ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАЗАХСТАНА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Булат ХУСАИНОВ


Булат Хусаинов, кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник Института экономики Министерства образования и науки Республики Казахстан


В последнее десятилетие ХХ века экономическое развитие республики было предопределено проводимыми в стране системными преобразованиями, а либерализация и стабилизация, как и в большинстве стран СНГ, принесли непосредственные и заметные результаты.

В Казахстане, как и во всех государствах Содружества, падение производства продолжалось до 1996 года, затем в 1997 году отмечен незначительный рост — на 0,5% (в среднем по СНГ темп роста ВВП в 1997 г. был в два раза выше — 1%). Рост экономики, с одной стороны, связан с тем, что в стране к концу этого периода была набрана определенная критическая масса экономических реформ, связанных с либерализацией экономики вообще и внешней торговли в частности. Преобразованы отношения собственности, происходит становление и развитие частного сектора, создается конкурентная среда, формируется рыночная инфраструктура, стимулируется развитие приоритетных производств на основе привлечения иностранных инвестиций и т.д.

С другой стороны, экономический рост 1997 года обусловлен увеличением, впервые за годы реформ, объемов промышленного производства (на 4,0%), что, в свою очередь, связано с ростом производства в черной металлургии (по сравнению с 1996 г. на 24%), цветной металлургии (15%), пищевой (28%) и легкой промышленности (5,3%). Во всех остальных отраслях промышленности Казахстана, включая топливную, был отмечен спад — от 1,9% до 34,3% (см. табл. 1)1.

Таблица 1
Динамика объема промышленного производства в 1992—1997 гг.
(в % к предыдущему году)
Отрасли промышленности 1992 1993 1994 1995 1996 1997
Промышленность в целом –14,8 –16,1 –28,5 –7,9 0,3 4,0
Энергетика –6,1 –2,8 –14,4 –1,9 –8,9 –14,7
Топливная –6,4 –13,3 –13,8 –12,3 2,1 –1,9
Черная металлургия –8,8 –23,1 –30 17,4 –17,8 24,0
Цветная металлургия –7,3 –6,6 –25,7 1,9 2,7 15,2
Химическая –30,7 –44,9 –40,9 3,4 –27,2 –34,3
Машиностроение и металлообработка –16,5 –17,6 –43,2 –32,9 –9,9 –29,8
Лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная –13,8 –20,5 –38,5 –45,0 7,0 –21,3
Промстройматериалов –19,2 –31,8 –55,1 –31,3 –31,8 –20,2
Легкая –20,0 –12,5 –55,9 –59,8 14,5 5,3
Пищевая –29,2 –17,8 –25,9 –28,3 32,7 28,0

Составлено по: Промышленность РК и его регионов. Статистический сборник. Алматы, 1999.

Основные причины снижения промышленного производства в 1991—1997 годах: разрушение межхозяйственных связей между бывшими союзными республиками, отсутствие собственных оборотных средств на приобретение сырья, слабая загрузка производственных мощностей, низкая инвестиционная активность, неконкурентоспособность отечественной продукции, ограниченные финансовые возможности потребителей и т.д. Наряду с этим до конца 1994 года реформирование экономики характеризуется непоследовательностью и половинчатостью принимаемых мер. К примеру, до середины 1994 года правительство проявляло непоследовательность и уступчивость в реализации принятого курса на ужесточение монетарной и бюджетной политики. В первую очередь это касается процесса либерализации цен, который растянулся на весь указанный год. Пытаясь решить проблему неплатежей с помощью эмиссионных директивных кредитов, правительство предоставило льготные ссуды в размере 18 млрд. тенге, из которых было возвращено лишь около 4 млрд. Это еще больше обострило инфляционные процессы, отвлекло значительные бюджетные ассигнования.

Не углубляясь в детальный анализ социально-экономического развития того периода, отметим, что для 1997 года характерна тенденция укрепления процессов макроэкономической стабилизации. Хотя в 1996—1997 годах осуществлены значительные преобразования (к примеру, приватизация и передача в доверительное управление иностранным инвесторам крупнейших промышленных объектов), достигнута макроэкономическая и финансовая стабилизация, однако не удалось провести структурную реформу и остановить падение производства во многих отраслях промышленности. Поэтому пока еще рано говорить о решительном переломе в экономике, но можно утверждать, что в стране уже создана большая часть компонентов и условий рыночной экономики.

Последовательная жесткая денежно-кредитная и бюджетная политика позволила снизить инфляцию с уровня 2 265% в 1993 году до 11,2% в 1997-м. В 1998 году ее уровень снизился до 1,9%, что обусловлено значительным уменьшением совокупной денежной массы. За 1999 год уровень монетаризации экономики увеличился с 8% в начале года до 11,4% — к концу. До апреля 1999-го сохранялась относительная устойчивость национальной валюты — средневзвешенный курс с 76,01 тенге на начало 1998 года до 83,28 тенге за один долл. на конец года. После апрельской девальвации (на конец первого квартала 1999 г. — 86,7 тенге за один долл.) курс национальной валюты сильно колебался (до 150 тенге за один долл.), затем стабилизировался и к концу 1999 года составил 139,8 тенге за один долл. В 2000 году резких колебаний не было, а средневзвешенный курс составил 142,14 тенге за один долл.

Процесс экономических реформ достаточно хорошо прослеживается в структуре ВВП (см. табл. 2).

Таблица 2
Структура ВВП республики, 1994—2000 гг., %
Отрасли 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000
Валовой внутренний продукт 100 100 100 100 100 100 100
Производство товаров 53,8 43,0 38,7 37,9 37,9 42,9 45,9
Промышленность 29,1 23,5 21,2 21,4 24,4 28,2 31,9
Строительство 9,6 6,5 4,4 4,2 4,9 4,7 5,3
Сельское хозяйство 15,0 12,3 12,2 11,5 8,6 9,9 8,7
Производство услуг 42,9 52,1 56,1 55,9 56,1 52,4 49,4
Транспорт и связь 11,1 10,7 11,3 11,7 13,9 12,0 12,0
Торговля и сфера обращения 12,1 17,2 17,3 15,6 15,2 13,6 12,6
Прочие отрасли* 31,9 24,9 28,4 29,4 27,0 26,8 24,8
Валовая добавленная стоимость 96,7 95,1 94,8 93,8 94,0 95,3 95,3
Чистые налоги на продукты и импорт (непрямые налоги) 3,3 4,9 5,2 6,2 6,0 5,6 5,6

* Прочие отрасли включают: жилищно-коммунальное хозяйство, здравоохранение, образование, культуру и науку, управление и др.

Источники: Статистический ежегодник Казахстана. 1994—1997 гг. Алматы, 1998. С. 262—263; Социально-экономическое положение РК. Январь — декабрь 2000 г. Алматы, 2001; АРКС. За 2000 год, здесь и далее, по Казахстану использованы оперативные данные.

В 1999—2000 годах наблюдается роста доли производства товаров, что, несомненно, связано с экзогенными факторами — нарастающей ценовой динамикой на мировых товарно-сырьевых рынках, в частности, на углеводородное сырье, черные и цветные металлы (подробнее см. далее). Это предопределило необходимость наращивания промышленного производства.

Анализ структурных сдвигов показывает, что в 90-е годы спад в отраслях, оказывающих услуги, был менее глубоким по сравнению с сокращением производства товаров, что в определенной мере сдерживало тенденцию к снижению темпов ВВП. В конечном счете это сказалось на изменении его структуры.

Достигнутая в 1996—1997 годах макроэкономическая стабилизация была нарушена ухудшением состояния мировой экономики. Этот процесс начался в 1997 году с финансового кризиса в странах Юго-Восточной Азии (ЮВА), безусловно, затронувшего большинство государств мира. В России он носил более глубокий и системный характер. Попытаемся вкратце проанализировать его воздействие (как следствие глобализации) на экономику Казахстана.

Несмотря на то что прямое влияние азиатского и особенно российского финансового кризиса 1997—1998 годов на республику, как и на другие страны СНГ, незначительно, что обусловлено неразвитостью фондового рынка, его косвенные отголоски были довольно заметны. Во-первых, возникли трудности с экспортом из-за общего ухудшения ситуации мировой и российской конъюнктуры, особенно на рынках сырьевых и топливных товаров вследствие падения цен на них. Во-вторых, повысился курс доллара (однако в Казахстане на протяжении длительного времени он искусственно сдерживался). В-третьих, ухудшилось состояние торгового и платежного балансов, что связано с падением экспортных поступлений. В-четвертых, из-за роста нестабильности на всем постсоветском пространстве и неясности перспектив иностранные инвесторы стали намного сдержаннее относиться к капиталовложениям в страны СНГ. К примеру, одно из ведущих международных агентств Standard & Poor’s 16 сентября 1998 года, практически сразу после российского кризиса, снизило кредитные рейтинги Казахстана. Изменилось и отношение к портфельным инвесторам.

Курс казахстанской валюты в те дни доходил до 100 тенге за один долл. В таких условиях необходимость девальвации тенге была очевидна, но правительство и Национальный банк профессионально оказались не готовы к развитию кризисной ситуации и проявили нерешительность (возможно, опасаясь судьбы российского правительства).

Естественно, что мнения по поводу девальвации тенге разделились. Ее противники апеллировали к опыту стран Юго-Восточной Азии и России, где кризис развивался поэтапно. Первый этап — падение финансовых рынков, проявлявшееся в сильной девальвации национальных валют, после чего начинался кризис в инвестиционной сфере, переходящий в кризис реального сектора. В этой связи говорилось о крайней нежелательности резкой девальвации тенге, которая могла, по мнению противников этих мер, повлечь столь же негативные последствия для экономики Казахстана, как в Юго-Восточной Азии и России. Утверждалось, что не допустить резкую девальвацию национальной валюты — приоритетная задача монетарных властей во всех странах мира и все пострадавшие от кризиса государства пытались максимально оттянуть и уменьшить сроки и масштабы девальвации. Она — крайняя мера, к которой прибегают, когда все возможности поддержать курс исчерпаны.

Ее сторонники также ссылались на мировой опыт и факты, когда в некоторых странах заметное снижение курса национальной валюты не вызывало роста инфляции и даже благоприятно влияло на экономическое развитие (наглядный пример — Япония, где годовые колебания курса могут составлять около 20%) за счет роста экспорта и т.д.

Нам представляется, что правительству республики следовало бы прислушаться к мнению международных финансовых институтов, в частности МВФ, а также казахстанских и зарубежных экспертов, которые рекомендовали провести девальвацию в 1998 году, сразу же после российского кризиса. Однако осенью 1998 года уже было известно о предстоящих в январе 2000 года президентских выборах, что также удерживало правительство от девальвации тенге2. Думается, что в контролируемом режиме на волне кризиса она позволила бы избежать резкого падения уровня жизни большей части населения республики, произошедшего в апреле 2000 года. Однако возобладала точка зрения ее противников. Национальный банк поддерживал нереальный курс тенге с помощью валютных интервенций более полугода, что заметно уменьшило золотовалютный резерв страны (по оценкам, ежемесячно на поддержание тенге тратилось до 100 млн. долл.). При этом доля валютной составляющей уменьшалась с 56,4 до 55,3%. Одновременно увеличилась доля золотого компонента — с 22,9 до 25,3%, что связано с приобретением золота на внутреннем рынке и поступлением доходов от внешних операций с этим металлом3. Если в августе 1998 года средневзвешенный курс составлял 77,78 тенге за один долл., то в апреле 2000 года курс резко подскочил, а средневзвешенное значение на тот период сложилось на уровне 110,25 тенге за один долл.

После потерянного для экономического роста 1998 года, когда практически все отрасли испытали воздействие кризисных явлений, в 1999-м возобновилась макроэкономическая стабилизация, сопровождаемая ростом производства. В 2000 году он составил 9,6%. При этом наиболее высокие темпы отмечаются в строительстве — 24,7% и промышленности — 14,6%, а в сельском хозяйстве объем производства уменьшился — 96,7% от уровня 1999 года. В стоимостном выражении номинальный ВВП составил 18,3 млрд. долл. (среднегодовой курс — 142,1367 тенге за один долл.). В структуре ВВП доля производства товаров увеличилась с 42,9 до 45,9%, при соответствующем уменьшении доли производства услуг — с 52,4 до 49,4%. Это связано с замедлением темпов производства услуг и со снижением темпов роста цен на платные услуги с 109,9 в 1999 году до 107,1% в 2000-м.

Как известно, увеличение объемов промышленного производства обусловлено, прежде всего, благоприятной конъюнктурой мировых товарно-сырьевых рынков. Второй фактор, оказавший (хотя и меньшее) влияние на динамику промышленного производства, — выполнение финансовых обязательств государства перед населением (погашение задолженности по заработной плате, пенсиям и пособиям, рост реальных денежных доходов — на 5,4%), что привело к росту платежеспособного спроса на товары и услуги, производимые некоторыми отраслями промышленности. Положительную роль сыграло снижение ставки рефинансирования — с 18 до 14% и банковских кредитов юридическим лицам — с 20,8 до 18,7%, что способствовало, в частности, повышению инвестиционной активности.

При росте промышленного производства (14,6%) его объем в 2000 году составил 12,4 млрд. долл. Эти показатели обусловлены значительным ростом индекса физического объема продукции горнодобывающей промышленности (на 21,5%): увеличена добыча железной руды, угля и лигнита, руд цветных металлов, сырой нефти и попутного газа, а также и других полезных ископаемых. В обрабатывающих отраслях подъем (на 15,6%) произошел за счет увеличения производства в машиностроении, черной и цветной металлургии, химической промышленности и т.д., порядка 30% объема приходится на переработку сельскохозяйственных продуктов (рост на 8,5%).

Рост ВВП мог быть еще большим. Однако из-за снижения урожайности (в основном, зерновых) в 2000 году по сравнению с 1999-м произошел спад сельскохозяйственного производства. Его валовой объем, по оценке АРКС, составил 2,8 млрд. долл. — на 3,3% меньше, чем в 1999 году. В одной из главных отраслей сельского хозяйства, растениеводстве, объем производства сократился до 92,7% от уровня 1999 года. При этом посевные площади большинства культур существенно расширились. Но по основному виду сельскохозяйственной продукции — пшенице, несмотря на увеличение посевной площади на 15%, сбор составил всего 70% от уровня 1999 года. В целом валовой сбор зерновых составил 81% от уровня 1991 года. В животноводстве наблюдался небольшой рост производства — на 1,3%.

Следует сказать, что в 1999 году, впервые за годы реформ, было отмечено увеличение сельскохозяйственного производства — на 28,9% по сравнению с 1998 годом. Правда, в 1998-м в сельском хозяйстве продолжался спад, причем он был более глубоким, чем в предшествующие два года.

При анализе ситуации в этой сфере всегда следует помнить, что республика находится в зоне так называемого рискованного земледелия и во многом зависит от погодных условий. Но, думается, что определенную отрицательную роль в спаде, случившемся в 2000 году, сыграл летний дефицит горюче-смазочных материалов. Еще один важный момент — от 10% до 30% урожая (оценки весьма противоречивы) погибло под снегом, который в северных регионах страны выпал достаточно рано.

Анализ основных макроэкономических показателей свидетельствует, что, несмотря на высокие темпы развития в 2000 году, по экономическому развитию республика еще не достигла уровня начала 90-х годов. К примеру, в 2000-м реальный ВВП составил 69,2% от уровня 1990-го или 77,9% от результатов 1991 года.

Внешняя торговля

Процесс активного вхождения Казахстана в мировой рынок начался с обретением суверенитета в 1990 году. Однако доля республики в мировом экспорте незначительна и в 90-е годы составила только 0,1%, в СНГ — порядка 5% (по данным 1999 г.). В частности, это связано с тем, что экспорт страны имеет ярко выраженную сырьевую направленность.

За последние нескольких лет структура экспорта и импорта изменилась в результате либерализации внешней торговли, которая проводилась с 1992-го по 1997 год. В частности, отменены квоты на экспорт товаров; сокращен перечень лицензируемой продукции (ныне в него входит лишь продукция стратегического характера, в том числе связанная с оборонной и ядерной промышленностью); упразднен институт спецэкспортеров, то есть сегодня все хозяйствующие субъекты независимо от форм собственности имеют право экспорта любых товаров. Кроме того, разработана схема преференций для слаборазвитых и развивающихся стран, которая частично или полностью освобождает от уплаты таможенных пошлин за продукцию, ввозимую из этих стран; для предотвращения импорта некачественных товаров совершенствуется система технического, санитарного, фитосанитарного контроля, предусмотрены и другие меры.

Торгово-экономические отношения с другими государствами свидетельствуют, что экспортный потенциал республики реализуется не полностью. В настоящее время он оценивается более чем в 12—15 млрд. долл., а фактически составляет 6—9 млрд. Сравнение показателей топливно-энергетического баланса за 1980 год с аналогичными данными за 1999 год показывает, что доля экспорта всех топливно-энергетических ресурсов страны, измеряемых в тоннах нефтяного эквивалента (т. н. э.), сократилась с 49,7 млн. т. н. э. до 38,0 млн. т. н. э., то есть за 20 лет их экспорт уменьшился на 23,5%4.

Безусловно, дальнейшее расширение экспорта связано, прежде всего, с добычей нефти. Но республика испытывает недостаток экспортных нефтепроводов, что приходится компенсировать увеличением мощностей железнодорожного транспорта. Значительно увеличить экспорт "черного золота" можно после прокладки альтернативных трубопроводов5.

За 1994—2000 годы наибольшее увеличение внешней торговли достигнуто в 1997-м и 2000 годах. Высокий темп роста показателей в 1995 году обусловлен их низким уровнем в 1994-м (см. табл. 3). Нетрудно заметить, что до 1997 года наблюдалась устойчивая тенденция роста объемов внешней торговли. А в 1998-м, вследствие резкого падения цен на нефть, медь и продукцию черной металлургии, объем внешней торговли, особенно экспорта, уменьшился. В 1999 году впервые достигнуто положительное внешнеторговое сальдо — 203,9 млн. долл., что связано со значительным снижением импортных поставок по сравнению с 1998 годом (–28,6%), а весь импорт (с учетом расходов на транспортировку и страхование) составил 5 551,4 млн. долл. (81% к уровню 1995 г.). Однако, несмотря на улучшение мировой конъюнктуры, объем внешнеторгового оборота в 1999 году (11,3 млрд. долл.) был ниже, чем в 1998-м (13,7 млрд.), что достаточно наглядно видно в табл. 3. Резкий рост внешнеторговых показателей в 2000 году, главным образом экспорта, обусловлен весьма благоприятной конъюнктурой на основные экспортные статьи республики, в первую очередь — высоким ростом мировых цен на углеводородное сырье.

Таблица 3
Динамика изменения внешней торговли, 1995—2000 гг. (в %)
  1995 1996 1997 1998 1999 2000
Внешнеторговый оборот 45,4 7,8 8,7 –8,7 –17,5 28,6
Экспорт 68,6 13,6 7,5 –16,7 –3,3 15,8
Импорт 30,2 2,9 9,9 –1,3 –28,6 56,5

Данные по экспорту-импорту 1995—1999 гг. приведены с учетом расчетов по неорганизованной торговле.

Рассчитано по: Внешнеэкономическая деятельность РК. Статистический сборник. Алматы, 1999. С. 44; АРКС.

Во второй половине 90-х годов произошли значительные изменения в региональной структуре экспорта. В 2000-м по сравнению с 1995 годом доля государств Содружества в его общем объеме сократилась с 55 до 26,2%, уменьшилась также доля государств Таможенного союза — с 48 до 21%, а стран Европы (за этот же период) осталась практически неизменной — в пределах 30%. В 1998 году достигнут наивысший удельный вес стран Евросоюза в общем объеме казахстанского экспорта — 31,1% (за счет увеличения доли Италии, Великобритании и Германии). Однако в 2000 году эти показатели в торговле со странами ЕС уменьшилась до 22,7%, поскольку снизилась доля основных торговых партнеров (Великобритании, Германии, Италии). В анализируемом периоде увеличилась доля государств американского континента — с 2% до 30% (за счет экспорта нефти в оффшорные зоны). Среди основных торговых партнеров в экспорте в 2000 году первое место принадлежит Виргинским (Брит.) и Бермудским (Брит.) островам (в совокупности 26,5%), второе — России (19,5%), третье — Италии (9,8%), четвертое — Китаю (7,3%), пятое — Германии (6,2%), шестое — Швейцарии (5,3%), седьмое — Великобритании (2,5%). В 2000 году по сравнению с 1997-м существенно сократилась доля экспорта в Японию — более чем в 11 раз — и в Южную Корею — в 3,8 раза. Это в определенной мере связано с кризисными явлениями, в частности со снижением потребления продукции черной и цветной металлургии и общей тенденцией сокращения торговли с этими двумя странами в посткризисный период.

Самое существенное воздействие российского кризиса на экономику Казахстана — снижение объемов взаимных экспортно-импортных операций. Всего за 1995—1999 годы доля экспорта на российский рынок сократилась с 45,1 до 19,8% (в 2000 г.— 19,5%), а импорта соответственно с 50 до 36,7% (48,7%).

В товарной структуре экспорта в 2000 году 55% занимают минеральные продукты, 25% — неблагородные металлы, а также изделия из них. При этом структура поставок в государства СНГ и вне СНГ существенно различается. Так, в страны СНГ экспортируются преимущественно пищевкусовые товары и сырье для их производства, продукция химической промышленности и машиностроения. В страны вне СНГ поставляется большая часть минерального сырья, неблагородных металлов, практически 100% драгоценных металлов, львиная доля текстильного сырья и изделия из него, а также кожевенное сырье.

Что касается импорта, то также очевидно снижение доли государств СНГ. К примеру, если в 1995 году удельный вес продукции из стран СНГ в общем объеме импорта республики составлял 70, то в 2000 году — 54,6% (в 1999 г. — 43%). В 1996 году, когда был создан Таможенный союз Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России, доля импорта товаров из этих стран возросла на 114%, однако затем стала снижаться и концу 1999 года составила примерно 39%, в том числе доля России снизилась до 37%. Однако в 2000 году доля стран Таможенного союза в общем объеме импорта выросла до 50,2%. Удельный вес всех других постсоветских республик в импорте в республику неуклонно падает — с 16,6% в 1995-м до 4,4% в 2000 году.

В последнее время в импорте неуклонно возрастает доля стран вне СНГ — с 30 в 1995-м до 45,4% в 2000 году (в 1999 г. — 57%). При этом объем поставок из стран ЕС увеличился более чем вдвое, Азии – в 1,7 раза, Северной Америки – в 3,7 раза. Среди основных торговых партнеров республики в импортных поставках в 2000 году лидирующее положение занимала Россия — 48,4%, за ней шли США — 9,0%. В импорте из стран ЕС наибольший удельный вес занимают товары из Германии — 6,6% и Великобритании — 4,3%, в основном это машины, оборудование и механизмы, транспортные средства, оптические приборы и аппаратура.

В импорте из стран СНГ преобладают поставки машин, оборудования и транспортных средств, топливно-энергетических ресурсов, продукции химической и металлургической промышленности. Из стран за пределами СНГ поставляют, в основном, машины, оборудование и транспортные средства, химические товары, а также пищевкусовые товары и сырье для их производства.

В 2000 году в сравнении с 1996-м в перечне товаров, поставляемых в республику, возросла доля машин, оборудования и транспортных средств (с 26,8 до 41%) при одновременном снижении доли минеральных продуктов — с 30,1 до 13%. Изменение налогообложения импорта, повлекшее за собой тенденцию к его снижению, повлияло почти на все группы товаров. Наиболее стойкими к ужесточению налогообложения оказались топливо и нефтепродукты, станки и электрооборудование. Импорт смещается в сторону инвестиционных товаров, что отражает рост прямых зарубежных капиталовложений, обусловленный макроэкономической стабилизацией и улучшением инвестиционного климата в Казахстане.

Такова в общем география и структура внешнеторговых связей страны. Однако особый интерес для понимания экономической ситуации в республике представляет экспорт углеводородного сырья и цветных металлов, а также проблемы, связанные с ними.

Относительно экспорта нефти необходимо отметить, что на ситуацию на мировых товарных рынках в 1999—2000 годы повлияло улучшение хозяйственной конъюнктуры в ведущих странах6. Причем особо сказался беспрецедентный за последние 10 лет рост цен на энергоносители и последующее повышение цен на многие другие сырьевые товары.

В этой связи сделаем небольшой экскурс в развитие нефтегазовой отрасли республики в 90-е годы7. Среди стран СНГ Казахстан — второй после России производитель нефти, а из 90 стран мирового сообщества — входит в первую тридцатку. По объему производства нефтегазовый комплекс республики занимает весомое место среди других отраслей. Безусловно, кризис затронул и этот комплекс, что проявилось, в частности, в снижении добычи нефти и газового конденсата. Однако по сравнению с другими отраслями его положение выглядит более оптимистичным. В 1995 году (впервые после 1990 г.) удалось стабилизировать уровень добычи нефти (см. табл. 4).

Таблица 4
Объемы и динамика добычи и потребления нефти в 1990—1999 гг.
(млн. тонн, %)

 

1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999
Всего, млн. тонн 25,8 26,5 25,9 23,0 20,3 20,6 23,0 25,8 25,9 30,0
в % к 1990 г. 100,0 102,8 100,1 89,0 78,5 79,9 88,9 99,8 100,4 116,2
в т.ч.: Нефть 21,7 22,0 21,9 19,6 18,5 18,1 21,0 23,4 23,8 26,6
в % к 1990 г. 100 101,7 101,2 90,3 85,6 83,6 97,1 108,0 109,7 122,6
Газовый конденсат 4,1 4,5 4,0 3,4 1,8 2,5 2,0 2,4 2,1 3,4
в % к 1990 г. 100 109,8 97,6 82,9 43,9 61,0 48,9 58,5 51,2 82,9
Потребление нефти 21,5 21,7 20,3 15,7 12,3 12,0 10,2 10,3 8,5 6,4
в % к 1990 г. 100 100,9 94,4 73,0 57,2 55,8 47,4 47,9 39,5 29,8

Источники: Промышленность РК. Статистический сборник 1990—1997. Алматы, 1998. С. 110.; Промышленность РК и его регионов. Статистический сборник 1990—1998. Алматы, 1999. С. 51; Социально-экономическое положение РК. Январь — декабрь 1999. Алматы, 2000. С. 130; BA-Аmoco Statistical Review of World Energy. London, June 2000. P. 9.

В 90-е годы уровень добычи нефти составлял порядка 0,9—1,3% в год от ее утвержденных запасов, что вполне удовлетворяло собственные потребности республики. Вместе с тем география внутреннего рынка (удаленность главных районов добычи от основных районов потребления нефтепродуктов) создает существенные проблемы в экономике. Кроме того, отсутствие технических возможностей для свободного экспорта нефти затягивает выход на мировой рынок. В 2000 году объем добычи (включая газовый конденсат) достиг максимального за последнее десятилетие уровня — 35,3 млн. т (к 1990 г. рост на 36,8%). Это, в частности связано с тем, что в последние годы принят комплекс мер по наращиванию добычи, прежде всего за счет привлечения иностранных инвестиций (см. далее). Вместе с тем объем ее потребления из года в год сокращается. С одной стороны, это связано с большими объемами ее экспортных поставок, с другой — недостаточной загрузкой нефтеперерабатывающих мощностей на имеющихся трех заводах республики.

Объем экспорта за 1995—2000 годы вырос в 2,6 раза — с 11,3 млн. т до 29,3 млн. т. Ее экспорт в общем объеме добычи занимает значительную долю, и эта величина непрерывно растает. Так, если в 1995 году она (включая газовый конденсат) составляла 47,6, то в 2000 году — 83% (в 1999 г. — 68,7%). Причем доля экспортного потенциала углеводородного сырья возросла в 3,4 раза.

Как отмечалось, характерна тенденция переориентации в сторону стран вне СНГ. Наиболее рельефно это проявляется в экспорте углеводородного сырья. Так, если в 1995 году доля стран СНГ, в первую очередь России и Украины, составляла 44,2% от общей стоимости экспорта нефти, то в 2000 году — 19% (в 1999 г. — 15,8%). Теперь же главными ее покупателями выступают оффшорные зоны — Виргинские и Бермудские острова, суммарная доля которых возросла с 1,3% в 1996 году до 53,7% в 2000-м (в 1999 г. — 58,1%).

В 2000 году общий объем экспорта нефти составил 4 502,4 млн. долл., из них в указанные оффшорные зоны — 2 419,4 млн., что составляет 26,5% от всего казахстанского экспорта (9 139,5 млн. долл.). Переориентация на оффшорные зоны обусловлена рядом причин.

Речь идет о практике трансфертного ценообразования8, используемой нефтяными компаниями (как иностранными, так и отечественными) при поставках за пределы республики, как об одном из способов "теневого" экспорта капитала. И в Казахстане, и в других государствах СНГ механизм трансфертного ценообразования, намеренно применяемый крупными транснациональными корпорациями для увода капитала из страны, приобретает все более изощренные формы. В результате проделываемых манипуляций очень трудно доказать аффилированность сторон, участвующих в сделке и, как следствие, почти невозможно установить факт намеренного занижения цены. А между тем значительная доля экспорта стратегических ресурсов республики осуществляется по заниженным ценам. В качестве примера приведем некоторые расчеты, не претендующие на абсолютную точность, но вполне приемлемые для макроэкономического анализа.

Среднегодовая стоимость экспорта нефти в вышеуказанные оффшорные зоны (газовый конденсат туда не экспортируют) в прошлом году составила 181,2 долл. за тонну. По данным Всемирного банка, в 2000 году среднегодовая мировая цена нефти (Brent) составляла 28,27 долл. за баррель, или 212 долл. за тонну (здесь: 1 тонна = 7,5 барреля). Элементарные арифметические расчеты показывают сумму утечки капитала — 411,2 млн. долл. Всего за последние два года "утонувшая" в небезызвестном Бермудском треугольнике сумма составляет 610,8 млн. долл.

Теперь сравним стоимостные объемы экспорта на эти острова с данными платежного баланса республики по прямым иностранным инвестициям. С 1993 года до октября 2000-го суммарный объем прямых инвестиций, полученных от Виргинских островов, составил 1 039,3 млн. долл. (от Бермудских — ни цента), причем основная их доля (96%) пришлась на 1995—1997 годы. Следовательно, нет оснований для утверждений о том, что часть "теневого" экспорта вернулась в Казахстан в виде прямых инвестиций.

Потенциальные потери от трансфертных цен по экспорту нефти (включая газовый конденсат) за этот период — 1 719,8 млн. долл. (без газового конденсата — 1 388,8 млн.), а с учетом экспорта алюминия, меди и цинка — 1 895,4 млн. При среднегодовом курсе 2000 года 142,1367 тенге за один долл. это — 269,4 млрд. тенге. Для сравнения: по итогам кассового исполнения госбюджета на первое января 2001 года расходы на образование составили 84,6 млрд. тенге, на здравоохранение — 54,2 млрд., на социальное обеспечение — 171 млрд., то есть 309,8 млрд. тенге.

Мы не склонны абсолютизировать приведенные цифры, они используются лишь в качестве наглядного примера, в частности, для уяснения ситуации с трансфертным ценообразованием. Отметим, что с первого января 2001 года в Казахстане действует закон "О государственном контроле при применении трансфертных цен". Его необходимость была очевидна, поскольку на протяжении всего рассматриваемого периода наблюдается интенсивный отток капитала из страны. При этом из всех способов его вывода за рубеж наиболее применяемым является трансфертное ценообразование. Введение государственного регулирования в этой сфере — важнейший аспект сохранения экономической безопасности государства. Одним из доводов в пользу данного закона явилось то, что суммы, относимые к статье платежного баланса республики "Ошибки и пропуски", постоянно растут и в отдельные годы достигают более одного млрд. долл., а это уже не просто расчеты, основанные на средних ценах.

Существует еще один весьма интересный момент в "теневом" экспорте нефтяного капитала. По данным АРКС, в 1999—2000 годах Казахстан не поставлял нефть в Румынию. По официальным данным румынской статистики (так называемая "зеркальная статистика"), объем экспорта нашей нефти в 1999 году составил 98,9 млн. долл. (общий объем экспорта в эту страну — 101,5 млн.). Как утверждает румынская сторона, за 11 месяцев 2000 года общий объем экспорта из Казахстана в эту страну составил 280,8 млн. долл., в том числе нефти — 277,3 млн. На вопрос, не является ли это реэкспортом, румынская сторона весьма убедительно дает отрицательный ответ.

Еще один пример. Из общего объема добытой в Казахстане нефти (включая газовый конденсат) 10,5 млн. т приходится на совместное предприятие "Тенгизшевройл", то есть почти 30%. Практически вся тенгизская нефть идет на экспорт. При среднегодовой мировой цене в 212 за т общий доход СП составляет 2 225,9 млн. долл. Учитывая максимальную в Казахстане маргинальную ставку корпоративного налога в 30%, только в виде налоговых поступлений в бюджет страны полагается перечислить 667,8 млн. долл. А дивиденды на государственный пакет (20%) акций? Однако известно, что это СП пользуется всевозможными налоговыми преференциями: в 2000 году оно в виде налогов и других платежей реально внесло 57 123 млн. тенге, то есть 261,6 млн. долл.

Объясняя причины дефицита нефтепродуктов на внутреннем рынке летом 2000 года, чиновники проявляли поразительную "изобретательность". Как и ранее, когда разразился азиатский, а затем и российский финансовый кризис, затронувший экономику Казахстана, использовался ценовой фактор природных ресурсов на мировых рынках. Если прежде мировые рынки были "виноваты" в крайне низкой цене на сырьевые ресурсы, что вызвало снижение экспортных доходов республики, то летом 2000 года рост цен — причина острого дефицита нефти на отечественных НПЗ: нефтяные компании использовали сложившуюся конъюнктуру для увеличения экспорта черного золота.

Напомним, что переработка нефти в республике сосредоточена на трех НПЗ, суммарная мощность которых составляет 22,6 млн. т. Если в 1999 году они переработали 7,3 млн. т (загрузка чуть менее 1/3 от всей мощности), то за 11 месяцев 2000 года — всего 6,5 млн. тонн (28,8% мощности). Естественно, спрос на нефтепродукты восполнен импортом, который по автомобильному бензину увеличился в 5,1 раза по сравнению с аналогичным периодом 1999 года, а по дизельному топливу — в 3,1 раза.

В этой связи интересны результаты исследования, проведенные на основе топливно-энергетического баланса Казахстана9. В частности, авторы выявили теневую часть продуктов нефтепереработки в разделе формирования ресурсов. Так, по данным таможенной статистики, в 1999 году импорт автомобильного бензина составлял 125 тыс. т, а по отчетным данным предприятий, импортировано 1 137 тыс. т (разница — 1 012 тыс. т), то есть объем этих поставок превысил продекларированный импорт бензина в 8,1 раза, дизельного топлива — в 10 раз (см. табл. 5).

Таблица 5
"Теневой импорт" некоторых видов продуктов нефтепереработки 1997—1999 гг. (тыс. тонн)
  Бензин автомобильный Дизельное топливо Мазут топочный
  1997 1998 1999 1997 1998 1999 1997 1998 1999
Импорт 194,9 174,8 125,0 77,4 171,5 88,8 169,0 127,4 187,9
"Теневой импорт" 1 006,3 907,0 1 012,0 284,5 472,6 885,2 131,9 156,8 151,0

Источник: журнал "Экономика и статистика". Алматы, 2000, № 3. C. 38—45.

И это только верхушка айсберга "теневого бизнеса". Согласно исследованиям экспертов, по степени коррумпированности экономики Казахстан лидирует среди всех стран СНГ. По различным оценкам, ее теневая доля колеблется в пределах 30—40% ВВП. При нынешнем уровне ВВП (18,3 млрд. долл.) — это порядка 5,5—7,3 млрд. долл., ушедшие от налогообложения10.

Что касается экспорта цветных металлов, то, располагая значительными запасами меди, Казахстан может контролировать почти десятую часть мирового рынка. По величине ее разведанных запасов республика занимает третье место в мире, а в недрах запасов руды хватит на 30—40 лет. По объему производства республика в 1999 году занимала 9-е место в мире, а по объему экспорта — 5-е место в мире. При этом ее доля в мировом производстве меди за последние шесть лет составляет 2,2—2,5%. Так, в 1990 году было добыто 38,5 млн. т руды, а в последние годы ее добыча упала и колебалась от 21,6 млн. т в 1995 году до 32 млн. т в 2000-м. Главная причина такого положения — физически и морально устаревшее оборудование, к тому же не используемое на полную мощность11. Доля Казахстана в мировом экспорте рафинированной меди во второй половине 90-х годов составляла 4,5—5,6%, а по отношению ко всему экспорту республики — 9—11%.

В 1996—1997 годы, когда в республике проводили беспрецедентную по масштабам и малоэффективную по сути приватизацию крупнейших промышленных предприятий, эту отрасль (в составе АО "Жезказганцветмет" — головное предприятие, АО "Балхашмыс") передали в доверительное управление южнокорейской компании "Самсунг". Впоследствии на основе этих и ряда других горно-обогатительных предприятий была образована корпорация "Казахмыс" как единая крупнейшая структура по производству меди в Казахстане и СНГ. Несомненно, эти шаги позволили отрасли сохранить конкурентоспособность даже в условиях кризиса на мировом рынке и позитивно сказываются на взаимоотношениях с крупнейшими поставщиками оборудования.

Практически 100% продукции "Казахмыс" идет в страны вне СНГ. Всего же за 1996—2000 годы из Казахстана экспортировано рафинированной меди на 2,9 млрд. долл., а общий объем прямых иностранных инвестиций составил 530 млн. долл., в том числе в 1999 году — 59,3 млн. Однако широко используется и трансфертное ценообразование. Сопоставление даже этих данных, на наш взгляд, свидетельствует об "эффективности" доверительного управления, срок которого истек летом 2000 года, а государственный пакет акций корпорации "Казахмыс" (35%) возвращен в управление государству (еще 42,4% акций принадлежит компании "Самсунг"). Передача в новое управление проведена в обмен на кредит правительству в 100 млн. долл., который в ноябре 2000 года полностью возвращен, а срок "нового" управления продлен с трех до пяти лет.

Казахстанский цинк также поставляется в основном в дальнее зарубежье, в частности в европейские страны, доля которых в 1995—2000 годы существенно возросла: с 56% до 90% от всего объема экспорта этого сырья. Среди них безусловным лидером является Голландия, куда направляется более половины общего объема экспорта. На азиатском рынке казахстанский цинк представлен слабо. Динамика экспорта в США неустойчива: в 1995—1996 годах в эту страну цинк не экспортировали, а в 1997—1998 годах поставили соответственно 50,8 тыс. т и 14,9 тыс. т, в 2000 году — 82,1 тыс. т.

Экспорт алюминия на мировой рынок незначителен и имеет скорее спорадический характер, а не устойчивую тенденцию. Однако здесь высока доля азиатских стран, прежде всего Китая, которая к тому же непрерывно возрастает. Причем если в 1998 году в эту страну поставлено 41,1 тыс. т, что составляет порядка 83% от общего экспорта этого металла, то в 2000 году — 79,6 тыс. т (97%).

Вкратце остановимся еще на одном важном аспекте внешнеэкономических связей — международных услугах, имеющих огромное значение для реформирования экономики и наращивания объемов производства12. Безусловно, республика еще не заняла должного уровня в этой сфере, что хорошо прослеживается при анализе баланса международных услуг. Так, за 1995—1998 годы отрицательное сальдо услуг возросло в 1,9 раза и в 1998 году составило 259,8 млн. долл. Однако в 1999 году ситуация значительно улучшилась — дефицит баланса снизился на 65,4% против уровня 1995 года (в России наблюдается аналогичная тенденция, в частности, в январе — сентябре 1999 г. импорт ее услуг составил 8 880 млн. долл., превысив их экспорт на 1 718 млн.).

Наиболее успешным был 1997 год, после которого наблюдается падение объемов предоставляемых Казахстаном международных услуг. Единственная статья этой части баланса, имеющая возрастающую тенденцию (после снижения в 1997 г.), — "прочие услуги". Они включают предоставление услуг в сфере международной связи, официальные услуги, техническую помощь и др. В 1999 году наибольшая часть оказанных республикой услуг (47,4%) приходится на страны СНГ, в том числе на Россию — 27%. Характерная тенденция после 1997 года — снижение доли услуг, полученных республикой. В 1999 году их объем уменьшился на 20,8% по сравнению с предшествующим годом. Россия и здесь является основным казахстанским партнером — 23,3% от общего объема.

Таким образом, развитие экспортного потенциала Казахстана в первую очередь связано с сырьевыми ресурсами, среди которых основными являются нефть, черные и цветные металлы. Очевидно, чтобы завоевать какие-то позиции на мировых товарно-сырьевых рынках, необходимо достичь высокой конкурентоспособности конкретных видов промышленной продукции (услуг) и экономики в целом. Известно, что развитые страны, в первую очередь США, Япония и ФРГ, решают эти вопросы различными способами, исходя из своих собственных интересов. К примеру, цель США в этой области — обеспечение национальной безопасности государства на основе глобального экономического лидерства.

С учетом опыта развитых стран можно утверждать, что обеспечение устойчивой конкурентоспособности отечественных производителей во многом обусловлено условиями становления конкурентной среды. При усиливающейся глобализации мировой экономики без реальной государственной поддержки и стимулирования платежеспособного спроса потенциальных потребителей, не определив приоритеты структурной политики в условиях адаптации к рынку, не создав программу развития национального экспорта, невозможно обеспечить устойчивый экономический рост республики.

Инвестиционный климат

Одно из главных направлений экономических реформ в республике — выработка и реализация инвестиционной политики, нацеленной на обеспечение высоких темпов экономического роста13. Это обусловливает создание благоприятного инвестиционного климата для прямых иностранных инвестиций (ПИИ), необходимых для развития приоритетных отраслей. Практически с первых лет обретения независимости в стране проводится последовательная политика, направленная на создание и улучшение инвестиционного имиджа республики.

По данным Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), в 1999 году по объему прямых иностранных капиталовложений Казахстан занимал второе место в СНГ (после России) и пятое — среди стран Центральной, Восточной Европы и Балтии. Уровень инвестиций на одного человека (порядка 100 долл.) в республике заметно выше, чем в других странах СНГ, и приближается к аналогичным показателям в государствах Центральной и Восточной Европы.

За 1993—1999 годы общий объем ПИИ в экономику Казахстана составил 9 728,7 млн. долл., а их чистый приток — 8 092,6 млн. При этом 54,4% полученных средств направлено в нефтегазовый сектор, 20,1% — в цветную, 3,8% — в черную металлургию, 3,7% — в энергетический комплекс, 3,4% — в пищевую промышленность, 2,3% — на развитие средств связи, 1,9% — в добывающую промышленность, 10,5% — в другие отрасли.

В региональном разрезе наибольший удельный вес по объемам инвестиций в основной капитал занимают Атырауская область (21,7%) и г. Астана (10,9%), затем — Карагандинская, Западно-Казахстанская области и г. Алматы (от 7 до 10%), от 3 до 7% — Актюбинская, Восточно-Казахстанская, Менгистауская, Павлодарская, Кустанайская, Алматинская и Кзыл-Ординская области и, наконец, до 3% — Южно-Казахстанская, Северо-Казахстанская, Акмолинская и Джамбулская области.

Отметим, что в республике постоянно совершенствуется законодательство по вопросам регулирования инвестиций в приоритетные секторы, в частности в недропользование. Ожидается, что в ближайшее время будет принят новый Налоговый кодекс, который может сыграть стимулирующую роль в экономическом развитии страны.

* * *

Подведем некоторые итоги. Влияние глобализации на экономическое развитие Казахстана не вызывает сомнений. Здесь можно выделить две тенденции. Положительный момент — приток иностранного капитала. Его эффективное использование придаст экономическому развитию страны еще больший динамизм. Наряду с этим активное развитие внешнеторговых связей со многими государствами мира, в первую очередь с развитыми странами, позволяет участвовать в мировых хозяйственных связях. Однако в этой сфере предстоит еще многое сделать. Европейский союз присвоил Казахстану статус страны с рыночной экономикой, что, на наш взгляд, первый шаг на пути этого длительного и трудного процесса.

Негативный аспект присутствия в республике транснациональных корпораций — невыгодные государству контракты, заключенные на начальной стадии экономических реформ и в период беспрецедентной по масштабам и неэффективной приватизации крупнейших промышленных предприятий, проведенной в 1996—1997 годах. Крайне отрицательно сказывается использование зарубежными компаниями механизма трансфертного ценообразования: государство бесследно "экспортирует" огромные средства, работающие на экономику других стран. Еще один аспект влияния глобальных процессов на экономическое развитие Казахстана, как и других стран с транзитной экономикой, — усугубляющее воздействие на уровень бедности населения. Несомненно, в результате азиатского и российского финансового кризиса 1997—1998 годов уровень бедности жителей республики возрос. Дальнейшему расслоению общества по уровню доходов способствует и теневая экономика (40%). Однако страна входит в число государств с самыми богатыми природными ресурсами (и человеческим фактором). Если в Казахстане будет принята и воплощена в жизнь правильная и последовательная экономическая политика, то он сможет создать быстро растущую экономику, привлекающую зарубежных инвесторов. При этом мы не умаляем значение и успехи уже проведенных этапов экономической реформы, но хотели бы обратить внимание на некоторые ее социальные аспекты.

Результаты исследований реформ в странах Центральной и Восточной Европы в 90-е годы указывают, что мнение о пользе социального неравенства в повышении экономической активности в период перехода к рынку — ошибка. Сравнительные оценки динамики и уровня дифференциации доходов подтверждают гипотезу, согласно которой их сильная поляризация не только не стимулирует экономический рост, но и препятствует ему. По оценкам специалистов, в Казахстане коэффициент Джини, измеряющий неравенство доходов, за 1987—1995 годы вырос почти в 30 раз. Нищета большинства населения настолько очевидна, что правительство в начале 2000 года официально признало наличие этой проблемы. По различным оценкам, за порогом прожиточного минимума оказалось 60—70% жителей 15-миллионого Казахстана. При этом прожиточный минимум, по официальным данным, даже не доходит до 30 долл., то есть составляет менее одного долл. в день. Согласно докладу Всемирного банка о мировом развитии на 2000—2001 годы "Борьба с бедностью", существование людей, живущих менее чем на один долл. в день, называется "крайней нищетой". Появление значительного числа бедных в республике, в которой все население является практически грамотным, получило образование и специальность — позорное явление, по сути — национальное бедствие.

Нет сомнения, что улучшение качества жизни малоимущих достигается путем увеличения доходов, для чего необходимы эффективная экономическая политика, а также институты, способствующие экономическому росту. Но ключ к снижению уровня бедности и улучшению жизни всех "спрятан" в качестве экономического роста. Одно из важных направлений, которое необходимо учитывать при стремлении к улучшению условий жизни населения и снижению уровня бедности, — повышение качества государственного управления. В первую очередь это борьба с коррумпированностью государственных структур, обеспечение их большей транспарентности и подотчетности перед населением страны. Существование отрицательной взаимосвязи между динамикой экономического роста и размахом административной коррупции в высших эшелонах власти научно доказано результатами многих исследований14. Неэффективное государственное управление, особенно коррупция и бюрократические злоупотребления, столь характерные для нашей республики, вредит экономическому росту и негативно сказывается на повседневной жизни малоимущих. Для преодоления коррупции нужна сильная политическая воля государства. В то же время большое значение имеет реализация стратегий, направленных на активное развитие конкуренции и более легкое вхождение в рынок, что позволит новым компаниям конкурировать с влиятельными фирмами-ветеранами.

Наконец, один из способов успешного противодействия негативным последствиям глобализации мировой экономики — переход к более интегрирующей модели экономического роста. В условиях, когда мировая экономика характеризуется дальнейшим усилением конкуренции, именно интеграция — одна из основных задач государственных органов любой страны. В полной мере это относится и к Казахстану.


1 Начиная с 1998 г. Агентство РК по статистике (АРКС) перешло от ранее существовавшей отраслевой классификации (ОКОНХ) к международным стандартам классификации экономической деятельности (ОКЭД). Поэтому в табл. 1 данные за 1998—2000 годы отсутствуют.

2 Понятно, что нормальное государство предпочитает, чтобы выборы проходили в спокойной обстановке.

3 См.: Годовой отчет Национального банка Республики Казахстан. Алматы, 1998. С. 33.

4 См.: Смаилов А.А., Камбарова Х.М. Методология разработки топливно-энергетического баланса: мировой и отечественный опыт // Экономика и статистика, Алматы, 2000, № 3. С. 38—45.

5 Подробнее о вопросах транспортировки казахстанской нефти см.: Khusainov B. Resource Potential of the Kazakhstan Economy // Caspian-2000, London. Anglo-Caspian Services Ltd., 2000.

6 Об этом подробнее см.: Khusainov B.D. Some Development Trends in the Global Markets for Goods and Raw Material // Business Magazine "Exporter", 2000, No. 1. P. 12—19; Приписнов В. Основные в мировой хозяйственной конъюнктуре // Мировая экономика и международные отношения, 2000, № 8. С. 3—8.

7 Подробнее о развитии нефтегазового комплекса РК см.: Khusainov B. Resource Potential of the Kazakhstan Economy.

8 В соответствии с международной практикой трансфертные цены определяются как цены, устанавливаемые между взаимосвязанными сторонами международной деловой операции.

9 См.: Смаилов А.А., Камбарова Х.М. Указ. соч.

10 Об этом подробнее см.: Хусаинов Б. Лукавые цифры. Рост ВВП с последующим разоблачением // Известия, февраль 2001, № 35. С. 11.

11 Об этом подробнее см.: Karimova Z. Copper in Kazakhstan and in the World // Exporter, Almaty, 2000, No. 1. P. 23—25.

12 Подробно о международных услугах РК см.: Kambarova K., Yakupova Z. International Services: the Republic of Kazakhstan and the EU Countries // Exporter, 2000, № 2. P. 28—31.

13 Об этом подробнее см.: Khusainov B. Macroecomic Conditions and Investment Policy in Kazakhstan. В кн.: Kazakhstan 2000 — State Directory. London: Books for the Establishment Ltd., 2000; Shokamanov Y. Investment in the Republic of Kazakhstan: Trends in the Transition Period // Invest Kazakhstan, Almaty, 2000, No. 2. P. 22—30.

14 См., например: Джонс Дж., Кауфсан Д., Хеллман Дж. Способствуют ли иностранные компании процветанию в переходных экономиках? // Экономический бюллетень Всемирного банка "Трансформация", Киев, 2000, № 3—4. С. 4—7.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL