ПРОБЛЕМЫ ВХОЖДЕНИЯ АРМЕНИИ ВО ВСЕМИРНУЮ ТОРГОВУЮ ОРГАНИЗАЦИЮ (ВТО)

Ашот ЕГИАЗАРЯН
Амалия САРИБЕКЯН


Ашот Егизарян, кандидат экономических наук, доцент Ереванского государственного экономического института (Армения)

Амалия Сарибекян, кандидат экономических наук, доцент Ереванского государственного университета (Армения)


После Второй мировой войны западные страны антигитлеровской коалиции предприняли широкомасштабную акцию: они создали политические и экономические интеграционные структуры, способствующие установлению нового мирового порядка. Основными экономическими организациями в этом начинании стали Всемирный банк, Международный валютный фонд и ГАТТ (Генеральное соглашение по торговле и тарифам). Если первые две должны были стимулировать экономический рост разных стран на основе финансирования конкретных программ, то главная задача, поставленная тогда перед ГАТТ, — углубление экономической интеграции государств путем либерализации международной торговли. А в январе 1995 года на основе ГААТ была создана Всемирная торговая организация (ВТО). Ее цель — не только совершенствование тарифного и нетарифного регулирования торговли товарами, но и защита прав интеллектуальной собственности, а также торговля услугами в рамках правового регулирования. Объясняется это тем, что торговля услугами до того времени оставалась вне соглашений, а отличающиеся друг от друга национальные нормы прав интеллектуальной собственности и их неполноценное применение способствовали распространению недобросовестной конкуренции.

Сразу же по обретении независимости (1992 г.) Армения обратилась в Секретариат ГАТТ с заявлением на получение статуса наблюдателя. А уже в следующем году подала заявку на членство в ней, и с 1994-го начались необходимые процедуры. Так как ГАТТ в 1995 году преобразовали в ВТО, то и заявку на членство необходимо было изменить. Таким образом, весь процесс вступления (вместе с подготовительными процедурами) продолжается уже более восьми лет.

Насколько сейчас Армения готова к членству в ВТО? Получит ли она желаемые выгоды от скоропалительного вступления в эту организацию? И самое главное — будут ли в этом случае защищены экономические интересы и безопасность республики?

Внешнеторговая политика Армении

Кажется очевидным, что международная торговля обогащает государства, вовлеченные в этот процесс, так как некоторые товары выгоднее импортировать, нежели организовать их производство внутри страны. Однако в действительности все намного сложнее. Для того чтобы иметь возможность импортировать, необходимо обеспечить соответствующий экспорт — ради импорта страна не может постоянно обращаться за займами или продавать собственные активы. Можно привести многочисленные факты того, что либерализация международных экономических отношений (во второй половине ХХ века она развивалась бурными темпами) не привела и не могла привести к выгодной интеграции всех вовлеченных в этот процесс государств.

С точки зрения уровня экономического развития разрыв между богатым Севером и бедным Югом растет. На Севере сконцентрированы не только главные технологические, интеллектуальные ресурсы, но и обрабатывающая промышленность (сегодня заметна тенденция ее концентрации в тихоокеанском регионе). Растет и разрыв между богатым Севером и индустриальными республиками бывшего СССР (бедный Север), которые по своим экономическим показателям плотно приблизились к бедному Югу. Если в 60-е годы минувшего века богатому меньшинству, составлявшему 20% населения планеты и располагавшему значительно меньшей частью сырьевых ресурсов мира, принадлежало 70% общего богатства, то в 90-е годы последний показатель составлял уже 85%. Это означает, что поляризация между богатыми и бедными растет. Увеличивается она и внутри богатого Севера — как среди населения, так и между регионами, о чем свидетельствуют различные исследования самых либеральных экономистов. И это не случайно. Утверждение либералов, что, исходя из абсолютных и сравнительных преимуществ каждой страны, на стихийном рынке формируются конкурентные отрасли, не убедительно: такого рынка в чистом виде просто не существует. В частности, отдельные авторы уверены, что традиционная теория сегодня не может ответить на многие вопросы, связанные с интернационализацией производства, вследствие которой внутрифирменный оборот достиг высоких объемов. В этом смысле решения о развитии международных экономических отношений в основном принимают не только нации, страны, но и транснациональные компании.

Характерно, что на внутрифирменные связи в настоящее время приходится около 70% мировой торговли, 80—90% продажи лицензий и патентов, 40% вывоза капитала1. С другой стороны, прав американский экономист Майкл Портер, утверждающий, что сравнительные преимущества не даны раз и навсегда. По всей видимости, получается наоборот. Чем более развитой становится экономика, тем меньшую роль играют в ней природные богатства. Производственные факторы все меньше определяются тем, что страна имеет, и все больше тем, что она создает и развивает. Все большее значение приобретают традиции и накопленные знания, хотя бы как основа для создания новых предприятий2. Получается, что страна, уже однажды достигшая экономической мощи, имеет большие преимущества в защите своих доминирующих позиций. Может, именно это имел в виду немецкий экономист Фридрих Лист, создатель "экономики развития", в работе "Национальная система политической экономии" (1841). Он утверждал, что Англия, пытаясь защитить свою промышленную монополию, проповедует идеи свободной торговли. Однако она провела индустриализацию в условиях протекционизма и навязывала свой экспорт другим государствам при помощи военно-морской мощи и неравноправных договоров. Ф. Лист настаивал на том, что германские земли должны брать пример с практических действий Англии, а не следовать проповедям Смита, они должны создать таможенный союз на всей территории от "устья Рейна до границы Польши" и осуществлять индустриализацию также вне таможенных барьеров. Ф. Лист осознавал, что либерализация внешней торговли следует из интересов сильного, следовательно, политику государства необходимо строить, опираясь на национальные интересы, а не на либерализацию.

Ясно, что при выработке экономической политики в нынешних условиях невозможно абстрагироваться от международной конкуренции. Но всегда нужно учитывать, что на международных рынках неравенство действующих сил — это реальность. Непосредственно из этого вытекают экономические аргументы в пользу протекционизма, которые довольно хорошо исследованы в литературе. С более общей точки зрения протекционизм может оказаться способом защиты национальной независимости в отраслях, рассматриваемых как важнейшие с позиции безопасности, а также способом защиты определенных социальных слоев. Но и свобода торговли обладает многими достоинствами. Она благоприятствует международной специализации, в целом хорошо приспособленной к естественному потенциалу каждой страны, способствует развитию конкуренции, поддерживая при этом дух новаторства, дает возможность для расширения рынков и, следовательно, для массового производства, выгодного потребителям. Но "открытие" национальной экономики при отсутствии надлежащей экономической политики, как уже отмечалось, может; ослабить экономическую самостоятельность. Но в Армении в ходе рыночных преобразований именно так вопрос в качестве самостоятельной проблемы никогда всерьез не ставился.

В свое время сами классические авторы утверждали, что в этом вопросе даже наиболее развитым странам необходим определенный прагматизм. Как указывал Адам Смит, следует избегать такого наводнения внутреннего рынка иностранными товарами, которое может обострить проблему занятости. Эта потребность в защите проявляется сегодня в странах, обладающих старой текстильной промышленностью или металлургией. Как предлагал Джон Стюарт Милль, необходимо обеспечить защиту молодым государствам (развивающимся странам) и зарождающимся отраслям промышленности (европейская компьютерная техника или видеомагнитофоны). Нужно поддерживать некоторые отрасли промышленности, исходя из соображений безопасности или национальной независимости, рекомендовал другой либеральный экономист Поль Леруа-Болье.

Следовательно, в нынешних условиях, когда темпы роста международной торговли почти вдвое превышают темпы экономического роста, что недвусмысленно говорит о беспрецедентных тенденциях международной интеграции, должно быть найдено равновесие между наивной свободой и изнеженным протекционизмом. Это равновесие тем более благоприятно для глобального прогресса мировой экономики, чем больше оно повернуто в сторону свободы торговли. Однако любые излишества в этой области неизбежно усиливают дисбаланс между странами в пользу наиболее сильных, но в ущерб самым слабым.

Международный опыт показывает, что в результате фундаментальных преобразований во внешнеэкономической деятельности и при непосредственной поддержке государства резко ускоряется экономический рост. В качестве рычагов используются инструменты тарифного и нетарифного регулирования.

Тарифное регулирование в этой сфере имеет экономический характер, а нетарифное, по существу, — это административное регулирование. В то же время основная цель и тарифного, и нетарифного регулирования — уравновесить баланс внешней торговли. Внешнеторговый баланс показывает уровень проводимых структурных преобразований и их эффективность, а также степень зависимости государства от внешних рынков.

В советские времена экономика Армении в основном зависела от внешней торговли. Тем не менее наша республика, небогатая природными ресурсами и небольшая по территории, имела сравнительно индустриализованную экономику. Так, до распада Советского Союза внешнеторговый товарооборот Армении превышал или был близок к объемам ВВП. Причем в 1974—1987 годах импорт и экспорт всей сферы материального производства имел положительное сальдо. А с 1988 года в республике наметилась тенденция спада объемов экспорта, что явилось следствием разрушения межреспубликанских связей (см. таблица 1).

Таблица 1

Объемы ВВП, импорта и экспорта и их соотношение в 1988—1990 гг.*

 

1988

1989

1990

(млн. рублей)

ВВП

8 054

9 490

9 692

Импорт

5 389

4 898

4 662

Экспорт

3 813

3 691

3 523

(в % к ВВП)

Импорт

66,9

51,6

48,1

Экспорт

47,3

38,9

36,3

*Расчет произведен на основе официальных данных Национальной статслужбы.

Несмотря на то, что в ВВП удельный вес торговли с иностранными государствами был очень мал по сравнению с союзным показателем (СССР — 6—10%, Армения — всего 0,2—0,5% от союзного показателя), тем не менее на всесоюзном уровне Армения имела большой удельный вес по части вывоза на внешний рынок отдельных товаров. Так, по данным на 1989 год: верхний трикотаж — 46,6%, коньяк — 32,5%, виноградное вино — 37,3%, шелковые ткани — 51,6%, шерстяные ткани — 17,7%, ковры — 9,9%, хлопчатобумажные ткани — 3,4%, обувь — 0,9% и т.д. Если объемы экспорта республиканских предприятий и организаций в 1986 году были незначительными, то в дальнейшем изменилось не только его количество, но и ассортимент. Увеличились объемы производства в химической, машиностроительной, электронной и легкой отраслях промышленности. В общем объеме экспорта относительно высокий удельный вес имели: машиностроение — 44,0 %, химическая промышленность — 13%, строительство, местная промышленность и другие отрасли — 10%. 116 наименований товаров, изготовленных в Армении, вывозили более чем в 30 стран мира. Из примерно 650 предприятий республики свою продукцию экспортировали свыше 80. Что же касается импорта, то он имел ярко выраженный потребительский характер. Например, на долю легкой и пищевой промышленности приходилось соответственно 36,1% и 28,8% его объема, на машиностроение — 8% и т.д.

Сразу после распада СССР правительство Армении приступило к либерализации экономики. Проблема состояла в том, что в переходный период экономика уже была искажена, а рыночные отношения еще не сформировались. Естественно, что рыночные механизмы не могут быть задействованы сразу же после провозглашения рыночных отношений. В создавшейся ситуации для выбора и реализации адекватной экономической политики необходимо было определиться в вопросах государственной политики и либерализации экономики, экономической самостоятельности и интеграции, первостепенности и второстепенности, постепенного и революционного, желательного и возможного, глобального и локального, мирового и национального, а также и других подобных соотношений. Причем в переходный период разработка и реализация государством какой-либо приемлемой для общества экономической политики невозможны без учета вышеуказанных факторов, без оценки особенностей и противоречий (как объективных, так и субъективных) процессов экономической реформы, а следовательно, без выбора методов, способов и средств влияния на конкретные экономические отрасли.

Обоснование экономической политики и взаимная согласованность между ее составляющими возможны только при систематизированном подходе, в особенности если инструменты осуществления экономической стратегии многочисленны, а иногда и противоречивы, вследствие чего при их выборе и применении необходим взвешенный подход. Шоковые методы, используемые при переходе на международные цены во внутриэкономических отношениях без подготовительного этапа (например, в послевоенный период в США такой переход длился 16 лет), подставили экономику под удар мирового рынка. Кроме того, они привели к дезинтеграции производства, разрушению целых отраслей и отдельных предприятий, к зависимости от импорта некоторых жизненно важных товаров, к деформации всей системы распределения.

В данных условиях главной задачей государства становится такая торговая политики, которая даст возможность обеспечить импорт, необходимый для нормальной жизнедеятельности общества и экономики, и одновременно, исходя из задач формирования рационального торгового баланса, стимулировать экспорт. Сказанное, с одной стороны, предполагает безусловное создание либеральной и открытой экономики, способной эффективно интегрироваться в мировое хозяйство, с другой — в зависимости от экономического потенциала и безопасности страны, конкурентоспособности и других факторов каждая страна выбирает определенный уровень "открытости". Задача усложняется для тех стран (в том числе и для Армении), которые только создают рыночную инфраструктуру и параллельно продолжают переход к открытой экономике. Следовательно, внешнеторговая политика должна исходить из существующей экономической ситуации и целей.

СССР традиционно считался страной с закрытой экономикой. В 1989 году доля его внешней торговли, как уже упоминалось, не превышала 10% ВВП. А в развитых странах этот показатель колеблется в пределах 30—40%. Другая особенность — степень экономической зависимости союзных республик, которая была намного выше, чем в любой стране-члене международного интеграционного содружества. Так, если межгосударственная торговля в ЕЭС составляла 14% от своего ВВП, то в СССР, в преддверии его распада, — 21% от ВВП республик, причем для России эта цифра была 30%, для Украины — 60%, для Армении — 110% и т.д.

В таких условиях Армения в 1991 году приступила к либерализации, успех которой зависел от определенных предпосылок. В частности, в 1992 году по указу президента республики все хозяйствующие субъекты страны получили право на внешнеэкономическую деятельность. С 1992 года Армения присоединилась к Гармонизированной системе тарифной классификации (HS). В тарифном товарном списке значилось всего 132 наименования и действовало 5 тарифных ставок: 0, 5, 10, 30 и 50%.

Согласно действующему законодательству (закон "О таможенных тарифах", принятый 14 апреля 1997 г.) в последние годы применяется 0-я и 10-процентная тарифная система (продукты питания больше не попадают под 0-ю ставку). В дополнение к пошлинам с импорта взимаются два косвенных налога: НДС и акцизный. До сих пор существует практика сбора таможенных платежей. Большая часть импорта свободна от тарифных ограничений, квот или требований лицензий. Единственное ограничение исходит из соображений охраны здоровья, безопасности, общественных интересов или экологии. В частности, исключение составляют лекарственные средства, для ввоза которых необходимо разрешение Минздрава, и сельскохозяйственные химикаты, импортируемые при наличии соответствующего заключения Министерства сельского хозяйства.

Нетарифному регулированию подлежат все виды оружия, взрывчатые, радиоактивные и наркотические вещества, яды, сильные психотропные препараты, устройства для курения опия, порнография и все те товары, для ввоза которых требуется специальное разрешение правительства.

В действующем законодательстве нет антидемпинговых или компенсационных и каких-либо протекционистских механизмов регулирования. Обязательной сертификации подлежат следующие товары: мясо и мясопродукты, рыба и морепродукты, молоко и молочные продукты, яйца, мед, овощи, кофе, чай, какао и продукты, изготовленные на его основе, сахар, зерновые, алкогольные и безалкогольные напитки, соль пищевая, витамины, нефтепродукты, фармацевтические товары, удобрения, парфюмерия, изделия из пластмассы, электрические, электронные бытовые и небытовые приборы и т.д. В отношении санитарных и фитосанитарных средств действуют отдельные правила, соответствующие мировым стандартам и нормам.

Нетарифные ограничения на экспорт также относятся к оружию и его компонентам, взрывчатым и радиоактивным веществам, предметам искусства и предметам, имеющим национальное и историческое значение, к ядам, наркотическим и сильнодействующим психотропным веществам, устройствам для курения опиума, секретной информации и т.д. Для вывоза вышеперечисленных товаров необходимо специальное разрешение правительства, а остальные товары можно вывозить свободно.

В 2000 году парламент принял новый Таможенный кодекс (соответствующий требованиям ВТО). До конца 2001 года правительство предполагает закончить комплексную модернизацию таможенного регламентирования в соответствии с требованиями нового Таможенного кодекса, завершить изменения таможенных операций по стандартам ВТО, обращая особое внимание на процессы оценки и классификации, а также на вопросы, касающиеся интеллектуальной собственности.

Очевидно, что внешнеторговую политику Армении можно оценить как либеральную. А к каким результатам она привела, покажут нижеприведенные факты.

В 1993—2000 годах внешние операции республики были в основном связаны с торговлей. Приток капитала главным образом осуществлялся за счет кредитов, полученных от международных организаций, а отток в основном направлялся на финансирование импорта и обслуживание государственного долга.

В таблице 2 дана динамика внешнеторгового товарооборота и остатка торгового баланса в 1993—2000 годах.

Таблица 2

Динамика внешнеторгового товарооборота и сальдо торгового баланса в 1993—2000 годах (в млн. долларах США).

 

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

Объем товарооборота

410,4

609,3

944,8

1 146,1

1 124,9

1 122,9

1 043,0

1 182,6

Экспорт

156,2

215,2

270,9

290,3

232,5

220,5

233,7

297,5

Импорт

254,2

293,8

673,9

855,8

892,4

902,4

811,3

885,1

Сальдо

–98

–178,3

–403

–565,5

–659,9

–681,9

–579,6

–587,6

Как видно из таблицы, в структурном смысле внешняя торговля — одна из слабых сторон экономики республики. В течение последнего десятилетия товарооборот постоянно был дефицитным. Причем в 2000 году дефицит вырос в шесть раз по сравнению с 1993 годом. Это критический уровень зависимости от импорта, что говорит о чрезмерной чувствительности внутреннего рынка к внешним факторам, затрудняет самостоятельное и стабильное развитие.

Таким образом, либерализация внешней торговли привела к росту импорта, а не экспорта. Более того, в неблагоприятном состоянии оказалась не только количественная, но и качественная структура экспортно-импортных операций. Так, структура экспорта в 1988 году показывала специализацию республики (в тот период) в системе разделения труда в СССР. Фактически почти весь экспорт Армении составляли промышленные товары, 87% из них — продукция легкой, пищевой, химической и машиностроительной отраслей. Сегодня этот показатель равен 41,1%. Если в 1988 году в структуре экспорта сравнительно большой удельный вес имели машиностроение (44,0%) и химическая промышленность (13%), то в 1998-м удельный вес этих отраслей в экспорте составлял соответственно 22,3% и 4,5%, а в 2000 году — 10,4% и 9,3%. А импортировали (как и сейчас) энергоносители, продукты питания и полуфабрикаты.

Особенно примечательна открытость нашей экономики для промышленных товаров. Импортируют в основном товары конечного потребления, то есть они не предусмотрены для инвестирования. В объеме импорта в 2000 году значителен удельный вес продукции пищевой промышленности — 24,71%, минеральных продуктов — 20,54%, обработанных и необработанных алмазов, лома и отходов драгоценных металлов, ювелирных изделий — 12,79%, машин, оборудования и механизмов — 13,24%, продукции химической и связанных с ней отраслей промышленности — 9,31%.

При такой политике более чем безосновательно говорить о достижении в будущем равновесия во внешней торговле. В каком-то смысле, конечно, можно утверждать, что зависимость Армении — результат стратегии Запада, направленной на повышение прямой и косвенной зависимости республики от него, однако это и следствие некомпетентности нашего правительства или предумышленного раздувания роли внешнеэкономических факторов в экономической политике.

Факторы за и против

В пользу вступления Армении в ВТО приводятся следующие аргументы.

Во-первых, это может привести к прямому росту объемов экспорта, так как в торговле между 133 государствами-членами ВТО установлен "режим наибольшего благоприятствования".

Во-вторых, вступление в ВТО может привести к существенному росту объемов привлекаемых инвестиций, что сейчас основной источник обеспечения роста экспорта.

В-третьих, наряду с присоединением к основополагающим договорам и другим документам, Армения взяла на себя и ряд важных обязательств либерального характера, которые повышают ее рейтинг как наиболее прогнозируемой и безопасной страны с точки зрения развития экономической политики.

В-четвертых, в качестве члена ВТО Армения может воспользоваться соглашениями, достигнутыми в результате многосторонних переговоров в рамках этой организации касательно сокращения тарифных и нетарифных барьеров, застраховав тем самым себя от односторонних препятствий, воздвигаемых другими странами. И если сейчас из-за небольших объемов экспорта эта проблема для Армении не очень обострена, то с увеличением его объемов и расширением географии экспорта она станет более значимой.

В-пятых, членство в ВТО уменьшает роль протекционистской политики, которая не соответствует интересам перспективного экономического развития страны, так как может привести к неэффективному распределению ресурсов, к падению качества продукции и росту цен, а также противоречит принятым канонам международной торговли.

В-шестых, договоры ВТО обеспечивают возможности для защиты отечественных товаров и повышения их конкурентоспособности на внутреннем и внешних рынках. А с позиций расширения возможностей экспорта это имеет огромное значение для местных производителей. Правовые нормы ВТО (при соответствующем их обосновании) дают возможность применять протекционистские и защитные меры, направленные на поощрение отечественного производителя и, в случае необходимости, на создание равноправной конкурентной среды.

В-седьмых, для новых стран-членов с переходной экономикой большое значение имеет механизм регулирования споров в ВТО. Благодаря преимуществам многосторонней системы сокращаются возможности для грубого давления крупных и мощных экономик на более слабые, тем более что экономика переходных стран пока еще очень хрупка и чувствительна к внешним потрясениям.

И, наконец, в-восьмых, для страны, только вступившей в ВТО, появляется еще одно преимущество — возможность развивать торгово-экономические отношения с Евросоюзом.

Как видим, все приведенные факты декларативны и абсолютно не связаны с нынешней экономической ситуацией в Армении. Большая часть из них (пункты 3—8) — это возможности и правомочия, которые непосредственно следуют из статуса члена ВТО. А относительно пунктов 1 и 2 необходимо заметить, что мировой опыт свидетельствует: увеличение объемов как экспорта, так и прямых иностранных инвестиций может быть только результатом экономической политики, соответствующей национальным экономическим интересам. При реализации чисто либеральной политики экономика приобретет анклавный характер, а хозяйственный комплекс, по сути, постоянно будет терять черты целостности и устойчивые внутренние взаимосвязи всех формирующих ее звеньев. В результате всего этого хозяйственная деятельность как система будет подвержена опасности разрушения.

Вместе с тем в сложившихся обстоятельствах нельзя отрицать и преимущества, которые приобретет Армения, участвуя в международном разделении труда. Однако нужно иметь в виду, что любое участие в этом процессе не только придает импульс росту экономики, но и одновременно увеличивает ее зависимость от внешнего мира. И в определенных условиях такая зависимость может трансформироваться в серьезную опасность, тем более что в Армении нет выборочной инвестиционной политики, нет конкурентоспособного, ориентированного на экспорт производства. В такой ситуации снижение ставок таможенных пошлин будет означать большую открытость рынка республики, банкротство части ее предприятий и обострение социального положения населения, что по своим последствиям несравнимо с ожидаемыми выгодами от вступления в ВТО. Однако пока еще нет точных расчетов возможных убытков.

Экспорт сырья, полудрагоценных и драгоценных камней не встречает каких-либо преград, а вывоз из Армении товаров промышленного производства затруднителен, так как они неконкурентоспособны.

Вступление в ВТО вызовет серьезные проблемы, связанные с корректировкой внешнеэкономической политики и законодательства республики в соответствии с нормами и канонами этой организации. А вступление в нее в свою очередь не позволит Армении участвовать в других (региональных) таможенных и экономических объединениях, а также лишит ее возможности преодолевать международные экономические препятствия на основе двусторонних соглашений и вообще условий для маневрирования.

В этом аспекте целью проводимой экономической политики должно быть обеспечение внешнеэкономической безопасности, основная функция которой — использование внешнеэкономического обмена для укрепления экономической независимости страны, ее эффективного и стабильного экономического роста.

По мнению некоторых специалистов, первый вариант вхождения в международный рынок — это пример Западной Европы, то есть интеграция стран с почти одинаковым уровнем развития (с сохранением баланса национальных интересов). Этим путем пробуют идти и некоторые развивающиеся государства, создавая общие рынки. Другой вариант — создание открытой экономики в отсталых странах, когда воздействие мирового рынка приобретает разрушительный характер, экономика государства далека от равновесия, не защищена от колебаний мировой конъюнктуры, лишена возможности эффективно использовать международное разделение труда для структурных преобразований. В этом случае общество оказывается в состоянии хронического раскола и политической нестабильности. Третий вариант подразумевает постепенную, регулируемую интеграцию отстающих стран в мировую экономику. В этом случае поэтапная, последовательная интеграция согласуется с внутриэкономическими преобразованиями и способствует национальному развитию.

Резюмируя вышесказанное, невозможно не согласиться с теми, кто предлагает не ускорять искусственно вступление Армении в ВТО, а использовать имеющееся время и возможности для умеренной протекционистской защиты внутреннего рынка и производителей. Кроме того, так как в ближайшем будущем непосредственные выгоды от вступления могут быть очень ограниченны, следовательно, аналогичными должны быть и обязательства. К ним, в частности, относятся долгосрочные мероприятия по либерализации торговли и инвестиционному сотрудничеству, усовершенствованию законодательства в области структурных преобразований и т.д., к которым Армения или не готова, или в результате которых может понести экономические убытки, превосходящие общие выгоды от либерализации.

Итак, процесс вхождения Армении в ВТО требует серьезного обсуждения на соответствующем уровне, а условия вступления нуждаются в многостороннем обосновании специалистов, так как затрагивают многие области нашей экономики.


1 См.: Бутлай В.Б., Ливенцев Н.Н. Международные экономические отношения. М.: Финансы и статистика, 1997. С. 25.

2 См.: Porter Michael E. The Competitivе Advantage of Nations. London, 1990.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL