ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА ТУРЦИи с постсоветскими ТЮРКСКИМИ ГОСУДАРСТВАМИ

Елена УРАЗОВА


Елена Уразова, доктор экономических наук, ведущий научный сотрудник Института востоковедения Российской академии наук (Россия)


Развитие внешнеэкономических связей со странами СНГ — одно из важных направлений внешнеэкономической политики Турции. Особое внимание она уделяет отношениям с новыми тюркскими государствами Центральной Азии и Закавказья, с которыми ее связывает одинаковая приверженность исламу при светском характере власти, а также общие исторические и культурные корни. Создание этих стран Анкара восприняла как реальный шанс укрепления своих региональных и глобальных позиций, выхода на новые перспективные рынки, доступа к их богатейшим сырьевым ресурсам, в первую очередь — энергетическим, в которых турецкая экономика нуждается особенно остро.

Следуя курсом на европеизацию и индустриализацию, а в начале 80-х годов приняв неолиберальную стратегию, в 90-е годы Турция заняла на Ближнем и Среднем Востоке ведущие позиции по ряду социально-экономических показателей. Что же касается новых тюркских государств, то почти при равной с Турцией общей численности населения (и там, и там — около 60 млн. чел.) их совокупный ВВП примерно в три раза меньше турецкого, а среднедушевой доход — еще ниже.

Кроме того, в результате дезинтеграционных процессов, последовавших за распадом СССР, экономики новых тюркских государств оказались в глубочайшем кризисе. Не удивительно, что они с большой заинтересованностью и надеждой восприняли предложенные Турцией помощь и сотрудничество, тем более что во второй половине 80-х — начале 90-х годов она считалась одним из примеров "экономического чуда" на азиатском континенте и у нее в то время были определенные основания взять опеку над тюркскими республиками, объявив себя их "старшим братом" (агабейлик). Это новое направление внешней политики Анкары обосновывалось и в программе правительства, зачитанной в турецком парламенте 30 июня 1993 года: "Появление новых независимых государств — в первую очередь России и тюркских республик в результате распада Советского Союза — положило начало чрезвычайно важному для Турции развитию. В 2000-е годы Турция должна стать центром притяжения в этом обширном регионе. Связанная с тюркскими республиками близкими отношениями, она имеет перед ними особые обязанности и обязательства в процессе их открытия миру и интеграции в мировое сообщество"1.

Само собой разумелось, что потенциал и финансовые возможности этой страны вполне достаточны не только для оказания помощи тюркским республикам, но и для того, чтобы турецкий капитал занял там существенные позиции и стал катализатором их экономического развития.

Приведенная выше установка правительственной программы повторялась и развивалась во многих других документах, и это не было только результатом эйфории, охватившей турецкое общество после распада СССР и образования тюркских республик, как порой об этом говорят.

В 90-е годы курс на развитие всесторонних связей и сотрудничества с ними становится одной из основных геополитических и стратегических целей Анкары. В мае 2000 года президент Турции Сулейман Демирель, как бы передавая эстафету своим преемникам накануне истечения его полномочий, в речи на саммите глав тюркских республик в Баку, заявил, что возникший после распада СССР тюркский конгломерат не что иное, как "исторический шанс, которым необходимо воспользоваться", и что "локомотивом тюркского сообщества готова стать Турция". "Тюркский мир, — по словам Демиреля, который повторил тезис, еще в 1992 году выдвинутый его предшественником — президентом Т. Озалом, — станет доминирующим фактором на евразийском пространстве от Балкан до Китайской стены"2.

Россия, болезненно реагировавшая на эти амбициозные планы, непосредственно затрагивавшие ее национальные и геополитические интересы, не смогла серьезно им противостоять, в том числе и экономически. Ее присутствие на рынках стран Центральной Азии и Закавказья практически свелось к минимуму, более или менее заметной была лишь деятельность отдельных нефтегазовых компаний — "Газпрома", "ЛУКойла" и некоторых других.

В то же время намерения Анкары не противоречили интересам Запада, напротив, он ее полностью поддержал. Есть даже основания считать, что действия Турции, особенно на начальном этапе, в определенной степени направлялись и координировались руководством ведущих западных государств. По их единодушному мнению, мусульманская, но вместе с тем светская и вестернизирующаяся Турция должна стать куратором новых государств и служить противовесом устремлениям и влиянию соседних исламистских режимов Ирана, Пакистана и Афганистана. Кроме того, Запад возложил на Анкару роль проводника западных неолиберальных идей при формировании экономической политики новых стран и функции посредника в освоении западным капиталом их рынков и источников сырья, что, естественно, ограничит доступ к ним России.

В этой связи уместно вспомнить, что в ходе визитов в Центральноазиатские республики (декабрь 1991 — февраль 1992 гг.), то есть непосредственно после объявления независимости, государственный секретарь США Джеймс Бейкер убеждал их лидеров "принять турецкую модель секуляризма, либеральной демократии и рыночной экономики"3. Подобную "разъяснительную работу" проводили и при встречах глав этих государств с руководителями других ведущих стран Запада. В результате названная модель была принята за образец во всех тюркских республиках, и они включились в развитие всесторонних связей и сотрудничества с Турцией. В то же время идея объединить под ее эгидой весь "тюркский мир" встретила понимание и получила поддержку большинства населения страны, традиционно приверженного национальной, в том числе тюркской солидарности. С особым энтузиазмом эта идея была подхвачена турецким бизнесом, перед которым открывались новые горизонты.

Уже в декабре 1991 года, объявив о признании тюркских республик и установив с ними дипломатические отношения, Анкара начала налаживать и торгово-экономическое сотрудничество, определять его основные направления и формы, создавать соответствующую договорно-правовую базу. В сжатые сроки с каждой из этих республик были подписаны двусторонние соглашения о торговле, взаимном поощрении и защите инвестиций, устранении двойного налогообложения, установлении коммуникаций, прямого авиасообщения, разработаны и приняты программы сотрудничества.

С самого начала в эти процессы активно включился турецкий частный сектор: торгово-промышленные палаты, товарные и фондовая биржи, Ассоциация промышленников и бизнесменов (ТЮСИАД), другие частные организации и фонды во главе с Комитетом по внешним экономическим связям (ДЕИК). Так, еще в конце1991 года по его инициативе с большинством из них были установлены прямые контакты, созданы деловые советы, приступившие к определению очередности объектов совместных инвестиций и других сфер предпринимательства.

Не менее активно действовали и государственные структуры. В 1992 году при Министерстве иностранных дел создано Агентство по тюркскому сотрудничеству и развитию (ТИКА). Оно ведает всем спектром отношений в сфере экономики, культуры, образования, туризма и др. с "братскими" республиками, а также с государствами, в которых есть тюркские национальные меньшинства (Молдова, Монголия, Таджикистан, Грузия, Украина, некоторые балканские страны, Кипр).

Основное направление деятельности ТИКА в экономике — "оказание помощи в подъеме тюркских республик и соседних с Турцией стран, ставших на путь развития, развертывание совместных проектов и программ, регулирование правовых, технико-экономических, социальных, экологических вопросов сотрудничества"4.

В числе важных задач, поставленных перед ТИКА, — содействие в структурных и рыночных преобразованиях, а также создание в новых государствах условий для их быстрой интеграции в мировое хозяйство. При выполнении этих функций ТИКА может привлекать к участию в отдельных проектах министерства, государственные предприятия и банки, сотрудничать с международными организациями, включая ООН, ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития), и структурами отдельных стран.

В конце 90-х годов в составе правительства было создано специальное подразделение с полномочиями министерства, ведающее всеми аспектами торгово-экономического, политического и культурного сотрудничества с тюркскими республиками. В его рамках действует Совет экономической координации, на который возложена разработка экономической политики в отношении стран Центральноазиатского, Закавказского и других регионов с тюркоязычным населением. В составе Совета — представители руководства ведущих экономических министерств и ведомств Турции, возглавляет его государственный министр. В нынешнем коалиционном правительстве Б. Эджевита это А. Чай, хорошо известный своими пантюркистскими взглядами, член Партии националистического движения.

Сфера деятельности Совета: общие проблемы отношений с тюркскими государствами, развитие внешней торговли и инвестиционной деятельности, сотрудничество в области малого и среднего предпринимательства, реализация конкретных проектов. В их числе: создание Центра экономической информации, Евразийского страхового союза, Центра финансирования и гарантий международных инвестиционных проектов, структуры по арбитражу. Кроме того, на Совет возложено проведение съездов бизнесменов тюркских республик, заседаний двусторонних межправительственных комиссий, посреднические связи с ООН, международными финансовыми и другими экономическими организациями.

Еще в середине 90-х годов при содействии Анкары тюркские республики вошли в региональные экономические объединения: Организацию экономического сотрудничества, Черноморское экономическое сотрудничество, Организацию исламская конференция, а также в международные финансовые организации: Международный валютный фонд, Всемирный банк, Азиатский банк развития, Европейский банк реконструкции и развития и другие, в которые она сама входит. Благодаря этому тюркские государства получили доступ к льготным кредитам, приобщены к другим формам международной кооперации и сотрудничества. Отмеченные инициативы Турции в Центральной Азии и Закавказье положили начало развитию региональных и глобальных интеграционных процессов.

Динамично развивались двусторонние торгово-экономические связи с каждой из этих республик. За короткий период 1992—1994 годов Турция стала их доминирующим внешнеэкономическим партнером. Начав с гуманитарной помощи (поставки продовольствия и других товаров первой необходимости), уже в первой половине 90-х годов она оказывает им содействие в модернизации систем коммуникаций и транспорта. В 1994 году началась реализация турецко-туркменского проекта по развитию автодорог, в Кыргызстане реконструирован участок (180 км) трассы Бишкек — Ош. Как известно, Турция не имеет границ с тюркскими республиками (за исключением 10 км участка с Нахичеванской автономной областью Азербайджана). А по сему, сокращение пути и времени транспортировки экспортно-импортных грузов — одна из наиболее злободневных проблем развития сотрудничества и взаимной торговли. Уже в начальный период сотрудничества в этой сфере было принято принципиальное решение об участии Турции в международных проектах строительства железных и шоссейных дорог, переоборудования портов на Черном и Каспийском морях, реконструкции Великого шелкового пути. Эти направления в дальнейшем должны стать частью транспортных коридоров между Западной Европой и Дальним Востоком. С середины 90-х годов обсуждаются маршруты трубопроводов для транспортировки нефти и газа из стран прикаспийского региона в Западную Европу. Анкара рассчитывает, что они пройдут по территории страны. А это не только обеспечит ее потребности в энергоносителях, но и сулит выгоды транзита в средиземноморские и европейские страны, позволит создать в Турции региональный энергетический терминал.

Широкий фронт строительных работ в тюркских республиках развернули турецкие строительно-подрядные фирмы: АЛАРКО, АХСЕЛЬ, ЭНКА, МЕКА, ТЕКФЕН, СТФА, ГАМА, БМТ и целый ряд других. В короткие сроки и при хорошем качестве в столицах и других крупных городах этих стран построены и строятся жилые дома, а также административные здания, корпуса промышленных предприятий, банки, высококлассные отели, торговые и учебные центры, лечебные учреждения, шоссейные дороги и морские порты, аэропорты и другие объекты инфраструктуры.

О размахе строительной деятельности турецких подрядчиков свидетельствует рост стоимости заключенных контрактов (см. табл. 1).

Таблица 1

Стоимость контрактов турецких строительных компаний
в тюркских республиках

  На конец 1993 г. На конец 2000 г. Число проектов по контрактам 2000 г.
млн. долл. % млн. долл. %
Азербайджан 288,2 16,9 1 351,8 14,1 125
Казахстан 594,7 34,9 2 427,2 25,2 92
Кыргызстан 88,5 5,2 201,3 2,1 11
Туркменистан 307,3 18,0 4 123,6 42,9 213
Узбекистан 426,3 25,0 1 509,2 15,7 47
ИТОГО 1 705,0 100,0 9 613,1 100,0 488
Общая сумма зарубежных контрактов турецких строительных компаний 30 492,9 47 650,8
Удельный вес тюркских республик, % 10,7 20,2

Источник: DEIK. Turkey 2000. An International Comparison. Istanbul, 2001, p. 11; Istanbul Ticaret, 01.07.1994.

Как видно из этих данных, за семь лет стоимость контрактов, заключенных строительными компаниями в тюркских республиках, увеличилась более чем в 5,6 раза, а их доля в сумме всех зарубежных строительно-подрядных работ Турции выросла с 10,7% до 20,2%. Наиболее активно турецкие строители работают в Туркменистане — среди самых крупных, уже выполненных и выполняемых проектов, назовем аэропорт в Ашгабаде, здания пяти текстильных и хлопкообрабатывающих фабрик, морской порт на берегу Каспийского моря в г. Туркменбаши. А в мае 2000 года турецкая фирма "Элтем электрик" выиграла тендер на модернизацию энергосистемы Туркменистана.

Другая важная строительная площадка турецких подрядных фирм — Казахстан. Они уже соорудили сталелитейные заводы в Караганде, газораспределительную станцию в Актюбинске, Культурный центр и Евразийский университет в Астане, "Казахстанкомерцбанк", пятизвездный отель в Алматы, расширили системы телекоммуникаций и линий электропередачи.

Промышленность — основной объект инвестиций в "братских" странах. Целый ряд холдинговых компаний: "Коч", "Лапис", "Окан", "Эрксан", "Яшар", "Пет" и другие — открыли в этих республиках свои филиалы — обычно в форме совместных предприятий, которым предоставляют налоговые и таможенные льготы. Такие предприятия созданы преимущественно в легкой и обрабатывающей отраслях промышленности (пищевой, текстильной, швейной, обувной, сборочной, стройматериалов и др.) и ориентированы на использование как местного, так и импортного сырья и полуфабрикатов. В условиях сильной безработицы, характерной для большинства тюркских республик, издержки на оплату труда здесь составляют половину (или того меньше), чем в Турции5, хотя и там они намного ниже по сравнению с развитыми странами. С учетом низких тарифов на транспорт и электроэнергию, растущего внутреннего потребительского и экспортного спроса это позволяет предпринимателям получать высокие прибыли, значительно превышающие их средний уровень в Турции. Несмотря на высокие инвестиционные риски, такая ситуация в середине 90-х годов привлекала в тюркские республики не только крупные компании, но и сотни мелких и средних предприятий, причем для подавляющего их большинства это был первый опыт работы за рубежом. Поэтому и не случайно, что развитие малого и среднего предпринимательства — приоритетное направление, которому Турция уделяет особое внимание и у себя в стране, и в тюркских странах. В Центральноазиатских республиках и в Азербайджане в этой сфере реализуется несколько проектов, в том числе создаются специальные промышленные зоны, в строительстве которых участвуют государственный и частный секторы Турции: ТИКА, ДЕИК, Управление по развитию и поддержке мелкой и средней промышленности — КОСГЕБ, Народный банк. В конце 90-х годов в Бишкеке создана первая такая зона, ставшая своего рода образцом для других республик. Территорию для нее кыргызское правительство выделило бесплатно. Создаваемым здесь предприятиям (в 2001 г. уже действовало около 20 турецких и местных) предоставлены налоговые льготы.

Анкара оказывает тюркским республикам весомую помощь и в преобразовании их финансовых, налоговых и кредитно-банковских систем, в том числе и центральных банков. В 90-е годы Центральный банк Турции заключил целый ряд соглашений со вновь созданными центральными банками этих стран об оказании технической помощи, подготовке и переподготовке банковского персонала (как на местах, так и в Турции). В связи с этим большую организационную работу провело Агентство по тюркскому сотрудничеству и развитию. По его инициативе и при поддержке ОЭСР в 1993 году был создан Анкарский образовательный центр по налогообложению, в 1994 году задействована программа по банковскому делу.

Наряду с отладкой работы действующих местных банков в условиях перехода к рыночным отношениям, турецкий государственный и частный банковский капитал принял активное участие в создании новых банков. Инициатива в этом деле принадлежала турецким государственным банкам. Так, Сельскохозяйственный банк создал смешанные "Тюрк-Азери банкасы", "Тюрк-Узбек банкасы", "Тюрк-Казак банкасы", а при участии Ипотечного банка организован "Казахстанский международный банк". Свои филиалы и представительства в тюркских республиках создали некоторые частные банки Турции. Одна из их главных задач — обслуживание операций, в том числе внешнеторговых, турецких и других зарубежных компаний, деятельности строительных фирм-подрядчиков. Другой государственный банк Турции — "Эксимбанк", кредитующий экспортно-импортные операции, начал выделять льготные кредиты турецким торгово-промышленным и строительным компаниям, действующим в этих республиках. Полученные средства направляют на финансирование турецкого экспорта и на реализацию проектов в разных отраслях их экономик.

При активном участии Анкары с 1995 года в тюркских странах идет подготовительная работа по созданию фондовых бирж, налаживанию статистических служб, систем страхования и других институтов рыночной экономики. Особое внимание уделяется формированию современного частного сектора. В 1994 году в Стамбуле при участии структур ОЭСР создан Центр по развитию частного предпринимательства. С 1994-го по 2000 год в нем прошли подготовку 2 318 человек из разных стран, в том числе тюркских, для которых были организованы курсы по маркетингу, менеджменту, правилам поведения в рыночной конкурентной среде. Специальные образовательные программы Центра были посвящены ознакомлению с работой современных рынков капитала и фондовых бирж.

Всего же, по официальным данным на 2000 год, после 1991 года Турция заключила с Центральноазиатскими республиками и Азербайджаном около 400 соглашений о сотрудничестве в области экономики, транспорта, коммуникаций, технического содействия, культуры, образования и обучения. Около 2,5 тыс. турецких компаний участвовали в выполнении ряда инвестиционных проектов или были заняты в сфере обслуживания. Их инвестиции только в республики Центральной Азии составили более 8,4 млрд. долл., а общая сумма кредитов, выделенных ими в страны региона только на 1999 год, составила около 1,5 млрд. долл.6 Как отмечается в турецком справочнике, "эти кредиты были направлены на развитие рыночных экономик в Центральноазиатских государствах"7.

В истории Турецкой республики это был первый столь широкомасштабный вывоз капитала. Турецкие лидеры не без гордости говорили, что их страна, которая прежде была исключительно реципиентом, теперь смогла войти в число государств-доноров. Однако этих сумм, весьма значительных для Турции, которая сама имеет хронический бюджетный дефицит и испытывает постоянные финансовые трудности при сведении платежного баланса, не хватает для решения даже самых неотложных проблем "братских" республик. Эта ситуация обнаружилась уже на начальном этапе сотрудничества, но более очевидной она стала во второй половине 90-х годов, и из нее следовало, что ограниченные финансовые возможности Анкары — основной непреодолимый барьер для дальнейшего укрепления турецко-тюркских связей.

В результате финансового кризиса, поразившего экономику Турции в 1994 году, была утрачена прежняя относительная устойчивость ее политического и экономического развития, замедлились, а в период правления коалиционного правительства (июнь 1996 — июнь 1997) во главе с лидером исламской партии "Рефах" Н. Эрбаканом, практически приостановились структурные и рыночные реформы. В 1998 году под влиянием финансовых кризисов в странах Юго-Восточной Азии и России турецкая экономика, включая ее экспортные отрасли, испытала серьезный спад. Огромный материальный ущерб стране нанесли землетрясения, случившиеся 17 августа и 12 ноября 1999 года. А в конце 2000-го появились признаки нового финансового кризиса, который разразился в феврале 2001 года. Страна столкнулась со многими проблемами, которые она была вынуждена решать, привлекая крупные кредитные ресурсы МВФ и Всемирного банка и из других источников, и ее возможности оказывать помощь тюркским республикам, участвовать в реализации намеченных программ и совместных проектов еще более ограничились. А потребности этих государств во внешних инвестициях с каждым годом возрастали. Во второй половине 90-х, согласно экспертным оценкам, они достигали около 9 млрд. долл. ежегодно.

В этих условиях свой долг перед "тюркскими братьями" Анкара видела в том, чтобы, с одной стороны, убедить их лидеров (в недавнем прошлом большинство из них входило в правящую партийную элиту СССР с характерным для нее негативным отношением к Западу, к "империалистической помощи" и иностранным инвестициям) открыть двери перед иностранным капиталом, а с другой — побудить западные страны расширить помощь этим республикам, а западных инвесторов — без боязни вкладывать средства в их экономики.

С середины 90-х годов руководство Центральноазиатских государств и Азербайджана взяло курс на развитие национальной промышленности, в первую очередь — добывающих отраслей, ориентированных на экспорт и приносящих валюту, необходимую для ускорения общего экономического подъема и решения социальных проблем.

При низком уровне внутренних накоплений, недостаточных для выполнения капиталоемких, дорогостоящих проектов, тюркские республики в последние годы широко привлекают прямые иностранные инвестиции из развитых стран. Например, по данным статистического отдела Центра экономической информации Казахстана, за 1995—1999 годы зарубежные капиталовложения в экономику страны составили 7 109 млн. долл. Из них 36,3% средств поступили из США, 19% — из Англии и 17% — из Италии8. Характерно, что при этом в многочисленных, созданных иностранцами совместных предприятиях по разработке месторождений и добыче нефти, газа, руд цветных металлов, золота и т. д., турецкий капитал, за небольшим исключением, не участвует. И это неудивительно: в собственной стране он также редко и неохотно вкладывает деньги в эти высокозатратные и медленно окупаемые отрасли, даже несмотря на то, что уже с 80-х годов они перестали быть государственной монополией. В результате, несмотря на имеющиеся в стране запасы разнообразных полезных ископаемых, вклад добывающей отрасли в ВВП Турции в послевоенные десятилетия составлял в среднем лишь около 1,5%9.

Не участвуя в предпринимательском буме, развернувшемся в добывающих отраслях тюркских экономик, турецкие предприятия все чаще сталкиваются с возрастающей конкуренцией в освоенных ими сферах легкой и обрабатывающей промышленности: пищевкусовой, текстильной, фармацевтической, сборочной — как со стороны западноевропейских компаний, так и фирм из стран Юго-Восточной Азии и Тихоокеанского региона: Китая, Японии, Южной Кореи и других.

Судя по материалам турецкой прессы, в конце 90-х годов положение турецких предпринимателей в тюркских республиках по сравнению с начальным периодом, когда они были едва ли не единственными иностранными инвесторами, резко ухудшилось. В связи с этим, а также из-за возникших политических трений усилилась критика политики, проводимой Турции в Центральноазиатском и Закавказском регионах, в том числе — экономической. Например, по мнению стамбульской газеты "Финансовый форум", правительство не принимает необходимых для укрепления конкурентоспособности турецких предпринимателей мер, оно так и не смогло добиться более тесных контактов с тюркскими государствами: не создан таможенный союз, отсутствует единая стандартизация, не сближаются законодательства. Правительство не позаботилось даже о том, чтобы обеспечить турецких бизнесменов, работающих в сложных условиях, кредитом из внутренних и внешних источников. Ухудшились условия займов, выделяемых "Эксимбанком", их объем не отвечает потребностям, в результате "ряд турецких предпринимателей и строительных компаний вынуждены свертывать свою деятельность и возвращаться в Турцию, а некоторые разорились"10.

Финансовая и, в известной мере, технологическая слабость Турции проявляется также в продлении сроков строительства ряда первоочередных объектов инфраструктуры. Так, в апреле 2001 года во время встречи президента Туркменистана С. Ниязова с государственным министром Турции А. Чаем, ответственным в правительстве за сотрудничество с тюркскими республиками, Туркменбаши заявил, что турецкая сторона проявляет определенную пассивность в продвижении проекта строительства газопровода Туркменистан — Иран — Турция. Подчеркнув значение этого маршрута для экономики всех трех стран, он проинформировал А. Чая, что в ближайшее время состоятся переговоры с турецкими предпринимателями, которые намерены вложить средства в проект, и отметил, что турецкое государство должно оказать необходимую поддержку этим компаниям и фирмам11. Кроме того, затянулось важное для повышения товарооборота между Турцией и тюркскими республиками строительство новой железной дороги, соединяющей Карс с Ахалкалаки, и модернизация участка до Тбилиси, а также нарушаются сроки сдачи и некоторых других объектов. Тем не менее Турция пока в целом удерживает, а по некоторым направлениям даже усиливает свои позиции в экономиках тюркских республик, сохраняя достаточно высокий общий уровень торгово-экономических отношений с новыми государствами.

Показателем этого, в частности, может служить наблюдавшийся в 90-е годы динамичный рост товарооборота между Турцией и этими государствами. Правда, на фоне общего увеличения объемов внешней торговли Анкары, главными контрагентами которой являются промышленно развитые страны и, в первую очередь, страны ЕС, в 1998 году удельный вес в ней тюркских республик, взятых в целом, колебался по экспорту в пределах 2,5—3%, по импорту — 0,5—1,5%, а в общем турецком товарообороте их доля не поднималась выше 1,8% (см. табл. 2).

Таблица 2

Динамика товарооборота Турции с тюркскими республиками СНГ в целом*

Годы Экспорт из Турции Импорт в Турцию Товарооборот Сальдо,
  млн. долл. % млн. долл. % млн. долл. % в турецком товарообороте млн. долл.
1992 185 1,3 89 0,4 274 1,7 –96
1993 450 2,9 190 0,6 640 1,4 –260
1994 430 2,4 190 0,8 620 1,5 –240
1995 545 2,5 287 0,8 832 1,5 –258
1996 744 3,2 329 1,4 1 073 1,6 –415
1997 908 3,5 399 0,8 1 307 1,7 –509
1998 835 3,1 449 1,0 1 284 1,8 –386
1999 573 2,2 457 1,1 1 030 1,5 –116
2000 (10 мес.) 476 2,2 554 1,3 1 030 1,6 +78

* Турецкая статистика дает отдельной статьей суммарный товарооборот с тюркскими государствами СНГ.

Источник: Iş Bankasi Ekonomik Report 1993, Р. 5, 17; 1995, Р. 17, 18; 1996, Р. 15; Iş Bankasi iş bülteni, 2000, No. 3, Р. 1.

Турецкий экспорт в тюркские республики, основу которого составляют продовольствие, текстиль, бытовая техника, бумага, химикаты, машины и транспортные средства, а также другие товары, устойчиво рос до 1998 года, а затем под влиянием кризиса в экономике страны стал сокращаться. Импорт из этих республик: продукция черной и цветной металлургии, хлопок, кожсырье и некоторые другие товары, к которым в последние годы добавились нефтепродукты, также устойчиво рос лишь до 1998 года. Преодоление спада можно ожидать в ближайшие годы и особенно после ввода в эксплуатацию нефте- и газотрубопроводов.

Основные "братские" торгово-экономические партнеры из республик СНГ, на которые в 1998 году приходилось соответственно 36,4%, 29,4%, 19,7% турецкого товарооборота с этой группой стран, — Казахстан, Азербайджан и Узбекистан.

Подводя итоги, можно констатировать, что, несмотря на большие организационные усилия и крупные по турецким масштабам капиталовложения как государства, так и частных структур в тюркские республики, Анкара не смогла удержать и, очевидно, в обозримом будущем не удержит этот регион целиком в сфере своего влияния, "как это предполагалось еще недавно"12.

Похоже, сбывается прогноз, сделанный еще в 1993 году турецким ученым Бахри Йылмазом: "В долгосрочной перспективе экономические выгоды, которые могут принести нам реформаторские движения в тюркских республиках Центральной Азии, за исключением нефте- и газопроводов, весьма ограничены. Не может быть и речи, чтобы они могли стать альтернативой для Турции"13.

Как представляется, один из важных факторов, который способствовал бы укреплению и, возможно, расширению экономических позиций Анкары в регионе, — распространение на него российско-турецкого сотрудничества, успешно развивавшегося в 90-е годы и к настоящему времени достигшего высокого уровня. В этой связи следует отметить, что по всем основным показателям торгово-экономических связей — объему экспорта и импорта, величине прямых инвестиций и стоимости контрактов строительных компаний — значение России для Турции оставалось гораздо большим, чем всех тюркских республик СНГ, вместе взятых. В то же время между Россией и тюркскими республиками СНГ существует взаимная заинтересованность в экономическом сотрудничестве. Несмотря на спад в 90-е годы, они поддерживают некоторые производственные, торговые и коммуникационные связи, которые в нынешнем десятилетии будут восстанавливаться и развиваться уже на новой, рыночной и конкурентной основе.

Конструктивное сотрудничество между Россией, Турцией и тюркскими республиками СНГ может, на наш взгляд, стать выгодным для всех сторон вариантом интеграции, не исключающим участие компаний и банков других стран. При глобализации мирового хозяйства, по-видимому, неизбежно именно такое развитие международной кооперации и сотрудничества.


1 Turkish Review. Quarterly Digest (Ankara), 1993, Vol. 7, No. 31. P. 96.

2 Время новостей, 11 апреля 2000.

3 Turkey’s New World: Changing Dynamics in Turkish Foreign Policy. Washington, 2000. P. 117.

4 Ekonomik ve Politik Gözlem, 2—8 November 1992.

5 См.: Turkish Review, 1993, No. 7. P. 22.

6 См.: Avrasya Dosyasi (Ankara), 2001, No. 138. P. 7.

7 Turkey 2000 (Istanbul), 2001. P. 232.

8 См.: Avrasya Dosyasi, 2001, No. 138. P. 5.

9 Подсчитано по данным статистического ежегодника Турции "Türkiye Cumhuriyet Istatistik Yıllığı".

10 Finansal Forum (Istanbul), 1 October 1999.

11 См.: Независимая газета, 28 апреля 2001.

12 Брудный А., Чотаева Ч. Центральная Азия: пути и модели развития // Центральная Азия и Кавказ, 2000, № 6 (12). С. 44.

13 Turkish Iktisat, 1993, No. 14. P. 51.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL