УТВЕРЖДЕНИЕ МНОГОПАРТИЙНОСТИ В АРМЕНИИ

Гарегин КЕРЯН


Гарегин Керян, кандидат исторических наук, доцент Ереванского государственного университета (Армения)


Политические партии — важнейший институт современного общества. Без них сегодня трудно представить проведение выборов, формирование органов государственной власти, политические свободы. Демократизация политической системы и свобода личности невозможны без цивилизованной борьбы и сотрудничества партий. Находясь у власти, они играют важную роль в становлении и развитии государства, а будущность государственности в конечном счете зависит от их конструктивных позиций.

В Армении существует многопартийная система, поэтому мы более подробно представим именно такую систему. Многопартийность утвердилась в тех странах, где есть политические свободы и демократические права, создающие условия для цивилизованной политической деятельности. Многопартийной считается та система, в которой действует более двух партий, способных взять государственную власть в свои руки. Однако наличие определенного числа партий еще не является свидетельством сформировавшейся системы. Как бы ни было велико их число, систему нельзя считать многопартийной, если нет условий для участия партий в формировании органов государственной власти. Иными словами, многопартийность непосредственно связана с парламентским строем, демократией и политическими свободами.

В правовом государстве многопартийная система утверждается конкретными законодательно-правовыми актами. Это соответствующие статьи конституций или общегосударственные законодательства, законы о выборах или о политических партиях. В Армении многопартийность фактически сложилась в 1988—1989 годах, однако ее юридическая основа была заложена лишь в 1991 году: 26 февраля Верховный совет республики принял закон "Об общественно-политических организациях". Уже первая его статья посвящена определению этого понятия: "Общественно-политическая организация является союзом объединенных на добровольных началах граждан избирательного возраста, имеет программу и устав, посредством выборов участвует в формировании органов государственной власти, в их деятельности, а также в общественно-политической, социально-экономической и культурной жизни республики". Это свидетельствует о том, что в Армении государственный подход к определению "политическая партия" тождествен закону, существующему в развитых западноевропейских странах, где в законодательных актах партия также рассматривается как политическая организация, посредством выборов участвующая в государственном управлении.

Последующие семь статей закона регламентируют деятельность политических партий; в частности, служащие силовых министерств и судебных органов не могут являться их членами. Партии не должны управляться действующими вне территории республики организациями и органами других государств, а также получать от них материальную помощь. Кроме того, запрещается основывать организации в государственных органах и на предприятиях, иметь объекты, которые занимаются финансово-экономической деятельностью. Отдельной статьей регламентируются приостановление и запрещение общественно-политической организации, о чем правомочен вынести решение Верховный суд республики по представлению главного прокурора или Министерства юстиции.

Если основа многопартийной системы была заложена в 1991 году, то окончательно она сформировалась, после того как была принята Конституция (1995 г.) и по новому избирательному закону проведены многопартийные парламентские выборы. Целый ряд статей Конституции обеспечивает многопартийной системе реальные и прочные гарантии. Согласно статье 24-й: "Гражданин имеет право на свободу слова, включая свободу поиска и получения сведений и идей через любые средства информации, вне зависимости от государственных границ". Как мы уже отмечали выше, многопартийность без свободы слова — иллюзия. В 25-й статье закреплен статус политических партий: "Гражданин имеет право организовывать с другими лицами объединения, в том числе профессиональные союзы, и вступать в них. Каждый гражданин имеет право создавать с другими гражданами партии и вступать в них. Эти права могут быть ограничены в отношении служащих Вооруженных сил и правоохранительных органов. Нельзя вынуждать человека вступать в какую-либо партию или союз".

В становлении многопартийной системы существенную роль играет и то, что, согласно новому избирательному закону и нескольким иным статьям Конституции республики, партиям предоставлена возможность участвовать в формировании органов законодательной и исполнительной власти. Выборы в парламент (Национальное собрание) проходят не только по мажоритарной избирательной системе, но и по партийным спискам, что дает политическим партиям возможность в соответствии с набранными голосами (если преодолен пятипроцентный барьер) получить депутатские места в парламенте. Помимо этого, согласно статье 74-й, программа правительства обсуждается и одобряется Национальным собранием, а в процессе обсуждения можно поставить и вопрос о доверии правительству. В случае если будет принято решение о недоверии, то премьер-министр подает президенту страны заявление об отставке правительства. 84-я статья предоставляет также Национальному собранию возможность простым большинством голосов депутатов выразить правительству недоверие. Эти статьи Конституции РА сами по себе означают необходимость доверия к законодательной власти в деле формирования власти исполнительной. Естественно, президент республики, наделенный Конституцией широкими полномочиями, должен стремиться к тому, чтобы в формировании правительства участвовали представители политических партий, составляющие большинство в парламенте. Таким образом, Конституция и указанные законодательные акты предоставляют политическим партиям реальные возможности для формирования органов государственной власти и являются правовой основой многопартийной системы.

Ныне действующие в стране политические партии в подавляющем большинстве молоды и появились на политической арене в основном в конце 80-х — начале 90-х годов, когда после развала коммунистического строя и ликвидации однопартийной системы появились возможности для их формирования и свободной деятельности. Имеются также сформированные еще во второй половине 80-х годов прошлого века традиционные национальные партии, которые были в диаспоре и вернулись на родину после восстановления государственной независимости.

Формирование современных партий обусловлено новым этапом карабахского движения — одного из самых мощных всплесков в истории национально-освободительной борьбы армянского народа. В кратчайшие сроки сформировался и вышел на политическую арену целый ряд новых партий и организаций, чьи основные программные требования сводились к воссоединению Нагорно-Карабахской автономной области с Арменией, к установлению политических свобод и утверждению многопартийности.

Самым крупным и влиятельным из новых партий и организаций был комитет "Карабах", созданный в марте 1988 года для координации карабахского движения. Его местные организации с молниеносной быстротой были основаны во всех учреждениях и населенных пунктах республики. Так сформировалась новая массовая ведущая политическая сила, ее центральная и местные организации (республиканский комитет "Карабах" стал именоваться "Комитетом карабахского движения Армении"). Активную деятельность развернули также объединение "Национальное самоопределение", союз "Конституционное право", Республиканская партия Армении и другие. В 1988—1989 годах для политической жизни была характерна двухполюсность. На одной стороне находилась Коммунистическая партия Армении. Она держала в своих руках всю государственную власть, ее всемерно поддерживали центральные структуры СССР. На другой стороне были зародившиеся на почве национально-освободительного (карабахского) и антикоммунистического движений новые партии, которые уже предпринимали решительные шаги по ликвидации единовластия коммунистов и проникновению во властные структуры. Так, коммунисты потерпели поражение на отдельных избирательных участках уже на выборах в Верховный совет советской Армении, состоявшихся в октябре — ноябре 1988-го и в августе 1989 года, в результате чего депутатами стали три кандидата от Карабахского движения (Ашот Манучарян, Левон Тер-Петросян и Рафаел Казарян). Со дня утверждения советских порядков это был первый случай, когда представители оппозиции вошли во властные органы.

Для объединения всех национальных сил и создания мощной организации по инициативе Комитета карабахского движения был созван съезд комитетов "Карабах" и представителей ряда организаций, который создал Армянское общенациональное движение (АОД). На его учредительном съезде (ноябрь 1989 г.) были приняты программа и устав, избраны руководящие органы движения.

Следующий, 1990 год, стал поворотным в политической жизни Армении. 20 мая состоялись республиканские выборы депутатов Верховного совета — первые многопартийные выборы после потери Арменией государственной независимости в 1920 году. Борьба в основном шла между АОД и КПА, которая, параллельно с постепенным развалом Советского Союза, все больше и больше лишалась не только содействия, но и диктата со стороны центральных партийных органов, что, естественно, способствовало ее трансформации в самостоятельную политическую организацию. За депутатские мандаты вели борьбу и многие кандидаты из других партий, а также представители интеллигенции, в том числе известные деятели науки и культуры, которые с первых же дней карабахского движения занимались активной общественно-политической деятельностью. Будучи номинально членами КПА, многие из них тем не менее симпатизировали АОД и поддерживали его, благодаря чему коммунисты не сумели получить большинство в новоизбранном Верховном совете. 4 августа 1990 года председателем Верховного совета был избран председатель правления АОД Левон Тер-Петросян. Затем было сформировано новое, некоммунистическое правительство. Эти события ознаменовали ликвидацию однопартийной коммунистической системы в республике.

Однако, как мы уже отмечали, правовые основы многопартийной системы были заложены лишь в феврале 1991 года, когда парламент принял закон "Об общественно-политических организациях", который позволил традиционным национальным партиям — Армянской революционной федерации "Дашнакцутюн", партии Рамкавар Азатакан и Социал-демократической гнчакской партии — после длительного перерыва развернуть свободную деятельность на родине — Рамкавары Армении назвали свою партию "Партия Рамкавар Азатакан Армении" (ПРАА). Возобновление деятельности этих партий в значительной мере способствовало оживлению политической жизни. Более сорока депутатов Верховного совета заявили о своем решении вступить в ряды АРФД и ПРАА, в результате чего в парламенте сформировались две новые партийные фракции. Самую большую фракцию в многопартийном парламенте постсоветской Армении имело АОД, за ним шли фракции АРФД, КПА и ПРАА, число членов которых не было постоянным. "Национальное самоопределение" и другие фракции были довольно немногочисленны. Между всеми ними в парламенте шла довольно острая борьба по принципиальным вопросам внутренней и внешней политики, которая обострилась после развала СССР и провозглашения независимости Армении (23 сентября 1991 г.), когда была основана Третья Армянская Республика. Это обусловлено тем, что политические партии, единогласно проголосовавшие в парламенте за провозглашение независимости, придерживались разных позиций о дальнейших путях развития страны и методах решения карабахской проблемы. Не было согласия не только между правящим АОД и другими оппозиционными структурами, но и внутри самих партий.

Политическая борьба все более обострялась вследствие тяжелого экономического положения в стране, энергетического кризиса, блокады и войны в Карабахе. Однако следует отметить, что отсутствие единомыслия между оппозиционными партиями в значительной мере способствовало укреплению позиций АОД. Ярким свидетельством тому стали президентские выборы, состоявшиеся 16 октября 1991 года. Оппозиция не выдвинула единого кандидата. КПА, еще не пришедшая в себя после поражения на парламентских выборах, также не выдвинула своего кандидата. ПРАА поддержала кандидатуру выдвинутого от АОД председателя Верховного совета Левона Тер-Петросяна. Набрав свыше 70% голосов избирателей, он с явным преимуществом одержал победу над Паруйром Айрикяном — кандидатом от объединения "Национальное самоопределение", Сосом Саркисяном — кандидатом от Армянской революционной федерации "Дашнакцутюн" и другими кандидатами. Победа АОД на впервые состоявшихся в армянской истории президентских выборах не была обусловлена лишь отсутствием единства в оппозиции. Политический имидж Армянского общенационального движения — лидера карабахского национально-освободительного движения и основателя Третьей республики — оказался несравнимо выше престижа других партий. Как государственно-политический деятель, Левон Тер-Петросян своими личными качествами также ощутимо превосходил других кандидатов. Победа на президентских выборах свидетельствовала о полном утверждении политической власти АОД.

Процесс формирования политических партий продолжался вплоть до парламентских выборов 1995 года. В 1991 году группа депутатов Верховного совета вышла из АОД и сформировала депутатскую фракцию национал-демократов, на основе которой был создан Национально-демократический союз (НДС). Вышедшая в 1991 году из КПА группа депутатов организовала Демократическую партию Армении (ДПА), ее учредительный съезд состоялся в сентябре того же года. Две новых партии основала группа политических деятелей, вышедших из депутатской фракции ПРАА. Одна из них была названа "Рамкавар Азатакан" (либерально-демократическая партия), другая — демократическая организация, которая провозгласила себя наследницей идеологии бывшей Восточно-армянской либеральной партии, — "Армянской народной партией". Деятели организаций комитета "Карабах" в г. Гюмри основали партию "Миссия". В 1994 году Министерство юстиции зарегистрировало общественно-политическую организацию "Национальное государство" и "Научно-производственный и гражданский союз Армении", который провозгласил себя непартийной общественно-политической организацией. До 1995 года Министерство юстиции зарегистрировало более 35 общественно-политических организаций. Среди них были Аграрная демократическая партия Армении, партия Армянская федерация, Христианско-демократический союз Армении. Перед парламентскими выборами 1995 года была зарегистрирована первая политическая организация армянских женщин — объединение "Шамирам".

Однако следует отметить, что подавляющее большинство созданных партий еще не имеют широкой сети крепких организационных структур и довольно малочисленны. Есть также зарегистрированные, но не действующие "партии", существующие лишь на бумаге. Число зарегистрированных общественно-политических организаций достигло в 1997 году пятидесяти трех.

В парламентских выборах, состоявшихся 5 июля 1995 года, участвовали 13 партий и союзов. Выборы были проведены как по партийным спискам, так и по мажоритарной избирательной системе. 11 июля Центральная избирательная комиссия опубликовала следующие результаты выборов по партийным спискам:

Партии и объединения Проголосовавшие "за" Проголосовавшие "за" (в %)
Национально-демократический Союз 57 996 7,51
Объединение "Национальное самоопределение" 42 987 5,57

"Национальное государство" 8 397 1,09
"Миссия" 10 426 1,35
Народная организация 6 706 0,87
Союз "Воля" и партия "Армянская федерация" 15 424 2,00
Аграрно-демократическая партия Армении 12 143 1,57
Научно-производственный гражданский союз Армении 9 940 1,29
Демократическая партия Армении 13 781 1,79
Коммунистическая партия Армении 93 353 12,10
Партия Рамкавар Азатакан Армении 19 437 2,52
Объединение "Республика" 329 300 42,66
"Шамирам" 130 252 16,88

На основе этих данных Центральная избирательная комиссия вынесла решение распределить сорок мандатов Национального собрания между преодолевшими пятипроцентный барьер структурами: Объединение "Республика" — 20 мандатов; "Шамирам" — 8; Коммунистическая партия Армении — 6; Национально-демократический союз — 3; Объединение "Национальное самоопределение" — 3 мандата.

Соотношение партийных сил после окончательного обобщения итогов выборов по партийным спискам и мажоритарной избирательной системе выглядела следующим образом: Объединение "Республика" — 114 депутатов; "Шамирам" — 8; Коммунистическая партия Армении — 7; Национально-демократический союз — 5; Объединение "Национальное самоопределение" — 3 депутата. Беспартийные депутаты создали свою фракцию "Реформы", которая имела в парламенте 35 мест. Руководимое АОД объединение "Республика" получило в высшем органе законодательной власти абсолютное большинство (114 из 191).

В принципиальных вопросах внутренней и внешней политики его поддерживали депутатские фракции "Реформы" и "Шамирам", а также некоторые независимые депутаты. Три оппозиционные партии (КПА, НДС, ОНС), вместе взятые, имели всего 15 мандатов и были лишены возможности каким-либо образом влиять на работу парламента.

После парламентских выборов Третья республика вступила в полосу все углубляющегося политического кризиса, который длился до 1998 года. Оппозиционные партии — ОНС, НДС, КПА и особенно запрещенный "Дашнакцутюн" — обвиняли АОД в фальсификации президентских выборов 1996 года, когда кандидат от блока оппозиционных партий — Союза национального единства Вазген Манукян, согласно официальным данным Центральной избирательной комиссии, потерпел поражение от Левона Тер-Петросяна. Эти итоги оспаривали и другие оппозиционные партии, что привело к серьезным столкновениям и противостоянию. Власти обратились к силовым методам подавления оппозиции, протестовавшей против "свободных, но несправедливых" выборов. Вслед за этим политический кризис охватил также и сферы власти, где в 1996—1997 годах происходили острые столкновения на почве выбора путей урегулирования карабахской проблемы. В условиях растущего давления со стороны международной общественности Левон Тер-Петросян был вынужден представить на обсуждение вариант урегулирования, содержащий в себе определенные уступки, сделав его предметом публичной дискуссии. Тем временем на политическом поле республики произошли серьезные сдвиги. Лишившись поддержки силовых министров, с которыми был солидарен и премьер-министр Роберт Кочарян, Левон Тер-Петросян в феврале 1998 года подал в отставку, что изменило соотношение политических сил в парламенте. Находившееся у власти объединение "Республика" утратило свое большинство, многие вышедшие из него депутаты примкнули к фракции объединения "Еркрапа", которая и стала большинством в парламенте.

Таким образом, политический кризис, начавшийся в 1995 году, привел АОД к расколу и перекройке политического поля. АОД было оттиснуто на задний план и лишилось всех рычагов власти, что, казалось бы, должно было бы содействовать росту рейтинга оппозиционных партий. Но произошло обратное. Находящееся у власти "Еркрапа" было в политическом лагере АОД и решительно поддерживало Левона Тер-Петросяна (особенно председатель правительства и министр обороны Вазген Саркисян), активно подавляло протесты оппозиции против фальсификации итогов выборов 1995 и 1996 годов. Однако теперь оно уже не торопилось уступать властные кресла своим прежним противникам. Помимо этого, на политическую арену стремительно вышел бывший руководитель советской Армении Карен Демирчян, имевший самый высокий рейтинг среди политических деятелей республики. Вокруг него начало формироваться весьма мощное движение, организационное становление и укрепление которого час от часу вело к основанию новой партии. Демирчян приобрел огромный электорат, в который вошли люди, воодушевленные идеей восстановления прежней цветущей Армении, а также и те, кто был недоволен прежним руководством и разочарован в оппозиции. Картину создавшегося положения зримо высветили президентские выборы, состоявшиеся 16 марта 1998 года. Политические партии выдвинули 12 кандидатов, из коих семь даже не сумели преодолеть однопроцентный барьер. Голоса остальных пяти претендентов на первом этапе распределились следующим образом: Паруйр Айрикян (ОНС) — 5,41%, Сергей Бадалян (КПА) — 11,02%, Вазген Манукян (НДС) — 12,22%, Карен Демирчян — 30,62%, Роберт Кочарян — 38,20%.

Два лидирующих кандидата участвовали в выборах как беспартийные, поскольку поддерживавшее Роберта Кочаряна "Еркрапа" еще не стало партией, а "Дашнакцутюн" была запрещена. В то же время не завершился процесс формирования партии Карена Демирчяна. Как бы то ни было, но на первом этапе власти не сумели победить Демирчяна и были вынуждены пропустить его во второй тур, в котором Роберт Кочарян получил 59,49% голосов, а Карен Демирчян — 40,51%. Таким образом, К. Демирчян, имевший довольно высокий рейтинг, проиграл с разницей почти в 19%.

Это было обусловлено несколькими причинами. Во-первых, исполнительная власть на всех уровнях провела довольно большую работу в пользу Р. Кочаряна, а потерпевшие в первом туре поражение кандидаты от некоторых партий (ОНС — Паруйр Айрикян; ДП — Арам Саркисян) также выступили с заявлениями в его поддержку. Во-вторых, кандидаты от НДС и КПА, набравшие на первом этапе свыше 23% голосов, заняли нейтральную позицию. Думается, что некоторая часть их электората склонилась на сторону Р. Кочаряна. К. Демирчян не имел организационно сформированной крепкой партии-опоры, кроме того, его не поддерживали и структуры исполнительной власти, находившиеся под влиянием министра обороны Вазгена Саркисяна.

Учитывая уроки президентских выборов и готовясь к парламентской избирательной кампании-1999, три ведущих деятеля республики весь следующий год посвятили созданию своих партий-опор. Вскоре после своего избрания президент страны Роберт Кочарян легализовал Армянскую революционную федерацию "Дашнакцутюн". Ее крепкие организационные структуры и традиционные национальные идеи, а также то обстоятельство, что прежние власти ее запретили и преследовали, обещали партии высокий рейтинг. Министр обороны Вазген Саркисян объединил движение "Еркрапа" с Республиканской партией (создана в 1990 г. на основе военно-политического объединения "Армия независимости"), вследствие чего "Еркрапа" механически превратилось в партию, имевшую большинство в парламенте. В 1999 году Карен Демирчян созвал учредительное собрание своей партии, на котором она была названа Народной партией Армении (НПА).

При такой поляризации сил в мае 1999 года состоялись вторые парламентские выборы Третьей республики, ставшие новой вехой на пути утверждения многопартийности. По партийным спискам в них участвовали 21 партия, союзы партий и общественно-политические организации. Ведущим был блок "Единство", куда вошли РПА и НПА. Причин основания блока было несколько, но главные — стремление Карена Демирчяна заручиться поддержкой исполнительной власти и верно выбранная политическая позиция Вазгена Саркисяна, заставлявшая его для достижения окончательной победы опереться и на огромный демирчяновский электорат. Расчеты оправдали себя. Блок "Единство" победил.

На прошедших 30 мая 1999 года выборах пятипроцентный барьер по партийным спискам преодолели следующие партии и блоки: НДС — 5,17% голосов, блок "Право и согласие" — 7,96%, КПА — 12,09%., АРФД — 7,84%, блок "Единство" — 41,69%, "Правовое государство" — 5,28% голосов.

Политические процессы, происходившие в стране, свидетельствуют, что утверждение многопартийности в республике — реальность. За десять лет независимости у нас состоялись две парламентские (1995 и 1999 гг.) и три президентские (1991, 1996 и 1998 гг.) избирательные кампании. И, невзирая на некоторые нарушения, неизбежные в переходный период, когда парламентаризм и демократия еще не пустили глубокие корни, все они прошли в условиях многопартийности.

Однако политическое поле существенно изменилось после событий 27 октября 1999 года. Блок "Единство" утратил свой политический рейтинг, а входящие в него многие партии, не успевшие даже создать собственные структуры и политическую иерархию, начали раскалываться. Возникла ситуация, которую на наш взгляд, можно охарактеризовать так: потеря легитимности политических партий, составляющих большинство. Блок Народной и Республиканской партий победил на выборах благодаря личному авторитету и имиджу Карена Демирчяна и Вазгена Саркисяна. В 1999 году граждане республики отдали свои голоса этим двум деятелям, а не двум партиям, которые они представляли. Гибель лидеров "Единства" поставила под вопрос соотношение партийных сил, сложившееся в Национальном собрании в результате выборов. Создавшееся положение также высветило и несовершенство закона о партиях, в котором не в полной мере регламентируется участие партий в выборах законодательной и исполнительной ветвей власти. Несовершенство этого закона позволяет вступать в предвыборную борьбу многим искусственно созданным партиям и блокам, которые осложняют, дестабилизируют ситуацию и обесценивают сам фактор партийности.

Обобщая анализ процесса утверждения многопартийности в Армении, можно отметить следующее. Во-первых, утверждение многопартийности помогло избежать, с одной стороны, безвластия, с другой — тоталитаризма, что стало реальностью в ряде постсоветских государств. Во-вторых, отсутствие политической культуры и традиций парламентаризма позволили различным преследующим клановые интересы политическим группировкам под завесой многопартийности проникнуть в высшие органы законодательной и исполнительной власти. Благодаря многопартийности либерализация и инакомыслие охватили все сферы общественно-политической жизни, однако полноценной политической стабильности достичь так и не удалось. В-третьих, участие в выборах многочисленных партий и предвыборных блоков в такой маленькой стране, как Армения, не только не ориентировало, но и дезориентировало определенную часть электората, способствовало политизированности широких слоев общества. Перманентные смены правительств, сопровождаемые углублением социально-экономического кризиса, привели к потери авторитета партий, входящих в коалиционное правительство, а вопрос развития и дальнейшей судьбы страны остался висеть в воздухе.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL