ПРОБЛЕМА РЕЛИГИОЗНЫХ МЕНЬШИНСТВ В АРМЕНИИ

Степан ДАНИЕЛЯН


Степан Даниелян, исполнительный директор издательства "Митк", председатель общества "Сотрудничество во имя демократии" (Ереван, Армения)


После распада СССР на всей территории СНГ остро встала проблема религиозных меньшинств. Центральную Азию и Кавказ принято считать неспокойными в этом плане регионами, поскольку помимо всего прочего здесь все громче заявляет о себе исламский фундаментализм. Некоторым исключением из общей картины вроде бы можно считать Армению, которая по объективным причинам в вопросе веротерпимости выглядит более спокойной страной. Так, недавно в центре Еревана восстановлена мечеть, и ее старинное здание по инициативе властей передали иранской стороне. Однако под кажущимся спокойствием кроется множество требующих решения вопросов. В частности, это деятельность не так давно возникших в Армении религиозных течений.

Как известно, недавно Армения вступила в Совет Европы. В связи с этим страна в продолжение трех лет должна принять закон об альтернативной воинской службе и омбудсмене (в течение шести месяцев). Кроме того, руководство республики обязано освободить из тюремного заключения 11 членов общины свидетелей Иеговы, осужденных за отказ от призыва в армию, и, наконец, эту общину зарегистрировать. В принятом еще в 1991 году законе "О свободе совести" много недостатков и противоречий. Он предусматривает определенные льготы для официальной церкви. Среди них: право публичных проповедей, чего лишены все другие религиозные течения, которые могут собираться и проповедовать лишь в определенных местах, право на публикацию собственных изданий и их распространение с помощью верующих. Помимо представленных законом льгот, 17 марта 2000 года правительство республики и Армянская апостольская церковь подписали Договор о намерениях, согласно которому стороны обязались создать рабочие группы для выработки окончательного варианта нового закона "О свободе совести", на чем настаивают все религиозные течения, представленные в республике. Примечательно, что подписанный документ начинается такими знаковыми словами: "Учитывая бесспорное значение Армянской Апостольской Святой Церкви в деле становления и развития армянской государственности и также ее роль в истории армянского народа и в современной жизни общества…" Договор закрепляет за церковью ряд льгот, среди которых и налоговые. Далее речь идет о ее важной роли в культурной, образовательной и социальной жизни общества. Государство обязуется "обеспечить в государственных средствах массовой информации и во время государственных мероприятий исключительное положение Армянской Апостольской церкви, ее истории, богослужений и т.д.".

На сегодняшний день в республике зарегистрировано 44 религиозные организации, которые весьма настороженно относятся к государственному протекционизму в отношении Армянской апостольской церкви. Как признавались автору этих строк лидеры некоторых религиозных течений, у них нет возможности публично обсуждать свои проблемы и предстать перед общественностью в истинном свете. Зачастую открытая дезинформация в СМИ не может быть опровергнута, поскольку, как уже было сказано, закон "О свободе совести" запрещает представителям ряда религиозных течений не только какие-либо публичные богослужения, отправления обрядов, но и выступления в средствах массовой информации.

В 2001 году Армения отмечает историческое событие — 1700-летие принятия христианства. Помпезность намечаемых торжеств, помимо прочего, предусматривает и ряд важных для нынешних властей целей. Во-первых, в условиях дефицита доверия в обществе власти стараются как-то укрепить свой авторитет и для этого не прочь сыграть на патриотических чувствах своих граждан. Во-вторых, власти Армении нуждаются в усилении своих позиций и стремятся повысить влияние в армянской диаспоре, где, особенно в ближневосточных общинах, Армянская апостольская церковь очень авторитетна. С помощью диаспоры руководство страны надеется привлечь зарубежные инвестиции, необходимые для преодоления глубокого экономического кризиса. Комментируя предстоящие мероприятия, президент страны Роберт Кочарян отметил, что ожидается поток более чем 150 000 туристов и паломников, в связи с чем в республике интенсивно строят гостиницы. Однако в условиях тяжелого социально-экономического положения общество весьма скептически относится к подобным инициативам: они обходятся в кругленькую сумму бюджету, который и без того трещит по швам.

Естественно, к празднику готовится и церковь, в частности, реставрирует и строит многочисленные храмы. К примеру, строительство одной только церкви св. Григория Просветителя, по заявлению представителей духовенства, в целом обойдется в 50 млн. долларов. И хотя расходы на строительство оплачивает диаспора, население не особенно восторженно принимает такие затраты. Кроме того, излишний энтузиазм порой приводит к курьезам. Так, новогодние празднества, организованные в национально-религиозном духе, превратились в неудавшееся шоу, урвав немало бюджетных средств. Впечатление от происходившего изрядно подпортил густой туман, спустившийся на площадь прямо с прибытием туда католикоса. Чтобы как-то разрядить социальную напряженность, в ноябре 2000 года Р. Кочарян заявил о намечающемся значительном улучшении экономического положения и создании в 2001 году 40 тысяч новых рабочих мест. В январе 2001 года католикос, в свою очередь, объявил, что Армянской апостольской церкви требуются 2 000 пастырей, однако не уточнил, является ли его заявление частью обещанной президентом программы ликвидации безработицы и входят ли эти две тысячи мест священнослужителей в число обещанных президентом страны 40 тысяч рабочих мест.

Некоторые традиционно настроенные круги в республике и в диаспоре считают, что 1700-летие принятия христианства — удобный случай еще раз заявить цивилизованному миру о своем заслуженном положении в христианском мире и вызвать симпатии христианского Запада и России, что очень важно в условиях конфликта с Азербайджаном и натянутых отношений с Турцией. Так или иначе, христианство всегда имело в Армении политический оттенок и являлось основой национального самосознания. Сегодня эту идею продолжает обыгрывать официальная церковь, особенно в связи с активизацией многочисленных религиозных течений в республике. Конечно, проблемы религиозных течений актуальны не только в Армении, но и в других странах СНГ. Однако, чтобы понять, какова ситуация в Армении, необходимо сделать небольшой исторический экскурс и ознакомить читателей с некоторыми особенностями армянского менталитета.

Исторический экскурс

Христианские миссионеры появились в Армении еще в первом веке. Однако лишь в 301 году армянский царь Трдат принял христианство в качестве государственной религии. Этот акт имел скорее политическую, нежели религиозную подоплеку, поскольку находившаяся под политическим влиянием Ирана Армения нуждалась в идее, способной отмежевать ее от этой страны. Впоследствии Армянская апостольская церковь отошла и от православной Византии, приняв свой "особый путь", который превратился в национальную идею под видом христианства монофиситного толка. Однако уже в те времена возникло противостояние между духовной и светской властями. Католикос считался соперником царя. Волею обстоятельств духовная власть оказалась доминирующей. В дальнейшем фактор влияния окружавших Армению исламских государств — Турции и Ирана, а также арабов стал причиной превращения христианства в идею национального самосохранения. И не случайно, что с XVI века армяне называют себя "армянами-христианами".

Христианство было мощным интегрирующим фактором, а небывалый расцвет культуры и науки в Армении в III—V веках — свидетельство тому. Именно тогда был создан армянский алфавит, переведены труды выдающихся мыслителей, зародились армянская философия, медицина, право и т.д. Армянская апостольская церковь неоднократно подвергалась давлению со стороны католицизма и православия, а в дальнейшем и протестантов. Особенно сильно это ощущалось в период существования Византийской империи. Как это ни странно, но Византия оказывала наибольшее давление на Армению, принуждая ее к вероотступничеству, в то время как родословная многих византийских императоров имела армянские корни. Та часть населения исторической Армении, которая в массовом порядке отказывалась от своей веры, с течением времени ассимилировалась.

С V по VII век монофиситство стало уравновешивать влияние Персии и Византии. В дальнейшем столь же терпимо к религиозному своеобразию армян относились и арабы. А когда в Армении началось павликианское движение, перекинувшееся затем в Европу в виде ереси богомильцев, катаров и альбигойцев, арабы помогали армянской церкви бороться против него.

Возникшее в X веке на берегу Средиземного моря Армянское Киликийское царство уже начало ощущать прессинг католической Европы, которая требовала принять католицизм. Представители последней киликийской царской династии были по происхождению французами. Последний киликийский царь Левон VI Лузинян похоронен в Париже, в фамильном склепе Валуа. Киликия выступала в качестве важного союзника крестоносцев и врага магометан. В XIV — начале XV веков многие жители Киликийской Армении приняли католицизм. Последствия этого оказались трагичными. После окончательного поражения крестоносцев египетские мамлюки уничтожили и Киликийскую Армению.

Судьба этого царства — наглядный урок того, как религия перерастает в политику, а несбалансированная политика может привести к трагическим результатам. Впоследствии католическая Европа, и в особенности Франция, подчас вмешивались во внутренние дела Османской империи и Персии для защиты интересов армянских католиков. В Матенадаране, хранилище древних рукописей, есть письмо "короля-солнца" Людовика XIV к персидскому шаху, в котором он требует защиты прав армянских католиков. Во время геноцида 1915 года армянские католики сумели спастись от уничтожения благодаря содействию Франции.

Свои покровители были и у армян-протестантов. Для народа, на протяжении веков лишенного государственности, религия стала основой основ всей общественной жизни и политики. В последующие века то же христианство сыграло роль изолятора, помогло армянам остаться "христианами-обособленниками" и противостоять натиску ислама, католицизма и протестантизма. Примечательно, что живущие, как правило, общинами армяне редко меняли веру и, как следствие этого, редко ассимилировались. Если же бывали вероотступники, то община отвергала таковых, переставая считать их армянами. Яркий пример тому польские армяне. Некогда мощная община, приняв католицизм, через несколько лет перестала существовать и полностью ассимилировалась, а когда-то насильно исламизированные армяне на северо-востоке нынешней Турции превратились в амшенов — отдельную национальную единицу. По некоторым оценкам, численность амшенов достигает нескольких миллионов.

Роль христианства как изолятора еще больше усилилась в Османской империи и в Иране, где при мусульманском большинстве для армян христианство было, по сути, национальной идеей. Армянская апостольская церковь, как и другие ближневосточные церкви, имеет ряд особенностей, которые формировались под воздействием исламского мировоззрения. Как известно, в исламе мир делится на религиозные общины, представляющие собой социально-политические объединения. Не случайно известный востоковед Леруа характеризовал восточных христиан как "этнос, объединенный церковью и языком". Так, в Османской империи религиозные течения организовывали миллеты, где духовенство имело и светскую власть.

В Османской империи у христианской церкви был особый статус, она пользовалась покровительством государства, которое вместе с ней боролось за "чистоту" общины. Причем они даже вместе выступали за то, чтобы сохранить спокойствие в миллете и оградить его от воздействия западного христианства. Как известно, общественный строй в мусульманских странах мешает формированию наций, однако именно он способствовал становлению и росту национального самосознания у других, не мусульманских народов. В этом кроется причина того, что выходцам из ближневосточных государств присуща уникальная особенность создавать крепкие общины. В новых для себя странах обитания они сохраняют свои обычаи и привычки, а церковь продолжает выполнять присущие ей традиционные обязанности: открывает школы, занимается благотворительностью и организует общественную жизнь. Так, в 60-миллионном Иране армяне, число которых составляет всего 150 тыс., независимо от результатов выборов имеют два постоянных места в парламенте страны, а 20 миллионов азербайджанцев не считаются отдельной нацией и, соответственно, не имеют постоянных мест в парламенте. Как рассказывали автору этих строк предводители армянского духовенства в Тегеране и Исфахане, власти проявляют к ним особую благосклонность. Община имеет свои школы, спортивные залы, многочисленные национальные организации и культурные центры. В общине регистрируют браки и разводы, решают вопросы наследства и другие проблемы. Такими же привилегиями пользуются армянские общины Сирии, Ливана и Турции.

На протяжении веков армянское духовенство представляло собой национальную бюрократию и сегодня стремится такое положение возродить. Однако это не только невыполнимо, но и порой является главным фактором напряженности в вопросе веротерпимости. Таким образом, это духовенство выработало ряд тезисов, которые можно считать идеологией Армянской апостольской церкви. Во-первых, армянами могут быть последователи только армянской церкви. Во-вторых, вероотступничество является национальным предательством. В-третьих, государство обязано покровительствовать армянской церкви, и в четвертых, церковь должна вести осторожную и лояльную по отношению к властям политику. Анализируя вышесказанное, отметим, что именно в силу консерватизма церкви теологическая мысль в ее системе не развита. Считалось, что любые проявления инакомыслия могли внести раздор в ряды общины и стать причиной распада нации-общины. На протяжении веков церковь противостояла любым попыткам реформирования. В отличие от средневекового западного христианства, в основе борьбы армянской церкви с прогрессом лежали не идеологические мотивы, а желание сохранить спокойствие внутри общины. Интересно, что начавшееся в XIX веке национально-освободительное движение было направлено в первую очередь против собственного духовенства. В конце своего существования власти Османской империи даровали статус миллета также армянам-католикам и армянам-протестантам. Это было существенным ударом по общине армян-монофиситов. Характерно, что в наши дни один из представителей церкви, беседуя с автором этих строк, заметил: "Неважно, кто есть Бог — Иисус, Иегова или кто-то еще". Церковь у армян традиционно ассоциируется с национальной принадлежностью. Эта тенденция сохраняется в диаспоре и является главным аргументом, используемым армянской церковью в своих выступлениях против новых религиозных течений в нынешней Армении. После массовой репатриации армян в 1947—1953 годах роль церкви в республике значительно возросла. Репатрианты возродили религиозные праздники и уважительное отношение к отцам церкви. Ближневосточные армяне напомнили своим соотечественникам о забытых традициях. Ныне тысячи армян, покинувших родину в последние годы, уже не создают подобные общины, поскольку психология армян из Армении уже значительно отличается от психологии их ближневосточных соотечественников.

Борьба за души

Как бы ни жаловалась официальная церковь на уроны, понесенные за годы советской власти, но именно в то время ее авторитет и уважение к ней были наиболее велики. Церковь воспринималась как авторитетный, но преследуемый национальный институт. Сегодня никто не мешает церкви "работать", наоборот, сейчас она пользуется покровительством властей, а иногда даже использует рычаги давления на нее. Еще в годы советской власти в Армении существовал ряд других религиозных направлений. Традиционно это армянские католики, евангелисты, баптисты, адвентисты и другие, не считая малочисленных нацменьшинств с их характерными вероисповеданиями. Католики как тогда, так и сейчас не ведут активной деятельности и, по сути, являются субнациональным меньшинством. Католицизм в основном исповедуют на севере республики, на юге Грузии (населенном армянами) и за рубежом. По некоторым оценкам, количество католиков превышает 100 тыс. человек.

Армянская евангелистская церковь очень влиятельна. Число ее последователей во всем мире намного превышает 100 тыс., в основном они обосновались во Франции и в США. В ХIХ и начале ХХ века в Османской империи стычки с Армянской апостольской церковью доходили до кровопролития, и порой для наведения порядка требовалось вмешательство властей. Община в Армении организует спортивные и благотворительные мероприятия, строит лечебные комплексы. Надо отметить, что евангелисты объединены с баптистами и имеют тесные контакты с харизматами и пятидесятниками. Новыми для Армении течениями являются харизматы, бахаи, свидетели Иеговы и кришнаиты.

Проблема религиозных меньшинств резко встала в 1992—1995 годах, когда их начали притеснять члены организации "Еркрапа", которая объединяет ветеранов карабахской войны. Были атакованы кришнаиты, пятидесятники, бахаи, харизматы, члены свидетелей Иеговы и другие. "Еркрапа" мотивировала свои действия тем, что во время войны в Карабахе некоторые религиозные организации запрещали своим приверженцам брать в руки оружие и не способствовали поднятию духа воюющей нации. Это было уроком для тех, кто не хотел считаться с национальными особенностями армян. Для преследования были избраны именно те общины, которые вели активную проповедь и являлись нетрадиционными течениями. "Еркрапа" заявляет, что религия — в первую очередь национальная проблема и Армянская апостольская церковь отныне имеет своего защитника. Не случайно, что именно организация ветеранов войны выбрана для такой роли. Сегодня ситуация намного спокойнее, однако данная проблема продолжает волновать общество. Назойливая проповедь и активность некоторых организаций, в особенности свидетелей Иеговы, порой вызывает у окружающих нервную реакцию. За десять лет число членов свидетелей Иеговы достигло 19 тыс., не считая тех, кто еще не принял крещение.

Самой многочисленной организацией можно считать пятидесятников, число коих, по некоторым подсчетам, превышает 70 тыс. Организация харизматов создана неким Вовой из Вильнюса. Сейчас их число превышает 6 тыс. человек, и община состоит преимущественно из молодежи. Община кришнаитов Армении в советский период была очень активной. Первая в Советском Союзе "Бхагават Гита" подпольно издана в Армении, в типографии… ЦК компартии республики. И в России издание книг кришнаитов в основном организовывали адепты из Армении. Эта община не перенесла натиска "Еркрапа" и окончательно захирела. Храм продан. Несколько десятков верующих собираются в жилых домах. Во время акций "Еркрапа" политические партии республики, как правило, стояли в стороне, если не сказать, что с пониманием относились к действиям ветеранов. Это обусловлено несколькими причинами. Главная из них в том, что в то время по сути у власти находились демократы. В годы войны они опирались на армию и на "Еркрапа", которую опекал министр обороны Вазген Саркисян. А в оппозицию в основном входили националистические партии, готовые к более радикальным шагам, и они обошли молчанием эти действия "Еркрапа", чтобы не "восхвалять" власти. Некоторые правозащитные организации выступили против этих акций. Весьма активно протестовали подвергавшиеся нападкам религиозные меньшинства, в результате чего их деятельность была ограничена.

Надо отметить, что сегодня в Армении к власти приходят прежде оппозиционные партии, которые настроены к религиозным меньшинствам более радикально, а бывшие правящие партии теперь выступают за свободу слова и совести. Армянская революционная партия "Дашнакцутюн", уже имеющая двух министров в кабинете, теперь борется за портфель министра внутренних дел и в вопросе сохранения "национального единства" настроена по-боевому. Как бы странно это ни звучало, религиозные течения относятся к этому явлению с пониманием, правда, только в том случае, когда не преследуют их самих. Они настроены друг к другу нетерпимо и, считая иноверцев сектантами, довольны, когда развертывается борьба против них. Как правило, религиозные общины наиболее нетерпимы к свидетелям Иеговы.

Помимо вышеназванных, существуют и другие малочисленные общины, в частности община мормонов. Она возникла после землетрясения 1988 года, когда американский миллиардер Хансман начал проводить в республике свои благотворительные программы. Число верующих не превышает 1тыс. человек. Армянское общество с ними практически незнакомо, поскольку, по словам президента общины Санкстера, они предпочитают жить обособленно, так как не доверяют представителям СМИ. По его словам, средства массовой информации искажают истину и дают необъективную информацию.

Течение бахаизм возникло в Иране и несколько раз жестоко подавлялось. По иронии судьбы центр бахаитов в Армении располагается по соседству со зданием посольства Ирана. Община мирная, малочисленная, и мало кто в Армении знает о ее существовании.

Адвентисты и баптисты с советских времен значительных количественных изменений не претерпели.

В Армении также существуют национально-религиозные общины езидов, ассирийцев, русских и т.д. Отдельные крупные общины могут влиять на результаты парламентских выборов, что привносит новые элементы в проблемы религиозных меньшинств. Во время парламентских выборов 1999 года некоторые политические организации (в частности, Союз самоопределения) и независимые кандидаты (как потом выяснилось, безрезультатно) пытались разыграть эту карту. Выборы проходили сравнительно спокойно при явном лидерстве блока "Миаснутюн". И даже крупные религиозные общины особого интереса к таким действиям политиков не проявили. Ныне в Армении нет какой-либо авторитетной партии, да и гражданское самосознание у верующих растет. Возможно, что во время следующих выборов они проявят высокую политическую активность.

Религиозный вопрос всегда считался злободневным, своего рода краеугольным камнем национального самосознания. К тому же он всегда был связан с большой политикой. Однако церковь не хочет признавать, что в современном обществе она не может выполнять традиционную роль хранителя нации и времена обособленной жизни прошли. Любой тезис, выходящий за рамки доктрины "национального самосохранения", воспринимается враждебно. Прискорбно, однако в современной Армении церковь не может определить себе место в жизни общества и, как следствие, не в состоянии выработать необходимую социальную доктрину и адекватно реагировать на волнующие общество вопросы.

Таким образом, не случайно, что число и роль других, порой чуждых армянскому менталитету и духу религиозных течений растет с каждым днем, что неизбежно приведет к обострению проблем религиозных меньшинств. Подобные тенденции появились даже в консервативной ближневосточной диаспоре. Какой бы спокойной ни казалась религиозная ситуация в Армении, надо признать, что определенное внутреннее напряжение все-таки существует и вопрос религиозной толерантности в республике актуален. Времена меняются, однако идеология церкви остается прежней, и именно в контексте вышесказанного следует рассматривать царящую сегодня в обществе атмосферу нетерпимости к религиозным меньшинствам.

* * *

Проблема религиозных меньшинств в Армении в действительности намного глубже, чем кажется на первый взгляд. Как уже отмечалось выше, принятие христианства сыграло в свое время роль "изолятора", что позволило сохранить самобытность и веру армянского народа. Однако в современном мире, в условиях интеграции международного сообщества, Армения остается обособленной страной, поскольку церковь сохраняет традиции и является носителем присущего армянам изоляционизма. Вернее, не церковь сама по себе, поскольку ее влияние в общественной жизни страны не столь и значительно, а ее идеология, которую многие пытаются превратить в идеологию государства. Не случайно в процессе критики иных, в частности нетрадиционных религиозных течений, деятели официальной церкви, как правило, не идут на конфессиональные споры, не приводят теологические аргументы, не объясняют "неверность" их суждений, а всего лишь ограничиваются обвинениями в "антинационализме". Этот консерватизм, присущий армянскому менталитету и всячески поощряемый церковью, препятствует развитию в стране демократии и гражданского общества.

На сегодняшний день приоритетными для Армении вопросами являются интеграция в мировое сообщество и дальнейшее развитие в рамках цивилизованного мира. Вступление в Совет Европы во многом будет способствовать решению этих проблем и установлению атмосферы толерантности, в том числе и религиозной. Но, конечно, желательно, чтобы терпимость к другим проявилась не только в результате выдвинутых Советом Европы требований, а стала естественной потребностью общества.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL