РЕФОРМА ПОЛИТИЧЕСКИХ ИНСТИТУТОВ В ПРОЦЕССЕ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ТРАНЗИТА В АРМЕНИИ

Александр МАРКАРОВ


Александр Маркаров, кандидат философских наук, ассистент кафедры международных отношений и дипломатии Ереванского государственного университета (Армения)


Процесс общественно-политического развития в странах Восточной Европы и СНГ может быть охарактеризован терминами "транзит" и "демократическая консолидация". Согласно С. Хантингтону, этот процесс — часть "третьей волны демократизации", которая началась в середине 70-х годов и продолжалась вплоть до конца столетия. Мир стал свидетелем кризиса и распада не только одной из супердержав, но и всей социалистической системы, что предопределило в странах, входящих в нее, многочисленные проблемы, связанные с трансформацией авторитарных и посттоталитарных режимов в общества, основанные на демократических нормах. Такая трансформация включает конституционное переустройство, реформу политических институтов, переход к рыночной экономике, то есть необходимость решения проблем, которые, согласно К. Оффе, часть "тройного транзита", либо, используя терминологию А. Степана и Ж. Линца, составляют "арены демократизации"1. Однако сегодня, оценивая реформы, можно утверждать, что оптимистические или даже романтические ожидания по поводу успеха демократических преобразований на территории бывшего Советского Союза оправдались отнюдь не в полной мере. Несомненно, транзит имел место, однако направление реформ, стратегия и тактика акторов, а также результаты транзита во многом разнятся. Новые независимые государства подпадают под категорию электоральных либо делегативных демократий, псевдодемократий, либо, порой, новых авторитарных режимов, и лишь некоторые из них являются либеральными демократиями. В классификации режимов Л. Даймонда на период 1997 года Армения относится к числу псевдодемократий2.

Какие же факторы ответственны за возникновение электоральных и псевдо-демократических режимов и что может послужить толчком для их развития в сторону демократической консолидации? Исход политической игры в рамках транзита и дальнейшее политическое развитие несомненно зависят и от того, какую стратегию избрали политическими акторы; в дальнейшем она находит свое отражение в выборе политических институтов и институциональных структур. Нельзя не согласиться с тем, что демократический транзит включает не только (и, быть может, не столько) политическую (институциональную) составляющую, однако данная сфера — одна из важнейших, поскольку выбор политических (государственных) институтов и институциональных структур, как и политика и поведение акторов внутри этих структур, по сути, определяют правила игры в дальнейшем.

Характер взаимоотношений исполнительной и законодательной властей в бывших советских республиках (до принятия ими новых конституций) можно рассматривать в качестве причины, повлиявшей на принятие той или иной формы правления, которая нашла свое отражение в новых конституциях стран, вступивших на путь демократического развития. В дальнейшем уже эти конституции, выступая в качестве независимой переменной, становятся фактором влияния на характер взаимоотношений между парламентом и главой исполнительной власти (президентом). Исследуя процесс политического развития и создания макрополитических институтов в Армении и, быть может, в других странах СНГ, кажется целесообразным применить следующий подход к анализу политического развития государств, находящихся в процессе трансформации.

Во-первых, в рамках институционального и формально-легального подходов характер формы правления можно проанализировать на основе конституции страны. Эти конституции были приняты либо посредством референдума, либо парламентом страны, в соответствии с действовавшими правовыми нормами.

Во-вторых, посткоммунистические конституции разработаны специально созданными конституционными комиссиями, составленными из членов, назначенных парламентом и/или главой исполнительной власти (президентом). Расклад сил в этих комиссиях и соответственно содержание проекта конституции относительно предложенной формы правления обусловлены существовавшими взаимоотношениями исполнительной и законодательной властей. Если проект конституции разработан парламентом страны, то соотношение сил в нем, а также полномочия президента (в особенности его полномочия в области законотворчества и возможность влиять на процесс принятия решений) становятся факторами, обуславливающими содержание проекта Основного закона в отношении формы правления.

Соотношение сил в парламенте, в свою очередь, зависит от исхода предыдущих, зачастую учредительных выборов, а полномочия президента (главы исполнительной власти) оговорены (негоциированы) в ходе переходного процесса и/или законодательно закреплены за представительным органом власти. Во многом характер и объем данных полномочий и соответственно характер взаимоотношений исполнительной и законодательной властей обусловлены исходом вышеозначенных выборов.

В-третьих, как парламент, так и президент были избраны в ходе предыдущих, зачастую учредительных выборов, которые предопределили характер взаимоотношений исполнительной и законодательной властей до принятия новых конституций.

В-четвертых, характер и последовательность предыдущих (учредительных) выборов были определены в ходе транзита, либо выборы проходили в соответствии с существовавшим или частично измененным избирательным законодательством.

На стадиях 2—4 старые конституции по-прежнему сохраняли свою силу, однако периодически их поправляли, дополняли, изменяли. Основное изменение, затронувшее процесс институционального переустройства, — введение института президента. Именно характер взаимоотношений между законодательной и исполнительной властями, иначе говоря, между парламентом и президентом, становится одним из решающих факторов, предопределившим форму правления. При достаточно сильном парламенте и слабом институте президента можно предположить, что в новой конституции предпочтение будет отдано парламентской форме правления. Если же после введения президентского института, который согласно закону либо иному законодательному акту приобретает достаточно широкие полномочия, (Армения в 1991—1996 гг., РФ в период между 1991 и 1993 гг.), то возрастает возможность принять конституцию, формирующую основы суперпрезидентализма, зачастую существующего под прикрытием полупрезидентской конституции. В предложенном исследовании будет представлен процесс политического развития Армении, приведший к формированию существующей политической системы, которая при определенной расстановке сил в высшем законодательном органе страны, может быть названа суперпрезидентской.

Одна из особенностей политического развития Армении в процессе транзита, как, впрочем, и других стран бывшего Советского Союза, — проблема построения независимой государственности. Формальным началом процесса стало принятие (23 августа 1990 г.) Верховным советом республики Декларации о независимости Армении. Она также провозгласила принцип разделения властей, равенство всех форм и видов собственности, свободу слова, печати, политический плюрализм, многопартийность, равенство партий, деполитизацию вооруженных сил и органов правопорядка. Декларация, во многом противоречившая существовавшей Конституции, имела силу Конституционного закона и, соответственно, положения Конституции, противоречащие принятой Декларации, были признаны утратившими силу.

После провозглашения независимости и распада Советского Союза необходимо было решать множество проблем, в том числе связанных с реформированием существовавших и формированием новых политических институтов и структур. Эти проблемы присутствовали как в Армении (они стояли на повестке дня парламента в течение почти всего 1991 г.), так и в других странах бывшего Союза и Восточной Европы, переживавших сходные трансформационные процессы. Дебаты о формах правления и характере взаимоотношений исполнительной и законодательной властей были одной из главных тем в политической дискуссии, развернувшейся в начале 90-х годов в большинстве стран бывшего СССР, а также Центральной и Восточной Европы. Проблема также дискутировалась и политологами, причем как на Западе, так и на Востоке.

Представим основные альтернативы форм правления и некоторые возможные политические последствия их адаптации: президентская, парламентская, либо та или иная разновидность полупрезидентализма. Президентализм предполагает всеобщие выборы главы государства на определенный, законодательно закрепленный период времени. Президент одновременно является главой государства и главой исполнительной власти; он назначает правительство, которое, как и президент, не является субъектом парламентского доверия. Парламентская форма правления может быть представлена как "форма конституционной демократии, в которой исполнительная власть возникает и ответственна перед законодательной властью"3. Полупрезидентализм предполагает всеобщие выборы президента на определенный, законодательно закрепленный период времени. Президенту даны достаточно широкие полномочия, в том числе он назначает, а зачастую и смещает премьер-министра и правительство, которые, в свою очередь, являются субъектами парламентского доверия.

Каждой из приведенных выше форм правления свойственны определенные преимущества и недостатки. Как правило, президентализму присущи стабильность исполнительной власти и более демократическое правление. А среди его недостатков отмечают потенциальную возможность возникновения патовой ситуации, или тупика, во взаимоотношениях исполнительной и законодательной властей, временную жесткость либо ограниченность во времени и, третье, правительство, формируемое по принципу "победитель получает все". С другой стороны, парламентской форме правления присуща большая эластичность в исполнительно-законодательных взаимоотношениях, благодаря возможности, имеющейся у представительной власти, вынести правительству вотум недоверия и сформировать коалиционный кабинет министров. Однако эти преимущества соседствуют с нестабильностью исполнительной власти, что является основным недостатком данной формы правления4. Полупрезидентализм объединяет представленные преимущества, но, как правило, отмечается, что преимущества президентализма и парламентаризма в такой системе присутствуют в "фазах". Это позволяет решить проблему патовой ситуации во взаимоотношениях исполнительной и законодательной властей, выступающей в качестве основного минуса президентализма.

Эти альтернативы активно дискуссировались политическими силами Армении в 1991 году. 25 июня, основываясь на положении Декларации о независимости, Верховный совет республики принимает постановление о введении поста Президента Республики Армения. Принцип разделения властей (но отнюдь не принцип равновесия между ветвями власти) был окончательно закреплен к концу 1991 года, когда были приняты два закона, носившие принципиальный характер: "О Президенте Республики Армения" и "О Верховном Совете Республики Армения". Можно утверждать, что до их принятия Армения являла пример парламентской республики. В этой республике единственным демократическим легитимным институтом являлся парламент — Верховный совет, избранный в 1990 году в ходе выборов, которые можно считать частично свободными и справедливыми, и ставших, наряду с президентскими выборами 1991 года, одними из учредительных выборов в Армении. Глава исполнительной власти — председатель Совета министров и члены правительства назначались парламентом страны; глава исполнительной власти и члены правительства являлись субъектом парламентского доверия, а вотум недоверия им мог быть вынесен квалифицированным большинством голосов — двумя третями от общего числа депутатов парламента (т.е. от 260 человек). В целом парламент, имевший весьма широкие полномочия, являлся высшим органом государственной власти. Он обладал монополией на законотворческую деятельность, в том числе имел право вносить изменения в Конституцию страны, назначать высших должностных лиц республики, ему были предоставлены весьма широкие полномочия по контролю деятельности государственных органов. После того как было принято постановление об учреждении поста президента, Верховный совет поручил Конституционной и двум постоянным комиссиям парламента — по утверждению независимой государственности и по правовым вопросам — разработать и в двадцатидневный срок представить законопроекты о выборах президента и о президенте республики, а также необходимые конституционные поправки и изменения. Одновременно парламент принял решение о проведении первых президентских выборов 16 октября 1991 года.

Дискуссии по закону о президенте начались 16 июля 1991 года. И сразу стало ясно, что внутри парламента сформировались два лагеря: с одной стороны, сторонники законопроекта, предложенного Конституционной комиссией, с другой — его противники. С точки зрения последних, предложенный законопроект закреплял отнюдь не принцип равновесия ветвей власти, а скорее являлся воплощением дисбаланса, наделяя президента чуть ли не диктаторскими полномочиями. Это противоречие между двумя группами нашло свое отражение и в дальнейшем — в ходе дискуссий по поводу законопроекта о Верховном совете республики. Основные противоречия касались возможности ограничения президентских полномочий и контроля над его деятельностью, а также затрагивали проблему назначения должностных лиц. Согласно законопроекту, назначение и смещение премьер-министра и членов кабинета являлись прерогативой президента. Парламент, в свою очередь, двумя третями голосов мог согласиться либо не согласиться с назначениями президента. Однако парламентарии отвергли подобный вариант и в свою очередь вынесли на обсуждение ряд альтернатив. В частности, П. Айрикян предложил отклонять президентские назначения — как премьера, так и членов правительства — большинством в 50% + 1 голос (т.е. большинством в 131 голос), и только в случае, когда президент повторно предлагал ту же кандидатуру, парламент мог отвести ее двумя третями голосов. Это предложение и было принято. В дальнейшем его несколько изменили: парламентарии могли отклонить кандидатуру простым большинством голосов, но не менее чем большинством в одну треть от общего числа депутатов. Если же президент по-прежнему настаивал на своей кандидатуре, то ранее принятое положение сохраняло свою силу. В ходе дискуссий было также выдвинуто предложение о создании независимого "органа по контролю над деятельностью президента", который обладал бы правом оценивать его работу и в необходимых случаях мог предложить парламенту отозвать с должности главу государства. Однако эта инициатива не была поддержана большинством. Законопроект, а позднее и закон предусматривал следующие положения относительно возможности вынесения импичмента. Президента или вице-президента могли отрешить от должности в случае государственной измены, взяточничества или иных преступлений. Процедура должна начинаться в парламенте, и при поддержке большинством его членов законодательному органу необходимо было получить заключение Верховного суда республики. Основываясь на этом заключении, парламент двумя третями голосов мог принять решение об импичменте президента либо вице-президента.

Дебаты по закону "О Президенте Республики Армения" завершились первого августа 1991 года, когда парламент проголосовал за принятие законопроекта. Окончательное же перераспределение функций и полномочий между президентом и исполнительной властью, с одной стороны, и парламентом, с другой — произошло после того, как парламент принял (19 ноября 1991 г.) закон "О Верховном Совете Республики Армения". Законопроект был рассмотрен на заседании Конституционной комиссии и постоянных комиссий Верховного совета, а затем и на сессии парламента. Вновь было предложено два варианта. Первый разработала Конституционная комиссия и постоянные комиссии парламента — по утверждению независимой государственности и по правовым вопросам. Второй подготовили три члена парламента — представители Национально-демократического союза — Д. Варданян, Ш. Кочарян и Т. Саркисян. Как и прежде, основные противоречия затрагивали такие проблемы, как полномочия ветвей власти и возможности взаимного контроля со стороны исполнительной и законодательной властей. Авторам второго законопроекта парламент виделся не только в качестве законодательного органа, но и структурой, обладавшей значительными контрольными полномочиями по отношению к другим ветвям власти, в частности исполнительной. Однако, как это случилось и с законом о президенте, большинство голосов получил вариант, разработанный Конституционной комиссией. Он и вступил в силу 19 ноября 1991 года, после того как его подписал президент.

После введения института президента и принятия законов — "О Президенте Республики Армения" и "О Верховном Совете Республики Армения" — значительные изменения претерпел характер взаимоотношений исполнительной и законодательной властей. Баланс сил был сдвинут в сторону доминирования исполнительной власти, более конкретно — президента. Это явление присуще не только Армении, но и большинству стран СНГ, где президенты обладают достаточно широкими полномочиями. Сторонники данной системы объясняли свою позицию необходимостью концентрации власти в процессе реформ и наличия сильной исполнительной власти. А она, в свою очередь, будет способна принимать компетентные и быстрые решения в условиях перманентного политического и экономического кризиса, в котором находятся страны, переживающие переходный период. Одновременно отмечалось, что многоголосый и непрофессиональный парламент не смог бы оперативно и эффективно реагировать на возникающие проблемы. Как правило, сторонниками президентализма и сильной исполнительной власти выступали именно те политические лидеры, которые были уверены в собственном избрании на президентский пост.

Согласно закрепленным на тот период конституционно-правовым нормам, президент избирался всеобщим голосованием сроком на пять лет и являлся главой исполнительной власти. Он назначал и смещал председателя правительства (премьер-министра), а по его представлению и членов кабинета. Как премьер, так и члены правительства являлись субъектами парламентского доверия. Существенные изменения претерпел и процесс принятия решений, в частности, законотворческий регламент. Если ранее парламент был единственным органом, обладавшим правом принимать законы, то после введения президентского института, президент получил право вето. Верховный совет принимал законопроекты простым большинством голосов всех депутатов, то есть 131 голосом, однако некоторые законопроекты требовали квалифицированного большинства в две трети от общего числа депутатов. Например, принятие поправок к Конституции, вынесение вотума недоверия правительству, отзыв председателя парламента, первого заместителя председателя, заместителя председателя, Секретаря ВС. В течение двух недель законопроекты, принятые парламентом, должен был подписать президент, однако он имел право возвратить их со своими предложениями и возражениями, потребовав повторного обсуждения и голосования. Верховный совет мог принять предложения президента простым большинством голосов депутатов с признанными полномочиями, однако не менее чем одной третью голосов всех депутатов, либо повторно принять закон в собственной редакции, но уже не простым большинством голосов, а двумя третями голосов депутатов с признанными полномочиями. В последнем случае президент должен был подписать закон в течение пяти дней. Если же он не подписывал либо возвращал в течение двух недель, или же не подписывал законопроект в течение пяти дней после повторного принятия, то закон публиковался за подписью председателя Верховного совета.

В процессе становления и развития независимой государственности еще одной проблемой был вопрос о новой Конституции: действовавшая тогда была принята в 1978 году и противоречила как положениям Декларации о независимости Армении, так и закону об основных принципах независимой государственности, принятому 25 сентября 1991 года. В связи с этим Верховный совет создал Конституционную комиссию, которая разработала проект нового Основного закона и 24 июня 1993 года представила его на рассмотрение парламента. Проект провозглашал Республику Армения суверенным, демократическим, правовым государством, соблюдающим принцип разделения властей между ее исполнительной, законодательной и судебной ветвями. Законодательный орган — Национальный совет должен был стать постоянно действующим представительным органом, который насчитывал сто членов, избранных на пятилетний период. Он мог быть распущен либо по собственному решению, либо по решению президента. Президент являлся самым высокопоставленным должностным лицом, обязанным обеспечивать конституционный баланс сил. Исполнительная власть принадлежала правительству, возглавляемому премьер-министром, являвшимся субъектом как парламентского, так и президентского доверия. Предложенный проект сохранял существовавшую логику взаимоотношений исполнительной и законодательной властей, закрепив за президентом достаточно широкие полномочия. Формально проект предполагал закрепить нормы полупрезидентализма, однако если президент имел в парламенте большинство, то власть главы государства по сути ничем не ограничивалась. Парламент же превращался в орган, механически ратифицировавший законопроекты, представленные президентом и правительством, являвшимися субъектами законодательной инициативы.

Помимо проекта, разработанного и предложенного Конституционной комиссией, существовал и ряд других. Основной альтернативой являлся так называемый "Проект шести", поддержанный шестью политическими партиями: Армянской революционной федерацией "Дашнакцутюн", Демократической, Aграрно-демократической, Республиканской, Партией Рамкавар Азатакан и союзом "Конституционное право". Этот вариант предполагал возврат к парламентской форме правления, делая президента номинальным представительным главой государства, не обладающим реальными властными полномочиями.

Можно выделить (как это было сделано Ф. Тохяном) три основных пункта разногласий в предложенных проектах Конституции. Во-первых, это вопрос о форме правления. Проект, разработанный Конституционной комиссией, поддерживал сильную президентскую власть, а в большинстве альтернативных вариантов полномочия президента были урезаны либо практически сведены на нет. Во-вторых, это вопрос Ай Дата — проблемы, связанной с признанием событий в Османской империи в конце XIX — начале XX века и, в частности в 1915 году, как геноцида армян, а также вопрос об исторических армянских землях, являющихся сегодня частью других государств. И в третьих, разногласия затронули еще одну наболевшую тему: предоставление двойного гражданства армянам, проживающим за пределами РА5. В отличие от проекта Конституционной комиссии, "проект шести", предусматривал возможность ввести подобное положение.

Помимо дискуссии о содержании Конституции, дебаты развернулись и по вопросу о методе принятия нового Основного закона. В целом можно вновь согласиться с Ф. Тохяном, указывавшим на три возможных варианта. Во-первых, в соответствии с существовавшими на тот период правовыми нормами, Конституция могла быть принята парламентом республики. Как действовавшая Конституция, так и закон "О Верховном Совете Республики Армения", предоставляли эту прерогативу исключительно парламенту. Второй вариант предполагал разработку проекта и принятие Конституции Учредительным собранием — представительным органом, обладавшим законодательными полномочиями и избранным непосредственно гражданами республики единственно для того, чтобы он разработал и принял новый Основной закон. И, наконец, в-третьих, Конституция могла быть принята посредством референдума. Президент страны Л. Тер-Петросян неоднократно высказывал свое видение путей решения этой проблемы, в том числе 2 и 27 марта 1993 года на заседаниях Конституционной комиссии, а позднее и в парламенте. На его взгляд, проект должна была разработать и одобрить Конституционная комиссия, а затем представить его для дальнейшего обсуждения в парламент. Последнее же слово остается за гражданами республики, которые должны высказать свое мнение о проекте на референдуме. Прерогатива парламента, в свою очередь, подготовить необходимые юридические и правовые документы, позволяющие представить проект на всенародное голосование. Президент не исключал, что на референдум можно предложить два проекта — и предусматривающий наличие сильной президентской власти, и предполагающий возрождение парламентской формы правления. Президент не допускал возможности созыва Учредительного собрания, считая, что депутаты достаточно компетентны, чтобы принять Конституцию. В этом его поддержала парламентская фракция Армянского общенационального движения, однако АРФД, НДС, Демократическая, Республиканская партии и другие политические силы ратовали за созыв Учредительного собрания. В итоге оппозиционные силы бойкотировали работу Конституционной комиссии, заявляя, что она действует под прямым нажимом и давлением президента и примет проект "под президента". Оппозиция призывала созвать Учредительное собрание, которое не имело бы собственного политического интереса и способно было предложить на референдум проект, отвечавший интересам государства и граждан республики, а не одной из ветвей власти либо отдельной личности.

27 марта 1995 года парламент 166 голосами проголосовал за Конституционный закон, который внес изменения в положения, относящиеся к процессу принятия Конституции. Согласно этому закону Конституция могла быть принята либо парламентом, либо на референдуме. Проект, предложенный на всенародное голосование, должен одобрить парламент. Но еще 23 июня 1994 года, Конституционная комиссия приняла решение о том, какой из предложенных проектов принять за основу для доработки, а в дальнейшем и на рассмотрение парламента. Комиссия удовлетворила просьбу В. Назаряна, Р. Акопяна и А. Навасардяна — авторов "проекта шести" не ставить на голосование разработанный ими вариант и приняла за основу свой собственный проект.

Верховный совет приступил к его обсуждению 2 мая 1995 года и 12 мая проголосовал за вынесение его на референдум. В тот же день было принято решение провести референдум 5 июля 1995 года, в ходе которого граждане страны должны были ответить на следующий вопрос: "Согласны ли Вы принять Конституцию Республики Армения, одобренную Верховным советом?". Проект будет считаться одобренным, если за него проголосует более половины граждан, участвовавших в референдуме, но не менее одной трети электората в целом. Согласно официальным данным, которые, по мнению оппозиции, были сфальсифицированы, из 2 189 804 зарегистрированных граждан в референдуме приняли участие 1 217 531, из коих 823 370 (около 68%) участвовавших и 37,6% от числа всех, имевших право участвовать в референдуме, проголосовали за предложенный проект.

Принятие Конституции стало следующим этапом на пути становления и развития независимой государственности Армении. Формально Конституция закрепила нормы полупрезидентализма, однако в политической практике превалирует президент, и едва ли можно говорить о наличии баланса во взаимоотношениях исполнительной и законодательной властей. Президент избирается гражданами республики на пятилетний срок и не может быть избран более двух раз подряд. Он назначает и смещает премьер-министра, а по его представлению и членов кабинета. В течение двадцати дней после того, как правительство будет сформировано, оно должно представить на одобрение Национального собрания программу своей деятельности. Национальное собрание — однопалатный парламент, состоящий из 131 депутата6, в течение 24 часов (не менее чем одной третью своего состава) может инициировать вотум недоверия правительству. В случае если данная процедура не была инициирована либо инициативу не поддержало необходимое число парламентариев, программа считается одобренной. В случае вотума недоверия7 премьер-министр представляет президенту заявление об отставке правительства, которое принимается в течение двадцати дней, после чего глава государства формирует новое правительство. Правительство осуществляет исполнительную власть в республике. На его заседаниях председательствует президент либо, по его поручению, премьер-министр, который возглавляет правительство, руководит его текущей деятельностью и координирует работу министров.

Президент подписывает и обнародует законы, принятые парламентом. Национальное собрание утверждает законопроекты простым большинством голосов присутствующих на заседании депутатов, если в голосовании приняло участие более половины от общего числа членов парламента. Некоторые решения, чтобы быть принятыми, требуют большинства в 50%+1 голос от общего числа депутатов. Это, в частности, решения об отставке президента либо о выражении вотума недоверия правительству. При наличии предложений или возражений президент может в течение двадцати одного дня вернуть принятый парламентом закон с требованием его повторного обсуждения. Квалифицированным большинством голосов парламент имеет право проголосовать за предыдущую редакцию закона, после чего президент в пятидневный срок подписывает и обнародует его. В качестве крайней меры глава государства после консультаций с премьер-министром и председателем парламента может распустить законодательный орган и назначить внеочередные выборы. Однако есть два ограничения: парламент не может быть распущен в течение одного года после выборов и в течение последних шести месяцев исполнения президентом своих полномочий.

Президент осуществляет ряд ключевых назначений гражданских должностных лиц. По представлению премьер-министра он назначает и освобождает Генерального прокурора, четырех из девяти членов Конституционного суда, а в случае, если парламент в течение тридцати дней после формирования Конституционного суда не назначает его председателя, то и последнего. Президент представляет страну в "международных отношениях, осуществляет общее руководство внешней политикой, заключает международные договоры", подписывает договоры, ратифицированные парламентом республики (ст. 55, п. 7, 9, 10 Конституции), назначает и отзывает дипломатических представителей республики, является Верховным главнокомандующим и назначает на должности высший командный состав вооруженных сил. По его предложению парламент может объявить войну, он также принимает решение об использовании вооруженных сил страны.

Теоретически (в случае государственной измены либо совершения президентом иных преступлений) он может быть отрешен от должности. На основании решения, принятого большинством голосов от общего числа депутатов, Национальное собрание может обратиться в Конституционный суд, который должен дать заключение по вопросу об отрешении главы государства от должности. При положительном заключении о наличии оснований для отрешения, принятого не менее чем двумя третями голосов членов Конституционного суда, парламент (не менее чем двумя третями голосов от общего числа депутатов) может принять постановление об отрешении президента (ст. 57, ст. 100, п. 5 и ст. 102 Конституции). Президент также может подать в отставку, как это в 1998 году сделал первый президент республики Л. Тер-Петросян, избранный в 1996 году на второй срок в ходе выборов, достоверность результатов которых неоднократно подвергалась сомнению со стороны оппозиции.

В рамках существующих конституционных норм можно выделить два основных сценария политического развития республики. Если президента поддерживает парламентское большинства, то он обладает практически неограниченными полномочиями почти во всех сферах государственной жизни. Так было в 1995—1997 годах, и эту форму правления можно назвать суперпрезидентской, ибо тогда на политической арене страны абсолютно доминировал глава государства. Второй сценарий (при отсутствии у президента поддержки со стороны парламентского большинства) предполагает определенный дуализм во властных структурах и более уравновешенные взаимоотношения исполнительной и законодательной ветвей власти. Наличие конституционно закрепленных норм полупрезидентализма позволило относительно безболезненно пережить ситуацию, которая сложилась в начале 1998 года. Лишившись поддержки парламентского большинства, президент Тер-Петросян встал перед выбором, включавшим несколько вариантов дальнейших действий. Во-первых, Конституция позволяла ему распустить Национальное собрание и провести внеочередные парламентские выборы, однако не было никаких гарантий, что вновь избранный парламент поддержит его. Второй сценарий предполагал возможность сосуществования президента и премьер-министра, поддерживаемого большинством парламента. Третий, осуществившийся вариант — отставка главы государства и внеочередные президентские выборы. 4 февраля 1998 года Национальное собрание приняло отставку Л. Тер-Петросяна, и в соответствии с Конституцией в течение сорока дней состоялись внеочередные президентские выборы, в результате которых президентом страны стал нынешний глава государства Р. Кочарян.

Итак, можно выделить три основных этапа конституционно-политического развития и становления независимой государственности Республики Армения в первое десятилетие ее независимого развития. Первый этап начался с момента принятия Декларации о независимости и продолжался до конца 1991 года, когда ранее существовавшая макрополитическая структура и функции ветвей власти были существенно изменены в результате принятия законов "О Президенте Республики Армения" и "О Верховном Совете Республики Армения". На основании этих законов баланс во взаимоотношениях исполнительной и законодательной властей сместился в сторону доминирования президента. Данная линия развития продолжилась и в ходе третьего этапа: Конституция сохранила за президентом доминирующую роль.

Сегодня политические акторы активно дискутируют возможность внести изменения в Конституцию. В связи с этим одним из основных приоритетов должен стать переход от существующей псевдодемократической практики к становлению и развитию либеральной демократии, что позволит заложить основы для стабильного демократического развития страны в будущем. Иначе говоря, предложенные изменения, в частности касающиеся взаимоотношений исполнительной и законодательной властей, сделают эти взаимоотношения более сбалансированными; исполнительная власть, а вернее президент, должен стать неформально подотчетным институтом, а парламент — институционализированным. Можно сомневаться, существуют ли повсеместно приемлемые рецепты институционального устройства, способствующие демократическому развитию в целом либо ее акселерации. Однако в свете сравнительно-политологических исследований меры, предпринимаемые в других странах, которые переживают (либо переживали в недавнем прошлом) подобные процессы, связанные с переходом к либеральной демократии, могут содержать рациональное зерно, позволяющее перенять уже накопленный опыт. Это особенно вероятно, если учитывать историческую общность, а в некоторых случаях и ту же стартовую предтранзитную позицию от посттоталитарного режима. Вновь повторимся, нет идеальной формы правления; проблема заключается в поиске и определении той формы, которая наиболее соответствует потребностям страны в контексте поступательного демократического развития, в поиске и нахождении наиболее приемлемой институциональной структуры, способствующей развитию в нужном направлении.

На наш взгляд, важнейшим институциональным фактором, ответственным за возникновение и развитие псевдодемократической политической практики в Армении, особенно в 1995—1997 годах, было формирование определенного типа исполнительно-законодательных взаимоотношений, приведших к отсутствию эффективной системы горизонтального контроля и подотчетности, а сложившаяся структура также не позволяла парламенту действовать автономно. Существовавшая под прикрытием полупрезидентской конституции система превратила политические партии во второстепенных политических акторов, в чем, частично, повинна и принятая избирательная система. В результате этого у политических партий атрофировались функции агрегации и артикуляции политических интересов граждан, то есть те основные функции, которые они должны выполнять согласно политической теории и практике, принятой в демократических системах. В результате в формальность превратились и те основные пререквизиты, которые, согласно Р. Далю, определяют ее качество и должны существовать в демократическом обществе — участие и оппозиция; превратилась в формальность и сама борьба за властные полномочия. В итоге в сформировавшейся системе формально избранные должностные лица лишены подотчетности либо лишь формально подотчетны подконтрольному органу законодательной власти. Продолжая данную логику развития полития (общество) развивается в направлении, где борьба за власть происходит в ограниченных рамках между элитами (или их группами), которые представляют отнюдь не интересы граждан, а лишь свои узкие интересы, в результате чего общество движется от демократического идеала полиархии к недемократической реальности конкурентной олигархии.


1 Linz J., Stepan A. Problems of Democratic Transition and Consolidation: Southern Europe, South America and Post-Communist Europe. Baltimore and London: The Johns Hopkins University Press, 1996.

2 See: Diamond L. Developing Democracy Toward Consolidation. Baltimore and London: The Johns Hopkins University Press, 1999. P. 280.

3 Lijphart A. Democracies: Patterns of Majoritarian and Consensus Government in Twenty-One Countries. New Haven and London, 1984. P. 68.

4 См.: Lijphart A. Patterns of Democracy. Government Forms and Performance in Thirty-Six Countries, New Haven and London: Yale University Press, 1999. Р. 122.

5 Почти половина этнических армян в настоящее время живет за границей, формируя там армянскую диаспору.

6 Первое Национальное собрание, избранное в день конституционного референдума 5 июля 1995 г., состояло из 190 депутатов.

7 Вотум недоверия может быть инициирован парламентом на сессии (не менее чем одной третью голосов) или депутатами в форме законодательной инициативы.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL