КРИЗИС ВЛАСТИ В ГРУЗИИ: ДИНАМИКА И ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ИТОГИ

Тамаз ПАПУАШВИЛИ


Тамаз Папуашвили, кандидат философских наук, руководитель отдела религии и национально-государственного развития Государственной канцелярии Грузии


Конец октября 2001 года ознаменовался в Грузии серьезным обострением политической ситуации. Поводом к этому послужила на первый взгляд чисто финансовая проблема. Конфликт начался, после того как в телекомпанию "Рустави-2" пришли сотрудники Министерства государственной безопасности для проверки ее финансовой деятельности. По мнению проверяющих, телекомпания не выплатила государству налог в особо крупном размере. Однако ее сотрудники отказались предоставить отчетность, мотивируя это тем, что недавно их проверяла налоговая служба и финансовых нарушений не обнаружила. В "Рустави-2" расценили повторную проверку как покушение на свободу слова. Ее связывали с недавним убийством Георгия Саная — популярного ведущего новостей этого телеканала. По версии телевизионщиков, его могли убить в связи с поисками видеокассеты, на которой была записана встреча высоких чинов МВД с криминальными авторитетами Панкисского ущелья, где сегодня проживают беженцы из Чечни. Были предположения, что недовольство властей, возможно, вызвано освещением партизанских вылазок в Абхазии или обсуждением вероятности участия силовых структур в переброске чеченских боевиков в Кодорское ущелье, высказанными с телеэкрана предположениями о связях правоохранительных органов с наркобизнесом, или многочисленными телепередачами о коррупции и хроническом невыполнении бюджета.

Двор телекомпании заполнили граждане, пришедшие, по их заявлению, для защиты независимости прессы. Страсти настолько накалились, что министр госбезопасности Вахтанг Кутателадзе был вынужден подать в отставку. Однако через несколько дней перед зданием парламента собралась многотысячная толпа, требовавшая отставки министра внутренних дел Кахи Таргамадзе и Генерального прокурора Гии Мепаришвили. Митингующих поддержал председатель парламента Зураб Жвания, заявивший, что после отставки этих высокопоставленных чиновников также сложит с себя обязанности председателя.

Особо активная часть митингующих требовала и отставки президента, однако он принял решение об отставке членов правительства. Правда, это не привело к прекращению акции. Показательно, что среди митингующих, рядом со сторонниками экс-президента Звиада Гамсахурдиа, стояли их еще недавние противники — члены организации "Мхедриони" во главе с Джабой Иоселиани. Однако эксперты считают, что этот союз носил не стратегический, а тактический характер.

Все сошлись на том, что основная движущая сила выступлений — студенческие организации, имеющие прекрасные отношения с Союзом граждан, лидером которого является З. Жвания, а точнее — с его молодежной структурой, руководимой членом парламента Давидом Ткешелашвили. Он неоднократно встречался с митингующими студентами. Поэтому высказывалось мнение, что людей вывели на улицу по инициативе Зураба Жвания и бывшего министра юстиции Михаила Саакашвили. Сами же студенты категорически отрицали, что их действиями кто-либо руководит. Они утверждали, что их выступление во многом обусловлено недовольством социальной ситуацией в стране. Тем не менее бывший министр госбезопасности Вахтанг Кутателадзе считает, что события вокруг "Рустави-2" выявили политические силы, заинтересованные в дестабилизации.

Некоторые члены Союза граждан максимально использовали митинг перед парламентом, чтобы дистанцироваться от своей партии, которая составляла большинство в высшем органе представительной власти в тот период, когда социальное положение населения значительно ухудшилось. Таким образом, создалась парадоксальная ситуация: Союз граждан, созданный и до недавнего времени руководимый Эдуардом Шеварднадзе, выступил в роли президентской оппозиции, а оппозиция — против отставки президента.

Одной из ключевых фигур событий стал ушедший в отставку Генеральный прокурор Гия Мепаришвили, который собирался обнародовать информацию о скрытых движущих силах конфликта. По-видимому, впоследствии он отказался от этого намерения. Однако на передаче первого (государственного) телеканала "Что думает народ" Гия Мепаришвили заявил, что весь этот процесс спланировали в кулуарах парламента. В связи с этим в средствах массовой информации и подчеркивалось, что участники митинга поддерживали тесные контакты с некоторыми членами парламента, известными как сторонники Зураба Жвания и Михаила Саакашвили. По мнению ведущей этой передачи Эки Беридзе (кстати, бывшей сотрудницы телекомпании "Рустави-2"), именно на ее передаче, посвященной создавшейся ситуации, заместитель председателя парламента Элдар Шенгелая сделал заявление, направленное на дискредитацию журналистов, обвинив их в тенденциозности.

Отставка правительства вызвала серьезные разногласия в политических кругах. Член парламента, лидер Партии традиционалистов и бывший премьер-министр (в правительстве Звиада Гамсахурдиа) Акакий Асатиани поддержал сторонников отставки министров внутренних дел и госбезопасности. А по мнению бывшего государственного министра Гии Арсенишвили, отставка правительства на фоне невыполнения бюджета приведет к обострению существующих в стране проблем. Основной вопрос митинга: "Какой должна быть Грузия — парламентской или президентской республикой?" И здесь мнения разделились. Элдар Шенгелая сказал, что является сторонником не парламентской, а президентской республики. Лидер Общества российско-грузинских отношений (в прошлом вице-спикер парламента) Вахтанг Гогуадзе считал, что Эдуард Шеварднадзе должен оставаться на своем посту. В противовес им бывший парламентарий Джаба Иоселиани заявил, что институт президентства необходимо отменить и объявить страну парламентской республикой. По его мнению, заслуга митингующих не так уж велика, потому что отставка министров ничего не дает. Аналогичное мнение высказал и М. Саакашвили, заявивший о создании нового надпартийного национального движения, цель которого — проведение внеочередных парламентских выборов и пересмотр вопроса об институте президентства. Он считает, что в сегодняшней форме этот институт пользу стране не приносит. Член фракции "Союз граждан" Коба Давиташвили начал сбор подписей за внесение в Конституцию изменений для регламентации внеочередных парламентских и президентских выборов. Чтобы внести такие изменения в Основной закон страны, необходимы голоса 118 парламентариев или 200 тыс. подписей избирателей. К. Давиташвили заявил, что парламент и президент потеряли доверие народа и должны уйти. Президентом Грузии он хотел бы видеть М. Саакашвили. По мнению К. Давиташвили, институт президентства в Грузии не схож с американской моделью. Поэтому необходимо лишить главу государства права законодательной инициативы и принятия нормативных актов. Руководитель фракции "Социалисты" Вахтанг Рчеулишвили категорически выступил против отставки президента, заявив, что это недопустимо, так как не предусмотрен механизм его замены. Сам Э. Шеварднадзе отметил, что "при внесении изменений в Конституцию необходимо соблюдать меру. Сейчас очень много энтузиастов, которые хотят внести серьезные изменения в Конституцию и тем самым все перемешать в Основном законе. Такая политика может привести к массовым беспорядкам в стране".

По мнению руководителя Аджарской автономной республики Аслана Абашидзе, события, происходившие в Тбилиси, можно оценить как переворот. Он считал, что, вероятно, и не было необходимости посылать 30 человек для финансовой проверки "Рустави-2", но, с другой стороны, никто не имеет право жертвовать стабильностью государства ради достижения своих целей. Показательно, что именно во время кризиса президент встретился с Асланом Абашидзе в Батуми. Член фракции "Возрождение" Джемал Гогитидзе позитивно оценил их переговоры, направленные на урегулирование ситуации. К тому же президент поручил А. Абашидзе урегулирование абхазского конфликта. Успех в этом деле обеспечит руководителю Аджарии возможность занять пост премьер-министра Грузии. За его кандидатуру высказался и Э. Шеварднадзе, хотя эта задача не так уж проста. Говоря о миссии, возложенной на А. Абашидзе, премьер-министр Абхазии Анри Джергения заявил: "Не столь важно, кто конкретно будет представлять грузинскую сторону в переговорном процессе, главное — это позиция, которой он будет придерживаться... Абхазия может вести с Грузией диалог только с позиции независимого государства". Аналогичная точка зрения и у министра иностранных дел Абхазии Сергея Шамбы. Он считает, что "личность Абашидзе имеет определенное значение, хотя вряд ли в данном случае ситуация в грузино-абхазском переговорном процессе кардинально изменится".

Особо следует отметить позицию церкви. В самый разгар кризиса патриархия православной церкви Грузии сделала заявление, направленное на стабилизацию в обществе. В заявлении подчеркивалось, что страна стоит перед большими проблемами и необходимо объединить все силы для их решения. Однако и в церкви выявилось различие мнений. Так, священник Ростом Лорткипанидзе сказал, что Эдуард Шеварднадзе должен покинуть пост президента и даже если энергия участвующей в митингах молодежи управлялась определенными политическими силами, то в этом нет ничего плохого.

Эдуард Шеварднадзе воздержался от того, чтобы назвать Зураба Жвания среди своих возможных преемников, заявив, что по этому вопросу необходимы серьезные консультации. Обязанности председателя временно возложили на заместителя руководителя парламента Георгия Церетели. Однако есть основания полагать, что З. Жвания видит себя на должности, несколько выше спикерской. Он заявил, что пока не принял решение баллотироваться на пост президента и его уход в оппозицию — не самоцель, а борьба за то, чтобы будущее руководство и президент страны продолжили курс на строительство демократического государства, расширение сотрудничества с НАТО и Европейским союзом. Хотя, по мнению лидера Социалистической партии и члена парламента Вахтанга Рчеулишвили, говорить о З. Жвания как о премьер-министре можно лет через 10, но не сейчас. Согласно Конституции, очередные выборы президента будут только через три года. Трудно сказать, сумеет ли до того времени З. Жвания сохранить авторитет и политический вес, значительную часть которого он приобрел за годы, когда считался чуть ли не политическим преемником Э. Шеварднадзе.

Политологи пытаются проанализировать, как изменилась расстановка сил на внутриполитической арене и кто извлек наибольшую выгоду из создавшейся ситуации. В результате кризиса на некоторое время президент оказался единственным носителем власти, влияние его еще более усиливается в результате переговоров с руководителем Аджарии Асланом Абашидзе.

Большинство экспертов считают, что кризисная ситуация вызвана действиями тех членов парламента, лидером которых является готовящийся к постшеварднадзевской эпохе З. Жвания. Своей фразой о том, что Э. Шеварнадзе потерял чувство реальности, он полностью отмежевался от президента. Однако вызванную им волну, направленную на защиту свободной прессы, попытался в своих целях использовать другой лидер Союза граждан — Михаил Саакашвили. В результате митинговая стихия полностью вышла из-под контроля и привела к отставке З. Жвания с поста председателя парламента.

Некоторые высказывают мнение, что кризис инициировала сама телекомпания "Рустави-2". Особенно широко эта версия распространилась, после того как лидер Национально-демократической партии Ирина Саришвили-Чантурия заявила, что именно З. Жвания в телефонном разговоре с Эроси Кицмариашвили, одним из руководителей "Рустави-2", распорядился не давать проверяющим из Министерства госбезопасности финансовые документы и максимально обострить ситуацию. На первом этапе противостояния телекомпания существенно повысила свой рейтинг и укрепила в стране имидж флагмана свободной прессы. Однако маловероятно, что в свете разоблачений, последовавших позднее и приведших к отставке З. Жвания, этот имидж удастся сохранить.

К одной из движущих сил конфликта относят студенчество — самую молодую и в силу этого радикальную, но в то же время наименее опытную группу участников митинга. Именно из этой среды наиболее активно распространялся лозунг об отставке президента, министра внутренних дел и Генерального прокурора. На первом этапе студенты видели себя защитниками свободной прессы. Однако после того как на первом канале государственного телевидения состоялась уже упоминавшаяся сенсационная передача "Что думает народ", с участием заместителя председателя парламента Элдара Шенгелая, представителя фракции "Промышленники" Давида Саралидзе, руководителя молодежной организации Союза граждан и члена парламента Давида Ткешелашвили, председателя государственной телерадиокорпорации Зазы Шенгелия, экс-министра внутренних дел Кахи Таргамадзе и экс-генпрокурора Гии Мепаришвили, раскрывшая истинные движущие силы и причины конфликта, активность студентов снизилась.

В российской прессе в основном превалировала мысль, что события вокруг телекомпании "Рустави -2" — показатель кризиса, в котором повинно руководство Грузии. Газета "Ведомости" опубликовала (2 ноября 2001 г.) статью "Шеваргейт", автор которой подчеркивает, что скандал перерос в политический процесс и его не прервала даже отставка министров. В политических кругах Грузии высказывалось мнение, что кризис в Тбилиси спровоцировали российские спецслужбы, желающие дестабилизировать обстановку в стране и усилить в ней влияние России. Это, в частности, отмечал заместитель председателя фракции "Новые правые" Пикрия Чихрадзе. Разговоры на эту тему усилились после просочившейся в прессу информации о том, что Михаил Саакашвили в первые дни кризиса находился в Москве. Сам он категорически отверг слухи о связях с российскими спецслужбами. Да и непонятно, как такую связь можно было установить, если З. Жвания и М. Саакашвили годами демонстрировали приверженность западным приоритетам.

Так или иначе, но после митинговых выступлений уже можно было сделать некоторые выводы. Вахтанг Гогуадзе считает, что в результате кризиса президент, с одной стороны, получил возможность распустить правительство, которое многие громко обвиняли в коррупции, а с другой — частично подорвать в парламенте позиции группы З. Жвания — М. Саакашвили. Тем более, что то правительство, которое Эдуард Шеварднадзе отправил в отставку, в определенной мере было укомплектовано представителями Союза граждан. Его лидеры чувствуют, что их позиции пошатнулись, и вынуждены искать новых союзников. Как ни парадоксально, таковыми оказались их ярые враги — сторонники экс-президента Звиада Гамсахурдиа. Уже в процессе митинга М. Саакашвили в основном опирался на молодежь и звиадистов, которые даже говорят, что он — носитель духа З. Гамсахурдиа. Однако за последние годы позиции звиадистов также значительно ослабли. Кроме того, неясно, как они воспримут переговоры Э. Шеварднадзе и А. Абашидзе. Если раньше они смотрели на Союз демократического возрождения Грузии, лидером которого является А. Абашидзе, как на своего союзника, то теперь один из их руководителей, З. Дзидзигури, заявляет, что член парламента В. Бочоришвили и парламентская фракция "ХХI век", представляющая звиадистов, должны пересмотреть свой альянс с Абашидзе. Не исключено, что Союз граждан мог бы попытаться привлечь в число своих сторонников еще и внепарламентскую Партию лейбористов. Однако здесь большое значение будет иметь позиция ее лидера Шалвы Нателашвили: в свое время именно Союз граждан оставил лейбористов вне парламента.

По словам мэра Тбилиси Вано Зоделава (когда не было председателя парламента, государственного министра и членов правительства, он оказался вторым лицом в государстве), события в городе инспирировали силы, заинтересованные в приходе к власти больше, чем в судьбе государства. Он призвал население не поддаваться на провокации. Кстати, именно ему, а не полиции президент поручил восстановление нормальной жизни в городе. Это вызвало некоторое недоумение, но понять такой шаг нетрудно. Власти хотели избежать провокаций и столкновений, особенно если учесть, что острие критики было направлено против министра внутренних дел. Да и для подавляющего большинства участников митингов события вокруг "Рустави-2" — последняя капля в чаше терпения, а основная движущая сила их активности — социальные проблемы.

После отставки З. Жвания и членов правительства Э. Шеварднадзе оказался единственным носителем власти, поэтому необходимо было срочно провести выборы нового председателя парламента. Они проходили в очень непростой обстановке. На первом этапе были четыре кандидата.

Нино Бурджанадзе выдвинула фракция "Традиционалистов". На первом этапе ее кандидатуру поддерживали 58 депутатов. Несмотря на то что в знак протеста против непоследовательной политики в отношении оппозиции она покинула фракцию "Союз граждан", среди ее сторонников были и члены этой фракции. Против Нино Бурджанадзе категорически возражал В. Рчеулишвили. Заявляя, что лично против нее ничего не имеет, он отметил, что она занимает пост председателя Комитета парламента по международным отношениям и известна как активнейшая сторонница З. Жвания. С его точки зрения, если ее изберут, то погоду будет делать та же группа, что и раньше, а это приведет к консервации проблем, вызвавших кризис.

Бывшего государственного министра Важи Лорткипанидзе выдвинула фракция "Поддержка". Кроме того, вокруг него группировались фракции "Абхазия", "Альянс во имя Грузии" и четыре члена фракции "Новая Абхазия и христианские демократы". По мнению его сторонников, кандидатура Важи Лорткипанидзе наиболее подходит, если учесть, что он, как новый депутат (В. Лорткипанидзе и М. Саакашвили избраны в парламент в октябре 2001 г. взамен членов парламента, перешедших в исполнительную власть), лучше других сможет погасить накал страстей. Председатель Совета министров Абхазии в изгнании Лондер Цаава высказал мнение, что в процессе своей карьеры В. Лорткипанидзе подготовил себе серьезную политическую базу. В частности, когда он был послом Грузии в России, то был создан Координационный совет по урегулированию грузино-абхазского конфликта с участием ООН и ОБСЕ. Он наладил широкие связи с различными политическими силами в США и Европе. Руководствуясь этими соображениями, Л. Цаава высказался за избрание В. Лорткипанидзе.

Джемала Гогитидзе выдвинула фракция "Возрождение", его поддерживали 10 членов фракции "Союз граждан" и семь независимых депутатов.

Фракция "Промышленников" предложила кандидатуру бывшего омбудсмена Грузии Давида Саларидзе. Кроме того, его поддерживала группа депутатов-мажоритариев. Как правильно заметил бывший омбудсмен, сегодня невозможно выбрать такого спикера парламента, который был бы приемлемым для всех. Впоследствии Д. Саларидзе снял свою кандидатуру.

Многих удивило, что среди претендентов нет временно исполнявшего обязанности председателя парламента Георгия Церетели. Как наиболее активный заместитель, он вполне отвечал требованиям, которые предъявляются председателю. Однако фракция Союза граждан приняла решение поддержать Н. Бурджанадзе. Среди журналистов сложилось мнение, что Союз граждан не поддержал Г. Церетели потому, что Н. Бурджанадзе легче поддается влиянию.

Начавшиеся 9 ноября выборы председателя парламента закончились к 4 часам утра 10 ноября. Победителю необходимо было набрать не менее 118 голосов. За день до выборов у Важи Лорткипанидзе было 82 сторонника, у Нино Бурджанадзе — 58, у Джемала Гогитидзе — 64. В первом туре Н. Бурджанадзе получила 104 голоса, В. Лорткипанидзе — 71, Дж. Гогитидзе — 52. Во втором туре победила Н. Бурджанадзе —129 голосов, за В. Лорткипанидзе проголосовали 98 депутатов. Как говорят, в этом большую роль сыграли парламентарии, входившие во фракцию "Возрождение", — сторонники экс-президента З. Гамсахурдиа. Многие считают, что В. Лорткипанидзе и Дж. Гогитидзе, вначале располагавшие большим количеством голосов, расшатали свои позиции в борьбе между собой и таким образом способствовали победе Н. Бурджанадзе.

Интересно, что среди сторонников В. Лорткипанидзе находился и бывший финансовый директор российской телекомпании ОРТ Бадри Патаркацишвили. Некоторые считают, что он специально приезжал в Батуми для налаживания отношений между В. Лорткипанидзе и А. Абашидзе. По-видимому, это ему не удалось, и во втором туре В. Лорткипанидзе потерял голоса сторонников Дж. Гогитидзе. По мнению В. Рчеулишвили, З. Жвания использовал Дж. Гогитидзе и членов фракции "Возрождение", для того чтобы ослабить позиции В. Лорткипанидзе. Многие члены Союза граждан с опаской относились к В. Лорткипанидзе, так как, по слухам, именно их партия сыграла не последнюю роль в его отставке с поста государственного министра.

Выборы не обошлись без инцидентов. Так, Вахтанг Рчеулишвили, воспользовавшись отсутствием заместителя председателя парламента Георгия Церетели, самовольно занял его кресло и собирался начать посвященное выборам заседание. После появления Г. Церетели выяснилось, что в свое отсутствие он поручил вести заседание другому заместителю председателя — Элдару Шенгелая. В связи с этим в газетах вспомнили, что, когда З. Жвания готовился стать председателем парламента, его конкурентом был все тот же В. Рчеулишвили. Однако этот скандал быстро затмила другая сенсация. Председатель Комитета по процедурным вопросам Ростом Долидзе обнаружил, что на обратной стороне бюллетеней невидимыми чернилами были нанесены числа — от 1 до 236. По этому факту Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело по статьям 19 и 164 Уголовного кодекса (нарушение тайны голосования в ходе выборов). По мнению журналистов, нумерацию бюллетеней организовала какая-то группировка, желающая проконтролировать, как голосовали депутаты (некоторые из них могли быть подкуплены). Если бы выяснилось, что для привлечения голосов кто-то из кандидатов использовал недобросовестные методы, то против него можно было бы возбудить уголовное дело. Правда, неизвестно, как в таком случае решался бы вопрос о депутатском иммунитете, лишение которого — прерогатива парламента. Хотя есть мнение, что кто-то хотел просто выяснить истинные политические симпатии голосовавших. Большинство считает, что ответственность за нумерацию ложится на руководителя аппарата парламента Хатуну Гогоришвили, хотя ее сторонники выдвигают версию, что это была провокация, направленная на ее компрометацию. Тем не менее ряд оппозиционных депутатов потребовал отставки Хатуны Гогоришвили. И все же она осталась на своем посту, мотивируя это тем, что ее уход означал бы признание своей вины.

Острота борьбы за кресло председателя парламента понятна. От того, кто его займет, зависит не только работа представительной ветви власти, но и переориентация политических сил, а также назначение руководителей министерств. Однако впервые за 10-летнюю историю независимой Грузии председателем парламента (согласно Конституции, вторым лицом в государстве) стала женщина. По-видимому, Н. Бурджанадзе продолжит политику З. Жвания. В одном из своих первых заявлений она отметила, что если президент сможет укомплектовать правительство подходящими кадрами, изменит стиль управления и будет принимать во внимание интересы населения, то нет смысла говорить о внеочередных выборах. Впрочем, вероятно, Н. Бурджанадзе не сможет полностью следовать курсом З. Жвания, если учесть, что она будет испытывать сильное влияние не только со стороны президента, но и своего отца — известного бизнесмена, руководителя корпорации "Хлебопродукты" Анзора Бурджанадзе. Злые языки утверждают, что он оказал своей дочери огромную поддержку. В этом случае не исключен раскол среди ее сторонников. Тем более, что по своему положению новому председателю, как промежуточной фигуре между исполнительной властью и парламентом, необходимо проявлять политическую гибкость.

Сама Н. Бурджанадзе заявила, что не будет выразителем интересов какой-либо одной фракции. Однако после ухода З. Жвания выяснилось, что ни одна оппозиционная фракция не готова идти в ногу с событиями. Появилось недовольство и в связи с тем, что именно оппозиционные "Традиционалисты" выдвинули на пост председателя парламента кандидатуру бывшего члена "Союза граждан" Н. Бурджанадзе. Если сторонники З. Жвания сумеют обеспечить своим кандидатам соответствующие должности в министерствах, то напряженные отношения с представителями оппозиции, которые поддержали Н. Бурджанадзе, могут вызвать еще один кризис и опять возникнет вопрос о внеочередных парламентских выборах. Возможно, на это рассчитывает М. Саакашвили, создающий новое национальное движение. В любом случае естественной опорой нового председателя парламента останется фракция "Союз граждан". Однако, после того как Э. Шеварднадзе сложил с себя полномочия председателя этого политического объединения, фракция уже не представляет собой большинство в парламенте и не в состоянии серьезно влиять на его деятельность. Кроме того, З. Жвания заявил, что планирует создать новую партию. Эксперты считают, что ее могут поддержать и некоторые парламентские фракции. Не решен пока и вопрос о перспективах союза между З. Жвания и М. Саакашвили. Член фракции "Социалисты" Ираклий Миндели не представляет себе организуемую З. Жвания новую партию без М. Саакашвили. А член фракции "Возрождение" Александр Брегадзе считает, что бывший министр юстиции отличается значительно большим радикализмом, чем З. Жвания, и не войдет в его партию. Внепарламентская оппозиция полагает, что не только не выполнены звучавшие на митингах требования о внеочередных парламентских и президентских выборах, но и есть вероятность возврата на свои места прежних министров, а замена председателя парламента представителем той же группы не приведет к изменению ситуации.

Однако некоторые политологи высказывают мнение, что в выборах председателя парламента, как в капле воды, отразилась более масштабная проблема. За это кресло боролись две политические и финансовые группы, спор шел о приоритетах государственной политики. Прозападно настроенная группировка Жвания — Саакашвили противостояла пророссийской группе Лорткипанидзе — Патаркацишвили. Хотя, наверное, не следует так однозначно оценивать симпатии или антипатии политиков. То, что В. Лорткипанидзе раньше был послом Грузии в Москве, еще не определяет его политические ориентиры. Б. Патаркацишвили хоть и занимался бизнесом в Москве, однако сегодня правоохранительные органы России требуют от Грузии его выдачи. Да и М. Саакашвили, по свидетельству прессы, именно в Москве узнал о митингах в Тбилиси.

Всех интересовали политические взгляды нового председателя парламента. Н. Бурджанадзе подчеркнула, что Грузия не раз заявляла о желании иметь в лице России стратегического партнера. Однако, по ее словам, "североатлантическая ориентация Тбилиси, которая так раздражает Москву, останется. Но не в ущерб Российской Федерации. Мы хотим иметь развитого, демократически цивилизованного соседа и думаем, что в интересах России также видеть у своих южных границ стабильное, целостное государство, ориентированное на современные европейские ценности". В одном из своих интервью она заявила, что Россия намного сильнее Грузии и поэтому любой недоброжелательный шаг России в Грузии воспринимается крайне болезненно. Яблоком раздора между Грузией и Россией Н. Бурджанадзе назвала поддержку абхазских сепаратистов. Она подчеркнула, что вина за происходящее в Абхазии лежит на России, которая и сегодня располагает средствами для разрешения конфликта. Во время своего первого официального визита в Москву в ранге председателя парламента, выступая на межпарламентской ассамблее стран СНГ, Н. Бурджанадзе заявила, что коллективные миротворческие войска СНГ в Абхазии не добились никаких результатов.

Новому председателю парламента предстоит решать сложнейшие внутриполитические проблемы, в частности вопрос урегулирования отношений между законодательной и исполнительной ветвями власти. Некоторые считают, что парламент неоправданно вмешивается в работу исполнительных структур. Другие, наоборот, утверждают, что у парламента связаны руки и всем управляет Государственная канцелярия. Решение всех этих проблем во многом зависит от того, будет ли сформирован кабинет министров. Многие полагают, что премьер-министр и вице-премьеры, вместе с соответствующим аппаратом исполнительной власти, непосильным бременем лягут на государственный бюджет и в то же время это ослабит чувство ответственности у чиновников. Бывший государственный министр, а ныне парламентарий Нико Лекишвили считает, что в преддверии создания кабинета министров нецелесообразно менять структуру правительства, и не верит в перспективность такой реформы. Хотя экс-кандидат в председатели парламента В. Лорткипанидзе поддержал идею о создании кабинета министров, но категорически возражает против переноса центра политической жизни в эту структуру.

Сложна и проблема назначения премьер-министра. Кандидатов на этот пост много, но прежде всего необходимо выяснить сам вопрос о введении института премьер-министра. Если он решится положительно, то необходимо будет внести изменения в Конституцию, а это очень сложный и долгий процесс. Нет уверенности, что Н. Бурджанадзе сможет оказывать на комитеты и фракции парламента такое влияние, как З. Жвания. А в сегодняшней ситуации провести какое-либо решение в парламенте нелегко. Неизбежно скажется принцип корпоративных интересов. Таким образом, при выборах премьера большую роль будет играть его политическая ориентация.

Еще один пробный камень для Н. Бурджанадзе — назначение министров. Некоторые депутаты считают, что следует увеличить количество голосов, необходимых для утверждения на этот пост, с 79 (одна треть) до 118, хотя против этого предложения выступает председатель Комитета по процедурным вопросам Ростом Долидзе, так как оно противоречит Конституции. К тому же (учитывая перспективу создания кабинета министров) вновь назначенных министров можно будет назвать "временным правительством". Несмотря на это, вокруг назначений министров началась нешуточная борьба. Особый интерес вызывают МВД и Генеральная прокуратура. Скорее всего, депутаты не успеют внести соответствующие поправки в Основной закон, согласно которым нового министра необходимо назначить в течение двух недель со дня освобождения от должности предыдущего. Поэтому исполнительную власть укомплектуют по старому принципу — президент предлагает кандидатов, а парламент их обсуждает.

Президентский план реформ предусматривал объединение трех министерств: экономики, промышленности и торговли; а также управления государственным имуществом с управлением строительства и урбанизации. Кроме того, предполагалось расформировать Министерство налоговых поступлений, а его функции передать в ведение государственного министра. На эту должность должны были назначить бывшего министра налоговых поступлений Левана Дзнеладзе. Правда, в дальнейшем поступило предложение объединить Министерство финансов с Министерством налоговых поступлений, что положительно оценил бывший министр финансов Давид Онопришвили. Свое мнение он мотивировал тем, что только в таком случае это министерство сможет проводить правильную финансовую политику, с одной стороны, контролировать бюджетные поступления, а с другой — их расход. Д. Онопришвили заявил, что хотя государственный министр должен, при необходимости, вмешиваться в деятельность налоговой и таможенной служб, однако нежелательно, чтобы он постоянно контролировал их работу. Экс-министр также отметил, что такого рода реформы следует вынести на всенародное обсуждение.

В парламенте план по сокращению количества министерств встретили без особого восторга и 119 голосами против 11 отклонили предложения президента о внесении изменений в закон "Об исполнительной власти и порядке ее деятельности". Хотя все сошлись на том, что количество министерств должно быть сокращено (сегодня в стране функционирует 21 министерство), депутаты сочли, что механическое объединение ситуации не изменит. А юридический комитет парламента предложил создать специальную комиссию, которая разработает план структурных изменений правительства. То, что парламент отклонил предложения президента, З. Жвания расценил как фиаско нового председателя парламента, отметив, что когда он возглавлял представительную ветвь власти, то она все законопроекты принимала без особых помех. Хотя многие считают, что это не поражение, а победа Н. Бурджанадзе, при которой парламент сумел сохранить свое лицо и продемонстрировал независимость в принятии решений.

Тем не менее заявление З. Жвания заслуживает серьезного внимания, так как логика событий неизбежно должна привести к изменению расстановки сил в парламенте, где формируется новое большинство. Однако основная часть экспертов сходится на том, что сегодня вряд ли возможно сформировать такое большинство в его классической форме. Скорее всего, им станет коалиция фракций, объединенных на основе договоренности только по каким-то основным вопросам, а полного единогласия добиться не удастся. По предварительным данным, большинство составят следующие фракции: "Возрождение", "Социалисты", "XXI век", "Единая Грузия", "Новые правые", "Поддержка", "Альянс во имя новой Грузии", "Традиционалисты", "Промышленники". Если это большинство станет конституционным (151 человек), то не исключено, что возникнет вопрос о перевыборах не только председателей комитетов, но и руководителя парламента. Так или иначе, но при формировании большинства на коалиционной основе стремительно уменьшаются шансы "Союза граждан" провести через парламент желательные для него кандидатуры министров и обеспечить своим сторонникам ключевые комитеты в самом парламенте. В связи с этим представитель фракции "Возрождение" Валерий Гелбахиани заявил, что с уходом З. Жвания в парламенте завершилась эпоха единоличного правления. Однако некоторые эксперты оценивают ситуацию значительно проще и считают, что политические силы в парламенте делятся всего на две группы — сторонников и противников Э. Шеварднадзе.

Большинство депутатов крайне негативно оценивает то, что в представленном на утверждение списке кандидатов на министерские посты много бывших министров, которых парламентарии отказываются утвердить, так как за время их правления серьезных изменений к лучшему не произошло. Например, Аслан Смирба считает, что необходимо создать комиссию, которая рассмотрит вопросы, связанные с деятельностью кандидатов, уже работавших на министерских должностях. Критические замечания высказаны против ряда бывших министров: транспорта — Мераба Адеишвили, окружающей среды и природных ресурсов — Нино Чхобадзе, труда, здравоохранения и социального обеспечения — Автандила Джорбенадзе, финансов — Зураба Ногаидели, энергетики — Давида Мирцхулава. Некоторые эксперты расценивают это как выражение недоверия президенту. В то же время парламентарии благосклонно отнеслись к кандидатурам Давида Тевзадзе (Министерство обороны), Валерия Хабурдзания (госбезопасности), Кобы Нарчемашвили (внутренних дел), Роланда Гилигашвили (юстиции). Без особых проблем утверждены Александр Картозия (министр образования), Ираклий Менагаришвили (иностранных дел), Валерий Вашакидзе (по делам беженцев и расселения), Сесили Гогиберидзе (культуры).

Иначе сложилась ситуация с министрами экономического блока. Против возвращения бывших министров особенно активно выступает фракция "Промышленники". По просочившейся в прессу информации, члены этой фракции хотели бы видеть на некоторых министерских постах предпринимателей, которые лоббировали бы интересы грузинских промышленников. Сопредседатель фракции "Новые правые", бывший министр государственной безопасности Ираклий Батиашвили считает, что если реформы не начнутся в ближайшее время, то неизбежна революция. Он заявил, что фракция не примет участия в голосовании и не поддержит ни одного предложенного кандидата. По-видимому, он полагает, что бывшие министры не смогут инициировать реформы.

Председатель Финансово-бюджетного комитета парламента Заза Сиоридзе подчеркнул, что депутаты негативно относятся к министерствам, входящим в экономический блок, и особенно критично настроены к бывшему министру финансов. Н. Бурджанадзе заявила, что до окончания работы комиссии по изучению причин секвестра бюджета 2001 года парламент не начнет обсуждать кандидатуры министров, которые будут заниматься экономикой. В 2001 году секвестр составил 184 млн. лари. По предварительным данным, комиссия считает, что основная ответственность за это ложится на Министерство финансов, Министерство налоговых поступлений, Министерство управления государственным имуществом, Министерство экономики и Министерство юстиции. Да и советник президента по экономическим вопросам Георгий Исакадзе заявил, что обвинять в секвестре лишь Министерство финансов неправильно. Речь должна идти о коллективной ответственности. Отрицательно оценивают и деятельность бывшего государственного министра Гии Арсенишвили. Хотя многие считают, что упомянутую комиссию создали для выполнения политического заказа. Сторонники З. Жвания заявили, что если причиной кризиса окажется деятельность только Министерства финансов и его бывшего руководителя Зураба Ногаидели, то заключение комиссии они не утвердят. Эту позицию члены фракции "Союз граждан" заняли после того, как президент назвал кандидатом на пост государственного министра Левана Дзнеладзе (ранее министра налоговых поступлений). Таким образом, парламентарии поставили вопрос о его ответственности и отклонили кандидатуру президента. Однако Л. Дзнеладзе был министром налоговых поступлений всего около двух месяцев. Так что, по мнению многих аналитиков, в создании кризисной ситуации логично обвинить и его предшественника — Михаила Мачавариани, при котором секвестр начался. Но до назначения министром он был парламентарием и определенное время возглавлял Союз граждан. После ухода с должности министра, М. Мачавариани был руководителем аппарата председателя парламента З. Жвания и сегодня собирается баллотироваться в депутаты от Гурджаанского района.

Журналисты отмечают тенденцию, направленную против утверждения кандидатур тех бывших министров, которых в свое время рекомендовал Союз граждан. Но все же, несмотря на резкую критику, президент не снял кандидатуру З. Ногаидели на пост министра финансов, а тот на протяжении многих лет был одним из активных членов Союза граждан.

Многие эксперты считают, что в борьбе за министерские кресла проявилось соперничество некоторых политико-финансовых группировок, пытающихся расширить сферы своего влияния. Возможно, в этом контексте бывший кандидат в председатели парламента В. Лорткипанидзе и рассматривает критику со стороны общественной организации "Справедливые выборы", которая обвиняет его в подкупе избирателей округа Багдади, где он стал депутатом (октябрь 2001 г.). В интервью информационному агентству "Прайм-ньюс" В. Лорткипанидзе расценил эти обвинения как политический заказ.

Обсуждение всех этих вопросов в парламенте не прошло без сюрпризов. Так, именно в ходе рассмотрения кандидатур министров в некоторых районах Тбилиси улицы перекрывало население, недовольное перебоями в подаче электроэнергии. Многие парламентарии считают, что это спровоцировано силами, стремящимися вызвать дестабилизацию и затормозить процесс формирования правительства. Корень конфликта в том, что владелец тбилисских электросетей — компания "AES-ТЕЛАСИ" начала отключать свет в тех кварталах и районах, где оплата за энергию не превышала 45%. Таким образом, без света остались и жители, регулярно платившие за электричество. Вышедшие на улицу люди считали, что надо отключать свет индивидуально, тем гражданам и организациям, которые являются злостными неплательщиками, а не наказывать всех огульно. В связи с этим в прессе печатались критические материалы в отношении М. Саакашвили, которого обвиняли в лоббировании интересов "AES-ТЕЛАСИ".

По мнению некоторых аналитиков, обсуждение кандидатур продлится достаточно долго. Однако не столь важно, кто персонально какую должность займет. Уже сейчас можно сделать некоторые выводы.

Президент положительно оценивает то, что за период отсутствия министров государство твердо следует выбранным курсом на развитие демократии. Тем не менее реорганизация правительства и назначение руководящих кадров — самая насущная проблема. Ведь многие потенциальные зарубежные инвесторы внимательно следят за развитием ситуации. Естественно, никто не будет вкладывать крупные суммы в экономику страны, не имеющей правительства. Тем более, что волнения в Тбилиси привели к падению (правда, к незначительному и кратковременному) курса национальной валюты — лари.

Во многом политический кризис вызван сложившейся системой отношений между членами парламента и руководителями министерств и ведомств. Оппозиция считает, что причина того — неправильно сформированная государственная структура. Однако думается, корень проблемы в том, что государственная система, действующая сегодня в Грузии, была сформирована несколько лет назад. Она уже не соответствует темпам общественного развития и требованиям, которые ей предъявляет нынешняя политическая ситуация. Возможно, кризис надо расценивать как индикатор, указывающий, что назревает необходимость совершенствовать государственную систему управления в соответствии с сегодняшними требованиями. Это естественный процесс, характерный для любой, а тем более развивающейся страны. Просто важно, чтобы нужные меры были приняты своевременно.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL