ПРИВАТИЗАЦИЯ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ: ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Губад БАЙРАМОВ


Губад Байрамов, кандидат экономических наук, преподаватель Азербайджанского государственного экономического университета (Баку, Азербайджан)


Несмотря на то что ведомство, которое должно было проводить приватизацию, создано в 1992 году, а закон "О приватизации" принят в январе 1993-го, в Азербайджане она началась позднее, чем в других постсоветских республиках, причем этот процесс задержался еще и в связи с мятежом 4 июня 1993 года.

Официальная, так называемая "малая приватизация" началась в марте 1996 года, приватизационные паи (ваучеры) граждане страны начали получать с марта 1997 года, а разгосударствление средних предприятий "стартовало" в мае того же года. С 1996 до 1999 год процесс проходил в соответствии с первой "Государственной программой приватизации государственного имущества в Азербайджанской Республике в 1995—1998 гг."

Однако в 1999 году массовую приватизацию приостановили, в основном по субъективным причинам. Затормозила этот процесс развернувшаяся в высших эшелонах власти борьба вокруг собственности, вызванная противоречиями между сторонниками чековой приватизации (первым руководством Госкомимущества — ГКИ) и сторонниками денежной приватизации (экономическая служба президента). Интересы первой стороны были напрямую связаны с ее обязательствами перед иностранными инвесторами, обладателями ваучеров и опционов на сумму 450 млн. долл., которые предназначались для приватизации Государственной нефтяной компании (ГНКАР). Спор выиграла вторая сторона, и было принято решение ГНКАР не приватизировать, руководство Госкомимущества отправили в отставку, а зарубежные страны начали обвинять правительство республики в неверных действиях. В результате утверждение второй Госпрограммы приватизации задержалось.

На первом этапе, в соответствии с первой программой, были определены следующие формы приватизации: разгосударствление малых предприятий (таковыми считаются предприятия с численностью работников: в промышленности — до 50 человек, в строительстве — до 25 человек, на транспорте — до 15 человек, в торговле и услугах — до 10 человек.); средних и крупных предприятий (в промышленности — от 51 до 300 и свыше 300 человек, в строительстве — от 26 до 150 и свыше 150 человек, на транспорте — от 16 до 75 и свыше 75 человек, в торговле и сфере услуг — от 11 до 50 и свыше 50 человек).

Малая приватизация, начавшись в марте 1996 года, набрала необходимые темпы лишь через полгода. С того времени продано более 22 тыс. из предположительно 25 тыс. имеющихся предприятий, причем 99% из них куплено трудовыми коллективами. В этом процессе трудовой коллектив для реализации своих льготных прав определяет доверенное лицо, которое представляет его в органах, осуществляющих приватизацию, 15% уставного капитала приобретается за приватизационные чеки по стартовой цене, а затем определяется аукционная стоимость его оставшейся части. Трудовой коллектив также приобретает право на 30-процентную скидку от аукционной цены (данная часть предоставляется безвозмездно с равным распределением среди членов трудового коллектива), другие 30% аукционной цены не позднее пяти банковских дней после заключения договора о купле-продаже оплачивает доверенное лицо в деньгах, а оставшиеся 40% выплачиваются — с равным распределением — в срок не позднее трех лет (по второй Государственной программе — не позднее, чем по истечении двух лет).

Как видно, при приватизации малых предприятий требуется определение двух цен — стартовой и аукционной. На практике это приводит к некоторым несоответствиям.

На первом этапе было приватизировано 22 193 малых предприятия. По отраслям они делятся следующим образом: 9 334 — бытовое обслуживание, 5 749 — транспорт, 2 047 — торговля и общественное питание, 595 — промышленные предприятия и оборудование, 567 — хлеботорговля и хлебопечение, 433 — автозаправочные станции, 291 — строительство, 255 — отданные в аренду госпредприятия, 81 — объекты с замороженным строительством, свыше 100 — аптеки и прочие объекты.

Согласно статистическим данным, до 1997 года приватизировано 13 978 (63%), в 1998 году — 6 613 (29,8%) малых предприятий. По информации ГКИ, который в 2000 году преобразован в Министерство госимущества, в 1999-м — 1 602 (около 7,2%), за девять месяцев 2000-го — 710. Таким образом, 8 372 из 22 193 (37,7%) — находится в г. Баку, 1 712 (7,74%) — в Нахичеванской автономной республике и 12 109 (54,6%) — в других районах страны.

К приватизации средних и крупных предприятий приступили с первого марта 1997 года. Каждый гражданин республики, зарегистрированный на первое января, получил один государственный приватизационный пай, состоящий из 4 чеков. Всего же в обращение было выпущено 32 миллиона чеков без номинала, с условной стоимостью 65% приватизируемой государственной собственности. Приватизация осуществлялась методом преобразования государственных предприятий в акционерные общества (АО). Схема здесь такова: льготная продажа трудовому коллективу по закрытой подписке — 15%; чековые аукционы (инвестиционные конкурсы и торги) — 55%; денежные аукционы (инвестиционные конкурсы и торги) — 30%.

Приватизацию акционерных и долевых банков, вне зависимости от их организационно-правовой формы, проводили путем продажи на аукционе паев, находящихся в государственной собственности. 23 ноября 1998 года указом президента республики Международный банк Азербайджана был отдан для приватизации в распоряжение ГКИ. В соответствии с указом наряду с местными физическими и юридическими лицами в приватизации банка разрешалось участвовать и иностранным инвесторам. Сейчас ведутся переговоры с Европейским банком реконструкции и развития о продаже ему пакета (20%) акций. Остальные акции банка будут проданы на денежных аукционах.

В последние годы удельный вес частного сектора в структуре ВВП неуклонно растет и в 1999 году составил 62%.

Таблица 1
Удельный вес частного и государственного сектора в ВВП
(в %)
  1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999
Частный сектор 15 17,7 24 29,3 34 38 46 55 62
Госсектор 85 82,3 76 70,7 66 62 54 45 38

Источник: Экономический обзор Азербайджана. Бюллетень ТАСИС, Госкомстат Азербайджана, 1999. С. 111—113.

Итоги первой программы можно оценивать с двух точек зрения. Как мы уже отмечали, на 1 января 1999 года приватизировано 22 193 малых предприятия. На базе средних и крупных предприятий созданы 1 065 АО. Зарубежные инвесторы купили акции более 50 предприятий. Иностранцы активно участвовали в приватизации хлопкоочистительных заводов, ряда предприятий пищевой, легкой и других отраслей промышленности. В целом они приобрели до 15% всех проданных на чековых и денежных аукционах акций.

Продажа малых предприятий — основной источник доходов государственного бюджета от приватизации. За 1996—1998 годы в него поступило около 300 млрд. манатов (75 млн. долл.). Из этой суммы 175 млрд. манатов (44 млн. долл.) — поступления от продажи малых предприятий, 70 млрд. манатов (17 млн. долл.) — акции средних и крупных предприятий, 52 млрд. манатов (13 млн. долл.) — опционы. Приватизация одного малого предприятия дала бюджету в среднем 8,5 млн. манатов (2 120 долл.), а среднего и крупного — 73 млн. манатов (18,3 тыс. долл.).

Рисунок

Средства, полученные от приватизации по источникам

Источник: Экономический обзор Азербайджана. Бюллетень ТАСИС, Госкомстат Азербайджана. С. 111—113.

В соответствии с законом "О приватизации государственного имущества", иностранные инвесторы могут воспользоваться государственными приватизационными чеками посредством приватизационных опционов — ценных бумаг на предъявителя, продаваемых за наличные деньги.

Правительство приступило к продаже опционов с мая 1997 года. Первоначальная цена каждого — 2 тыс. манатов (приблизительно 0,5 долл.). Затем она поднялась до 4 тыс. и с 1 ноября 1997 года — до 100 тыс. манатов (25 долл. США). В то же время был установлен верхний предел продажи опционов иностранцам — 400 тыс. штук в одни руки. Наконец, постановлением кабинета министров от 25 апреля 1998 года была установлена цена государственного приватизационного опциона. Она определялась следующим образом: не менее 10% и не более 15% номинальной стоимости акций, приходящихся на один приватизационный чек по результатам последних десяти чековых аукционов (согласно последним вариантам цену опциона определяет Государственный комитет по ценным бумагам).

К 1 июля 2000 года в руках иностранцев было 3 миллиона 370 тысяч чеков, то есть 45% выпущенных в оборот чеков и 18,2 млн. государственных приватизационных опционов. Из них 12,5 млн. опционов по 2 тыс. манатов за каждый опцион, 4 млн. — по 4 тыс., остальная часть — по 100 тыс. манатов, в результате чего в госбюджет поступило 52,1 млрд. манатов (примерно 13 млн. долл.).

Если же анализировать качественные показатели, то можно утверждать, что официально провозглашенные цели (привлечение широких масс населения к процессу экономической трансформации, обеспечение социальной справедливости в распределении акций) не достигнуты. А судьба большинства приватизированных предприятий оказалась плачевной — многие из них в настоящее время простаивают. Согласно статистическим данным, после приватизации объем производства на 10 предприятиях бывшего государственного Торгово-промышленного концерна упал в 5 раз, на 14 предприятиях Госконцерна "Азпищепром" — в 4 раза, на 22 предприятиях Госконцерна "Товары народного потребления" — в 2 раза. Из 90 бройлерных фабрик (суммарная годовая мощность которых составляла 60 тыс. тонн мяса птицы) сегодня действует не более 10.

С другой стороны, до сих пор не сформирован рынок вторичного обращения акций, сохраняется государственная монополия депозитарного центра "Мюлк", не проведены общие собрания акционеров более чем в половине акционерных обществ. Из 60 тыс. акционеров всего 3 614 получили выписки из реестров и сертификаты по акциям.

Пассивность акционеров связана с тем, что в ходе приватизации Государственный комитет по имуществу создавал населению различные искусственные преграды. Другая причина связана с отсутствием у рядовых граждан первичного капитала. Кроме того, "непрозрачность" процесса, слабый общественный контроль не позволили простым людям извлечь пользу от участия в приватизации. Поэтому они предпочитают продать свой приватизационный пай, а не вкладывать его в конкретное предприятие.

Еще одна причина — неправильная организация агитационной и разъяснительной работы среди граждан. Такая работа противоречила корпоративным интересам ГКИ. По состоянию на 1 января 1999 года общее число акционеров составило меньше 1% населения страны. В Польше же, например, приватизация охватила 11% основных фондов, а акционерами стали 60% жителей, в Чехии соответственно 25% и 56%. В России ваучерная приватизация охватила более 33% государственных основных фондов при активном участии 80% населения, в Кыргызстане: соответственно 70% и 94,5%.

Таблица 2
Основные различия программ массовой приватизации в Чехии, Польше, России, Кыргызстане и Азербайджане
  Чехия Польша Россия Кыргызстан Азербайджан
Цели Системные и политические Повышение эффективности и социальные Политические и системные Системные и политические Политические и системные
Масштабы 25 %
государст- венного имущества
11 %
государст- венного имущества
2/3
государст- венного имущества
70 %
государст- венного имущества
75,1 %
государст- венного имущества
Темпы проведения Высокие, два этапа за один год Низкие, десять лет. Число этапов неизвестно Средние, первый этап за три года Средние, первый этап за четыре года Низкие, первый этап не закончен
Степень риска Высокая Ограниченная Высокая Высокая Высокая

Источник: Ермакович В. Модели массовой приватизации. CASE. Варшава, 1997.

Ситуацию усугубил и перерыв в организации чековых аукционов в начале 1999 года, что не только затормозило процесс появления новых акционеров из числа рядовых граждан: за это время определенная часть акционеров продала свои "мелкие" акции. Следует отметить, что если в 1997 году было проведено 14 чековых и столько же денежных аукционов, в 1998 году — 22 чековых и 26 денежных аукционов, то в 1999-м — всего 2 чековых и 3 денежных аукциона. В 1997 году продано приватизационных опционов на 51,32 млрд. манатов, в 1998-м — на 816 млн. манатов. А за весь 1999 год не был реализован ни один опцион, что не только ограничило возможность простых граждан стать акционерами приватизируемых предприятий, но и нанесло финансовый ущерб инвестиционным группам, аккумулировавшим значительное число приватизационных паев и опционов. К сожалению, такое отношение к их зарубежным владельцам сформировало отрицательный имидж Азербайджана в глазах иностранных инвесторов и кредиторов.

Созданные ГКИ широкие возможности для возникновения компрадорской буржуазии противоречат основным пунктам закона "Об антимонопольной деятельности", так как они обусловили появление новых монополистов, в частности в хлопководстве. Так, из 19 хлопкоочистительных заводов страны в ходе приватизации 12 перешли в собственность турецкого консорциума. Первые результаты уже известны: за три последних сезона эти частные предприятия установили цены на скупку сырья даже ниже его себестоимости, в результате чего производители хлопка понесли огромные потери, сокращаются объемы его производства и площади посева.

Ухудшение положения приватизированных предприятий можно объяснить тем, что большинство из них испытывает острую нехватку средств — как собственных, так и привлеченных. В стране нет соответствующего рынка капитала, а неэффективное кредитование затрудняет привлечение дополнительных сумм для нормальной работы этих предприятий. Еще более усугубляют ситуацию тяжелое налоговое бремя в производственных отраслях и проблема неплатежей. Следует отметить, что ошибки, допущенные в процессе приватизации, стали серьезным препятствием для дальнейшего развития приватизированных предприятий. В связи с неверно установленной формулой (55+30+15) денежные аукционы не вызывали интереса предпринимателей, приобретавших контрольные пакеты акций предприятий в ходе льготной подписки для коллектива, а также и на чековых аукционах. Других инвесторов, готовых платить "живые" деньги, не устраивает вложение 30% акций. Поэтому на многих предприятиях денежные аукционы не проводили. В результате, задерживается процесс трансформации предприятий.

Наконец после долгого обсуждения 10 августа 2000 года принята вторая Государственная программа и начался новый этап приватизации. В соответствии с указами президента, направленными на полное использование выпущенных в обращение приватизационных паев (чеков) и более широкое привлечение населения, было принято решение продлить срок действия выданных гражданам государственных приватизационных паев (чеков) и опционов до первого января 2002 года.

Во второй половине марта 2001 года началась приватизация объектов стратегического назначения: предприятий и объединений химической, машиностроительной, топливно-энергетической промышленности, связи, авиатранспорта и т.д. В соответствии со второй Государственной программой она будет реализовываться путем инвестиционных конкурсов и на основе индивидуальных проектов.

Выводы

Из вышеизложенного следует, что приватизация не должна сводиться к формальной передаче имущественных прав от государства к частным владельцам, а призвана способствовать формированию новых отношений.

Процесс разгосударствления собственности нуждается в целенаправленной политике, которая должна охватывать весь период от продажи до оздоровления предприятия. В этом смысле нельзя ограничиваться только сменой субъекта собственности. Необходимо создавать, по определению теоретиков приватизации Р. Фридмана и А. Рапачиньского, "режим частной собственности"1.

Это означает, что отношения, возникающие в ходе осуществления власти и контроля приватизированных предприятий, должны складываться на базе формирующейся структуры собственности, а изменение системы управления и контроля, содействие развитию нового менеджмента — способствовать изменению поведения предприятий в новых условиях.

С учетом мирового опыта массовой приватизации можно утверждать, что в стране в основном решены политические и системные задачи, а социальные и экономические цели не достигнуты.

Практика Азербайджана показывает преимущества более мягкой, а не массовой приватизации. Мировой же опыт свидетельствует, что ваучерная приватизация — очень сложный технико-организационный процесс. Результаты этой схемы политически безальтернативны, но экономически не всегда успешны. И если есть возможность, то этой модели следует избегать.

Практически во всех странах "малая" и "большая" приватизация принципиально различаются и регламентируются особыми, отдельными законами. "Малая" везде проведена очень быстро. Небольшие предприятия торговли, общественного питания, сферы услуг часто распродавались за "живые" деньги.

Причины медленных темпов "большой " приватизации — недостаток денег у населения и минимальный приток иностранного капитала. Дефицит денежных средств у простых граждан для выкупа достаточной доли государственного имущества характерен в основном для бывших стран социализма, где в частных руках практически не было значительных накоплений.

Таким образом, можно утверждать, что в Азербайджане размеры государственного сектора не определяют темпы приватизации; ее обязательными принципами выступают добровольность и постепенность. К тому же широкомасштабную приватизацию не следует проводить там, где не развит рынок капитала — способы приватизации определяются уровнем развития этого рынка, а ее программа должна предусматривать четкую классификацию приватизируемых объектов и учитывать приоритеты.


1 Frydman R., Rapaczynski A. Privatizatiоn in Eastern Europe: Is the State Withering Away? Budapest: CEU Press, 1994.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL