ЕВРЕИ УЗБЕКИСТАНА — КОНЕЦ ЭПОХИ

Михаил ДЕГТЯР


Михаил Дегтяр, доктор социологии, профессор, в 1994—2000 годах — директор Еврейского культурного общества Ташкента (Узбекистан)


Если тюркские племена появились в Центральной Азии приблизительно в VI веке нашей эры, то евреи — на тысячу лет раньше. Еще в VI или V веке до нашей эры они прибыли на эти земли с приходом сюда персов, включивших древние государства Передней и Средней Азии в свою империю. Представители развитых и процветающих еврейских общин древней Персии активно расселялись по всей территории империи в качестве торговцев, а часто и государственных служащих. Евреев, познавших немилость персидских правителей, несколько раз (в IV и III вв. до нашей эры) выселяли из центральных областей государства в Среднюю Азию, на территорию нынешних Узбекистана и Туркменистана.

Первые археологические свидетельства проживания евреев на территории Средней Азии советские исследователи обнаружили во время раскопок в Туркмении в городищах Мерв и Байрам-Али в 1954 году. Они нашли остатки древних синагог и черепки с еврейскими надписями и именами. Все эти находки относятся к периоду от II века до нашей эры до I века нашей эры, то есть ко времени, когда обследовавшаяся археологами территория была под контролем Греко-Бактрийского и Парфянского царств. В то же время был основан Великий шелковый путь, по которому евреи проникли в глубь Средней Азии и далее в Китай.

В первые века нашей эры поток еврейских переселенцев в Среднюю Азию увеличился за счет евреев Вавилонии и Палестины. Несомненно, среди них были и те, кто чудом спасся во время Иудейской войны (66—70) и восстания Бар Кохбы (132—135). После последнего восстания римляне окончательно изгнали евреев из Иерусалима и части Иудеи. Еврейские общины в то время существовали в Мерве, Термезе, Балхе. Об этом говорят не только археологические находки, но и послание, которое в первом веке отправил патриарх Гамалиил I евреям Персии, а также "всем прочим изгнанникам-евреям", в том числе и проживавшим в Средней Азии. Другим неоспоримым источником можно считать Вавилонский Талмуд, где мы находим историю о некоем еврее по имени Самуель бар Бисна, жившем в Мерве в первой половине IV века.

До арабского вторжения Среднюю Азию населяли народы, которые исповедовали разные религии. Буддизм, индуизм, зороастризм, христианство и иудаизм существовали по соседству без проблем. Регион был также одним из немногих убежищ для евреев Ирана, которых преследовали зороастрийские жрецы и иранские цари. Гонения начались при Сасанидском царе Ездигерде III (440—457) и продолжались при его сыне Фирузе (458—485), а также при царях Каваде и Ормузе IV. Спасаясь от преследований, еврейские общины переселялись в Среднюю Азию и Индию, а в VII веке поддерживали арабских завоевателей.

Арабы завоевывали Среднюю Азию долго и с большими потерями. Они вторглись в ее пределы, еще не успев завоевать Иран, грабежом, насилием и обманом установили контроль над Согдом, Хорезмом и Ферганой. Чтобы удержать Бухару, им пришлось практически вырезать большую часть местного населения и переселить в этот край арабов и персов, обращенных в ислам. Всех язычников арабы истребляли или обращали в мусульманство. Евреи оставались практически единственными представителями другой религии.

Арабы сохранили независимость еврейских общин, которым разрешили жить по законам Торы (священного Писания). Но в тоже время были изданы дискриминационные законы, ставшие известными как "Законы Омара". Их приняли при халифе Омаре, который благосклонно относился к евреям; по преданию, он отдал последнюю персидскую принцессу в жены великому еврейскому эксиларху того времени Бостанаи. Однако по этим законам евреи должны были платить два налога, от которых мусульман освободили. Первый — "джизия" (подушный налог), второй — "харадж" (поземельный налог), евреям также запрещали носить оружие и ездить на лошадях. Одежда еврея должна была отличаться от одежды мусульманина. По этим законам евреям в мусульманском мире предстояло жить тысячу лет.

Из-за поземельного налога им стало невыгодно владеть землей и заниматься сельским хозяйством. Поэтому они почти полностью занялись торговлей и мелким ремеслом, вскоре взяв под свой контроль экономику и торговлю исламских стран, держали в своих руках большую долю торговли с Европой, их даже использовали как послов между исламскими и христианскими странами. Евреи того времени были не только государственными чиновниками, финансистами, врачами, но и купцами, ювелирами, менялами, красильщиками шелка, цирюльниками, сапожниками, мясниками, кузнецами, занимались другими ремеслами. В их руках была и немалая доля торговли на Великом шелковом пути.

Этот торговый путь существовал ровно 1 600 лет, до тех пор пока в XV веке не открыли морские дороги в Китай. И все это время Средняя Азия была одним из самых процветающих регионов, с высоким уровнем развития науки, искусства и градостроительства. Древнейшие города Средней Азии: Бухара, Самарканд, Термез, Мерв и Ургенч — до сих пор поражают своим прежним величием и славой. Евреи играли огромную роль и в экономической жизни Средней Азии того времени. Еврейские купцы, известные в истории как Раданиты, вели свои караваны в Китай и в Европу. По дороге в Китай они установили торговые посты, где многие из них и поселились. В Китае евреи появились еще в III веке, однако, по документам, найденным в Кашгарии, первые достоверные сведения об их пребывании там относятся к 718 году.

В ранний исламский период крупнейшим центром еврейской жизни в Средней Азии был Самарканд. Великий еврейский путешественник XII века Бенджамин из Туделы писал, что в Самарканде проживало не менее 30 тысяч евреев. Нет также сомнения, что они жили и в других крупных городах региона: Бухаре, Мерве, Термезе, Балхе, Герате, Нишапуре и Ургенче. Многие среднеазиатские евреи были известны в исламском мире как врачи и ученые. Один из них, Сагль аль-Табари, родом из Табаристана (у Каспийского моря, около 800 г.), славившийся среди арабов как врач и математик, перевел на арабский язык "Альмагест" греческого астронома Птолемея. Некоторые евреи достигли большого почета при Газневидах (Х—ХI вв.), которые доверили им управление рудниками в Балхе и Хорасане. Несомненно, евреи также служили Саманидам (Х век) и Хорезмшахам (ХII—ХIII вв.). Известны переводы на иврит трактатов Ибн Сины и Беруни, выполненные еврейскими учеными Средней Азии.

В начале XIII века многовековому процветанию Средней Азии был положен конец: в ее пределы вторгся Чингисхан. Монголы разрушили города и вместе с ними уничтожили многие древние еврейские общины. Сохранилась только община Бухары, куда стекались уцелевшие иудеи. С тех пор Бухара становится центром среднеазиатских евреев. Возможно, именно в это время появляется понятие "бухарские евреи". Кроме того, жалкие остатки некогда великих общин также уцелели в Балхе, Мерве и Хорезме. К XIII веку относится начало упадка местного еврейства, и этот период, с небольшими перерывами, продолжался до конца XVIII века.

Несомненно, евреи несколько активизировались во время правления Тимура (1370—1405). Прославившийся жестокостью, грабежом, насилием, разрушениями и уничтожением миллионов людей, он все-таки покровительствовал торговле, искусству и градостроительству. Однако это относилось лишь к его столице Самарканду, родному Шахрисабзу и нескольким другим окрестным городам. Для восстановления Самарканда, который должен был превратиться в столицу мира, Тимур сгонял мастеров, ремесленников и ученых из захваченных им стран. Этот завоеватель, видимо, покровительствовал бухарским евреям, так как в его правление они поселяются на его родине в Шахрисабзе и в Ташкенте. После взятия Бухары Тимур переселил оттуда несколько сот еврейских семей в Самарканд, который постепенно превратился в один из главных центров еврейской жизни региона.

Короткий период расцвета при Тимуридах окончился в начале XVI века, когда Среднюю Азию покорили кочевые племена узбеков. Захватив власть, они установили жесткий исламский порядок. Регион закрылся от окружающего мира, потерявшись в песках, перестал существовать Великий шелковый путь, торговля с внешним миром дошла до жалкого состояния, была забыта наука, а всякое инакомыслие наказывалось. Эти события на 300 лет затормозили развитие Средней Азии.

Все это негативно повлияло и на жизнь евреев. Отрезанные от мира и живущие почти в полном бесправии, они постоянно подвергались издевательствам местных властей, которых в свою очередь подстрекало мусульманское духовенство. Власть, духовенство и простой необразованный народ смотрели на евреев как на чужаков, которые в огромном исламском мире не хотели терять свою религию, а с ней и свою обособленность. Евреи жили отдельно в своих кварталах, стараясь без острой необходимости не выходить за их пределы, так как могли подвергнуться издевательствам толпы. Им не разрешали ездить верхом на лошадях, а только на ишаках, при встрече с мусульманами они обязаны были спешиваться; евреи не имели права носить пояс, их заставляли подпоясываться веревкой; вынуждали платить лишний налог "за дарование жизни"; раз в год они должны были являться во дворец правителя и получать пощечину, а иногда и 20 ударов палкой за будущие грехи. Освободиться от этого наказания можно было, только заплатив еще один налог. Многие правители пытались насильно обратить евреев в мусульманство, ставя их перед выбором: смерть или ислам. До наших дней дошло множество историй, когда евреи отказывались от ислама и гибли мученической смертью. Другие же, более слабые, ради сохранения семьи переходили в ислам. Эти люди были известны под названием "чала". Они тайно продолжали соблюдать еврейские обряды, но ходили и в мечеть, чтобы не создавать подозрений среди мусульман. Их жизнь была очень тяжелой, мучительной, им не доверяли ни евреи, ни мусульмане. В брак они вступали только между собой и жили в основном бедно. Кое-кто в погоне за выгодами полностью забывал иудаизм и вскоре терялся среди народов Средней Азии. И сейчас многие таджики и узбеки утверждают, что их предки были евреи.

К середине XVIII века само существование бухарских евреев было под угрозой. Упадок отразился на экономической деятельности: они в основном переключились на мелкую торговлю, крашение шелка и другие ремесла. В то время практически все евреи жили на территории Бухарского эмирата, который включал в себя долины рек Зеравшана и Кашкадарьи, среднее течение Сырдарьи, а также восточную Туркмению, западный Таджикистан и северный Афганистан. Границы эмирата постоянно изменялись в связи с войнами, которые вели его правители со своими соседями. Городами с основным еврейским населением были Бухара, Шахрисабз, Кермине и Самарканд. Кроме того, евреи жили в Зерафшанской долине, в Карши, Мерве и Балхе. Небольшие общины находились в Ташкенте и в Ферганской долине. С конца XVIII века количество еврейского населения Средней Азии увеличивается. Это можно объяснить высокой рождаемостью (тогда в семьях было в среднем по 8—10 детей) и эмиграцией евреев из Афганистана, Ирана, Турции, Палестины и даже Йемена. В XVIII веке в Бухаре начинают селиться сефардские евреи. Изгнанные в 1492 году из Испании, они бежали в исламские страны. Усиление религиозного фанатизма и экстремизма в исламском мире (XVIII и XIX вв.), особенно в шиитском Иране, привело к массовой иммиграции евреев в Бухарский эмират и Кокандское ханство, где к ним относились более терпимо. Здесь нашли убежище евреи Мешхеда, спасавшиеся в первой половине XIX века от шиитских погромов, и евреи Герата, изгнанные иранскими войсками в 1854 году. Следует также отметить, что к этому времени северный Афганистан уже не принадлежал Бухарскому эмирату — в 1845 году его завоевал афганский эмир Дост Мухаммед, навсегда отторгнув эту территорию от Бухары. Таким образом, несколько тысяч бухарских евреев оказались отделенными от своих собратьев, и с тех пор их принято рассматривать отдельно, как афганских евреев.

К 1865 году бухарские евреи проживали почти в каждом городе Средней Азии: в Кермине, Катта-Кургане, Карши, Термезе, Хатырчах, Гиссаре, Душанбе, Чарджуе, Мерве, Ташкенте, Ходженте, Коканде, Маргилане, Андижане, Намангане, Оше, Чимкенте и Туркестане. Английский офицер Александер Борнс, побывавший в Бухаре в середине XIX века, насчитал там до четырех тысяч евреев, в то время как венгерский путешественник Арминиус Вамбери предполагал, что еврейское население эмирата составляло 10 тысяч человек. В Бухаре они жили в двух кварталах города, известных как Новая Махалля и Старая Махалля. Второй по величине была община Самарканда. Этот город, который ещё в середине XVIII века пришел в упадок и был почти заброшен, вновь возродился и стал одним из крупнейших центров эмирата. До 1843 года бухарские евреи были разбросаны по четырем кварталам города, но вскоре их число увеличилось и понадобилась земля для отдельного еврейского квартала. Эмир Насрулло Бахадур (1826—1860) дал разрешение на покупку земли за 10 тысяч серебряных таньга, что по тем временам считалось огромной суммой. Новый квартал назвали Махаллаи Яхудиен (еврейский квартал), заселили его исключительно евреи. Этот квартал существует до сих пор.

Бухарские евреи достигали высоких постов при дворе эмиров. Арони Кандин служил министром финансов при эмире Музаффаретдине (1860—1885). Они одними из первых начали пользоваться русскими и английскими товарами и носить европейскую одежду, со своими караванами ходили в Россию, Западную Европу, Иран, Турцию и Палестину. В России начиная с 1833 года вышел ряд официальных указов, по которым бухарским евреям разрешалось селиться на территории империи и торговать на ярмарках в Оренбурге, Троицке и Нижнем Новгороде (что запрещали евреям России). Это способствовало усилению их влияния на экономику эмирата и его торговлю с Россией.

В 1853 году Россия начала колонизацию Средней Азии. В ходе завоеваний евреи выступили на стороне России, увидев в ней освободителя от гнета эмиров и ханов. В 1865 году русские войска взяли Ташкент. В официальной церемонии, устроенной по этому поводу, участвовало восемь бухарских евреев. Когда в 1868 году в Самарканде и его окрестностях вспыхнуло антирусское восстание и малочисленный гарнизон был окружен, городские евреи пришли на помощь осажденным, снабжали их водой и провиантом. В армии русского генерала Скобелева, завоевавшего Кокандское ханство, служил и принимал участие в боевых действиях бухарский еврей Борух Юшваев.

В первое время российская власть считала бухарских евреев самой лояльной частью населения Туркестана, всячески поощряла их участие в экономическом развитии региона. Так, если они вступали в купеческие гильдии, то официально получали российское гражданство. Кроме того, их освободили от тяжелых налогов, прекратили дискриминацию и притеснения, разрешили свободу вероисповедания. С 1865-го по 1916 год сотни бухарских еврейских семей стали владельцами земли, гостиниц, магазинов, мастерских, артелей, заводов и фабрик. Появились известные и богатые семьи и династии. В Коканде — братья Вадьяевы, Потеляховы, Симхаевы, в Ташкенте — Довидовы, в Самарканде — Муллокандовы, Калантаровы, Календарёвы, Пинхасовы, Ходжабековы, Рубиновы, Фузайловы, Иглановы, Ягудаевы и многие другие. Например, торговый дом Вадьяевых, по тем временам один из крупнейших в России, имел 30 хлопкоочистительных заводов и скупал только в Ферганской области 7—8 миллионов пудов хлопка-сырца. В 1916 году Вадьяевы приобрели Иваново-Вознесенскую мануфактуру, создав гигантский комбинат по производству текстильных изделий, составными частями которого были хлопковые поля Ферганы, железные дороги, хлопкоочистительные заводы и Ивановские текстильные фабрики. На их заводах работали десятки тысяч человек. Моше Муллокандов (1839—1902), один из богатейших людей Самарканда, был личным представителем императора Александра II и главным казначеем Русского банка в Самарканде.

В это же время начинается миграция в Туркестан ашкеназских (европейских) евреев из России, Украины и Польши, которая особенно усилилась в годы Первой мировой войны. С помощью бухарских евреев они устраиваются и создают свою инфраструктуру: синагоги, кладбища и т.п. Они поселяются в основном в Ташкенте, Фергане и Самарканде. Обе еврейские общины (ашкеназская и бухарская) сосуществуют в духе братства и взаимопомощи.

С установлением в Средней Азии советской власти и образованием Узбекской, Таджикской, Туркменской и Киргизской республик положение евреев в регионе серьезно изменилось. Начались национализация и конфискация частной собственности. Так как евреи вели большой бизнес, то они были в числе первых пострадавших. Бросив свои дома, магазины, заводы, многие бежали. В первые годы советской власти у евреев отбирали все, что имело какую-либо ценность: дома, заводы, магазины, синагоги, золото. За малейшее подозрение в сокрытии золота или антисоветскую деятельность арестовывали тысячи ни в чем не повинных евреев, многих из них без суда и следствия отправляли в Сибирь или расстреливали. Но самое ужасное — погром, учиненный красноармейцами в начале марта 1918 года в Кермине (Навои). После неудавшегося похода большевиков на Бухару они вынуждены были отступить в Кермине, местных евреев обвинили в контрреволюционной деятельности и стали грабить их дома, лавки, избивать и расстреливать. Затем солдаты согнали в синагогу и изнасиловали несколько десятков молодых женщин. Это событие поразило евреев Туркестана, в истории которых никогда не было подобных погромов. В то же тяжелое время сотни бухарских евреев пали жертвами басмачей, которых, к сожалению, сейчас объявили в Центральноазиатских государствах национальными героями. В Самарканде, Шахрисабзе и других городах, в которых жило много евреев, были организованы отряды самообороны против басмаческих банд.

В 20—30-х годах тысячи евреев, спасаясь от атеизма, раскулачивания, арестов и репрессий, бежали в Палестину. С помощью местных проводников они попадали в Афганистан и Иран, где многие месяцы и даже годы ждали от английских властей визы на въезд. Дорога до Палестины была долгой, тяжелой и опасной, евреи страдали от разбойничьих нападений, произвола властей, голода, болезней. Основные пути в Палестину шли через Иран, Ирак, Сирию. Некоторые добирались через Афганистан и Индию, затем на кораблях в Басру, Ирак. Многие евреи из России специально переезжали в Узбекистан и Таджикистан, чтобы оттуда уйти за границу. В частности, так поступили родители будущего премьер-министра Израиля Ариэля Шарона, так бежали из страны воинствующего атеизма многие раввины и просто глубоко религиозные евреи.

В то же время многие евреи Узбекистана приняли советскую власть и служили ей. Целый ряд бухарских евреев работал в органах государственной власти Узбекистана и Таджикистана, часто на довольно значительных постах. Так, Авром Абдурахманов был народным комиссаром юстиции, Иские Юабов — главой Отдела национальных меньшинств, Давид Алимов — председателем Верховного суда Узбекистана, а Илья Левиев — секретарем Верховного совета Таджикистана. В конце 30-х годов Зина Кураева стала единственной бухарской еврейкой, когда-либо избранной депутатом Верховного совета СССР. В то же время немало бухарских евреев были избраны депутатами Верховных советов Узбекистана и Таджикистана, а также городских и районных советов. Когда была образована Таджикская ССР, тысячи бухарских евреев посылали туда из Ташкента, Бухары и Самарканда на работу в органы государственной власти, образования и здравоохранения. Одновременно из европейской части СССР в Узбекистан, среди прочих специалистов, направляют тысячи евреев: врачей и инженеров, преподавателей и юристов, деятелей культуры и искусства. Некоторые приезжали не по своей воле, их высылали как политически неблагонадежных. Из них постепенно складывается еврейская элита. Можно назвать много выдающихся личностей: М.И. Левин, Б.И. Берлинер, М.Я. Слоним, М.М. Серебряный, Б.Л. Манелис, Р.М. Вурман, Х.Ю. Манкус, Л.Г. Мильберг, З.Я. Вайнштейн, Л.Е. Гарбер, Я.А. Бершадский, Э.С. Гордан, С.И. Тверье, Б.С. Слуцкая, М.С. Гонопольский и десятки других.

Особую роль в формировании еврейского населения Узбекистана сыграла Вторая мировая война. В те годы туда и другие среднеазиатские республики прибыло более одного миллиона евреев из европейской части СССР, Польши, Восточной Европы и Прибалтики. Эти люди нашли здесь спасение от Холокоста, а около 200 тысяч из них после войны остались в Узбекистане. Люди не только спасались сами, они сохраняли и духовные ценности. В Узбекистан ввезли более 100 свитков Торы, спасенных от уничтожения. Многие из них поистине уникальны и бесценны для еврейской религии и культуры.

Среди евреев, после войны оставшихся в Узбекистане, были не только портные, сапожники и ремесленники. В основном это были представители интеллигенции и в результате в 40—70-е годы процент евреев, работающих в области образования, медицины, науки, техники и культуры, в Узбекистане был выше, чем где-либо в СССР. Именно эти люди выучили и вырастили узбекскую элиту, занявшую командные высоты в 60—80-е годы. Возможно, этим объясняется сравнительно низкий уровень проявления государственного антисемитизма в Узбекистане в те годы. В отличие от России или Украины, здесь не было ни одного судебного процесса по делам евреев-диссидентов, не выходили "антисионистские" (антисемитские) книги и статьи. С началом еврейской эмиграции, в 70-х годах, появились отказники, но это была политика Москвы, а не Ташкента. В таких условиях им порой удавалось занимать значительные посты: они были крупными руководителями в промышленности, строительстве, чиновниками, даже заместителями министров. Однако, с другой стороны, антисемитизм существовал во всех слоях узбекского общества, которое разделило евреев на "хороших" и других — хитрых, жадных, коварных "жидов", плетущих свои тайные заговоры.

Положение стало меняться в 1991 году, в период распада СССР и образования независимого государства Узбекистан. Резкий рост национализма, шовинизма и ксенофобии, стремительное возрождение ислама вызвали резкий скачок эмиграции представителей национальных меньшинств и, в первую очередь, евреев. За 5—6 лет десятки тысяч евреев ежегодно покидали страну. Цифры показывают картину, сравнимую, пожалуй, только с результатами завоевания Средней Азии монголами. Так, бухарских евреев осталось 5—8 тысяч, а эмигрировало около 160 тысяч (50 тыс. — в США, более 100 тыс. — в Израиль). Еврейский квартал в Самарканде, где еще в середине 80-х компактно проживало около 10 тысяч бухарских евреев, практически полностью опустел. В их домах живут мусульмане. Ашкеназских (европейских) евреев осталось 15—20 тыс. (в основном в Ташкенте), а эмигрировало около 75 тыс. В городах Ферганской долины евреев вообще не осталось. Правительство республики не препятствовало этому процессу. Однако узбекские руководители не преминули разыграть "еврейскую карту". Нуждаясь в международном признании, власти Узбекистана быстро установили дипломатические отношения с Израилем, наладили контакты с международными еврейскими организациями, организовали визиты видных еврейских деятелей в страну, разрешили создать еврейские культурные центры в Ташкенте, Самарканде и Бухаре. Так, в 1992 году в Ташкенте открыли Израильский культурный центр и отделение агентства "Сохнут". Появились еврейские воскресные и даже религиозные школы: "йешивы" — для мальчиков и "махон" — для девочек. Для этих целей в Узбекистан даже допустили из Америки представителя религиозного движения "Хабад-Любавич" рабби Гуревича, который тут же объявил себя верховным раввином Средней Азии и Казахстана. Однако вся эта суета не может привести к подлинному возрождению еврейской жизни, поскольку основная задача еврейских организаций в Узбекистане заключается в первую очередь в стимулировании еще живущих в стране евреев к эмиграции в Израиль.

Эмиграции продолжает способствовать то тяжелое положение, в котором действительно находятся евреи в современном Узбекистане. Они не забыли погромов в Андижане, где разрушили и сожгли еврейские дома и разграбили имущество. Их принуждают продавать за гроши, а порой просто оставлять свои дома. Среди местного населения распространяют листовки антиеврейского содержания. На стенах домов и дверях квартир евреев появляются надписи с угрозами в их адрес. Несколько раз за последние годы еврейские кладбища подвергались актам вандализма. Так, было разрушено и осквернено более 100 могил на еврейской части кладбища Домбрабад в Ташкенте, известны и другие подобные явления. Имеются многочисленные факты преследования евреев органами внутренних дел. Наиболее нашумевшим и получившим большой международный резонанс стало дело 70-летнего бухарского еврея Самуила Коэнова, которого голословно обвинили практически в ритуальном убийстве молодого узбека. В тюрьме его подвергли ужасным пыткам, и только вмешательство международной еврейской общественности помешало устроить судебный процесс в духе средневековья. Бывшая жительница Ташкента Анна Король имела неосторожность приехать в Узбекистан уже как гражданка Израиля. По сообщению израильских газет, ее арестовали, бросили в тюрьму и зверски изнасиловали офицеры органов внутренних дел, которые вымогали у нее деньги. И это только малая часть того, что происходило и происходит с евреями в стране, где власти не только не могут защитить своих граждан от насилия, но и сами это насилие плодят.

Итак, необходимо отметить, что почти двухтысячелетнее присутствие евреев на территории Узбекистана подходит к концу. Безусловно, какое-то их количество по различным причинам останется в этой стране. Однако совершенно ясно, что нового расцвета экономической и культурной жизни евреев Узбекистана ожидать в обозримом будущем не следует.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL