СТАНОВЛЕНИЕ МНОГОПАРТИЙНОЙ СИСТЕМЫ В УЗБЕКИСТАНЕ

Д-р Ресул ЯЛЧИН


Ресул Ялчин, сотрудник Школы экономики и политологии при Лондонском университете (Великобритания)


Введение

Тема нашей статьи — история становления многопартийной системы в Узбекистане с начала XX века (с 1905 г.) и до настоящего времени. Ее автор дает краткий обзор создания и деятельности различных политических партий: и тех, которым разрешали "жить", а затем запрещали, и тех, которых реформировали, а затем распускали, и партий, официально санкционированных еще в дореволюционную эпоху.

Современный Узбекистан как политический субъект, имеющий собственные рубежи и организационные структуры, был образован в результате проведенной большевиками в 1924—1925 годах "государственной делимитации границ", после завершения которой на территории Средней Азии появилось несколько новых административных единиц, созданных по этническому признаку. В 1924-м Узбекистан стал одной из союзных республик СССР с самой крупной мусульманской общиной в Советском Союзе, которая занимала главенствующее положение среди исламских общин страны. Республика имела и большое экономическое значение, так как прочно удерживала третье место в мире по производству хлопка. После русских и украинцев узбеки были на третьем месте в стране по численности населения, а по количеству проживающих в нем граждан Узбекистан прочно удерживал пятое место среди советских республик.

После распада СССР нынешний руководитель страны Ислам Каримов вышел из Коммунистической партии Советского Союза и в августе 1991 года объявил Узбекистан политически независимым государством. Однако в тот период резко росла социальная нестабильность, и набирали размах различные движения, заявившие о себе еще в период гласности и перестройки (программа реформ, начатая М. Горбачевым). Вместе с тем правительство И. Каримова предпринимало все возможные в то время меры для укрепления своей власти. По мнению руководства Узбекистана, восстановить порядок, сохранить стабильность, мир и безопасность можно было, лишь ударив по крупным оппозиционным партиям. Что и было начато в 1992 году. А в первые месяцы 1993-го приняли решение о перерегистрации всех партий, что фактически означало запрещение независимых политических движений, о которых к тому времени знала практически вся республика.

Государствам, построенным на принципах демократии, трудно представить себе такой феномен, как политическая деятельность без партий. Политическая партия (по определению) есть институт, который, во-первых, стремится оказывать влияние на общественную жизнь страны, старается делегировать своих представителей в состав правительства. Во-вторых, она имеет не одну, а несколько целей и пытается в какой-то степени "объединить интересы"1. В понятии политической партии целесообразно выделить два структурных аспекта, а именно: организация партии и членство в партии. Что касается первого аспекта, то тут можно говорить о четырех базовых элементах. Первые два — это "ячейка", когда речь идет о коммунистических партиях, и "милиция", когда мы говорим о фашистских партиях. Вторые — "комитет" и "секция". По определению известного французского политолога Мориса Дюверже, комитет — это небольшая ограниченная группа, верхушка партии, число членов которой увеличивать не хотят. Секция же — "довольно крупная организация… [которая] старается привлечь как можно больше людей и таким образом укрепить свои позиции"2. Говоря о членстве в партии, М. Дюверже делает следующее различие между кадровыми и массовыми партиями. Члены кадровых партий — "довольно известные люди, занимающиеся подготовкой выборов, проведением кампаний и поддерживающие связи с кандидатами"3. Массовые партии активно привлекают в свои ряды людей, которые, становясь членами партий, платят партийные взносы, и за счет этого появляется возможность в довольно крупных масштабах финансировать предвыборные "марафоны". Далее Дюверже рассуждает следующим образом: "различие между кадровыми и массовыми партиями то же, что и между различными типами партийной организации. Кадровые партии можно сравнить с децентрализованными и слабыми в структурном отношении комитетами, а массовые партии с партиями, опирающимися на более централизованные и сильные секции"4.

Однако партиям по большей части разрешается функционировать лишь в рамках существующей партийной системы. Известный политолог, один из лидеров "флорентийской школы" политических исследований, Джованни Сартори выдвинул идею о двух критериях, лежащих в основе определения партии как части партийной системы. По его мнению, если партия не подходит ни под один из этих критериев, она не может считаться частью партийной системы. Сартори предлагает следующие критерии: наличие "коалиционного потенциала", то есть пригодность партии для присоединения к коалиции; наличие "шантажистского потенциала". Первый критерий предполагает, что партия способна стать звеном, необходимым, по крайней мере в некоторых случаях, для создания коалиции, которая сможет контролировать деятельность правительства. Второй критерий подразумевает, что само существование партии провоцирует те или иные действия партий, обладающих "коалиционным потенциалом"5. В первом случае речь идет о системах, в рамках которых правительства обычно формируются на коалиционной основе. И здесь первый критерий необходим: попробуйте без него оценить мелкие партии с точки зрения их пригодности (или непригодности) для создания коалиционных правительств. Без наличия второго критерия некоторые партии в ряде стран никогда не смогут набрать необходимого для участия в формировании правительства числа голосов. Однако не вызывает сомнения, что, несмотря на отсутствие у мелких партий коалиционного потенциала, они могут оказать большое влияние на стратегию (когда речь идет и о конкуренции, и о сотрудничестве) других партий. А в связи с тем что в рамках партийной системы между различными партиями возникают и конкуренция, и сотрудничество, то, естественно, партийные системы разнятся. По мнению Алана Варе, партийные системы отличаются друг от друга по четырем показателям: степенью их проникновения в общество; партийной идеологией; позицией в отношении законности существующего режима; числом партий6.

Политические партии и партийные системы в Узбекистане

Попытки сформировать многопартийную систему в Узбекистане предпринимались еще в начале XX века. Манифест 17 октября 1905 года "Об усовершенствовании государственного порядка", подписанный российским царем Николаем II, провозглашал гражданские свободы, создание Государственной думы и разрешал образовывать политические партии. И через некоторое время после оглашения этого манифеста в России появился ряд либерально-демократических партий: Союз 17 октября (октябристы), Конституционно-демократическая партия (кадеты), Социал-демократическая рабочая партия, Партия социалистов-революционеров (эсеры) и другие не столь крупные структуры. Они развернули свою деятельность и в Туркестанском генерал-губернаторстве (на территории современной Центральной Азии), которое находилось под властью России, и его жители приняли участие в выборах в первую Государственную думу. Однако после ее роспуска в 1906 году, когда были введены новые жесткие гражданские правила, касающиеся также и участия в выборах, население генерал-губернаторства было лишено права на голосование. Такое, мягко говоря, далеко не либеральное решение обосновывалось тем, что граждане Туркестана к выборам не готовы в связи с весьма низким уровнем их политической культуры. Это привело к тому, что деятельность партий в генерал-губернаторстве была фактически приостановлена, и вплоть до Февральской революции 1917 года в России политические партии влияния на общественную жизнь Средней Азии практически не оказывали. В то время в регионе значительную роль стали играть разного рода культурно-реформаторские, просветительские и общественно-политические организации и движения, созданные местной интеллигенцией (джадидами). Своей политической партии у джадидов не было, но они весьма активно выступали за развитие образования в регионе на базе европейского опыта, вводили в школах новые методы обучения. Знания, полученные в таких школах, позволяли молодым людям продолжать обучение в западноевропейских странах. Джадиды призывали к лояльному отношению к России, но в то же время им удалось заложить основу для развития национального самосознания, подъем которого после Февральской революции 1917 года вылился в формирование различного рода национально-освободительных движений. Однако на территории вассалов Российской империи — Бухарского эмирата и Хивинского ханства — все еще сохранялись дореволюционные феодально-деспотические режимы, а политической свободой практически и не пахло.

После Февральской революции, в результате которой в России свергли монархию и создали "демократическую республику", в Туркестане активно развернули свою деятельность различные политические партии и движения. Так, в тот период заявили о себе партия "Шураии-ислам" (Исламский совет) и партия "Шураии-уламмо" (Совет образованных людей). Их политические взгляды совпадали по многим вопросам. И совсем не случайно обе эти партии возглавили национально-освободительное движение за предоставление Туркестану статуса автономии в составе РСФСР, выражали интересы национальной буржуазии, местного духовенства и интеллигенции. После Октябрьской революции 1917 года, с приходом к власти большевиков, генерал-губернаторство было провозглашено Туркестанской автономной советской социалистической республикой. Анализ ее деятельности при большевиках показывает, что в военно-политическом и в экономическом отношении она была в полной зависимости от России и жила под диктовку Москвы. Другими словами, автономия и суверенитет Туркестана были не что иное, как миф. В феврале 1918 года состоялась встреча представителей партий ("Шураии-ислам" и "Шураии-уламмо") и движений. Ее участники заявили о создании Туркестанской автономной области (Кокандская автономия) со столицей в г. Коканд. Однако к весне 1918 года эта автономия была ликвидирована Красной гвардией. По всему Туркестану развернулась национально-освободительная борьба, которая проходила под лозунгом: "Война против коммунизма за независимость". В середине 20-х годов движение было подавлено общими усилиями коммунистов Туркестана и России. В ходе этой борьбы все национальные политические партии и движения в регионе разогнали. Многие их лидеры были уничтожены, некоторых сослали, менее стойкие согласились сотрудничать с коммунистами, но даже и они впоследствии стали жертвами сталинских репрессий 30-х годов. Таким образом, к середине 20-х годов большевики полностью захватили власть и Коммунистическая партия стала единственным хозяином на политической арене страны.

"Достойными" членами Коммунистической партии Узбекистана могли стать родственники и друзья ее лидеров, а также те, кто был предан коммунистической идеологии и был готов нести ее в массы. В то время в созданной в Ташкенте партийной академии учились будущие руководители Узбекистана. Господство компартии продолжалось до середины 80-х годов, и только с начала перестройки она стали постепенно сходить со сцены.

В конце 1988 года (чуть позже, чем в республиках Прибалтики и в России) активно заявила о себе оппозиция. Появились две крупные, противостоявшие режиму организации: Народное движение "Бирлик" ("Единство"), первая оппозиционная структура в Узбекистане, и партия "Эрк"7. Инициативная группа, создавшая "Бирлик", была образована 11 ноября 1988 года. В нее вошли Абдурахим и Абдуманноп Пулатовы, академик Бек Тошмухаммедов, поэт Усман Азим. 28 мая 1989 года состоялась учредительная конференция. К тому времени движение уже было мощной общественной силой, объединявшей десятки тысяч человек, и играло значительную роль не только в самой республике, но и во всем регионе. Лидеры движения (узбекские писатели и ученые) выдвинули следующие требования: принять закон о государственном статусе узбекского языка; всерьез заняться решением неотложных экологических проблем; ликвидировать хлопковую монокультурность сельского хозяйства; проводить дальнейшую демократизацию политической сферы. Кроме того, в их требованиях присутствовали националистические идеи. И постепенно "Бирлик" трансформировалось в движение за национальное возрождение узбеков, что, разумеется, ущемляло права других народов многонациональной республики. После многочисленных митингов сторонников движения был принят закон о языке, и узбекский язык стал государственным. Движение также выступало за прекращение службы узбекских юношей в подразделениях Советской армии, дислоцированных за пределами республики.

Растущее влияние движения в обществе и стремление к политическому лидерству, естественно, вызвало активное противодействие властей. Усиливающаяся конфронтация привела к тому, что часть лояльно настроенных членов движения во главе с Мухаммадом Салихом объявила о выходе из "Бирлик". Причина раскола — разногласия в методах борьбы с официальными структурами. Сторонники Салиха основали демократическую партию "Эрк", учредительный съезд которой состоялся 27 апреля 1990 года. 5 сентября 1991-го ее зарегистрировали и она получила возможность участвовать в первых президентских выборах. Председатель партии Мухаммад Салих стал конкурентом Ислама Каримова на первых в истории региона альтернативных президентских выборах, набрав 12,4% голосов. "Бирлик" же постепенно преобразовывалось в Демократическую партию Узбекистана, о создании которой и было провозглашено на ее учредительной конференции, состоявшейся 17 июня 1990 года. А на втором съезде (27 октября 1991 г.) она была переименована в партию "Бирлик".

После обретения независимости в 1991 году противостояние между руководством республики и лидерами оппозиции начало усиливаться. Противники президента обвиняли Ислама Каримова в авторитаризме. Партия "Эрк" выступала за частную собственность на землю и ускоренную либерализацию экономики на основе польской модели. А руководство Узбекистана выработало и проводило другой курс — эволюционное реформирование экономики, постепенная либерализация цен. Отказ от частной собственности на землю руководители нового независимого государства пытались обосновать тем, что подобная земельная реформа может привести к дефициту орошаемых площадей, спровоцировать недовольство крестьян и социальный взрыв на селе. Казалось бы, и руководство страны, и оппозиция стремились к построению демократического, светского, правового государства, к созданию рыночной экономики. Но различия в тактике привели к росту противостояния между ними, которое в начале 1993 года достигло своего пика. Под давлением официальной власти некоторые лидеры оппозиции были вынуждены эмигрировать за границу, где они продолжили борьбу, но уже непарламентскими методами. В марте 1993-го вышло постановление Кабинета министров республики об обязательной перерегистрации всех политических партий и движений в Министерстве юстиции. "Бирлик" и "Эрк" перерегистрацию не прошли и прекратили свою деятельность на территории республики. К тому же перестала выходить газета "Эрк". Умело играя на противоречиях между партиями и нагнетая обстановку вокруг создающих угрозу этнических конфликтов националистических лозунгов, выдвигаемых оппозиционными организациями, руководство страны смогло подорвать престиж этих движений среди населения республики. На такой печальной ноте и закончился в республике первый этап становления многопартийности.

Попытаемся проанализировать причины сложившейся ситуации. С одной стороны, оппозиция, ориентированная на построение светского государства, не смогла выработать конструктивную программу реформ, учитывающую особенности и условия экономического, политического и культурного развития общества, его традиции и менталитет. Оппозиционные партии были слишком наивны и плохо организованы, не предложили четкой и понятной избирателям платформы построения демократического общества. Действия оппозиционных организаций, особенно их заявления о приоритете прав узбекского народа и о его национальном возрождении вызвали негативную реакцию представителей других этнических групп страны. Этническая ситуация в республике и без того была весьма сложной, и подобные лозунги оппозиционных движений фактически обостряли ее до предела. Тем не менее это были первые ростки политической оппозиции государственной власти за всю 74-летнию историю тоталитарного режима в республике. Более того, она действовала в обществе, на политической арене которого никогда и близко не было независимых сил, способных противостоять коммунистам. С другой стороны, государственная власть не имела опыта цивилизованного диспута с оппозицией и предпочла испытанный вариант: пошла в наступление. К тому же в ходе реформ государственная власть вела себя динамичнее и гибче оппозиции. Она сумела перехватить у оппозиционных партий лозунги о суверенитете, независимости, демократизации, национальном возрождении. И даже более того — использовала эту платформу гораздо успешнее. Оппозиция же не смогла приспособиться к новым реалиям, и ей пришлось сойти со сцены.

1995 год стал новым этапом в формировании многопартийности. С 1991-го по 1993 год в республике функционировали три партии и одно политическое движение: Народно-демократическая партия Узбекистана (бывшая Коммунистическая партия), "Ватан тараккиёти" ("Прогресс Отечества"), демократическая партия "Эрк" и движение "Бирлик". В конце 1993 года "Эрк" и "Бирлик" прекратили свою деятельность, и таким образом на некоторое время в республике установилась двухпартийная система. Народно-демократическую партию Узбекистана можно считать правящей (до июня 1996 года ее возглавлял президент страны И. Каримов), а "Ватан тараккиёти" заявила о себе как о партии конструктивной оппозиции. Но в первой половине 1995 года двухпартийная политическая система была нарушена: возникли социал-демократическая партия "Адолат" ("Справедливость"), демократическая партия "Миллий тикланиш" ("Национальное возрождение") и движение "Халк бирлиги" ("Народное единство").

В 1996 году в республике был принят новый закон о политических партиях. Предварительно (в сентябре) его проект был опубликован в крупных газетах и вынесен на всенародное обсуждение8. А 7 и 9 января 1997 года, после того как парламент принял окончательный вариант закона, его полный текст появился на страницах ежедневных газет, в том числе и в "Узбекистон овози" (9 января). К слову, текст закона, опубликованный в упомянутой газете, автор этих строк перевел на английский язык. Закон отличается от проекта лишь по некоторым пунктам. Во-первых, на основании принятого закона к регистрации допускаются партии, в которые входят не менее 5 тысяч человек, а не 3 тысячи, как было предусмотрено проектом. Во-вторых, в соответствии с законом партийные средства можно расходовать исключительно на цели, оговоренные в уставе партии, в то время как в законопроекте предусматривалась возможность тратить деньги на благотворительные цели, даже если это и не было зафиксировано в уставе. Кроме того, в окончательном варианте закона отсутствовал весьма жесткий параграф, добавленный к статье 17 проекта закона: представители Министерства юстиции имеют право посещать партийные собрания и знакомиться с содержанием протоколов. Итак, многопартийность была заложена в новой политической системе Узбекистана, однако в то же время предусматривалась и подконтрольность деятельности всех будущих партий.

Согласно новому закону они действуют в соответствии с конституцией и законом "О политических партиях", а также на основании других законов, принятых парламентом, и указов президента. Запрещается создание и деятельность политических объединений по национальному и религиозному признакам, партий, пропагандирующих войну или имеющих целью насильственное изменение конституционного строя. Не разрешается одновременно состоять в нескольких партиях. Все члены партии имеют равные права. Продвижение по партийной лестнице должно основываться на способностях, профессионализме и других достоинствах членов партии. Президент как представитель народа сохраняет за собой право временно приостанавливать прием в члены политической партии или отказывать в приеме в партию. Запрещается вступать в политическую партию военнослужащим, сотрудникам правоохранительных органов, работникам судебного ведомства, иностранцам и лицам, не имеющим гражданства. Для регистрации в Министерстве юстиции политическая партия должна предоставить список членов своего комитета в составе 50 человек, которые берут на себя ответственность за ее формирование, и другую подробную документацию (в том числе по округам), а также свидетельство об уплате регистрационного взноса. Кроме того, необходимо чтобы партия насчитывала в своих рядах не менее пяти тысяч человек, причем проживающих минимум в восьми (из 14) территориальных субъектах (областях). После того как поданные документы (а заявки необходимо представить в семидневный срок со дня образования партии) рассмотрят в Министерстве юстиции, это ведомство принимает решение о регистрации политической партии. Министерство вправе отклонить заявку, если поданные документы противоречат положениям конституции или законодательству республики, а также если какая-либо другая партия или общественно-политическое движение уже зарегистрировано под тем же названием. В таком случае в течение месяца партия может подать новую заявку, внеся в регистрационные документы необходимые изменения, учитывающие требования Министерства юстиции, которое обязано завершить регистрационную процедуру в течение двух месяцев. Верховный суд имеет право временно приостановить регистрацию партии (на срок до полугода) и в итоге даже запретить ее, но только лишь в том случае, если партия продолжает нарушать законодательство.

Политическим партиям предоставлено право выдвигать кандидатов в депутаты, вести предвыборную агитацию, иметь свой печатный орган, создавать фракции в парламенте и партийные группы в местных представительных органах государственной власти, а также вносить депутатский запрос. Финансовые средства партии должны быть прозрачны, запрещается открывать счета в иностранных банках и получать субсидии от государства, религиозных организаций, а также из иностранных или неизвестных источников. Государство может субсидировать партии, участвующие в выборах. Партийные средства должны использоваться исключительно на цели, предусмотренные уставом этой организации. Министерство юстиции сохраняет за собой право следить за тем, чтобы деятельность партии не выходила за рамки действующего законодательства и соответствовала положениям конституции. На сегодняшний день самой крупной, сильной и организованной партией является Народно-демократическая партия Узбекистана.

Народно-демократическая партия Узбекистана

В 1990 году состоялся XXII съезд Коммунистической партии республики, на котором делегаты несколько изменили ее устав: в нем появился пункт о суверенитете Узбекистана9. 1 ноября 1991 года (после неудавшегося августовского путча в Москве и невозможности решить с М. Горбачевым вопрос об образовании нового Союза, что фактически означало конец СССР) партия провела свой XXIII съезд. Был принят новый устав, основным пунктом которого стало провозглашение независимости республики. В беседе с автором этих строк один из лидеров партии отметил: "На XXII съезде мы пришли к выводу, что нужно быть ближе к простым людям, понимать и защищать чувства, мысли, обычаи, верования и традиции народа. Коммунисты даже и не пытались это делать. Коммунистическая идеология требовала подчинения, хотел ты этого или нет. Но любая идеология, оторванная от народа, обречена на провал. Свидетельство тому — распад Советского Союза. На XXII съезде мы приняли решение, что надо в корне менять отношение к гражданам собственной страны, а на XXIII съезде, с учетом постановлений XXII съезда, уже был принят новый политический курс, основанный на всеобщих ценностях: соблюдение прав человека, развитие рыночной экономики и демократизация".

Что касается правил приема в члены партии и ее управленческих навыков, то Народно-демократическая партия (НДПУ) многим отличается от Компартии. Так, она полностью отвергла коммунистическую идеологию, сыграла значительную роль в процессе передачи власти от партии к государству, внесла большой вклад в реализацию принципов рыночной экономики и приватизации, признает равенство прав всех национальных меньшинств, населяющих Узбекистан, выступает за построение правового государства. Раз в пять лет перед выборами партия проводит свой съезд, имеет Центральный совет, включающий 150 членов, Исполнительный комитет в составе 12 человек. Ислам Каримов занимал пост председателя партии до 15 июня 1996 года, а после его выхода из нее (на время исполнения обязанностей президента страны) пост председателя был ликвидирован. Первым секретарем Центрального совета НДПУ был избран доктор философских наук, профессор Абдулхафиз Джалолов. На 1 ноября 1991 года партия объединяла в своих рядах 351 тысяч человек, из которых более 80 тысяч ранее в коммунистической партии не состояли. К концу 1998 года число членов партии достигло уже 500 тысяч человек. Теоретически членом партии может стать каждый гражданин республики, достигший 18 лет, однако на практике членство в партии определяет исполнительный совет. Ежемесячные взносы составляют 1% от заработной платы. Те, кто испытывают финансовые трудности или проблемы со здоровьем, от уплаты взносов временно освобождаются, а более состоятельных просят увеличить их размер. 81% членов партии — узбеки, остальную часть составляют таджики (4%), казахи (4,5%), русские (3%), каракалпаки (3%), татары (1,3%), кыргызы (0,8%), украинцы (0,3%), и представители других национальностей (1%); более 25% всего состава — женщины. Центральные органы партии размещаются в Ташкенте, кроме того, создано 13 365 местных организаций. НДПУ сохранила материальную базу коммунистической партии, ее средства массовой информации: печатный орган Народно-демократической партии — газета "Узбекистон овози" ("Голос Узбекистана") выходит три раза в неделю на узбекском языке, еженедельная газета "Голос Узбекистана" — на русском языке и ежемесячный журнал "Мулокот" ("Диалог") — на узбекском. В журнале освещаются социально-политические и экономические вопросы. Партия приняла новую программу и устав, опубликованные в 1995 году. К тому же ей удалось сохранить весь богатый набор управленческих навыков, интеллектуальный потенциал и многих активистов, ныне составляющих весомую часть ее среднего и высшего звена. Более того, несмотря на определенный отток членов из партии в 1991—1992 годах, в последующем она смогла привлечь в свои ряды крупных предпринимателей и значительную, причем активную, часть молодежи, которая сейчас составляет ее ядро.

Соблюдая строгую дисциплину, имея прочную материальную базу и свои средства информации, партия (с прицелом на будущее) перенесла основную деятельность в низовые структуры, особенно в махалля. В связи с тем что председателем партии до июня 1996 года был Ислам Каримов, ее руководство на том этапе привело свои программные документы в соответствие со стратегией и тактическими задачами президента. Партия ратует за постепенное создание социально ориентированной рыночной экономики, за построение правового демократического государства, за равенство прав всех наций и народов, населяющих Узбекистан, за межнациональное согласие в обществе. Такая позиция привлекает к ней сторонников не только из числа узбеков, но и представителей других национальностей, особенно русскоязычное население. Надо также отметить, что в программе партии есть положения о национальном возрождении Узбекистана, что, несомненно, делает ее привлекательной для узбеков. Таким образом, Народно-демократическая партия стремится стать общенациональной партией, выражающей интересы всех слоев общества.

И все же до июня 1996 года НДПУ была "кадровой" партией, элитной группой, поскольку ее политику практически определял Ислам Каримов. После его выхода из партии руководство было передано Исполнительному комитету. Сегодня НДПУ своего рода гибрид "кадровой" и "массовой" партий, однако ее рядовые члены прямого влияния на политику партии практически не оказывают. Контроль над выборами кандидатов в депутаты осуществляется на уровне избирательных округов на местах и Центральным исполнительным комитетом. Политику партии определяет ее элита. Об НДПУ можно, конечно, говорить как о массовой партии, но к власти рядовые члены даже формально не допускаются. Партия не только не делает ставку на членские взносы при финансировании партийной деятельности, но и считает, что рядовые члены в решении по крайней мере некоторых партийных вопросов участвовать не должны. НДПУ скорее напоминает консервативную социал-демократическую партию с националистическими устремлениями, которая в то же время пытается показать, что она активный борец за национальное равноправие, защитник интересов всех этнических групп, проживающих в республике. Пожалуй, основной минус в деятельности партии — ее замкнутость "на себя": она не стремится к сотрудничеству с другими партиями и движениями, исповедующими близкие по духу программы и имеющими схожие цели (например, с партией "Ватан тараккиёти"). Более того, она относит эти партии, а также их руководителей к числу своих противников.

Партия "Ватан тараккиёти"

В мае 1992 года состоялся учредительный съезд партии "Ватан тараккиёти"10, а уже 10 июля того же года она была официально зарегистрирована как "оппозиционная" политическая партия. Ее первым председателем стал Анвар Юлдашев, один из основателей движения "Бирлик". Консультативный совет состоял из 37 членов и четырех секретарей партии. В организационную структуру входили Центральный совет, областные и районные комитеты, политические клубы. 4 июля 1996 года партия создала бизнес-клуб для привлечения предпринимателей. На втором съезде (9 сентября 1993 г.) были приняты новая программа и устав партии. К январю 2000 года в ее составе уже насчитывалось около 35 тыс. человек. В партийный комитет вошли бизнесмены, студенты, женщины, интеллигенция. Вступать в партию можно было по достижении 19 лет, около 95% ее членов составляли узбеки, среди представителей других национальностей были русские, казахи, таджики, туркмены, евреи. 8% — женщины. Для вступления в партию необходимо было подать письменное заявление. Члены партии платили взносы — 1% от ежемесячной заработной платы. "Ватан тараккиёти" считала себя партией деловых людей. Имела свой печатный орган — еженедельную газету "Ватан", которая до апреля 2000 года выходила на узбекском языке тиражом 10 000 экземпляров. В период своего становления "Ватан тараккиёти" провозгласила себя партией интеллигенции, предпринимателей и молодежи, однако со временем перестала быть выразителем взглядов и интересов этих групп. На страницах партийной газеты редко можно было найти публикации, затрагивавшие их проблемы. Не было и материалов, анализирующих изменения в обществе, нечасто попадались статьи, посвященные политическим реформам или проблемам, с которыми сталкивались политические партии, не говоря уже об анализе процесса трансформации экономики. Материалы по этой теме в основном рассказывали о деятельности тех или иных предприятий, но не затрагивали проблемы развития предпринимательства в стране в целом. Газета главным образом посвящала свои страницы вопросам культуры, искусства, печатала статьи по истории, а также речи президента и официальные документы. По своим программным положениям "Ватан тараккиёти", как и НДПУ, — партия, придерживавшаяся либерально-демократической ориентации. Она выступала за приоритет прав и свобод человека, за эволюционный переход к рыночной экономике. Но вместе с тем ей была присуща организационная слабость, она не имела четко обозначенных позиций по основным вопросам реформирования общества, не могла конструктивно сотрудничать с другими партиями и движениями. Еще один из основных недостатков — отсутствие сильных лидеров. Все это привело к тому, что партия не сумела составить серьезной конкуренции НДПУ, расширить свое влияние в обществе, укрепить финансовое положение. И когда национально-демократическая партия "Фидокорлар" предложила ей объединиться, то "Ватан тараккиёти" это предложение приняла.

Социал-демократическая партия "Адолат"

Днем рождения этой партии считается 8 февраля 1995 года11. Первым секретарем ее Центрального совета был избран известный журналист Анвар Джурабаев, председателем партии — Тургунпулат Даминов. В Совет входит 49 человек, в исполнительный орган — 11 членов и шесть секретарей партии. Центральные органы "Адолат" находятся в Ташкенте, одна ее организация создана в Каракалпакстане. Кроме того, еще есть 12 областных и 147 районных организаций. А всего по стране насчитывается 1 021 парторганизация. Общая численность свыше 30 тыс. членов, большинство из которых преподаватели школ и вузов, 30% —женщины. Членом партии может стать каждый, кто принимает ее идеологию и программу, но по достижении 19 лет. Партвзносы — 1% от ежемесячной заработной платы, малообеспеченные и пенсионеры от их уплаты освобождаются. Печатный орган — еженедельная газета "Адолат", которая выходит на узбекском языке тиражом 10 000 экземпляров. В соответствии со своей программой партия выступает за создание политической системы, основанной на всеобщих социально-демократических принципах, за построение правового государства и защиту малообеспеченных слоев населения. Она также ратует за укрепление независимости Узбекистана, поддерживает курс на эволюционный переход к социально ориентированной рыночной экономике, но при сохранении в руках государства ключевых позиций в этой сфере и равноправии различных форм собственности. Партия стремится стать выразителем социально-демократических идей, однако эта ниша уже занята НДПУ. Кроме того, "Адолат", также как и "Ватан тараккиёти" и демократическая партия "Миллий тикланиш", не смогла составить серьезной конкуренции Народно-демократической партии и в других сферах, в том числе оказалась неспособной расширить влияние в обществе и упрочить свое финансовое положение. Это объясняется рядом причин, среди которых: организационная слабость, отсутствие четких позиций по основным социальным вопросам, неумение конструктивно сотрудничать с другими партиями и движениями, а также дефицит сильных лидеров.

Демократическая партия "Миллий тикланиш"

Создана в апреле 1995 года, а учредительный съезд состоялся 3 июня того же года12. Ее основатель — крупный ученый Азиз Каюмов. В список Центрального исполнительного органа входят свыше 50 человек. Руководящие органы партии находятся в Ташкенте. Кроме этого, она имеет 14 областных отделений. Всего по стране насчитывается около 74 организаций, в которые входят 10 тысяч человек, в основном это деятели науки и искусства. Председатель партии — журналист Ибрагим Гафуров. Вступать в ее ряды можно по достижении 18 лет. Заявление подается в письменном виде. 15% от общего числа членов партии — женщины. Основная цель партии, как записано в ее программе и уставе, содействовать национальному возрождению, сохранять и укреплять независимость государства Узбекистан, оказывать президенту страны всяческую помощь в постепенном реформировании социальной, экономической и политической сфер общества в переходный период. Партия выступает за создание демократического правового государства, основанного на принципах рыночной экономики, за возрождение духовных и культурных традиций узбекского народа. Печатный орган — еженедельная газета "Миллий тикланиш", выходит на узбекском языке тиражом 6 000 экземпляров. Партия представлена своей фракцией в парламенте (10 мест). Несмотря на то что членами партии в основном являются ученые и деятели искусства, она выражает близкие большинству узбеков идеи национального возрождения. Однако до сих пор "Миллий тикланиш" не смогла стать крупной политической силой.

Движение "Халк бирлиги"

Общественно-политическое движение "Халк бирлиги"13 создано 27 мая 1995 года. Инициаторы движения: общественные деятели, представители, руководители национальных культурных центров. Движение поддерживает государственный курс экономических реформ, делает все возможное для ослабления национальной напряженности. Партия, состоящая из людей разной этнической принадлежности, выступает за национальное согласие и равные права для всех народов Узбекистана. Председатель Центрального совета — академик Академии наук республики Турабек Далимов (избран в 1995 г.). Движение приняло программу и устав, ее печатный орган — ежедневная газета "Халк бирлиги". Сегодня лидером партии является Карим Расулов. Численность движения определить довольно трудно, поскольку допускается коллективное членство, но оно представляет интересы 23 официально зарегистрированных культурных центров национальных меньшинств. Основная цель — сохранение социальной стабильности, защита интересов национальных меньшинств, особенно тех, кто хочет сохранить свои культурные традиции в многонациональном Узбекистане.

Национально-демократическая партия "Фидокорлар"

Национально-демократическая партия "Фидокорлар" (НДПФ) создана 28 декабря 1998 года в Ташкенте. Генеральным секретарем был избран Эркин Норбутаев. В ходе становления партии были сформированы Центральный совет — 37 человек, исполнительный орган (12 членов и четыре секретаря). Центральные органы партии размещаются в столице республики. Кроме того, создана одна организация в Каракалпакстане, а также есть 12 областных и 202 — районных подразделения. В целом по стране насчитывается 2 000 организаций. Численность партии — свыше 14 тыс. человек, в основном это молодежь, 30% партии — женщины. Печатный орган — газета "Фидокор", которая выходит на узбекском языке три раза в неделю еженедельным тиражом 60 тыс. экземпляров. По своим программным положениям НДПФ выступает за развитие политической системы на либерально-демократической основе, поддерживает экономическую политику, ориентированную на рыночные принципы. Созданная относительно недавно, партия по своему рейтингу уже обошла "Адолат" и "Миллий тикланиш", уступив только НДПУ. После декабрьских выборов 1999 года ей удалось получить 34 места в парламенте. Росту ее авторитета способствовало то, что И. Каримов стал кандидатом в президенты от партии "Фидокорлар". В беседе, состоявшейся в начале апреля 2000 года с автором этих строк, один из руководителей партии рассказал, что Каримова очень заинтересовали программа и устав партии и поэтому он дал согласие баллотироваться именно от нее. 14 апреля 2000 года в Ташкенте состоялся объеденный съезд "Фидокорлар" и "Ватан тараккиёти". Делегаты съезда приняли резолюцию об объединении этих партий. Новая структура стала называться "Фидокорлар". Ее численность 60 тыс. человек, есть своя фракция в парламенте, вторая по числу мест (54 депутата). Лидером партии остался Эркин Норбутаев. Создана рабочая группа для подготовки проекта новой программы и устава партии.

Заключение

Анализ партийной системы Узбекистана свидетельствует, что на сегодняшний день в республике есть только одна политическая партия, которая оказывает влияние на реформирование общественной жизни страны. Доминирующая роль в партийной системе принадлежит НДПУ, преемнице Коммунистической партии Узбекистана — единственной партии в стране за последние 74 года, предшествовавшие объявлению независимости государства. НДПУ имеет значительные преимущества по сравнению с остальными партиями. Однако она стремится стать всенародной организацией, выражающей интересы всех общественных групп без учета разногласий, возникающих между ними — в этом ее слабость. НДПУ — проправительственная партия, существование которой поддерживает госаппарат. Доминирующее положение правительственных структур на всех уровнях резко снижает роль других партий в сфере обмена информацией между государственными органами и гражданами страны. Президент обращается к народу непосредственно, не через партии. Примечательно, но другие политические партии, что касается программ, идеологии и лидерства, сегодня держатся в тени, и оппозиционными в полном смысле этого слова их назвать никак нельзя. Многие аналитики считают, что они мало отличаются друг от друга. Это лояльные правительству партии, созданные по инициативе президента.

Сложившуюся ситуацию можно объяснить следующим образом. Во-первых, в переходный период правительству нужны были люди, способные помочь в проведении экономических реформ, а во-вторых, необходимо было нейтрализовать тех, кто обвинял президента в "удушении" оппозиционных партий. У этих партий нет соответствующей партийной идеологии — единой системы взглядов на политическое, экономическое и духовное развитие общества, и вряд ли они имеют четко просматривающиеся организационные структуры. Все партии (за исключением НДПУ) не смогли получить поддержку в сельской местности, да и вообще мало кто на селе знает об их существовании. Ведь все они в основном представляют интересы столичной и областной интеллигенции. Основатели и лидеры этих партий — люди примерно одних и тех же взглядов. Партии в Узбекистане формируются "сверху". Нормальный же процесс их создания — инициатива "снизу". И, возможно, все недостатки сегодняшней деятельности этих политических организаций вытекают из искусственного увеличения их числа. Ведь сегодня во всей партийной системе Узбекистана есть, как мы уже упоминали, только одна доминирующая партия, НДПУ, остальные же — а их не счесть — пытаются ей подражать. Причем процесс формирования новых партий отнюдь не завершен. Многие новые структуры могут появиться в результате раскола прежних партий или по решению "сверху". И только время покажет, насколько они окажутся жизнеспособными и какое место сумеют занять в политическом спектре современного Узбекистана.

Само собой разумеется, что на развитие многопартийной системы страны большое влияние окажут дальнейшие социальные и экономические реформы, а также последующие за ними изменения в обществе и в политической системе. Важно отметить, что многопартийная система — один из институтов демократии, и только в процессе демократических реформ он может полностью структурироваться. Реформирование и демократические преобразования в экономике приведут к появлению новых партий, у которых будут свои задачи и интересы. Каждая из них захочет завоевать свое место под солнцем. Это в свою очередь может создать основу для рождения новых оппозиционных сил, которые во главу угла поставят национальные интересы, национальное согласие и региональную стабильность.


1 Ware А. Political Parties and Party Systems. Oxford University Press, 1996. P. 1—13, 63—212. См. также: Ware А. (ed.). Political Parties: Electoral Change and Structural Responses. Oxford University Press, 1987. P. 5—23.

2 Duverger M. Political Parties. Cambridge: Cambridge University Press, 1954. P. 17—35.

3 Ibid. P. 63—66.

4 Ibid. P. 67.

5 См.: Sartori G. Parties and Party Systems. Cambridge: Cambridge University Press, 1976. P. 121—123; Ware A. Political Parties and Party Systems. P. 148—149.

6 Ware A. Political Parties and Party Systems. P. 148—149.

7 Из интервью с одним из основателей движения "Бирлик" Абдуманнопом Пулатовым. Ташкент, 20 сентября 1996 года. Подробную информацию автор этих строк получил в беседе с другими лидерами этой партии, а также с политологами в Ташкенте. См.: Программа Демократической партии "Эрк" (Ташкент, 1991 г.).

8 Народное слово, 19 сентября 1996; Холк сози, 19 сентября 1996; Узбекистон овози, 21 сентября 1996.

9 Интервью с лидерами Народно-демократической партии Узбекистана. Ташкент, 16 апреля 1996 года. См. также: Узбекистон халк демократик партиясининг дастури. Ташкент, 1992 и 1995; Узбекистон халк демократик партиясининг миллий истиклак мафкураси. Ташкент, 1994; Саидов А. Мустакилик комуси. Ташкент, 1993; Узбекистон овози, 30 января 1996.

10 Интервью с лидерами партии "Ватан тараккиёти". Ташкент, 4 марта 1996 года. См. также: Узбекистон Ватан тараккиёти партиясининг низоми ва дастури. Ташкент, 1994; Ватан, 30 мая 1996.

11 Интервью с лидерами партии "Адолат". Ташкент, 11 апреля 1996 года. См. также: Узбекистон Адолат сосиал демократик партиясининг дастури. Ташкент, 1995; Адолат, 22 февраля 1995 и 24 августа и 2 марта 1996.

12 Интервью с лидерами партии. Ташкент, Дом журналистов, 1 мая 1996 года. См. также: Миллий тикланиш, 10 июня 1995, № 1; 4 июня 1996, №. 2.

13 Интервью с лидерами и членами партии. Ташкент, 21 июня, 3 и 27 июля, 21 августа 1996 года и 11 апреля 2000 года. См. также: Узбекистон Халк бирлиги харакотининг низоми ва дастури. Ташкент, 1995; Джалолов А. Куч Халк билон биргаликда (Власть народу) // Мулокот, весна 1995.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL