Корейцы в Казахстане: прошлое, настоящее, будущее

Георгий КАН


Георгий Кан, доктор исторических наук, профессор (Алматы, Республика Казахстан)


  1. Прошлое

1.1. Предыстория

Корея и Казахстан находятся на противоположных сторонах Азии, их разделяют тысячи километров. Но, начиная с глубокой древности, между ними во все времена существовали связи. Не вникая в их истоки и развитие, остановимся на том, что, по данным первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года, корейцы проживали на территории современных Казахстана, Узбекистана и Кыргызстана. Они, в частности, жили в Ферганской области, в Кокандском и Наманганском уездах, городе Намангане, в Пишпекском уезде, в городе Пишпеке (ныне г. Бишкек), в Пржевальском уезде, в городе Пржевальске. В Казахстане корейцы жили в Верненском уезде Семиреченской области, в г. Верном (ныне г. Алматы), в Джаркентском уезде, в г. Джаркенте, в Сырдарьинской области (г. Аулие-Ата, ныне г. Тараз), в Перовском уезде (ныне Кзыл-Ординская область), в Акмолинской области1.

Это были эмигранты, выехавшие с Корейского полуострова на Дальний Восток России и приехавшие в Центральную Азию в поисках лучшей жизни. Дело в том, что с 1868 года Япония начала проводить агрессивную политику по отношению к Корее, что не могло не вызвать эмиграцию, и отголоски ее волн доходили до Степного края, как тогда официально назывался Казахстан.

Более интенсивно корейцы эмигрировали в Казахстан в начале ХХ века, когда усилилось соперничество между Россией и Японией, приведшее к русско-японской войне. Она началась в ночь с 8 на 9 февраля 1904 года, и уже 14 февраля лично царь Николай II утвердил правила, которыми Россия должна была руководствоваться во время войны с Японией2, в частности, предписывалось всех "желтолицых" (этот термин официально употреблялся для обозначения японцев, китайцев, корейцев) "удалить" с театра военных действий на Дальнем Востоке и переселить вглубь империи. На них распространялся статус "отсылаемых под надзор полиции во внутренние губернии" со всеми вытекающими отсюда последствиями, причем этот статус распространялся и на "семейства удаленных". Это, по сути дела, было массовое, административное выселение "желтолицых", говоря другими словами — депортация по принципу коллективной ответственности за принадлежность к расе. По подсчетам автора этих строк, с августа 1904 года по сентябрь 1905 года через город Омск — административный центр Степного края — с Дальнего Востока перевезли тысячи мирных "желтолицых", а в их числе сотни корейцев, часть которых оседала в крае3. Не случайно его генерал-губернатору в 1904 году "на выдачу пособий для выселяемых с театра военных действий" был открыт кредит в сумме 3 234 рубля. Если учесть, что расход на содержание выселяемых должен был составлять в сутки "15 копеек кормовых и 4 копейки квартирных на каждого взрослого, 7,5 копеек кормовых и 2 копейки квартирных на каждого ребенка"4, то нетрудно подсчитать, что генерал-губернатор края получил кредит на содержание достаточно большого числа прибывших.

Таким образом, до октября 1917 года корейцы приезжали в основном из Томской, Иркутской, Тобольской, Енисейской, Оренбургской губерний, а также из Москвы, Челябинска, Красноярска, Перми, Тюмени, Томска, Читы, Ново-Николаевска и других городов России. Среди эмигрантов были и семейные, а некоторые уже в империи женились на русских подданных и обзавелись детьми. Большинство из них были крещеные, поскольку в России в отношении корейских иммигрантов проводились "вполне определенное направление на их скорое обрусение и слияние с прочим населением" и первейшим условием было их обращение в православие, что считалось адекватно принятию русского подданства. Корейцам давали русские имена, запрещали носить национальную одежду, обрезали косу (национальную прическу).

По профессии и роду занятий это были "содержатели прачечных заведений" и других небольших предприятий, официанты, парикмахеры, торговцы, кустари, поденные рабочие, работники прачечных, набивщики сигарет и папирос, врачи, "содержатели квартирантов". Причем о цели своего приезда в документах они нередко указывали "открыть прачечную", или "коммерция", заявки на тот или иной вид деятельности корейцев оформляли податные (налоговые) органы. Имеются сведения, например, о том, что организованная группа корейцев из 16 человек в 1916 году прибыла из Иркутска на работу на Зыряновский рудник в Восточном Казахстане5. Это связано с тем, что во время Первой мировой войны русских рабочих призывали в действующую армию, казахов привлекали на строительство оборонительных сооружений и тыловые работы. Вот руководство рудника и решило выйти из положения за счет корейцев.

В то время они селились в основном в Омске, Петропавловске, Семипалатинске, Усть-Каменогорске, Верном, старались держаться компактно. Была создана и корейская организация, во всяком случае, имеются факты, что в качестве документа, удостоверяющего их личность, некоторые из них предъявляли официальным властям удостоверения членов корейского общества.

Точных статистических данных о корейцах в Казахстане в дореволюционное время нет, так как выделялись две группы. Первая, это те корейцы, кто уже получил российское подданство или ждал его, проходя сложную процедуру — как сказали бы сегодня — регистрацию. Вторую составляли те, кто прибывал временно или на заработки. Очередная, вторая всеобщая перепись населения Российской империи должна была состояться в 1917 году, но ее проведению помешали известные события, в корне изменившие судьбу империи и народов, проживавших в ней.

В советское время первую Всесоюзную перепись населения провели в 1926 году, а ее результаты опубликовали в 1928-м. Они свидетельствуют, что в то время корейцы жили в Ташкенте и Ташкентской области, в Бухарском и Сурхандарьинском округах, а также в Киргизии. В Казахстане корейцы жили в Акмолинской, Семипалатинской, Сырдарьинской и Уральской областях, то есть практически во всех его частях6.

Следующей интересной вехой в истории корейцев в Казахстане стал 1928 год. Это связано с тем, что во второй половине 20-х годов советское правительство на волне революционного энтузиазма, характерного для большевистского радикализма, граничащего с авантюризмом, одним махом директивно решило добиться хлопковой независимости СССР от иностранных государств. Для чего была поставлена задача: засеять этой культурой все пригодные для ее возделывания земли. Это привело к тому, что хлопок вытеснил другие сельскохозяйственные культуры, в первую очередь такой же тепло- и влаголюбивый рис, дефицит которого сразу же стал ощущаться. И Советский Союз, добившись хлопковой независимости, стал попадать в зависимость от поставок риса, так как возрос его импорт. В этой ситуации был найден следующий выход: "все земли, пригодные для хлопководства, занять хлопком, а его северные границы сделать южной границей возделывания вытесненного риса"7. Так появились на свет грандиозные планы превращения Казахстана в главную рисовую житницу страны, поскольку именно его территория пришлась на "северные границы хлопководства". Основная ставка в рисосеянии была сделана на Джетысуйскую область, в частности на Алма-Атинский округ. Это объяснялось двумя причинами. Во-первых, данный регион был действительно северной границей хлопка, а во-вторых, здесь за счет риса планировалось освоить плодородные земли, прилегающие к строившейся в то время Туркестанско-Сибирской железной дороге — одному из важнейших объектов социалистической индустриализации первой пятилетки. С начала 1928 года рисовая проблема стала одной из центральных в Казахстане. Ей лично занимался Т. Рыскулов, руководивший строительством Турксиба.

Уже зимой 1928 года в Казахстане начали интенсивно собирать информацию о рисоводстве. Были разработаны фантастические планы создания гигантских рисовых комбинатов с площадью до 100 000 гектаров, в том числе в районе озера Маркаколь в горах Алтая — на высоте 1 427 метров над уровнем моря, а также в пойме реки Черный Иртыш8. Даже очень далекому от сельского хозяйства человеку понятен очевидный авантюризм подобных планов выращивания риса в Сибири. Но самым сложным оказался вопрос "о нехватке специалистов-рисоводов и об отсутствии опыта возделывания данной культуры"9. Кроме того, интенсивно изучали сорта риса: туркестанский, ферганский, бухарский, кавказский, японский, китайский, корейский — а так же различные способы его возделывания: дунганский, итальянский, американский. Главное внимание было уделено корейскому способу выращивания этой культуры на Дальнем Востоке.

В итоге изучения всего накопленного материала пришли к выводу: "В деле развития рисосеяния в Казахстане надо идти теми же путями, что и корейцы на Дальнем Востоке". Тогда же решили пригласить дальневосточных корейцев для организации рисоводства и передачи своего опыта10. Весной 1928 года из Владивостокского округа Дальневосточного края по приглашению народного комиссара земледелия Казахской АССР Тохтобаева прибыли 70 семей, более 300 корейцев, в том числе агрономы, мастера рисосеяния и шелководства. Они организовали сельскохозяйственную трудовую артель "Казахский рис" ("Казрис"). Корейцы стали сеять рис в урочище Уштобе в пойме реки Каратал в Талды-Курганском уезде Джетысуйской губернии. И уже в январе 1929 года они рассылали его семена в другие хозяйства11. В 1931 году Казахстан действительно стал в СССР самым рисосеющим регионом: этой культурой засеяли 7 200 гектаров, а на Дальнем Востоке — 6 636, в Средней Азии — 2 000, на Северном Кавказе — 1 10012.

    1. Депортация

21 августа 1937 года Совнарком СССР и ЦК ВКП (б) приняли совместное постановление (№ 1428-326 сс.) "О выселении корейского населения из пограничных районов Дальневосточного края". В нем предусматривалось "в целях пресечения проникновения японского шпионажа в край" всех корейцев переселить в Южно-Казахстанскую область, в район Аральского моря и Балхаша и в Узбекскую ССР. Так корейцы, бежавшие в Россию от японского колониализма, были объявлены их же шпионами, которых репрессировали в массовом порядке, то есть по принципу коллективной ответственности за принадлежность к этнической группе. После принятия этого рокового постановления во всех районах выселения создавали "райтройки по переселению", которые должны были "обеспечить переселение всех корейцев"13. И трагическая вереница из десятков эшелонов с корейцами растянулась на тысячи километров — от Владивостока до Ташкента. Места выселения оцепили заслонотрядами, корейцев репрессировали не только в местах выселения и в дороге, но и по прибытии в места назначения. Везли их в товарных, предназначенных для перевозки скота вагонах, они гибли и от репрессий, и от несчастных случаев. Например, 13 сентября 1937 года на станции Верино под Хабаровском потерпел крушение эшелон № 505 с переселенцами. Уже в пути начинались массовые заболевания, особенно свирепствовала корь среди детей, "которая ввиду тяжелых условий дала до 60% смертности"14.

Выселенные в Казахстан пережили два этапа переселения. Первый — с 21 августа 1937 года по 3 марта 1938 года, когда их перевозили в республику и размещали на временное пребывание, так как наступила зима. Весной 1938 года начался второй этап, то есть переселение в места их предстоящего постоянного жительства. Всего в Казахстан тогда депортировали 20 789 семей, 98 454 человека. Их разместили в следующих областях: Алма-Атинской — 1 616 семей, 7 851 человек; Южно-Казахстанской — 8 867 и 43 181 соответственно; Актюбинской 1 744 и 7 666; Северо-Казахстанской — 2 299 и 9 350; Карагандинской — 3 073 и 14 792; Кустанайской — 720 и 3 746; Западно-Казахстанской — 1 950 и 9 017. Астраханским предприятиям Госрыбтреста передали 520 семей, 2 851 человек, которые учитывались как поселенные в Казахстане15.

Переселенцы находились в очень тяжелых условиях. Они жили в землянках, клубах, складах, недействующих мечетях, а также в сараях, конюшнях, свинарниках, познали холод, голод и тяжелейшие болезни: тиф, корь, дизентерию, дифтерию, цингу. Только на одном Джусалинском переселенческом участке (Кармакчинский район Кзыл-Ординской области) за первые полгода проживания главным образом от болезней умерло 373 человека, причем "в основном смертность падала на детей и женщин"16. Невосполнимые потери понесли корейцы и в области культуры. В свете решений постановления ЦК ВКП (б) от 24 января 1938 года в республике закрыли 118 корейских школ, педагогическое училище в Казалинске и пединститут в Кзыл-Орде, а 27 декабря 1939 года бюро ЦК Компартии Казахстана приняло специальное решение "О корейской литературе". Этим решением, по нашим подсчетам, только одних учебников на корейском языке было уничтожено 120 052 экземпляра 134 наименований по всем предметам, в том числе 17 325 экземпляров — по корейскому языку17.

Но, несмотря ни на что, корейцы стойко перенесли эти испытания. Неоценимой стала братская помощь и поддержка, оказанная им казахским народом. Депортированные образовали 70 корейских колхозов, из них 13 рыболовецких. Уже в первую весну проживания в республике они засеяли зерновыми и овощами 21 347 гектаров, а на следующий год — 38 482 гектара, создали 104 животноводческие фермы18.

Только корейцы стали приживаться на новой родине — началась Великая Отечественная война. Репрессированному народу не доверили оружие, а призывали в рабочие колонны, известные как трудовая армия. Тысячи корейцев вместе с другими "неблагонадежными" народами, военнопленными и осужденными в годы войны трудились на шахтах Караганды, европейской России, Коми АССР, в других районах Крайнего Севера. Но все же отдельные из них добирались до фронта и отважно сражались с фашистскими захватчиками, о чем свидетельствует подвиг Героя Советского Союза А. Мина.

В годы войны проявился трудовой героизм корейских колхозников. Вся страна узнала о рисоводе из колхоза "Авангард" Чиилийского района Кзыл-Ординской области Ким Ман Сама, который вырастил и собрал рекордный урожай риса. В 1942 году он из личных сбережений передал 105 тысяч рублей на строительство танковой колонны "Кзыл-Ординский колхозник". Ему присвоили звание Героя Социалистического Труда, он стал лауреатом Сталинской премии. Только в этом колхозе еще 11 человек получили такую высокую награду — Герой Социалистического Труда, и все они считали себя его учениками. В стране, подобно стахановскому, развернулось Киммансамовское движение, о Ким Ман Саме слагали песни.

Закончилась Великая Отечественная война, но это не облегчило жизнь корейской диаспоре, которая стала орудием СССР в его дальневосточной политике. Уже в январе 1946 года по распоряжению ЦК ВКП (б) в Казахстане развернулась активная работа по подготовке и отправке корейцев на север Корейского полуострова для создания там социалистического государства — КНДР. Сотни корейцев, причем людей образованных, высококвалифицированных специалистов, знающих родной язык, направили в Северную Корею для создания там просоветского режима19. Особенно интенсивно эта работа шла в 1946—1948 годы, до создания на полуострове двух Корей. Но и после того Советский Союз не ослаблял свое внимание к Дальнему Востоку. До конца 40-х годов в Хабаровский, Приморский края и особенно на остров Сахалин систематически посылали казахстанских корейцев "годных для службы в пограничных войсках в качестве переводчиков", а также "для работы заместителями директоров промышленных предприятий по политической части, в культурно-просветительную сферу, лекторами партийных органов и учителями в школы"20.

С новой силой эту работу стали проводить после окончания Корейской войны (1954—1955 гг.), и вновь десятки корейцев из Казахстана направили "на постоянную работу в Корейскую Демократическую Республику"21.

2. Настоящее

Несмотря на все перипетии, диаспора всегда стремилась к полнокровной, полноценной жизни в Казахстане. Корейцы внесли значительный вклад в развитие всех отраслей промышленности, сельского хозяйства, культуры республики, и вот свидетельство тому: 67 из них стали Героями Социалистического Труда, 150 — получили звание заслуженного работника.

В разное время депутатами Верховного Совета СССР, Казахской ССР и нынешнего парламента Республики Казахстан были 16 корейцев; министрами и их заместителями работали более 10 представителей диаспоры. Так, министром финансов был Н.Л. Ким, председателем Государственного комитета по национальной политике — Г.В. Ким. Заместителями министров работали: внутренних дел — В.П. Кан; по делам молодежи, туризма и спорта — Ю.А. Ким; местной промышленности — И.В. Ким; юстиции — Ю.А. Ким, он же был председателем Центральной избирательной комиссии Республики Казахстан, председателем Конституционного Совета РК; птицепрома — А.А. Пак, хлебопродуктов — Г.Н. Пак; мясной и молочной промышленности — В.И. Хван; автодорог — А.Ю. Хегай; управляющий делами администрации президента РК — В.В. Ни. Среди корейцев три генерала — армейский, полиции, юстиции. Корейцы всегда стремились к знаниям. Ярким показателем этого является то, что, по переписи населения 1989 года, в республике на 1 000 трудоспособного населения 252 корейца имели высшее образование, тогда как средний показатель по стране составлял 113 человек.

Корейские ученые в Казахстане представлены во всех отраслях науки. Среди них ныне более 350 кандидатов и свыше 40 докторов наук. Известный ученый Л.П. Ни — академик Национальной академии наук РК, лауреат Государственной премии СССР, заслуженный деятель науки Казахстана. Кроме того, среди известных в республике корейцев — член-корреспондент НАН РК, заслуженный деятель науки Казахстана Ким Е.И.; лауреат Государственных премий СССР и Казахской ССР В.Г. Ли; лауреат Государственной премии СССР, заслуженный деятель науки Казахстана Д.Н. Пак; лауреат Государственной премии СССР Л.И. Цой.

Из числа корейцев выросла целая плеяда талантливых деятелей культуры. Среди них десятки народных и заслуженных артистов Республики: В.Е. Ким, Д. Ким, Р.И. Ким, В.А. Ким, З. Ким, Г.М. Кан, Г.С. Ким, Ли Хам Дек, Ли Гир Су, Я.Н. Хан и многие другие. Широко известны своим творчеством писатели, драматурги, поэты: А. Кан, Г. Кан, С. Ли, Д. Ким, Кан Тэ Су, Те Мен Хи, Хан Дин, Ян Вон Сик и т.д. В числе известных спортсменов — многократная олимпийская чемпионка, чемпионка мира Н. Ким, заслуженные тренеры СССР Ю. Цхай, М. Хван. Можно также назвать конструкторов и архитекторов, например В. Ким — лауреат Государственной премии СССР, которую он получил за сооружение Дворца республики в Алматы.

По данным переписи населения 1999 года, население республики составляет 14 млн. 953,1 тыс. чел., по сравнению с переписью 1989 года его численность сократилась на 1 млн. 246 тыс. Всего в Казахстане проживает более 120 этносов. Численность корейцев составляет 99 662 чел., в 1989 году — 100 739. Подробные данные о численности корейцев в Казахстане видны из следующей таблицы22.

Таблица 1

 

Численность корейцев (человек)

1999 год

в % к 1989 г.

Удельный вес в общей численности населения области (города), в %

1999 год

1989 год

Всего

в % к итогу

Всего

в % к итогу

1999 г.

1989 г.

Республика Казахстан

99 662

100

100 739

100

98,9

0,7

0,6

Акмолинская

1 489

1,5

1 382

1,4

107,7

0,2

0,1

Актюбинская

1 389

1,4

1 350

1,3

102,4

0,2

0,2

Алматинская

17 488

17,5

18 483

18,4

94,6

1,1

1.1

Атырауская

2 597

2,6

3 000

3,0

86,6

0,6

0,7

Восточно-Казахстанская

1 574

1,6

1 553

1,5

101,4

0,1

0,1

Жамбылская

14 000

14,1

13 360

13,3

104,8

1,4

1,3

Западно-Казахстанская

731

0,7

631

0,6

115,8

0,1

0,1

Карагандинская

14 097

14,2

14 672

14,6

96,1

1,0

0,8

Кзыл-Ординская

8 982

9,0

12 047

12,0

74,6

1,5

2,1

Костанайская

4 160

4,2

4 085

4,1

101,8

0,4

0,3

Мангыстауская

716

0,7

816

0,8

87,7

0,2

0,3

Павлодарская

1 013

1,0

924

0,9

109,6

0,1

0,1

Северо-Казахстанская

534

0,5

746

0,7

71,6

0,1

0,1

Южно-Казахстанская

9 780

9,8

11 430

11.3

85,6

0,5

0,6

г. Астана

2 028

2,0

1 329

1,3

152.6

0,6

0,5

г. Алматы

19 090

19,2

14 931

14,8

127,9

1,7

1,4

Таким образом, в период между переписями населения численность корейцев в Казахстане сократилась на 1 077 человек, вместе с тем их доля в общем количестве жителей республики выросла на 0,1%. Основная часть корейцев (около 83,7%) по-прежнему сосредоточена в Алматинской, Жамбылской, Карагандинской, Кзыл-Ординской, Южно-Казахстанской областях и городе Алматы. Наиболее высокий удельный вес в общей численности населения корейцы занимают в г. Алматы, в Кзыл-Ординской и Жамбылской областях, а самый низкий — в Восточно-Казахстанской, Западно-Казахстанской, Павлодарской и Северо-Казахстанской. Значительно возросла численность корейцев в новой столице республике — Астане (на 52,6%) и в Алматы — на 27,9%. Вместе с тем наблюдается их выезд из Алматинской, Карагандинской. Кзыл-Ординской, Южно-Казахстанской, Северо-Казахстанской областей.

Новым этапом в истории диаспоры стало время движения республики к независимости, становлению и укреплению своего суверенитета. В 1989 году в ее областях, городах, районах, отдельных колхозах, совхозах, поселках начали создавать корейские культурные центры и ассоциации. А 17 марта 1990 года в Алма-Ате состоялся Первый, учредительный съезд корейцев Казахстана, на котором была создана Республиканская ассоциация корейских культурных центров Казахстана (РАККЦК), ныне это Ассоциация корейцев Казахстана (АКК). С момента своего создания ассоциация внесла весомый вклад в возрождение и развитие корейского языка, культуры, истории, обычаев, традиций, в укрепление связей с исторической родиной и с зарубежными соотечественниками, а самое главное — в консолидацию корейцев Казахстана. В РАККЦК разработана специальная программа "Возрождение". Особое внимание уделяется изучению корейского языка, в 1991 году был открыт Алма-Атинский корейский центр просвещения. В мире создано лишь немногим более 30 таких центров, и Алма-Атинский стал первым в СНГ. Благодаря усилиям РАККЦК открыты корейские отделения в Кзыл-Ординском педагогическом институте, Казахском государственном национальном университете им. аль-Фараби, Алма-Атинском государственном университете им. Абая, в Казахском государственном университете мировых языков и международных отношений им. Абылай-хана.

Наряду с РАККЦК в конце 80-х, начале 90-х годов в Казахстане был создан целый ряд корейских общественных организаций: Научно-техническое общество "Кахак", Ассоциация содействия объединению Кореи (АСОК), Алма-Атинская корейская ассоциация творческой интеллигенции, "Ноинхе" (Собрание пожилых людей), Фонд социально-правовой защиты депортированных корейцев "Тесен" и другие. Анализ программных документов и практической деятельности этих организаций показывает, что, несмотря на различия, их объединяет единая цель — возрождение родного языка, обычаев, традиций, культуры и консолидация диаспоры.

Важным в жизни корейцев стал 1997 год, год 60-летия их депортации с Дальнего Востока и проживания в Казахстане, к тому же президент страны объявил его Годом общественного согласия и памяти жертв политических репрессий. Кульминацией мероприятий, посвященных этой дате, стало собрание корейской общественности во Дворце Республики в Алматы, на котором выступил Н. Назарбаев. В своем выступлении он, в частности, подчеркнул, что переселение корейцев в Казахстан связано "с трагедией народа, изъятого из привычной среды обитания и под дулами винтовок перемещенного в незнакомые места. Человеческие жертвы и сломанные судьбы исчислялись многими тысячами. С другой стороны, за 60 лет проживания в Казахстане корейцы не только не превратились в пыль истории, не ассимилировались, но и, сохранив, во многом даже обогатив свои национальные обычаи и традиции, внесли и вносят достойный вклад в социально-экономическое и духовное развитие республики". Но особенно президент отметил тот факт, что "мы являемся свидетелями феномена, который можно назвать духовным ренессансом корейцев"23.

3. С думой о будущем

Чтобы представить самочувствие корейской диаспоры и ее настроение, нами было организовано конкретное социологическое исследование. Хронологически за точку отсчета берется 1991 год — дата провозглашения независимости и суверенитета Казахстана. Говорить о диаспоре и о ее национальном самосознании в тот период, оценивая его в современном значении этого понятия, можно с большими условностями и натяжками. Ведь тогда, в условиях "расцвета и сближения социалистических наций" и перспективы их "полного слияния", этническая самобытность была, по содержанию, социалистической и лишь по форме — национальной, а идентификация и самоидентификация человека основывалась на понятии "советский народ" — новой исторической общности людей, якобы сложившейся в СССР.

Суверенитет республики в корне изменил ситуацию. Осмысление новых подходов к идентификации и самоидентификации народов Казахстана наиболее активно происходило в первые годы независимости. Это было очень сложное время. Многие еще жили прежними представлениями, стереотипами, идеалами, не верили в развал СССР, в крах социализма, ждали поворота назад. Но началась всеобщая модернизация. Это редкий, если не сказать уникальный, случай, когда в стране одновременно и радикально модернизируются все сферы жизни: экономика, политика и духовная область. Мало того, эта модернизация совпала еще и с укреплением независимости.

Первое социологическое исследование диаспоры было проведено в 1996 году, второе — в 2001-м. Социально-демографическая характеристика респондентов выглядит следующим образом. Всего в опросе участвовала одна тысяча респондентов — как в местах компактного, так и дисперсного проживания, это, соответственно, г. Уштобе (Талды-Курганская область) и Алматы. Качество выборки респондентов предельно репрезентативно относительно генеральной совокупности предмета исследования. По возрастным группам это выглядело так: респонденты в возрасте от 18 до 25 лет составили 23,2% опрошенных, от 26 до 30 — 10,4%, от 31 до 45 — 37,5%, от 46 до 60 — 21,5%, старше 60 — 7,4%. Из них мужчины — 48,6%, женщины — 51,4%, семейные — 67,4%, холостые и незамужние — 24,9%, вдовцы и вдовы — 3%, разведенные — 2,7%, затруднившиеся определить свое семейное положение — 2%. По национальному составу респонденты, состоявшие в браке, представлены следующим образом: мононациональные семьи — 61,5%; смешанные — 38,5%. По месту жительства: в Алматы — 59,7%, в г. Уштобе — 40,3%. По уровню образования: без такового — 0,7%, начальное — 1,0%, среднее общее — 21,5%, среднее специальное — 20,5%, высшее — 43,2%, незаконченное высшее — 11,2%, незаконченное среднее специальное — 1,9%. По роду занятий: рабочие и служащие — 50%, предприниматели — 4%, безработные — 8,1%, студенты и учащиеся — 11%, работники сферы обслуживания — 3,1%, научные работники, представители творческих профессий, военнослужащие — 11,9%, без профессий — 4,6%, пенсионеры — 7,3%. Результаты исследований 1996 и 2001 годов приводятся в сравнении. В рамках настоящей статьи приведем некоторые показатели.

Начнем с анализа изменения материального положения респондентов за пять лет суверенитета — с 1991 по 1996 годы и с 1997 по 2001 годы (в %).

Таблица 2

Как изменилось Ваше материальное положение

1996

2001

не изменилось

26,3

50,8

изменилось в лучшую сторону

25,7

19,2

изменилось в худшую сторону

48,0

30,0

затрудняюсь ответить

Как видно, за первые пять лет суверенитета доля корейцев, материальное положение которых не изменилось или улучшилось, составила 52%. В следующие пять лет этот показатель вырос до 70%. На 6,5% сократилось число респондентов, чье материальное положение улучшилось, а количество тех, чье материальное положение стало хуже, уменьшилось на 18%.

В целом же в 1996 году 48% опрошенных указали, что их материальное положение, по сравнению с 1991 годом, ухудшилось, а в 2001 году 30% отметили, что их материальное стало хуже, нежели в 1996-м. Таким образом, можно говорить о сложном материальном положении значительной части диаспоры. Хотя эти показатели выглядят лучше в сравнении с положением других диаспор, например немецкой и уйгурской.

Затем был задан вопрос о том, как, по мнению респондентов, изменились отношения между людьми разных национальностей (в %).

Таблица 3

Как, по-вашему, изменились отношения между людьми разных национальностей

1996

2001

остались прежними

46,6

66,8

Стали лучше

7,2

19,7

Стали хуже

41,5

1 3,5

Стали совсем плохими

3,9

затрудняюсь ответить

0,8

Результаты ответов позволяют говорить о том, что в плане межнациональных отношений первые пять лет суверенитета были очень сложными, ведь именно в те годы на просторах бывшего Союза ССР разворачивались межнациональные драматические, кровавые конфликты. В Казахстане непосредственно на этнической почве тоже имели место конфликты: в восточной части республики между казахами и представителями народов Кавказа — чеченцами, ингушами, в западной — между казахами и уральским казачеством. Но все же диаспора оценила межнациональные отношения достаточно реально и оптимистично. Так, 53,8 % респондентов-корейцев ответили, что эти отношения остались прежними и даже стали лучше. А в 2001 году аналогично оценили ситуацию 85% опрошенных представителей диаспоры.

Для конкретизации вышеизложенной позиции респондентов им задали вопрос о том, опасаются ли они ухудшения межнациональных отношений в Казахстане. Ответы получились следующие (в %).

Таблица 4

Опасаетесь ли Вы ухудшения межнациональных отношений?

1996

2001

Да

76,1

59,6

Нет

22,7

39,6

затрудняюсь ответить

1,2

0,8

Из ответов видно, что в первые пять лет степень опасения ухудшения межнациональных отношений была достаточно высокой. Вместе с тем можно утверждать, что к 2001 году обстановка заметно разрядилась и более или менее успокоилась.

Затем был задан вопрос о том, как снять опасность возможного обострения межэтнических отношений. В 1996 году 61,8% респондентов ответили, что в первую очередь необходимы реальные экономические и правовые реформы. В 2001-м 43,6% представителей диаспоры опять поставили на первое место необходимость реальных реформ. В целом можно сделать вывод, что в поисках путей предупреждения возможных конфликтов на национальной почве респонденты-корейцы делают ставку на реальные экономические и правовые преобразования.

Важный и сложный вопрос — эмиграция, так как за годы суверенитета из республики уехали сотни тысяч граждан. Причин здесь много, основные из них: возвращение на историческую родину, нежелание и невозможность приспособиться к новым условиям жизни, трудная социально-экономическая ситуация. В ходе исследования респондентам был задан вопрос, как поступили бы они, если бы представилась возможность уехать из Казахстана. Ответы были следующие (в %).

Таблица 5

Если бы у Вас была возможность уехать из Казахстана?

1996

2001

Уехал бы, не задумываясь

16,7

17,99

задумался бы

31,9

22,85

учел бы пожелание детей

11,3

15,34

учел бы совет родителей

8,4

20,61

никуда бы не поехал

30,7

23,21

затрудняюсь ответить

1,0

Как видно из приведенных данных, миграционные настроения респондентов говорят сами за себя.

29 сентября 2001 года в Алматы состоялся VII, внеочередной съезд Ассоциации корейцев Казахстана (АКК). Главные вопросы его повестки дня: экономическая программа и развитие молодежного движения. Лейтмотивом съезда стал посыл: "На одном энтузиазме двигаться дальше невозможно. Недостаточная социальная поддержка обнищавшего населения, безработица диктуют нам необходимость определенной переориентации усилий ассоциации на решение экономических проблем. Лишь имея прочную материально-экономическую базу, мы можем эффективно осуществлять свои функции лидера национально-культурного движения. В этой связи правление АКК разработало экономическую программу"24.

Делегаты съезда определили и ближайшие конкретные задачи. Во-первых, построить Корейский дом, где будут сосредоточены все организации диаспоры, в том числе театр, мемориальный комплекс и средства массой информации: телевидение, радио, газета. Другими словами, предполагается создать "своего рода внетерриториальную столицу корейцев Казахстана". Во-вторых, планируется учредить организацию "Молодежное движение" и Молодежный центр (МЦ) АКК. Дело в том, что в Казахстане растет уже пятое поколение бывших советских дальневосточных корейцев. Оно, а также два предшествующих ему поколения мало что переняли от старших, которые создали диаспоре нынешний благоприятный имидж. "Перед нами стоит задача, — подчеркивалось на съезде, — передать эти традиции дальше, сохранить и приумножить потенциал корейской общины". В-третьих, это развитие образования, СМИ и театра. Здесь поставлены такие задачи: уделить серьезное внимание образованию детей, работе воскресных школ в регионах и изучению родного языка. А корейские СМИ и театр должны занять свою нишу в культурном пространстве республики, для чего необходимо коренным образом изменить структуру, методы и формы деятельности этих учреждений. В-четвертых, необходимо принять все меры для реализации экономической программы АКК. Ее цель — создание материальной базы корейского движения, повышение благосостояния членов диаспоры, комплексное развитие районов их компактного проживания, предпринимательской и внешнеэкономической деятельности, защита экономических интересов.

Программа состоит из аграрного и промышленного блоков. Первый включает в себя производство пшеницы, риса, лука, сахарной свеклы, сои; переработка продукции. Второй — производство бытовой и электронной техники, развитие средств телекоммуникаций и информационных технологий; производство изделий из пластика для медицины, строительства, легкой и пищевой промышленности; фармацевтическая промышленность. В региональном плане особое внимание уделяется местам наиболее компактного проживания корейцев. Для осуществления этой программы уже созданы материально-производственная база и бизнес-структуры в Алматы, Астане, в Уштобе, Таразе, Шымкенте, Кзыл-Орде, Усть-Каменогорске, а также в Алматинской и Акмолинской областях. Есть и инвесторы — бизнесмены Республики Корея. Это компании: LG, Loogbo, Hanhwa, Han Seo Pharm и другие. Кроме того, определены источники финансирования: Эксимбанк Республики Корея, "Казкоммерцбанк", Банк "Каспийский", Банк развития Республики Казахстан, Фонд развития малого предпринимательства. До 2005 года в пяти отраслях экономики предусмотрено реализовать 20 проектов, объем производства — 312 836 млн. долл., будет создано 8 146 рабочих мест.

Решение этих задач позволит не только значительно улучшить положение диаспоры, но и внести большой вклад в развитие Республики Казахстан, ведь в многонациональном обществе путь к его процветанию лежит через развитие всех этнических групп.


1 См.: Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. / Под ред. Н.А. Тройницкого. СПб.: Изд. ЦСК МВД. Ферганская область. 1904. Т. 89. С. 28—29, 60—61; Семиреченская обл. 1905. Т. 85. С. 52—53, 26—27, 48—49; Сырдарьинская обл. 1905. Т. 86. С. 30—31, 52—53, 56—57; Акмолинская обл. 1904. Т. 81. С. 26—27, 50—51.

2 Центральный государственный архив Республики Казахстан (ЦГА РК), ф. 64, оп. 1, д. 1091, л. 18, 18 об.

3 Там же, л. 27—29, 41, 67, 77, 81, 86, 93, 94, 96—99, 101—103, 105, 109, 112, 115, 119, 122, 128—130, 132, 134.

4 Там же, л. 30, 41, 63.

5 Там же, д. 6078, л. 115—128.

6 Всесоюзная перепись населения 1926 г. М. 1928. Т. 15. Узбекская ССР. Т. 8. Казахская АССР. Киргизская АССР. С. 16—35.

7 ЦГА РК, ф. 962, оп. 1, д. 529, л. 26.

8 Там же, д. 1003, л. 1, 31.

9 Там же, л. 15, 46.

10 Государственный архив Алматинской области (ГА АО), ф. 142, оп. 1, д. 53, л. 109, 63.

11 Там же, л. 78, 197, 202.

12 ЦГА РК, ф. 962, оп. 1, д. 1003, л. 33.

13 Российский государственный архив Сибири и Дальнего Востока (РГА СиДВ), ф. 2413, оп. 2, д. 804, л. 188.

14 ЦГА РК, ф. 1490 с., оп. 1, д. 7, л. 11; ф. 1208, оп. 1, д. 23, л. 3.

15 Там же, ф. 1490 с., оп. 1, д. 7, л. 25—32.

16 Там же, д. 8, л. 236.

17 Архив Президента Республики Казахстан (АП РК), ф. 708, оп. 3/1, д. 147, л. 236.

18 ЦГА РК, ф. 1208, оп. 1, д. 2, л. 30.

19 АП РК, ф. 708. оп. 10, д. 1860, л. 21, 23, 24.

20 Там же, оп. 11. д. 1942, л. 43; оп. 26. д. 375, л. 19.

21 Там же, оп. 27, д. 268. л. 8.

22 См.: Ассоциация корейцев Казахстана. Алматы. 2000. С. 341—342.

23 Каре ильбо, 18 октября 1997.

24 Коре ильбо, 28 сентября 2001.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL