуть эти долги можно лишь путем постоянного повышения тарифов, которые и без того только за последние три года выросли более чем в два раза. Однако при определении тарифов Национальная комиссия по регулированию энергии исходит из неоправданно оптимистических прогнозов, предполагая полностью отказаться от импорта электроэнергии, а старые энергоблоки Тбилисской ГРЭС использовать не только в аварийных ситуациях11. Но прошедшая зима показала абсолютную нереальность этого варианта. С другой стороны, комиссия должна была потребовать от AES-ТЭЛАСИ и других распределительных компаний определенных гарантий на надежное электроснабжение. Но и это не сделали.

Ахиллесовой пятой электроэнергетики остается плата за потребленную энергию. Невозможно представить себе устойчивую работу энергосистемы в рыночных условиях, если уровень оплаты по стране не превышает 30% стоимости, вследствие чего задолженность потребителей достигла примерно 400 млн. долл., и никто не собирается погашать долги, так как государство не контролирует ситуацию. И если учесть, что в ряде районов зимой один кубометр дров стоит до 20 долл. (около половины среднемесячной зарплаты), то население просто вынуждено переходить на повышенное использование электроэнергии, особенно в зимний период. А работа в "пиковом режиме" увеличивает вероятность аварийных отключений. Правда, необходимо также отметить, что эти отключения подозрительно часто совпадают с завозом в регионы больших партий керосина, а перерывы в импорте электроэнергии и газа из России хотя и вызваны в большинстве случаев неоплатой поставок, но иногда носят явно выраженный политический характер либо обусловлены интересами американских и российских компаний. Например, в начале декабря 2000 года компания "Интергазстрой", снабжающая газом AES-Мтквари, прекратила поставки, утверждая, что американская компания платит слишком низкую цену за газ. AES согласилась повысить оплату на 10%, и поставки возобновились. Однако 1 января они вновь прекратились, хотя затем были восстановлены в результате соглашения с "Итера" — дочерней компанией Газпрома12.

Исходя из вышесказанного, представляется, что для повышения уровня оплаты потребленной в регионах электроэнергии целесообразно укрупнить, а затем приватизировать муниципальные распределительные компании, усилить государственный контроль над оплатой местными бюджетными организациями потребляемой ими электроэнергии.

Интеграция после дезинтеграции

В советский период электроэнергетика Грузии была интегрирована в отрасль Союза и входила в объединенную энергосистему Закавказья. Базисную энергию тогда генерировали на ТЭС Азербайджана, в Армении работала АЭС, а гидроэлектростанциям Грузии отводилась роль производителя дорогостоящей пиковой энергии. Дефицит базисной энергии Грузии (около 3 млрд. кВтч в год) покрывался за счет поставок из соседних республик. Учитывая нынешнюю изолированность от энергетических систем соседних государств, действия по такой схеме чрезвычайно затруднены, так как, именно исходя из работы в объединенной энергосистеме, были выбраны и основные параметры крупнейших Ингурской ГЭС и Тбилисской районной ТЭС, а также других крупных электростанций. Следует учитывать и то, что острый дефицит пиковой энергии ныне испытывают Азербайджан, юг России, Армения, северо-восток Турции. И в ближайшие 20 лет вряд ли каждая из этих стран сама по себе решит проблему. Реальность такова, что только благодаря интеграции энергосистем вышеперечисленных стран можно выйти из ситуации дефицита.

В 1994 году по соглашению между правительствами Азербайджана, Армении, Грузии и России создан Межгосударственный диспетчерский центр оперативно-технологического управления и координации параллельной работы энергосистем — "Понтоэл".

В настоящее время параллельная работа частично налажена, Грузия восстанавливает транзитную линию электроэнергии. Появилась возможность наладить обмен между Россией, Ираном и Турцией через грузинскую энергосистему, причем Грузии останется около 10% транзита, а это позволит существенно снизить дефицит. В ближайшем будущем намечается резко увеличить пропускную способность линий электропередачи в Турцию, что создаст предпосылки для дальнейшего увеличения транзита энергии.

По мнению экспертов13, за основу стратегии развития энергосистемы республики следует принять восстановление параллельной работы со всеми соседними государствами. Однако пока этому мешает то, что из-за значительных отклонений частоты и напряжения от оптимальных показателей часто выходит из строя электрооборудование предприятий и бытовая техника. Необходимо срочно восстановить автоматику хотя бы до уровня ее качества двадцатилетней давности, однако все опять упирается в отсутствие средств.

Хотя причин для пессимизма при нынешнем состоянии электроэнергетики предостаточно, все же хочется, чтобы в начале нового века наступил перелом. 5 февраля 2001 года по совместному китайско-грузинскому проекту при участии немецкой фирмы "Voith" на реке Алазани началось строительство Хадори ГЭС мощностью в 25 мВт. Ориентировочные затраты на строительство — около 30 млн. долл., ввод в действие запланирован на вторую половину 2002 года. Примечательно, что ее строят в Панкисском ущелье, где живут родственные чеченцам кистинцы и в настоящее время нашли приют семь тысяч беженцев из соседней Чечни.


1 См.: 1995 Energy Statistics Yearbook. United Nations. N.Y., 1997. P. 486.

2 См.: Свободная Грузия, 6 февраля 2001.

3 См.: Statistical Yearbook of Georgia. State Department for Statistics of Georgia. Tbilisi, 1999; 2000.

4 См.: Концепция энергетической политики Грузии. Тбилиси: Министерство топлива и энергетики Грузии, 1999. С. 24.

5 См.: Non-Payment in the Electricity Sector in Eastern Europe and the Former Soviet Union. The Case Study of Georgia. Washington, D.C.: The World Bank, 1999. P. 93—103.

6 См.: Резонанси, 30 июля 1999 (на груз. яз.).

7 См.: Non-Payment in the Electricity Sector in Eastern Europe and the Former Soviet Union... P. 93—103.

8 См.: Резонанси, 30 июля 1999.

9 См.: Резонанси, 13 января 2000.

10 Пресс-релиз энергокомпании AES-ТЭЛАСИ от 5 февраля 2001 г.

11 См.: Эристави Э., Чомахидзе Д., Цинцадзе П. Относительно новых тарифов на электроэнергию // Энергия, Тбилиси, 2000, № 4 (16). С. 13—24 (на груз. яз.).

12 См.: Wall Street Journal, 11 января 2001.

13 См.: Майсурадзе Ш. О создавшемся в электроэнергетике Грузии положении и некоторых стратегических мероприятиях выхода из этого положения // Энергия, 2000, № 2 (14). С. 9—13; Кереселидзе Н., Зарандия Ш., Хачатурян Р. ТЭЛАСИ и первые результаты его приватизации // Энергия, 2000, № 3 (15). С. 13—16.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL