СОДРУЖЕСТВО НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ: ПРОБЛЕМЫ И ВОЗМОЖНОСТИ СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

Анатолий ТОПИЛИН
Василий ШУЛЬГА


Анатолий Топилин, доктор экономических наук, советник Исполкома СНГ

Василий Шульга, доктор экономических наук, профессор, директор департамента Исполкома СНГ


Все бывшие союзные республики, ставшие новыми независимыми государствами, связаны не только общими целями, но и проблемами. В частности, многие из них за годы реформирования экономики накопились в социально-демографической и трудовой сфере.

Национальные рынки труда стран СНГ характеризуется рядом негативных тенденций. Превысив в целом 10% экономически активного населения, к опасной черте приблизился уровень безработицы, беспрецедентно расслоилось общество, растет преступность и наркомания, обостряется демографическая ситуация. В 90-е годы начался процесс сокращения потенциала этих государств по такому глобальному показателю, как индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП). В 1997 году ООН определила его для 174 стран мира. Государства Содружества в этом списке расположились следующим образом: Беларусь — 60-е место, Россия — 71-е, Казахстан — 76-е, Грузия — 85-е, Армения — 87-е, Украина — 91-е, Узбекистан — 92-е, Туркменистан — 96-е, Кыргызстан — 97-е, Азербайджан — 103-е, Молдова — 104-е, Таджикистан — 108-е. Основная причина снижения рейтинга — сокращение доходов населения. Два других компонента ИРЧП — продолжительность жизни и развитие образования — менее подвержены внезапным переменам. Но и по этим показателям резкое снижение государственных инвестиций в развитие человеческого потенциала угрожает серьезно подорвать прежние достижения и пагубно сказаться на экономическом росте.

Дифференциация основных социально-экономических показателей

За годы реформ межстрановая дифференциация в благосостоянии людей не только не уменьшилась, а еще более возросла. Эта тенденция обусловлена общим падением (вплоть до 1999 г.) объемов производства во всех странах Содружества, неодинаковыми темпами перехода к рыночным отношениям, различной степенью влияния государства на экономические преобразования, национальными особенностями в укладе жизни и традициях.

Объем валового внутреннего продукта (ВВП) в 90-е годы сократился во всех странах СНГ. В 1999 году по сравнению с 1991 годом наиболее значительно он снизился в Грузии, Украине — более чем на 50%, в Азербайджане и Таджикистане — на 47%, Молдове — на 43%, России — на 38%. Еще глубже "провалилось" промышленное производство. По отношению к 1991 году в 1999-м его уровень составил: в Грузии — 21%, Азербайджане — 33%, Таджикистане и Молдове — 38%, Казахстане и Кыргызстане — 49—50%. Армения, Россия и Украина в 1999 году несколько превысили уровень 1991-го. Наиболее устойчивой к потрясениям оказалась промышленность в тех странах, где государство сохраняет контроль над основной частью крупных промышленных предприятий, то есть в Беларуси — 91% и Узбекистане — 115%. Сельскохозяйственное производство значительно сократилось в Азербайджане, Молдове, России и Украине. В Кыргызстане и Узбекистане объемы выпуска продукции сельского хозяйства почти сохранились, а в Армении и Грузии увеличились, поскольку в этих странах более широко развиваются мелкотоварное производство и фермерское хозяйство.

Прошедший 2000 год внес некоторые коррективы в рассматриваемую динамику. По сравнению с 1999 годом объем ВВП увеличился во всех странах СНГ, особенно значительно в Азербайджане — на 11,3%, Казахстане — на 10,5%, России — на 8,4%. В Кыргызстане, Беларуси, Украине, Таджикистане, Армении — на 5,0—5,7%. Подъем экономики обеспечивался, прежде всего, за счет роста промышленного производства — от 3,3% в Молдове — до 14,9% в Казахстане. В Азербайджане, Грузии, Казахстане, Кыргызстане, России возросли объемы перевозок грузов. Во всех странах СНГ (за исключением Таджикистана) отмечен рост розничного товарооборота.

Оживление реального сектора экономики привело к некоторому уменьшению дифференциации стран по основным экономическим показателям. Однако в целом эти различия по-прежнему весьма значительны.

Так, по производству ВВП в расчете на душу населения в России приходится в 7,2 раза больше продукции, чем в Таджикистане, а в 1991 году — в 3,8 раза. По выпуску продукции промышленности дистанция между странами выросла еще больше и превышает 11 раз (на одном полюсе Беларусь, на другом — Таджикистан), против 4 раз в 1991 году.

Объем ВВП на душу населения в 2000 году был выше среднего значения по СНГ лишь в трех странах — Беларуси, Казахстане и России, в остальных государствах он значительно ниже. Аналогичная картина по промышленности: Беларусь — 183%, Россия — 126%, Грузия — 24%, Армения — 21%, Таджикистан — 16%.

По производству продукции сельского хозяйства на душу населения дифференциация не столь значительна: Беларусь, Узбекистан, Грузия и Казахстан имеют показатель выше среднего значения по СНГ. В Украине и России в 2000 году объем сельскохозяйственного производства приблизился к среднему показателю, соответственно составив 97% и 93%.

Выявленная дифференциация по основным экономическим показателям вполне корреспондируется с таким обобщающим индикатором, применяемым в международных сопоставлениях, как ВВП на душу населения, исчисленный по паритетам покупательной способности национальных валют к доллару США (таблица 1). В 1999 году разрыв по этому показателю составил 6,7 раза.

Таблица 1

Валовой внутренний продукт на душу населения

(начисленный по паритетам покупательной способности национальных валют к доллару США)

 

1996

1999

1999 в % к 1996

1999 в % к СНГ

Азербайджан

1 921

2 363

123,0

46

Армения

1 967

2 326

118,3

45

Беларусь

5 166

6 886

133,3

134

Грузия

2 947

2 560

86,9

50

Казахстан

4 328

5 158

119,2

100

Кыргызстан

2 101

2 374

113,0

46

Молдова

2 100

2 000

95,2

39

Россия

6 742

6 839

101,4

133

Таджикистан

921

1 031

111,9

20

Туркменистан

2 968

3 934

132,5

76

Узбекистан

2 004

2 266

113,1

44

Украина

3 325

3 355

100,9

65

СНГ

4 972

5 155

103,7

100

Источник: Статкомитет СНГ. Содружество независимых государств в 1999 году. Статистический ежегодник. М., 2000. С. 87.

В условиях перехода к рынку и глобализации усиление дифференциации между странами СНГ по основным экономическим показателям идет в русле общемировых тенденций. По имеющимся расчетам, только 38—45% населения развивающегося мира достаточно успешно преодолевает (имеются в виду только относительные показатели) исторически сложившееся отставание от развитых стран, большинство же населения развивающегося мира (от 55 до 62%) по-прежнему "удаляется" от государств Западной Европы и Северной Америки1.

Неодинаковые темпы развития экономик стран СНГ обусловлены тем, что расчет на системные реформы не оправдался. Тактика самостоятельного выхода из социально-экономического кризиса пока не приносит успеха. Неадекватность формирующихся хозяйственных механизмов не способствует укреплению общего экономического пространства.

За годы реформ резко возросла дифференциация и в основных социальных показателях, прежде всего в оплате труда. Если в 1991 году разрыв между странами с самой низкой и самой высокой среднемесячной заработной платой составлял всего 1,7 раза, то в 1997 году он достиг 19-кратного размера. После кризиса 1998 года дифференциация сжалась до 10 раз. Это объясняется тем, что в России заработная плата в 1999 году снизилась на 2/3, составив 61,8 долл., в Казахстане — 90,6 и Беларуси — 70,8 долл. США.

В 2000 году последствия кризиса еще не были преодолены. Хотя среднемесячная заработная плата в ноябре 2000 года по сравнению с 1999 годом в большинстве стран увеличилась, ее размеры все еще не достигли уровня 1997 года (исключение составляют Азербайджан и Армения). Во всех странах СНГ она не превышает 100 долларов в месяц, что ниже порога, по которому ООН относит страны к бедным (таблица 2).

Таблица 2

Среднемесячная номинальная заработная плата в государствах СНГ

(в долларах США, по официальным курсам валют)

 

1994

1995

1996

1997

1998

1999

ноябрь 2000

Азербайджан

13,1

14,4

20,8

35,5

43,5

44,8

45

Армения

6,0

17,4

22,9

27,7

35,7

37,7

39

Беларусь

27,3

65,6

89,1

90,8

106,3

70,8

71

Грузия

5,6

10,5

23,0

32,8

39,8

33,4

Казахстан

47,6

78,8

101,0

111,6

119,4

90,6

99

Кыргызстан

21,5

34,0

38,3

39,2

40,1

26,9

27

Молдова

26,3

31,8

40,7

47,6

46,6

29,0

39

Россия

110,1

103,7

154,2

164,3

108,3

61,8

91

Таджикистан

15,8

6,8

10,1

8,8

11,8

9,4

8,7

Узбекистан

26,6

35,8

53,7

48,4

47,3

57,2

Украина

45,4

49,8

68,8

76,9

62,7

43,0

47

Источник: Экономика стран Содружества независимых государств в январе — ноябре 2000 г. Экспресс-доклад. Статкомитет СНГ. М., 2000. С. 26.

Дифференциация и динамика заработной платы по странам СНГ отражает негативные процессы в экономике, а низкая цена рабочей силы сдерживает развитие рынка. С либерализацией социально-трудовых отношений заработная плата вышла из-под прямого государственного регулирования. Нынешний уровень оплаты труда чрезмерно занижен и не выполняет основные функции: не отражает реальную стоимость специфического товара "рабочая сила", то есть затрат на ее воспроизводство (питание, товары длительного пользования, обучение, воспитание детей, отдых, транспорт, повышение квалификации и т.п.), не стимулирует повышение эффективности живого труда.

Обо всем этом красноречиво говорит показатель доли начисленной заработной платы наемных работников в валовом внутреннем продукте. В большинстве стран Содружества доля оплаты труда в ВВП за годы реформ снизилась: с 54,2% до 19,7% в Азербайджане, с 49,3% до 46,9% в Беларуси, с 27,4% до 22,6% в Грузии, с 41,8% до 37,7% в Казахстане, с 64,6% до 35,5% в Узбекистане, с 51,1% до 45,6% в Украине. Лишь в Армении и России этот показатель увеличился соответственно с 38,7% до 41,8% и с 41,2% до 49,3% и не изменился в Кыргызстане.

В экономически развитых странах этот показатель составляет: в США — 59,4%, в Великобритании — 65%, в Германии — 58%. Сопоставление со странами СНГ подтверждает тезис об усилении эксплуатации труда и снижении цены рабочей силы в государствах Содружества, где при этом сохраняется низкая эффективность труда.

Если дифференцировать заработную плату по отраслям, то в промышленности, строительстве, на транспорте она выше, чем в здравоохранении, науке, образовании, в области культуры и искусства. Эти соотношения сложились и практически не меняются на протяжении последних пяти лет. Наиболее высокий уровень оплаты труда сохраняется в сфере кредитования, страхования и пенсионного обеспечения, в два раза превышая средний уровень заработной платы в Беларуси и России, в три раза — в Армении и Кыргызстане и в 5,4 раза — в Молдове. Уровень оплаты труда в образовании, культуре и искусстве составляет 51—66% от средней заработной платы по странам Содружества.

Однако следует отметить, что более высокий уровень оплаты и ставка на более квалифицированный труд наблюдается в приоритетных промышленных отраслях, в совместных предприятиях и в банковско-финансовой системе, что создает положительные стимулы для привлечения квалифицированных работников в эти сферы деятельности. Одновременно формируется и соответствующая мотивация молодежи.

Вместе с тем низкий уровень заработной платы в отраслях, обеспечивающих социальное развитие общества, приводит к потерям квалифицированных, обладающих профессиональным и жизненным опытом кадров врачей, преподавателей и других специалистов, что отрицательно сказывается на здоровье и качестве образования будущих поколений.

К сожалению, во всех государствах Содружества все еще низкий средний размер пенсий. В целом по СНГ он варьирует от 23% до 54% среднемесячной заработной платы (таблица 3). Покупательная способность пенсий в большинстве стран поддерживается периодическими индексациями и компенсационными выплатами, но в целом она имеет устойчивую тенденцию к снижению.

Таблица 3

Средние размеры месячной пенсии и заработной платы

(в долларах США)

 

Среднемесячная заработная плата

1999

в %

к 1994

Средний

размер

месячной

пенсии

1999

в %

к

1994

Средний размер месячной пенсии

в % к среднемесячной заработной плате

 

1994

1999

 

1994

1999

 

1994

1999

Азербайджан

13,1

44,8

342,0

2,2

14,9

677,2

16,8

33,3

Армения

6,0

37,7

628,3

3,5

8,5

242,8

58,3

22,5

Беларусь

27,3

70,8

259,3

9,1

38,3

419,8

33,3

54,1

Грузия

5,6

33,4

596,4

8,2

 

24,6

Казахстан

47,6

90,6

190,3

18,7

28,3

151,3

39,3

31,2

Кыргызстан

21,5

26,9

125,1

13,8

8,5

61,6

64,2

31,6

Молдова

26,3

29,0

110,3

12,9

7,1

55,0

49,0

24,5

Россия

110,1

61,8

56,1

35,5

19,3

54,4

32,2

31,2

Таджикистан

15,8

9,4

59,5

2,5

 

26,6

Туркменистан

6,0

18,7*

311,7

 

Узбекистан

26,6

57,2

215,0

8,9

27,2*

305,6

33,5

47,6

Украина

45,4

43,0

94,7

10,6

13,2

124,5

23,3

30,1


* 1998 г.

Разумеется, данные о заработной плате, пенсиях, пособиях недостаточны для того, чтобы судить об уровне жизни населения. Для сопоставления требуются показатели, отражающие прожиточный минимум, размер потребительской корзины. К сожалению, эти данные либо отсутствуют, либо недостоверны и несопоставимы. Нами использованы материалы министерств труда и социальной защиты населения некоторых стран СНГ, анализ которых при всей осторожности подхода, позволяет сделать вывод, что уровень средней заработной платы, среднего размера пенсий и денежных доходов на одного человека в несколько раз меньше прожиточного минимума.

В результате во всех странах Содружества происходит сильнейшее расслоение общества. По нашим расчетам, за чертой бедности находится от 20% до 45% граждан. В России количество бедных достигло максимума 41,2% (I квартал 2000 г.). Аналогичный показатель в Беларуси (1999 г.) — 44,4%, Казахстане — 36,4%. Поляризация доходов 10% наименее и наиболее обеспеченных граждан достигла в Беларуси — 7,6 раза, Казахстане — 11 раз, Молдове — 14,4 раза, России — 14,1 раза.

Нельзя не отметить, что ущемление прав работающих связано с задержкой выплат за работу. Правительства принимают меры по устранению этого социального зла, однако задолженности по оплате труда продолжают резко осложнять и без того тяжелое положение населения. Например, в России на начало ноября 2000 года задолженность по заработной плате составила 36,8 млрд. рублей против 44,9 млрд. на начало года. В Армении, Беларуси, Таджикистане за 11 месяцев 2000 года она возросла от 5 до 49%. При этом в Беларуси составляла 3,8% месячного фонда заработной платы, Кыргызстане — 31%, в России превысила месячный фонд в два раза.

В последние годы большинство стран Содружества принимают определенные меры для увеличения реальных денежных доходов населения, стимулирования повышения цены рабочей силы и сокращения дифференциации в оплате труда. Для реализации этих задач государства разрабатывают и принимают новые законы об оплате труда. Например, проект такой концепции на 2000—2005 годы разработан в Кыргызстане, Беларуси, России.

Рост цен на товары вынуждает граждан более активно использовать личные подсобные хозяйства не только для удовлетворения потребности в продуктах питания, но и для их производства на продажу. В 1999 году доля денежных поступлений от реализации сельскохозяйственной продукции в Грузии составила 20%, Кыргызстане — 19%, Таджикистане — 24%, Туркменистане — 9%.

В связи с падением покупательной способности населения изменяется структура потребления. По данным выборочных обследований, за 90-е годы во всех странах СНГ значительно выросли расходы на продукты питания, а на покупку непродовольственных товаров — резко сократились и составляют в Армении — 14,2%, Азербайджане — 16,2%, Таджикистане — 16,4%.

Увеличился удельный вес расходов на оплату услуг, причем в ряде стран их оплата возросла в 2—3 раза. Однако этот рост свидетельствует не о расширении ассортимента и улучшении качества, а, в первую очередь, об увеличении цен и тарифов.

Снижается качество питания большинства населения, уменьшается потребление высококалорийных продуктов. Так, потребление мяса на одного человека сократилось во всех странах (за исключением Узбекистана): в Беларуси — с 75 кг в 1991 году до 62 кг в 1999-м (на 17%), в России соответственно 75—45 (на 40%), в Казахстане 71—44 (на 38%), в Кыргызстане 54—40 (на 26%), в Украине с 68 до 33 кг (более чем в два раза).

В расчете на одного человека потребление молока сократилось почти в два раза в Украине, России, Азербайджане, в четыре раза — в Армении, яиц — в три раза в Казахстане, Кыргызстане, Армении, в два раза — в Украине, на 27% — в России, рыбы — в три раза в Украине, Беларуси, Казахстане, в два раза — в России.

В большинстве стран сократилось и потребление овощей, плодов, ягод. Исключение составляют Азербайджан, Армения, Кыргызстан, где развитие фермерских хозяйств создало благоприятные условия для наращивания производства собственной продукции.

Одновременно со снижением потребления высококалорийных продуктов на высоком уровне сохранилось потребление картофеля и хлебопродуктов.

Суточная калорийность питания не обеспечивает возмещения затрат человеческого организма по минимальным физиологическим нормам. Низкий уровень потребления ослабляет защитные свойства организма, приводит к повышению заболеваемости населения, снижению работоспособности, отрицательно сказывается на качестве здоровья подрастающего поколения и воспроизводственных функциях. А действующая система социальных пособий и льгот малоэффективна и не всегда адресна.

Сохранение и увеличение дифференциации по основным экономическим и социальным показателям негативно отражается на демографических процессах, приводит к резкому ухудшению показателей роста народонаселения и нарастанию депопуляции (отношение числа умерших к числу родившихся).

Динамика численности населения

Анализ динамики численности населения стран Содружества учитывает предварительные итоги первых национальных переписей населения, проведенных в Азербайджане, Беларуси, Казахстане, Кыргызстане в 1999 году и Таджикистане — в начале 2000 года. Это позволило авторам данной статьи более точно определить структурные изменения численности и национальный состав граждан.

90-е годы ознаменовались значительным падением темпов роста населения по сравнению с предыдущим десятилетием (исключение составляет Туркменистан, где количество населения выросло на 44,6% против 25,1% в 80-е годы).

Беларусь, Россия и Украина, где проживает 73% всего населения СНГ, в начале 90-х годов вступили в полосу депопуляции, темпы которой ускоряются. Коэффициент депопуляции в 1992—1993 годах составил в Беларуси 1,1, России — 1,14, Украине — 1,18, а в 1999 году он возрос до 1,53, 1,77 и 1,90 соответственно, или на 39—61%.

К началу 2001 года, по предварительным оценкам Статкомитета СНГ, численность населения Беларуси сократилась до 10,0 млн. человек против 10,4 млн. в начале 1994 года — год максимальной численности (3,2%); России — до 145,2 млн. человек против 148,7 млн. человек на начало 1992 года (2,4 %); Украины — до 49,3 млн. против 52,2 млн. на начало 1993 года (5,6%). Суммарно потери населения этих трех государств за годы реформ достигли 6,8 млн. человек, что превышает численность жителей таких государств, как Дания, Словакия, Грузия, Израиль.

Таблица 4

Численность наличного населения стран СНГ

 

На начало года (тыс. человек)

2001 в %

В том числе:

 

1991

1996

2001*

к 1991

1996 в % к 1991

2001 в % к 1996

Беларусь

10 231

10 264

9 989,9

97,4

100,0

97,3

Россия

148 543

147 976

145 246,8**

97,8

99,6

98,1

Украина

51 944

51 334

49 279,8

94,9

98,8

96,0

             

Молдова

4 367

3 664***

3 636,5***

99,2

             

Азербайджан

7 187

7 726

8 080,9

112,4

107,5

104,6

Армения

3 574

3 766

3 803,7

106,4

105,4

101,0

Грузия

5 464

5 416

99,1

             

Казахстан

16 793

15 676

14 843,7

88,3

93,3

94,7

Кыргызстан

4 422

4 545

4 936,2

111,6

102,8

108,6

             

Таджикистан

5 358

5 884

6 198,6

115,7

109,8

105,3

Туркменистан

3 714

4 587

5 369,4

144,6

123,5

117,1

Узбекистан

20 708

23 007

24 916,4

120,3

111,1

108,3


* Данные предварительные.

** На 1 декабря 2000 г.

*** Без данных на территории левобережья реки Днестр и г. Бендеры.

На 2 млн. человек (11,3%) уменьшилась численность населения Казахстана с 16,8 млн. на начало 1991 года до 14,8 млн. на начало 2001 года. Наряду со снижением уровня рождаемости это обусловлено большими и устойчивыми масштабами миграции в другие республики СНГ, главным образом за счет выезда русскоязычных жителей в Россию и немцев — в Германию.

В остальных государствах Центральной Азии, в Азербайджане и Армении в 90-е годы демографический потенциал продолжал расти. Наиболее высокими темпами увеличилось количество населения Туркменистана — на 44,6%, Узбекистана — на 20,3%, Таджикистана — на 15,7%. Однако за 1996—2000 годы в этих странах отмечается снижение темпов роста населения, что обусловлено сокращением естественного прироста. Исключение составляет Кыргызстан, где прирост во второй половине 90-х годов увеличился и составил 8,6%, в 1991—1995 годах — 2,8%, что связано с резким уменьшением миграции за пределы республики. Практически неизменной осталась численность населения Грузии и (в 1996—2000 гг.) Молдовы2. Не последнюю роль в сдерживании роста населения в этих странах играют нерешенные территориальные проблемы.

Рождаемость и смертность

Динамика численности населения определяется режимами воспроизводства — уровнем рождаемости и смертности. Все страны СНГ находятся на разных этапах демографического перехода от максимальных к минимальным показателям рождаемости и смертности. Он, как правило, длится 60—100 лет (и более) и в своем развитии проходит четыре этапа. Первый характерен высоким уровнем рождаемости и смертности, большим числом детей, быстрой сменой поколений. На втором этапе, благодаря успехам здравоохранения, резко сокращается смертность и продолжает сохраняться высокая рождаемость, что приводит к резкому росту численности населения. Эти два этапа страны СНГ уже прошли (в разное время) в XX столетии.

На современном этапе государства Содружества переживают третий и четвертый этапы демографического перехода (таблица 5). Третий этап, характерный для стран Центральной Азии, отличается относительно высокой рождаемостью при сохранении низких показателей смертности благодаря молодой структуре населения. Хотя за последние годы рождаемость в этих странах снизилась, она все-таки сохраняется на относительно высоком уровне: в 1999 году было 18—22 родившихся на 1 000 жителей, что в 2—3 раза выше, чем в России, Беларуси, Украине. Смертность же ниже среднего значения по СНГ и колеблется от 4,2 человека на 1 000 населения — в Таджикистане до 6,8 — в Кыргызстане. Тем самым в странах Центральной Азии обеспечивается расширенное воспроизводство населения.

К концу XX столетия Армения, Грузия и Казахстан вплотную подошли к четвертому, депопуляционному этапу демографического перехода. Показатели рождаемости в этих странах ниже, чем в других республиках Закавказья и Центральной Азии (8,9—14,9 человек на 1 000), смертность, наоборот, выше (6,3—9,7), а естественный прирост незначительный.

Таблица 5

Этапы демографического перехода в странах СНГ

Этапы

демогра

Страны

СНГ

Естественное движение в 1999 году

в расчете на 1 000 жителей

Удельный вес детей

фического

перехода

 

рождаемость

смертность

прирост (убыль)

(0—14 лет),

%

III этап

Узбекистан

22,3

5,3

17,0

38,3

(высокая рож

Кыргызстан

21,4

6,8

14,6

35,1

даемость, низкая

Таджикистан

18,6*

4,2*

14,4*

42,4*

смертность)

Туркменистан

18,5

5,4

13,1

37,9

           

Переход от

Азербайджан

14,9

5,9

9,0

31,8

III этапа к

Казахстан

14,0

9,7

4,3

28,7

IV

Армения

9,6

6,3

3,3

24,2

 

Грузия

8,9

8,8

0,1

20,4

           

IV этап

Молдова

10,6**

11,3**

–0,7**

23,7**

(смертность

Беларусь

9,3

14,2

–4,9

18,9

превышает

Россия

8,3

14,7

–6,4

18,3

рождаемость)

Украина

7,8

14,8

–7,0

17,9


* 1998 г.

** Без данных по территории левобережья реки Днестр и г. Бендеры.

В целом демографический переход к четвертому этапу, характерный для Беларуси, России и Украины, где количество жителей сокращается, в странах Центральной Азии и Закавказья еще не наступил. Однако процессы депопуляции очень быстро охватывают все новые государства Содружества. В 1999 году в группу стран с убывающим населением вошла Молдова. На пороге депопуляции стоит Грузия, где практически нет естественного прироста. Если не будут приостановлены значительные масштабы внешней миграции населения, то возрастет угроза депопуляции и в Казахстане.

Во всех странах уменьшились суммарные показатели рождаемости (среднее число детей, рожденных одной женщиной). В большинстве стран их значения ниже 2,15, что не обеспечивает простого воспроизводства. В России этот показатель снизился до критической черты — 1,2, что на уровне Германии, Италии, Греции и Испании, которые в 1995—2000 годах имели 1,1—1,3 ребенка на женщину. В этом же ряду Украина (1,1), Грузия (1,2), Армения (1,3), Беларусь (1,3), Молдова (1,4). В группу стран, где не обеспечивается простое воспроизводство населения, вошли также Казахстан (1,9) и Азербайджан (2,0), в Туркменистане этот показатель чуть больше — 2,2. Лишь Таджикистан, Узбекистан и Кыргызстан сохраняют режим расширенного воспроизводства. Таким образом, большинство стран СНГ вступило в новое тысячелетие с низким уровнем рождаемости, не обеспечивающим простого замещения поколений. В этих странах проживает 241 млн. человек, или 85% всего населения Содружества.

Сужается воспроизводственная база. Во всех государствах в 90-е годы число браков на 1 000 человек сократилось в 1,5—2 раза, остается высоким уровень разводов. По данным переписи 1999 года, в Беларуси и Казахстане число граждан в возрасте 16 лет и старше, состоящих в браке, за 1989 — 1999 годы уменьшилось с 5,15 млн. до 4,9 млн. человек (5%) и с 7,0 млн. до 6,3 млн. (10%), соответственно. Одновременно увеличилось число не состоящих в браке — с 1,3 до 1,5 млн. (15%) в Беларуси и с 2,5 до 2,7 млн. (9%) — в Казахстане. Выросло число вдовых и разведенных, что говорит о снижении ценности семьи и брака.

Особую озабоченность вызывает состояние здоровья людей. В 1991—1993 годах уровень смертности в расчете на 1 000 человек увеличился во всех государствах Содружества. Особенно высоким он был в странах Закавказья и Центральной Азии (за исключением Кыргызстана). В 1997—1998 годах рост смертности несколько приостановился в Казахстане, Кыргызстане, Молдове, России, Украине. Однако 1999 год охарактеризовался новым ухудшением этого показателя: в Грузии — на 15,8%, России — на 8,1%, Беларуси — на 5,2%, Армении, Молдове, Украине — на 3,5%.

Самые высокие показатели смертности в 1999 году были в Беларуси — 14,2 промилле, в России — 14,7 и в Украине — 14,8 промилле. Это следствие не только более старой возрастной структуры населения этих государств, но и повышенной смертности людей трудоспособного возраста. В указанных странах отмечается рост этого показателя среди мужчин. Основной причиной продолжают оставаться болезни системы кровообращения, второе и третье места занимают несчастные случаи, убийства, самоубийства и другие внешние воздействия. Высока смертность от злокачественных новообразований. Такая ситуация обусловлена изменением уклада и образа жизни людей, повышением психологических нагрузок, вызванных резким снижением уровня жизни, безработицей, обострением межнациональных отношений, ростом преступности и т.п.

Социологические обследования показывают, что далеко не все слои населения смогли адаптироваться к рыночным условиям. В большинстве случаев (порядка 80%) насильственная смерть приходится на людей трудоспособного возраста, преимущественно мужчин. В странах СНГ, как и во всем мире, число самоубийств среди мужчин больше, чем среди женщин. Особенно значительно это различие в Беларуси, Казахстане, России и Украине, где число самоубийств среди мужчин в четыре-пять раз превышает этот показатель среди женщин. Такое соотношение — еще одно свидетельство того, насколько экономическое положение переходного периода накладывает отпечаток на демографическую ситуацию, особенно воздействуя на "сильный пол".

Остается высокой смертность от инфекционных, паразитарных и респираторных заболеваний, усугубляемых плохим питанием и высокими ценами на лекарства. Наблюдается значительное увеличение или возобновление некоторых инфекционных болезней, таких как туберкулез, сифилис, педикулез, малярия и ряд других. Так, в 1999 году число больных с впервые установленным диагнозом активного туберкулеза (на 100 тыс. человек) по сравнению с 1998 года увеличилось: в Армении — в два раза, в Казахстане — на 20% и Кыргызстане — на 10%. Значительную часть больных составляют находящиеся в исправительных учреждениях МВД, беженцы, лица, занимающиеся бродяжничеством, и люди без определенного места жительства.

В среднем по странам Содружества на туберкулез органов дыхания приходится почти половина случаев смерти от инфекционных и паразитарных заболеваний. В 1999 году по сравнению с 1995-м смертность от туберкулеза органов дыхания увеличилась почти во всех странах, особенно значительно — в Казахстане и Кыргызстане.

В странах СНГ отмечаются самые высокие темпы распространения СПИДа и наркомании. В России насчитывается 38 тыс. ВИЧ-инфицированных. К 2002 году их число может достигнуть 1 млн. человек, 80% из них в возрасте 15—25 лет, то есть возникает угроза гибели целого поколения. В Украине на начало 2000 года, по официальным данным, зафиксировано более 30 тыс. больных ВИЧ/СПИД, также преимущественно молодого возраста. По результатам анализа эпидемической ситуации в Украине, проведенного экспертами ООН совместно с украинскими специалистами, в 1999 году реальное суммарное количество ВИЧ-инфицированных составляло 200—240 тыс. человек. Количество наркоманов на 1 января 2000 года превысило 68 тыс. человек. Общее число людей с алкогольными проблемами на начало 2000 года достигло почти 690 тыс. человек, из которых 85% — в возрасте от 25 до 55 лет.

Росту смертности способствует ухудшение экологической обстановки. В результате Чернобыльской катастрофы загрязнены огромные территории Украины, Беларуси и России (145 тыс. кв. км), где проживает более 5 млн. человек. Свыше 100 тыс. человек из зоны поражения эвакуированы. Крайне неблагоприятная экологическая ситуация сложилась в Приаралье (Хорезмская область и Каракалпакия), где проживает более 2,5 млн. человек.

Остается высоким уровень младенческой смертности. В Беларуси он составляет 11,3 умерших детей в возрасте до одного года на 1 000 новорожденных, в Туркменистане —32,9. Самый неблагоприятный год — 1993-й, когда младенческая смертность достигла максимального уровня в Азербайджане, Грузии, Казахстане, Кыргызстане, России, Таджикистане, Украине. После 1993 года этот печальный показатель постепенно снижался, особенно значительно в Азербайджане — с 28,3 до 16,6 и Казахстане — с 28,4 до 21,6. Однако и сегодня он остается высоким и в 2—3 раза превышает аналогичные данные в развитых странах (Франция — 6,8, Германия — 6,1, Швеция — 4,8).

Основные причины младенческой смертности в Азербайджане, Кыргызстане, Таджикистане, Туркменистане, Узбекистане — болезни органов дыхания, в Армении, России, Украине — состояния, возникающие в перинатальном периоде (на первой неделе жизни), в Беларуси — врожденные аномалии.

В 90-е годы особенно заметно ожидаемая продолжительность жизни сократилась среди мужчин Казахстана — с 64 до 59 лет, Беларуси — с 65,5 лет до 62,2, России — с 63,5 до 59,9, Украины — с 64 до 62,9, а также Кыргызстана, Молдовы, Туркменистана, Таджикистана. В России ожидаемая продолжительность жизни мужчин несколько выросла во второй половине 90-х годов — с 58,3 года в 1995 году до 61,3 года в 1998-м. В 1999 году отмечен новый рост этого показателя в России, по которому государства Содружества на 10—15 лет отстают от большинства развитых стран мира. Продолжительность жизни в США, большинстве государств Западной Европы, Австралии составляет 76—78 лет, в Канаде — 79, в Японии — 80 лет.

Средняя продолжительность жизни женщин в республиках Содружества также сократилась, хотя и в меньших размерах. В Казахстане снижение было значительнее — с 73,1 лет до 70,2 лет.

Динамика показателей воспроизводства населения отражает неблагоприятные изменения в жизнеобеспечении человека во всех новых независимых странах: снижение уровня жизни и числа бедных, ухудшение экологической среды, развал системы здравоохранения, недоступность медицинской помощи для большинства граждан, распространение наркотиков и алкоголизма, инфекционных заболеваний, ослабление семейных институтов.

Половозрастной и национальный состав населения

В результате сложившихся в 90-е годы тенденций к сокращению численности населения наблюдаются изменения в его половозрастной структуре.

Прежде всего, экономические преобразования неблагоприятно сказались на соотношении численности мужчин и женщин. Диспропорция из-за более высокой смертности мужчин увеличилась во многих странах Содружества. Особенно остро стоит проблема нехватки мужского населения в России, Беларуси, Молдове, Украине. В России на 100 женщин приходится лишь 88 мужчин, в Украине — 87, в Беларуси — 86. Общий показатель нехватки мужского населения по странам СНГ приближается к 15 млн. человек. Диспропорция складывается за счет наиболее активных возрастов. В Армении, Азербайджане, Грузии превышение численности женщин начинается с возрастной группы 30—34 года, в России — с 35—39 лет. В Азербайджане в группе 30—34 года на каждые 100 женщин недостает 11 мужчин, в Армении — 9, в Грузии — 6. Разница в численности растет от молодых к более пожилым возрастам, что связано с повышенной смертностью мужчин. Перекосы в структуре населения по полу негативно отражаются на семейно-брачных отношениях, воспроизводстве населения, увеличивают число неполных семей и т.п.

По демографической структуре (соотношение численности детей до 15 лет, населения в трудоспособном возрасте и возрасте старше трудоспособного) страны СНГ, как свидетельствуют данные таблицы 6, подразделяются на три группы. Первую составляют Беларусь, Грузия, Россия, Украина, где в общей структуре населения наибольшее число жителей в возрасте 65 лет и старше — 12,5—13,8%, а количество детей не превышает 20,4%. Во вторую группу вошли государства Центральной Азии и Азербайджан, имеющие самую молодую возрастную структуру — в Азербайджане число детей составляет 32%, в Таджикистане — 42,4%, а количество людей старших возрастов — в пределах 3,9—5,5%. Третья группа стран: Армения, Казахстан и Молдова — занимает промежуточное положение, детей в них 24—29%, а пожилых 7—9%.

Таблица 6

Демографическая структура стран СНГ

 

Числен ность

Возрастные группы в %

Демографическая

нагрузка в %

 

населения на начало 2001 г., млн. чел.

0—14

15—64

65 и

старше

дети до 15 лет

лица старших возрастов

Беларусь

10,0

18,9

67,8

13,3

27,9

19,6

Грузия*

5,4*

20,4

66,3

13,3

30,8

20,1

Россия

145,2

18,3

69,2

12,5

26,4

18,1

Украина

49,3

17,9

68,3

13,8

26,2

20,2

             

Армения

3,8

24,2

66,9

8,9

36,2

13,3

Казахстан*

14,8

28,7

64,5

6,8

44,5

10,5

Молдова

3,6**

23,7

66,9

9,4

35,4

14,1

             

Азербайджан

8,1

31,8

62,7

5,5

50,7

8,8

Кыргызстан

4,9

35,1

59,4

5,5

59,1

9,3

Таджикистан***

6,2

42,4

53,5

4,1

79,3

7,7

Туркменистан

5,4

37,9

58,2

3,9

65,1

6,7

Узбекистан

24,9

38,3

57,5

4,2

66,1

7,3


* На начало 1999 г.

** Без данных по территории левобережья реки Днестр и г. Бендеры.

*** 1998 г.

Для всех стран Содружества характерны дальнейший рост числа людей старших возрастов и сокращение количества детей. На начало 2000 года население старше 65 лет в Беларуси составило 13,3% против 11% в 1991 году, в России — 12,5% (10%), в Украине — 13,8% (12%).

Учитывая возросший уровень смертности 40—60-летних в Беларуси, России и Украине, в ближайшие годы можно ожидать (при стабильной миграции) сокращения численности тех, кто старше 65 лет, и некоторого увеличения количества молодежи, вступающей в трудоспособный возраст. В Центральноазиатских государствах в силу сохраняющейся высокой рождаемости демографическая нагрузка на трудоспособное население практически не снизится.

Снижение рождаемости и старение населения — процесс, охвативший многие страны и континенты. До промышленной революции доля граждан в возрасте 65 лет и старше на земном шаре не превышала 2—3%. Сегодня этот показатель составляет 14% от общей численности населения планеты, а к 2030 году, по прогнозам экспертов ООН, вырастет до 25—30%.

В странах СНГ количество тех, кто старше 65 лет (в процентном отношении к общей численности населения) с 1999 год по 2030 год увеличится: в Беларуси — с 14 до 25, в России — с 13 до 25, в Украине — с 14 до 27. Такие темпы старения характерны и для европейских стран: в Австрии, Швейцарии — рост с 15% до 30%, Бельгии — с 17% до 28%, Германии — с 16% до 28%, Греции — с 18% до 34%, Испании — с 17% до 37%. В Китае ожидаемые темпы роста могут быть еще более высокие — с 11% до 33%.3

К 2030 году на каждого пожилого человека в мире останется всего двое трудоспособных — девять в настоящее время. Смягчить эти неблагоприятные диспропорции можно двумя путями: либо усилить приток иммигрантов в страну, либо повысить возраст выхода на пенсию. В ряде стран СНГ, ссылаясь на опыт экономически развитых государств Европы, в рамках пенсионных реформ предпочитают второй путь — постепенное увеличение возраста выхода на пенсию. И здесь возможны два подхода. Первый — установленный законом возраст сохраняется, но используется гибко: более поздний выход на пенсию стимулируется увеличением цены одного года (месяца) страхового стажа по соответствующей шкале, что обеспечивает более высокую пенсию. Так, например, в Беларуси работникам после достижения пенсионного возраста размер пенсии увеличивается на 1% заработка, но не менее чем на 1% минимальной пенсии за каждые 2 месяца работы, в Украине — на 1% заработка, но не менее чем на 1% минимальной пенсии за каждый год работы.

Второй подход предусматривает прямое повышение пенсионного возраста, но, как правило, не единовременно, а постепенно, с увеличением на 3—6 месяцев ежегодно. Соответствующие решения приняты в Азербайджане, Армении, Грузии, Молдове, Кыргызстане и Казахстане: предусматривается выход на пенсию в 63 года — 65 лет для мужчин и в 58 лет — 63 года для женщин. Но если в Грузии в 1997 году возраст выхода на пенсию увеличен единовременно (до 65 лет для мужчин и 60 лет для женщин), то в других государствах установлена шкала ежегодного его повышения: в Азербайджане — к 2000 году (для мужчин 62 года и для женщин — 57 лет), в Армении — к 2011 году (соответственно 65 лет и 63 года), в Кыргызстане — к 2004 году, а в Казахстане — в 2001 году (63 года и 58 лет). В Молдове возраст выхода на пенсию составит с 2008 года для мужчин 65 лет, для женщин — 60 лет.

Усилились демографические процессы, дифференцированные по национальному составу. Во всех государствах Содружества увеличилась доля коренных национальностей в общей численности населения. Так, по данным переписи 1999 года, доля азербайджанцев в Азербайджане составила 90,6% против 82,7% в 1989 году, русских — 1,8%, против 5,6% в 1989 году. Доля белорусов в населении Беларуси повысилась до 81,2% (в 1989 г. — 77,9%), а численность русских, поляков, украинцев и евреев сократилась.

Особенно существенные изменения в национальном составе произошли в Казахстане. Впервые за многие годы численность казахов превысила половину населения республики и достигла 8 млн. человек (53,4%), увеличившись на 1,5 млн. (22,9%). А количество жителей других национальностей сокращалось: русских — с 6,1 млн. до 4,5 млн. (на 26,1%), украинцев — с 876 тыс. до 353 тыс., или на две трети, а также татар, белорусов и др. В Кыргызстане значительно увеличилась численность и доля кыргызов — с 1,9 млн. до 3,1 млн. человек (с 52,4% в 1989 г. до 64,9% в 1999 г.). Численность же русских уменьшилась почти на треть — с 916 тыс. до 663 тыс. человек.

Такие изменения в Центральноазиатских государствах и Азербайджане, тенденция к мононациональной структуре населения будут сдерживать переход этих стран от многодетных семей к режиму воспроизводства с преобладанием семей с двумя и тремя детьми. По этой причине уровень рождаемости в этих странах еще длительное время будет достаточно высоким.

Городское и сельское население

Экономические преобразования в СНГ наложили отпечаток на пропорции между городским и сельским населением. В сопоставимый дореформенный период 1983—1990 годов отмечался рост числа горожан, что соответствовало общемировым тенденциям. Однако в Кыргызстане, Таджикистане, Туркменистане, Узбекистане удельный вес количества горожан снизился на 1—2,5% при сохранении преобладающего числа сельских жителей (54,6%—68,8%).

В 90-е годы картина существенно изменилась. Классическая динамика численности горожан и сельских жителей сохранилась только в Беларуси. Городское население республики увеличилось с 6,9 млн. до 7,2 млн. человек (на 4,3%), а сельское — сократилось на 350 тыс. человек, или на 10%. Доля сельских жителей в общей численности населения снизилась с 32,9% до 29,6%.

В Казахстане, Молдове и Украине наблюдается сокращение количества как сельского, так и городского населения. Обострение демографической ситуации вызвано, в первую очередь, снижением рождаемости и ростом смертности. Наряду с этим существенное влияние оказывает миграция. Если уменьшение численности горожан свидетельствует, прежде всего, о выезде русскоязычных граждан (из Украины — русских), то сокращение доли сельского населения, которое однородно по национальному составу, говорит об активной миграции представителей коренных национальностей (казахов, молдаван, украинцев) не только в города своих республик, но и в другие страны СНГ. Это подтверждают и данные о трудовой миграции в Россию в поисках заработка.

Для Грузии, Кыргызстана, России, Таджикистана характерно уменьшение численности городского населения и рост сельского. Особенно активным рост количества сельских жителей был в 90-е годы в Кыргызстане — на 378 тыс. человек (13,8%), Таджикистане — на 863 тыс. (23,4%). В России численность городских жителей сократилась на 2,5 млн. человек (2,3%), а сельских увеличилась на 638 тысяч (1,6%). Определяющий фактор в миграции — обнищание городских жителей, проблемы с трудоустройством в городах, с одной стороны, и с другой — возможность прокормиться в деревне с помощью огорода, приусадебного участка. Такая ситуация уже была в истории государств в начале 20-х годов, после гражданской войны. С учетом ожидаемых перспектив развития, миграция горожан в сельскую местность в ряде стран сохранится и в ближайшие годы.

В Азербайджане, Армении, Туркменистане, Узбекистане в 90-е годы росло количество как городского, так и сельского населения. Число сельских жителей этих стран (в совокупности) увеличилось на 4,1 млн. человек, особенно высокими темпами это происходило в Туркменистане — на 32,2% и Узбекистане — на 21,9%.

Отмеченные темпы роста свидетельствуют о значительном демографическом потенциале не только сельского, но и городского населения. В Туркменистане и Узбекистане в 1999 году сельское население составляло соответственно 55,3% и 62,2%, а в Таджикистане — 73,4%. Социологические опросы, проведенные среди выпускников сельских школ Узбекистана, свидетельствуют, что большинство из них настроено продолжить образование, а каждый второй хочет жизнь в городе, что позволяет оценить миграционный потенциал сельской молодежи как высокий. Однако миграционные устремления сельской молодежи не выходят за пределы Узбекистана, большинство ориентируется на Ташкент, областные и районные центры. Тем самым почти все выпускники сельских школ окажутся на внутреннем рынке труда, усиливая и без того значительное демографическое давление4.

Для сельских жителей Центральноазиатских стран актуальна проблема повышения социальной, профессиональной и территориальной мобильности, ибо без ее решения они не смогут быть конкурентоспособными не только на рынке труда других республик СНГ, но и на рынке труда своих стран.

Общая тенденция для большинства государств СНГ — постепенное разрушение сложившейся системы поселений как организационно-пространственного каркаса территорий. Такая система сложилась в СССР и являлась основой экономического развития, научно-технического прогресса и жизнеобеспечения человека. Сегодня разрушаются целые звенья этой системы: градообразующие предприятия закрываются, в связи с чем приходят в упадок малые индустриальные города, узкопрофильные поселки в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, военные городки и другие аналогичные населенные пункты. Деформируется структура населения, наиболее активные люди уходят в сферу бизнеса крупных городов. В малых городах и поселках городского типа остаются только люди предпенсионного и пенсионного возрастов. Эта проблема требует пристального внимания не только отдельных стран, но и всего Содружества. Одно из направлений ее решения — реализация совместных научно-технических проектов, создание совместных предприятий, транснациональных корпораций, особенно в приграничных зонах.

Таким образом, дифференциация стран СНГ по основным экономическим показателям, резко увеличившаяся в 90-е годы, сохраняется весьма значительной и в начале нового тысячелетия, определяя и региональные различия в уровне жизни населения. Эти диспропорции между странами вызваны разноскоростным развитием реформ, их отрывом от социальной политики.

Кардинальное изменение пропорций в распределении населения между государствами СНГ ставит целый ряд важных проблем в области демографической, социальной и миграционной политики, без согласованного решения которых невозможно смягчить давление на рынки труда, повысить эффективность использования совокупного трудового потенциала стран Содружества.

Первоочередными задачами также должны стать меры по снижению смертности, прежде всего детской, а также граждан трудоспособного возраста от инфекционных заболеваний и несчастных случаев. Это ближайший резерв, мобилизация которого позволит улучшить показатели трудового потенциала. Они во многом зависят от условий труда и техники безопасности, пропаганды здорового образа жизни, уровня профилактической медицины.

В решении проблем здоровья населения есть сфера совместной деятельности стран СНГ: производство медикаментов и медицинского оборудования, подготовка высшего и среднего медицинского персонала, в первую очередь врачей-педиатров, создание межгосударственных специализированных медицинских центров по охране здоровья матери и ребенка.

В целом усилия, с нашей точки зрения, должны быть направлены прежде всего на рост занятости через создание новых рабочих мест, расширение предпринимательства при активизации поддержки государства, путем улучшения работы служб занятости по подготовке и переподготовке кадров с учетом изменяющихся потребностей рынка труда, адресной социальной поддержки, особенно беднейших слоев, ускорения пенсионной реформы.

В связи с этим государствам Содружества предстоит активизировать работу по гармонизации законодательной и нормативной базы в области социально-трудовых отношений, расшивке узких мест и снятию барьеров на пути к общему рынку труда, беспрепятственного перемещения рабочей силы между странами, повышения эффективности совокупного трудового потенциала государств.


1 См.: Фридман Л., Кузнецова С. Глобализация: развитые и развивающиеся страны // Мировая экономика и международные отношения, 2000, № 10.

2 Без данных по территории левобережья реки Днестр и г. Бендеры.

3 Прогнозы экспертов ООН.

4 См.: Ата-Мирзаев Озод. Потенциал сельско-городской миграции молодежи в Узбекистане // Научные доклады. Вып. 3. Под ред. Ж. Зайончковской. М.: Центр изучения проблем вынужденной миграции в СНГ, независимый исследовательский Совет по миграции стран СНГ и Балтии, 1999.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL