ИСЛАМ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ УКРАИНЫ

Рустем ДЖАНГУЖИН


Рустем Джангужин, доктор философских наук, представитель журнала "Центральная Азия и Кавказ" в Украине


Социально-политические условия активизации мусульманских общин

Общая экспозиция

Становление и активизация политического ислама в Украине относится к явлениям если и не охотно ожидаемым, то, во всяком случае, неизбежным, а значит, и реально прогнозируемым. Очевидно, что проживающие в стране мусульмане образовали свои духовные центры и активно включаются в состязание с другими социальными и политическим группами. И сегодня уже речь идет не просто об укреплении исламской конфессии в республике. Пришло время определить иные факторы: насколько вероятно, что уже в краткосрочной перспективе представители ислама смогут выступить организованной и консолидированной политической силой; обладают ли они оптимально сложившимися структурами, целью и программой для участия в выборах муниципальных и центральных законодательных органов страны; к каким последствиям для общественной жизни Украины может привести успех на выборах политически окрашенного исламского движения?

Следует отметить, что история возникновение ислама на территории современной Украины восходит к периоду тотального проникновения сюда христианства. Кроме того, некоторые этнические группы, в последующем вошедшие в состав современной украинской политической нации: волжские булгары, половцы (кипчаки, куманы), огузы, черные клобуки, татары, хазары, евреи и т.д., — отчасти были носителями ислама, иудаизма и христианства. В последующем некоторые из них приняли христианство, исходя более из адаптивно-прагматических соображений, нежели из собственно теологических побуждений. А это значит, что в глубине коллективной генетической памяти и самоощущении этих людей многие религиозные догмы и постулаты, обязательные для истинных христиан, представлялись отнюдь не бесспорными, а значит, и не обязательными для неукоснительного выполнения.

Однако при всем своем чрезвычайном научно-теоретическом интересе, затронутые нами вопросы выходят далеко за рамки заявленной в данной статье темы в область социальной и индивидуальной психологии, а также в теологические тонкости ислама и христианства. Это обстоятельство побуждает нас продолжить разговор в формате сугубо политологического дискурса, хотя при обсуждении причинно-следственной связи и характеристики сегодняшних событий нельзя игнорировать или недооценивать историко-культурную и социально-психологическую подоплеку теологии.

Итак, отметим объективные факторы, определяющие распространение ислама в Украине: традиционно-историческое, компактное проживание крымских татар (полуостров Крым и прилегающие к нему степные зоны юго-востока страны); значительная колония волжских татар, прежде всего, в промышленных зонах Донецкой и Луганской областей, а также дисперсное проживание буквально во всех областях Украины этнических татар. Кроме того, в республике есть представители этносов Кавказа и бывших советских республик Центральной Азии (а в последние годы появились переселенцы из Афганистана, Бангладеш, Пакистана, Северной Африки и Арабского Востока).

Анализ демографической ситуации позволяет говорить, что привычное восприятие Украины как страны с преобладающим славянским населением, может в обозримой перспективе существенно измениться. Значительное число традиционно исповедующих ислам ставит перед исследователями социальных и политических дисциплин весьма непростые задачи. При этом необходимо учесть, что увеличение миграции неславянских этнических групп может существенно повлиять на сложившийся сегодня межэтнический и демографический баланс населения страны и по-новому формулирует задачи социальных и политологических наук.

Понимание обозначенных нами вопросов может определить принцип самоидентификации украинского общества и его государственных институтов, их ориентацию в международной политике, а в конечном счете баланс интересов социальных, политических и конфессиональных групп, алгоритм и ориентиры исторического развития украинской политической нации.

Становление исламских центров

Первые признаки активизации исламских центров на территории Украины появились со времени возвращения на историческую родину крымских татар. Для защиты своих юридических, социальных, политических и религиозных прав они сплачивались в небольшие группы. Ситуация не в последнюю очередь определялась тем, что ряд вопросов, решение которых репатрианты делегировали Меджлису крымско-татарского народа, не решался или же решался не в пользу рядовых людей. Причем многочисленные заверения руководителей Меджлиса в том, что они пытаются добиться от властей удовлетворения всех требований народа, не всегда воспринимались с должным доверием и пониманием. Для подобного рода сомнений у рядовых переселенцев были веские основания. Ни для кого не являлось секретом, что Меджлис крымско-татарского народа постепенно приобретал признаки и характеристики бюрократического института со всеми присущими таким организациям негативными чертами. Повседневная жизнь убеждала рядовых людей, что многие проблемы их бытового и социального обустройства, в том числе и поиск работы, не всегда и не обязательно зависят от законов и постановлений. Гораздо эффективней эти вопросы решали не в кабинетах местных властей, а на досуге и в приватных беседах. Причем, как правило, не в пользу рядовых представителей народа.

Надо заметить, что местные власти, не без основания опасаясь за свои позиции в управлении и в распределении социальных благ, а также за административные и кадровые права, и не скрывали негативного отношения к репатриантам. Именно этими причинами следует объяснить репрессивные меры против них, предпринимавшиеся в конце 80-х — начале 90-х годов под непосредственным руководством областной и районных администраций. Факты, иллюстрирующие в конце 80-х — начале 90-х годов многочисленные нарушения местными административными органами, множатся и по сей день, вызывая громкие протесты и манифестации вернувшихся на свою историческую родину. Разумеется, игнорирование элементарных требований и репрессивные акции, направленные на запугивание репатриантов и подавление их политической воли, вызвали у них устойчивое недоверие и неприязнь ко всякой власти и дополнительную мотивацию для организованной защиты своих гражданских и социальных прав и свобод. И они начали создать альтернативные политические и религиозные структуры.

Так, в 1991 году в Крыму была создана первая мусульманская структура — Кадият, которая затем трансформировалась в Духовное управление мусульман Крыма — ДУМК. Ему был предоставлен статус мухтасибата, то есть самостоятельной в каноническом плане административной единицы, возглавляемой имамом-мухтасибом. В системе религиозной иерархии ДУМК признавало над собой авторитет муфтия и добровольно подчинялось его распоряжениям. ДУМК предоставили право на самостоятельные международные связи. Естественно, своей первоочередной задачей организация считает пропаганду идей и требований, заложенных в Коране: распространяет учение ислама, создает необходимые условия для отправления мусульманами церемониальных и ритуальных обязанностей перед Аллахом. Кроме того, она занимается благотворительной деятельностью и возрождением мусульманской культуры Крыма, содействует освоению духовных и нравственных ценностей, а также пропагандирует среди своих членов идею здорового образа жизни, способствует созданию новых мусульманских общин, основывает учебные и благотворительные учреждения, создает средства массовой информации и т.д. Первым муфтием Крыма был избран хаджи Сейитжалиль эфенди Ибрагимов, которого в последующем сменил Нури эфенди Мустафаев, а 4 декабря 1999 года муфтием Крыма стал хаджи Али Абу Аблаев.

Параллельно с ДУМК в стране действуют и другие мусульманские центры. Прежде всего, это Духовное управление мусульман Украины (ДУМУ), созданное в Киеве в 1992 году.

Следует учесть, что в южных и юго-восточных регионах Украины проживает более 75% всего количества приверженцев исламской религии. Это обстоятельство — причина того, что региональные мусульманские центры обвинили столичное руководство ДУМУ в неполной легитимности и в несоответствии занимаемого им статуса в "табели о рангах" установлениям канонической исламской иерархии. В свою очередь, киевские руководители ДУМУ обвинили региональные отделения в исламском фундаментализме, что в переводе на язык современных представлений, возникших у подавляющей части населения под влиянием российской античеченской пропаганды, означает примерно то же, что и террорист.

Раскол привел к созданию еще одного Духовного центра, который обосновался в Донецке. Таким образом, часть мусульманских общин Украины, по тем или иным соображениям не вошедших в ДУМК и ДУМУ, в 1994 году объединились вокруг Ассоциации независимых общин мусульман. Ее председателем стал Рашид Брагин. На основе возникшей организационной структуры 23 сентября 1994 года был создан Духовный центр мусульманских общин Украины — ДЦМОУ во главе с Р. Брагиным. ДЦМОУ был зарегистрирован 12 января 1995 года, его муфтием был избран Айса Хаметов, а в начале 2000 года — Сулейман Мухамедзянов.

В Украине есть и общины, которые не входят ни в один из указанных выше центров. Правда, эпизодически они пытаются объединиться. Такой попыткой можно считать инициативу создать Независимое духовное управление мусульман Украины (НДУМУ). Его организаторы объявили о своем намерении к концу 1999 года объединить 11 крупных мусульманских общин Донецкой и Запорожской областей, а также Одессы, Луганска и Киева. Однако несогласованность действий инициаторов не позволила им оперативно решить формальные процедуры регистрации новой организации в государственных органах. Возможным компромиссным вариантом мог бы стать Совет мусульманских общин Украины (СМОУ), за создание которого взялись Канафья Хуснутдинов, Шакир Яхьяев и Ильзим Толстяков. В противовес ДУМУ, возглавляемому шейхом Ахмедом Тамимом (кстати, не являющимся гражданином Украины), они создали муфтият. Его руководителем стал Сулейман эфенди Мухамедзянов — действующий муфтий Киева.

Но ни один из вышеперечисленных центров не может сегодня единолично и легитимно выступить перед государством и международными организациями от имени всех мусульман Украины.

Единственно возможный выход из возникшей патовой ситуации — компромисс между лидерами основных мусульманских центров и объединений, определение основных приоритетов, направлений и задач, координация действий и договоренность о создании Всеукраинского духовного центра мусульман. Важный фактор консолидации — повышение доверия отдельных организаций к центральным органам управления. Путь к этому — создание механизмов, балансирующих интересы центра и периферии, фактическое признание регионального статуса всех действующих сегодня на территории Украины духовных мусульманских управлений.

Большинство рядовых мусульман республики испытывает естественную тягу к подлинному единству и большей координации деятельности своих общин. Все последние годы это стремление выражалось в неоднократных попытках выработать совместную позицию по наиболее сложным проблемам современности как в поведении и мировоззрении, так и в теологическом аспекте. Для решения этих задач наметили провести в Симферополе в сентябре 1994 года представительный съезд мусульман Украины. Оргкомитет съезда возглавил Сейитджалиль эфенди Ибрагимов — тогдашний муфтий Крыма. Подготовка к этому мероприятию продолжалась четыре месяца. За это время состоялись четыре региональные встречи, на которых обсуждались принципы консолидации разрозненных общин и центров, регламент работы съезда, квоты для региональных представительств и другие вопросы.

Проблемы развития

Однако неожиданно для большинства непосредственных организаторов съезда ситуация приобрела скандальный характер — Духовное управление мусульман Украины выступило с инициативой провести съезд в Киеве и, не дожидаясь согласия остальных делегатов, организовала его 16 сентября. Но сразу же после его завершения многие представители региональных организаций заявили, что он не легитимен. Основания, и вполне веские, для подобного рода обвинений у противников ДУМУ имелись. Дело в том, что на съезде отсутствовали представители ДЦМОУ и ДУМК. Кроме того, делегаты, принявшие участие в его работе, представляли только 17% мусульман, проживающих на территории Украины, вследствие чего этот съезд, проведенный с серьезным нарушением регламента, так и не стал объединительным. По существу, его руководящие органы и рядовые участники решали внутренние вопросы ДУМУ, не понимая, что игнорирование интересов большинства верующих углубило раскол мусульманского движения в Украине.

Как и следовало ожидать, когда в намеченный срок, 23 сентября 1994 года, делегаты почти всех областей страны, а также зарубежные гости, представлявшие международное исламское движение, собрались в Симферополе для участия в заранее объявленном съезде, они получили уведомление о запрещении его работы в связи с… "опасной санитарно-эпидемиологической ситуацией в Крыму".

Срыв этого съезда — причина дальнейшей поляризации мусульманских организаций и центров республики. Так, 26—27 сентября 1997 года в Донецке состоялась Учредительная конференция Партии мусульман Украины (ПМУ) и был официально представлен ее устав.

Появление этой партии — далеко не ординарное и во многом неожиданное событие как в политической, так и конфессиональной жизни всей Украины. Однако если рассматривать причинно-следственную связь и последовательность политических процессов в республике, то можно заметить, что это событие обусловлено рядом объективных фактов и обстоятельств.

Во-первых, при отсутствии единого духовного центра существовала острейшая необходимость в организации, которая могла бы взять на себя функции объединения единоверцев в решении их насущных проблем. Инициатор создания ПМУ, тогдашний председатель духовных общин мусульман Донецка Р. Брагин сделал заявление по поводу ее создания: "Нынешние духовные центры Украины не в состоянии объединить мусульман и отстаивать их интересы в полной мере. Поэтому создание партии вызвано самой жизнью".

Во-вторых, ПМУ стала первой в стране партией, включившей в свое название и во многие уставные позиции конфессиональные признаки. В ее программе провозглашалось, что партия "объединяет граждан Украины, стремящихся различными способами содействовать выходу из всеобъемлющего кризиса, превращению ее в великую и процветающую страну, обеспечению счастья и благополучия народам мусульманской культуры, другим национальным меньшинствам, всем членам украинского общества". Примечательно одно немаловажное обстоятельство: в уставе партии отсутствовало обязательное требование к членам партии исповедовать ислам.

В-третьих, в ее руководящие органы избраны бывший (Р.Е. Брагин) и нынешний (Р.Б. Брагин) председатели религиозных мусульманских общин, другие известные религиозные мусульманские деятели Украины. Отметим также, что, хотя в состав руководства вошли Р.Е. Брагин, Ф.С. Махаметов, Р.Ш. Иванков, А.Г. Абдалжанов и другие представители бизнеса, объединяющим фактором стали все же не экономические и корпоративные интересы, а этнокультурные и религиозные ценности, защита социальных прав и гражданских свобод рядовых представителей мусульманской общины республики.

Через три месяца после Учредительной конференции, 22—25 декабря 1997 года, там же, в Донецке, где постоянно дислоцируется штаб учредительной группы и актива партии, прошел первый съезд ПМУ, на котором были утверждены предвыборная платформа и список кандидатов в парламент страны, внесены изменения и дополнения в устав партии. Однако развитие предвыборной ситуации показало, что новообразованная партия не может рассчитывать на успех в предстоящей избирательной кампании: до ее начала оставались считанные месяцы.

Так оно и произошло: в результате выборов в парламент Украины ПМУ получила 52 574 голоса (0,198%) избирателей Украины. Такой же результат оказался и в одномандатных избирательных округах.

24 апреля 1999 года в Донецке состоялся второй съезд ПМУ (по данным мандатной комиссии, на 1 марта 1999 года в ее составе было 5 тысяч человек). На съезде внесены изменения в устав, избран председатель партии — Р.Е. Брагин, а также утверждено постановление о поддержке на предстоящих президентских выборах действующего президента Украины (Л.Д. Кучма). Своей главной целью партия провозгласила "содействие формированию и выражению политической воли граждан, обновлению общества, углублению демократических процессов в интересах Украины, достижению гражданского, межнационального и межрелигиозного согласия".

Однако и в области политического строительства мусульманской общине избежать раскола не удалось. В декабре 1999 года, по инициативе актива якобы мощной организации, а на самом деле несуществующего Всеукраинского духовного управления мусульман Украины (спонтанность ее создания характеризует хотя бы несуразное название — "Всеукраинского" — "Украины") была предпринята попытка провести в Запорожье внеочередной, чрезвычайный съезд ПМУ, независимый от донецкого руководства партии. Инициативная группа, возглавляемая начальником отделения Запорожского авиационного училища, генерал-майором Ф.И. Акчуриным, собрала делегатов, представляющих 11 (из 14 зарегистрированных в Украине) исламских организаций. Они заявили, что донецкая партийная организация ПМУ с этой поры нелегитимна, а полномочными представителями партии отныне являются делегаты всеукраинского съезда, проведенного в Запорожье. Соответствующие документы они же направили в Государственный комитет республики по делам религий.

Однако донецкая фракция ПМУ выразила протест и поступила вполне в духе времени — она просто не передала свою печать заново зарегистрированной партии. Все попытки "запорожцев" уговорить донецкую фракцию подчиниться не увенчались успехом.

Начало календарного 2000 года прошло в бурных переговорах. В поисках конструктивного выходя из создавшегося положения "запорожцы" решили создать Всеукраинское духовное управление мусульман (ВДУМ), одна из задач которого — консолидация мусульман Украины. Кроме того, как надеялись лидеры "запорожцев", ВДУМ стало бы мощным подспорьем при лоббировании их интересов среди мусульман страны.

Исходя из этого, в январе 2000 года лидеры запорожской фракции объявили о намерении провести учредительное собрание, на котором планировалось утвердить ВДУМ и выбрать его руководство. Предварительно были определены место и дата собрания: 13—15 марта 2000 года, город Запорожье. В ответ на эту акцию Духовное управление мусульман Украины срочно назначает дату своего съезда (2 марта 2000 г., Киев) и проводит его. Спустя неделю (Донецк, 8 марта 2000 г.), свой съезд проводят Донецкий центр мусульманских организаций — ДЦМО и донецкая фракция партии.

Вполне закономерно, что проведенные одно за другим мероприятия полностью дезориентировали рядовых мусульман, которые перестали понимать, что стоит за всеми этими действиями.

И все же, несмотря на коллизии, связанные с внутренним противоборством между исламскими организациями, центрами и фракциями, тормозящими позитивное развитие мусульманской общины, идея о ее цивилизованном объединении остается актуальной. Перспективы этого процесса, на наш взгляд, связаны с возможными вариантами деятельности многочисленных культурных исламских центров на территории Украины.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL