ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ МНОГОПАРТИЙНОЙ СИСТЕМЫ В АБХАЗИИ

Александр КРЫЛОВ


Александр Крылов, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник отдела проблем ближнего зарубежья Российского института стратегических исследований (Москва, Российская Федерация)


В канун распада СССР (рубеж 1980-х и1990-х гг.) общественная жизнь в Абхазии резко активизировалась, в результате чего появилось большое количество партий и политических движений. Однако тогда многопартийность в этой автономной республике не состоялась: в Грузии восторжествовал ультрарадикальный грузинский национализм, в ходе разгоравшегося грузино-абхазского конфликта общество поляризировалось не по политическому, а по этническому признаку. Оно раскололось на "грузинскую" и "абхазскую" "партии", причем в последней после шумных акций и выступлений грузинских радикалов под главным лозунгом "Грузия — для грузин" наряду с абхазами оказалось большинство негрузинского населения.

В военное время и в первые послевоенные годы авторитет абхазского лидера В. Ардзинбы как вождя нации и организатора победы в жесточайшей грузино-абхазской войне 1992—1993 годов был непререкаем. В абхазских селах (да и в городах) отношение к первому президенту своего государства зачастую граничило с обожествлением. Поначалу в ходе полевых исследований в Абхазии1, под влиянием постоянных застольных речей и тостов в честь В. Ардзинбы ("наш Великий человек" и т.п.), у автора этих строк не раз возникала мысль о возможности формирования очередного культа личности, о том, что здесь может восторжествовать северокорейская, туркменская либо им подобная модель общественного устройства. Однако многопартийность, легально действующая оппозиция и свободная пресса современной Абхазии наглядно убеждают, что эти опасения были напрасными.

От умеренной критики — к борьбе за власть

После войны в Абхазии формально продолжали существовать разнообразные партии, общественные движения и организации, возникшие в последние годы существования СССР и после его распада. Все они поддерживали власть, представляли собой скорее не политические организации, а "клубы по интересам" и не оказывали заметного воздействия на общественно-политическую жизнь. В реальности становление многопартийной системы с присущей ей организационно оформленной оппозицией началось лишь в последние годы.

Как это часто бывает, наиболее непримиримыми политическими противниками нынешнего президента стали его вчерашние соратники, бывшие депутаты Верховного совета республики (1991—1996 гг.): Н. Акаба, Г. Аламиа, О. Дамениа, Л. Лакербая, С. Лакоба, Д. Пилиа и др. Теперь можно констатировать, что размежевание абхазской политической элиты началось 26 ноября 1994 года. В этот день Верховный совет принял новую Конституцию Абхазии, а В. Ардзинбу избрали первым президентом страны.

Абхазия стала президентской республикой с Народным собранием (парламентом), у которого было гораздо меньше полномочий, чем у прежнего Верховного совета. Хотя сами же депутаты проголосовали за президентскую форму правления, для многих из них новые, урезанные новой конституцией права парламента оказались неприемлемыми, и они крайне болезненно восприняли свое новое положение (ведь еще вчера В. Ардзинба был для них всего лишь первым среди равных).

Только часть депутатов нашла свое место в органах законодательной и исполнительной власти (С. Джинджолия, С. Багапш, В. Зантариа, К. Озган, С. Шамба и др.). Остальные же посчитали, что "власть становится все более высокомерной по отношению к народу, а любую критику в свой адрес начинает воспринимать как подрыв основ государства"2, что "бессмысленные споры с президентом, который открыто игнорировал наше мнение и дискредитировал нас, ничего хорошего принести нашему обществу не могли"3. Таким образом, большая часть депутатов оказалось в оппозиции (поначалу негласной) и на очередных выборах (1996 г.) отказалась баллотироваться в парламент (впрочем, два депутата из его прежнего состава, выставившие свои кандидатуры, проиграли своим соперникам).

Критические по отношению к власти публикации появились в абхазской прессе примерно лет через пять после окончания грузино-абхазской войны. К тому времени массовая эйфория по поводу победы улеглась и общество стало осознавать, что окончание войны и разгром грузинской армии вовсе не означают (как думали очень многие) решения всех проблем и исполнения надежд на "светлое будущее" для всех, причем в кратчайшие сроки.

На первых порах критика не затрагивала лично президента и была направлена на "отдельные недостатки". Так, в 1997 году выходящая в Сухуми газета "НПА — Народная партия Абхазии" (орган одноименной партии) подчеркивала, что без массового акционирования приватизация будет несправедливой, может привести к нежелательной социальной напряженности, что в стране продолжаются процесс монополизации экономической жизни, злоупотребления и произвол со стороны "отдельных служащих госаппарата и руководителей госкомпаний"4.

Публикуемые в газете письма читателей содержали более резкие мнения: "фактически кланы существуют и создают угрозу нашей с вами безопасности, интересам всего народа. Разительное имущественное и вытекающее из него иное неравенство может перерасти в конфронтацию внутри народа с непредсказуемыми последствиями"5.

Первые прямые всеобщие президентские выборы (1999 г.) впервые давали возможность противникам В. Ардзинбы отстранить его от власти конституционным путем. Некоторые известные оппозиционные деятели намеревались баллотироваться на президентский пост. Наиболее вероятным кандидатом стал проживающий ныне в Москве А. Анкваб (бывший министр внутренних дел Абхазии6), который фактически является лидером абхазской оппозиции и к тому же имеет возможность оплачивать расходы по избирательной кампании.

Расчеты оппозиции на выдвижение А. Анквабы либо другого представителя "московских абхазов" были перечеркнуты после того, как парламент принял специальный закон о выборах. Несмотря на ожесточенное сопротивление некоторых оппозиционно настроенных депутатов, в марте 1999 года парламент принял закон, согласно которому кандидатом в президенты может быть только гражданин республики абхазской национальности, свободно владеющий абхазским языком и проживающий в стране не менее последних пяти лет.

Затем оппозиция попыталась выдвинуть кандидатом в президенты Л. Лакербая (бывшего премьер-министра и министра иностранных дел), у которого были тесные связи с "московскими" оппозиционерами. Именно тогда (до выборов оставалось менее двух месяцев) оказавшаяся в жестоком цейтноте оппозиция начала пропагандистскую атаку на руководство и персонально на президента непризнанной Абхазии.

За 47 дней до президентских выборов сухумская "Нужная газета" (16 сентября 1999 г., № 44) опубликовала интервью Л. Лакербая, содержавшее основные претензии оппозиции к власти. Первая из них — сложившийся государственный механизм: "У нас все повязано на одной личности. Принятая нами Конституция сосредоточила в одних руках очень много власти. Эта власть, какая бы она ни была и какой бы ни был человек, не в состоянии охватить весь объем работы". Вторая — бедность: "Не может быть богатое государство при нищих гражданах. Надо просто дать возможность людям зарабатывать". Третья — дискриминация диаспоры: "Самое главное, не надо делить абхазов на местных, московских, турецких и т.п. Необходимо не разъединять, а объединять и консолидировать абхазское общество. В этом наша сила". Четвертая — преступность: "Мы живем в обществе, которое осуждает преступность, но только до тех пор, пока это не коснулось каждого. Я знаю человека, который говорил о том, что надо бороться с преступностью, но, когда его племянник был задержан, он заявил: "Что, с моего племянника начинаете порядок наводить?" Это тоже дает возможность криминалу чувствовать себя гораздо лучше"7. Пятая — проблема неабхазского населения: "Идея узконациональная себя изжила. Нам надо учитывать интересы всех граждан многонациональной Абхазии". Шестая — закон о выборах: "Закон идею выборов не в лучшем виде представил. То окружение, которое наработало этот закон, бесспорно, думало о себе и своем сохранении, но они в неприглядном виде представили наше общество".

Сознавая, что оппозиция не пользуется в абхазском обществе популярностью, достаточной, для того чтобы собрать тысячу подписей избирателей, необходимых для выдвижения Л. Лакербая кандидатом в президенты, Народная партия Абхазии, членом которой он никогда не был, попыталась сделать его своим претендентом на этот пост. Однако она не сумела провести процедуру выдвижения в соответствии с законом о выборах, и ее кандидата не зарегистрировали. Более того, выяснилось, что сама эта партия не проходила официальной процедуры регистрации и фактически действовала незаконно.

В октябре 1999 года в одно время прошли первые всеобщие президентские выборы и проведен референдум о независимости. Их итоги оказались для власти поистине триумфальными: за В. Ардзинбу и государственную независимость Абхазии проголосовали 97,7% избирателей8. Однако безальтернативные выборы (в сочетании с явной усталостью общества от повседневных проблем) вызвали разочарование определенной части интеллигенции. Недовольная быстрым социальным расслоением общества и своим тяжелым материальным положением, эта наиболее критически настроенная к власти часть общества стала социальной опорой оппозиционных партий.

В феврале 2000 года начался процесс организационного оформления оппозиции: была создана инициативная группа, в которую вошли известные в республике политические и общественные деятели: Н. Акаба, Г. Аламиа, Ц. Гумба, О. Дамениа, Т. Кецба, Л. Лакербая, В. Смыр. В их заявлении говорилось: "За прошедшие годы многие проблемы так и остались нерешенными. Более того, в обществе накапливается усталость, усиливается отчуждение народа от власти, а перспективы нашего развития не становятся более определенными"9. В этой ситуации группа заявила о создании общественно-политического движения "Айтайра" ("Возрождение"), которое призвано выражать взгляды и интересы оппозиционно настроенной части общества.

Одновременно с консолидацией оппозиционных сил началось формирование новой проправительственной организации — Републиканской партии "Апсны" (РПА). В строительстве многопартийной политической системы Абхазии участвовали как существовавшие прежде партии (НПА и КПРА — Коммунистическая партия Республики Абхазии), так и совершенно новые партии и движения. В итоге сформировалось пять основных политических организаций современной Абхазии: три партии (КПРА, НПА, РПА) и два общественно-политических движения: "Айтайра" и "Амцахара" ("Вечный огонь").

Народная партия Абхазии

В программе, созданной в 1991 года, НПА (председатель Я. Лакоба) определила свои основные цели. Среди них: построение демократического общества, основанного на гармонии человеческих отношений, гражданском мире и согласии, объединение народов вокруг идеи подъема на более высокий уровень государственности Абхазии с помощью конституционного механизма; достижение политической самостоятельности республики, построение правового государства на основе поэтапного решения экономических и социальных задач; развитие внешних связей и прием республики в ООН и в другие международные организации; оздоровление демографической ситуации, возвращение на историческую родину потомков махаджиров. Кроме того, программа определила и ряд других важных направлений деятельности партии. Среди них: формирование рыночного хозяйства и переход к смешанной экономике, основанной на многообразии и равноправии различных форм собственности; социальная защита населения; развитие культуры, науки и образования; нормализация межнациональных отношений путем признания всеми проживающими в Абхазии народами права абхазского народа на восстановление репрессированной государственности и прав, при одновременном признании и защите прав и свобод каждого представителя других наций, проживающих в республике; борьба с мафией, коррупцией, организованной преступностью, анархией и правовым нигилизмом10.

Лидеры партии считают, что Абхазия сможет добиться юридического признания независимости в короткие сроки: "Не за горами то время, когда мировое сообщество признает нас, Республика Абхазия станет полноправным членом ООН и других международных организаций"11.

На втором съезде НПА подчеркивалось, что партия действует только политическими методами и рассматривает в качестве "своей основной цели помощь руководству республики в строительстве правового, демократического государства"12. Однако после смены руководства в конце 1990-х годов и избрания Я. Лакобы лидером партии, она отказалась поддерживать власть и начала резко критиковать существующие порядки, утверждая, что в стране "нет основанного на свободной конкуренции рынка, везде правят монополии — вследствие алчности правящей верхушки"13.

Руководители партии постоянно подчеркивают ее массовый характер и утверждают, что уже в первые месяцы после создания она насчитывала более 3 тыс. чел.14 На самом деле вряд ли численность НПА превышает несколько сот человек. Ее электорат составляют горожане, в сельских районах она не имеет заметного влияния.

В настоящее время партия выступает за союз с абхазскими оппозиционными организациями, а также стремится развивать зарубежные связи (контактировала с Либерально-демократической партией России, с некоторыми партиями Турции).

Коммунистическая партия

КПРА (первый секретарь ЦК Э. Капба) создана в 1994 году на ее учредительном съезде. Этот же съезд принял программу партии, в которой отмечено, что после победы в грузино-абхазской войне Абхазия превратилась в независимое, самоуправляющееся государство, переживающее сложный и трудный процесс своего государственного обустройства.

По мнению КПРА, "демократический социализм" наиболее полно отвечает интересам всего общества и соответствует культурно-исторической традиции республики. Свою главную цель партия видит в построении суверенной демократической государственности Абхазии на основе "смешанной экономики", в которой будут использованы "многообразные формы собственности, дающие экономический и социальный эффект". Сохраняя свою приверженность идее социализма, КПРА "решительно осудила те деформации и искривления, а то и преступления, которые имели место в КПСС". В области внешней политики цель партии "добиться скорейшего признания Абхазии субъектом международного права; развитие сотрудничества и партнерства с Россией, а также со всеми другими странами"15.

В настоящее время КПРА — самая многочисленная партия (8 тыс. чел.)16, в ее рядах объединены в основном люди старшего и среднего поколения, проживающие как в сельской местности, так и в городах. В отличие от оппозиционных партий и движений, лидеры КПРА не склонны драматизировать ситуацию: "Республика наша не топчется на месте. У нас есть определенное движение вперед — и в экономике, и по дипломатической части, и в укреплении обороноспособности. Около половины нашего бюджета мы вынуждены тратить на оборону, а для такой маленькой республики тянуть подобную ношу — нелегкое дело"17.

После формирования легальной оппозиции, когда резкая критика нынешнего руководства заполнила многие выходящие в Абхазии газеты, КПРА сохранила подчеркнуто лояльное отношение к власти. В первую очередь это продиктовано сложным внешнеполитическим положением непризнанного государства, тем, что (как считают лидеры партии) Абхазия фактически продолжает находиться в состоянии войны и поэтому деятельность политических организаций должна быть направлена в первую очередь на консолидацию общества и укрепление обороноспособности республики18.

Даже в условиях, когда коммунистам, как и оппозиции, "не нравится многое из того, что делает власть", они считают, что в настоящее время не следует "раскачивать лодку" и "травить власть", а нужно "поддержать нашего президента"19. Хотя КПРА не исключает возможности критики власти "по конкретным вопросам", она постоянно подчеркивает, что в этом отношении надо соблюдать чувство меры, что "общая направленность в деятельности КПРА: не торопить события"20.

Благодаря поддержке людьми старшего и среднего поколения у партии значительный по численности электорат. Во время проходивших в начале 2001 года выборов в органы местного самоуправления коммунисты повсеместно выдвинули своих кандидатов (чего раньше за ними не наблюдалось) и во многих районах добились впечатляющих успехов (57% мест в Собрании Очамчирского района, 43% — Гудаутского, 33% — Гульрипшского, 30% — Ткварчельского, 28% — Гагрского). Вместе с тем выборы свидетельствовали, что среди городского населения КПРА не популярна. К примеру, в городское собрание Сухуми не прошел ни один из ее кандидатов21.

КПРА поддерживает тесные связи с компартиями России (в частности, с ее структурами республик Северного Кавказа и других регионов юга страны), Беларуси, Украины. Контакты с фракцией КПРФ в Госдуме помогают абхазским коммунистам в определенной мере влиять на позицию российских законодателей, поддерживать их проабхазские настроения и способствовать принятию Думой выгодных Абхазии резолюций и документов. Она имеет своих представителей и в Союзе коммунистических партий (СКП-КПСС), который объединяет компартии постсоветского пространства.

После окончания грузино-абхазской войны КПРА наладила контакты с грузинскими коммунистами (на съездах КПРФ и т.п.), однако даже общая марксистско-ленинская идеология не способствовала их сближению. Абхазские коммунисты продолжают настаивать на независимости Абхазии, грузинские — на восстановлении территориальной целостности Грузии. Таким образом и для тех и для других главным в конфликте остается национальная принадлежность, а не социализм и "классовая солидарность трудящихся".

Республиканская партия "Апсны"

Партия (сопредседатели Р. Джопуа и М. Агрба, ответственный секретарь — Н. Агрба) создана в феврале 2001 года на базе народно-патриотического движения "Апсны"22 (существовало с декабря 1998 г.). Основные цели ее программы: способствовать укреплению и становлению независимого Абхазского государства, упрочению и развитию демократических институтов и цивилизованных отношений в общественной жизни, защите государственной безопасности страны, подъему экономики и благосостояния населения; формирование государственной идеологии, направленной на выполнение программных установок РПА по защите национальной независимости и суверенитета страны; построение демократического общества, создание эффективного экономического уклада, отвечающего интересам широких слоев населения; активная пропаганда своих целей, открытая конкурентная борьба за голоса избирателей в ходе выборных кампаний, вхождение во властные структуры членов партии для реализации поставленных ею задач как в области внешней политики, так и внутренней жизни республики; содействие институтам государственной власти с целью их эффективной деятельности по объединению усилий населения в государственном строительстве, экономическом и социальном возрождении республики; создание гарантий политической и экономической свободы каждого члена общества, включая право на труд, его достойную оплату, охрану здоровья, материнства и детства, благополучную окружающую среду, доступ к образованию и культуре; упрочение демократических институтов, развитие плюрализма в обществе, укрепление нормальных отношений с другими политическими партиями и движениями, поддерживающими независимость и суверенитет государства — единственной гарантии свободного, равноправного развития абхазского народа, всех народов, населяющих Республику Абхазия23.

В экономической и социальной сфере партия выступает за создание социально ориентированной смешанной экономики с сохранением регулирующих функций государства в ее ведущих сферах, обеспечение прав частной собственности и проведение поэтапной приватизации, соответствующей интересам большинства населения республики.

С момента своего создания партия наладила тесные связи с коммунистами республики, которые, однако, считают, что устав и программа РПА "не имеют больших идеологических различий и противоречий с уставом и программой КПРА"24. Абхазские коммунисты активно участвовали в создании этой партии. Ряд членов РПА, в том числе ее сопредседатель М. Агрба, остались членами КПРА. Подобное одновременное членство в двух политических структурах (характерное и для оппозиции) не противоречит уставу РПА, но является нарушением устава КПРА. Чтобы разрешить подобный казус и не исключать из своих рядов активистов новой партии, в марте 2001 года бюро КПРА приняло специальное постановление "О срочном откомандировании 12 членов КПРА в новоявленную РПА, для оказания ей помощи в налаживании работы по консолидации абхазского общества"25.

Временами руководители РПА критикуют существующие порядки, но всегда подчеркивают свою лояльность властям. Как и коммунисты, лидеры РПА не считают нужным драматизировать ситуацию: "За эти годы народ Абхазии сумел одержать победу в неравной, навязанной ему войне, выжил в условиях экономической блокады, постепенно налаживает экономику и развивает все необходимые для цивилизованного государства демократические институты"26. Главным политическим противником партии, несомненно, является абхазская оппозиция, которую лидеры и активисты РПА обвиняют "в раскольнической деятельности, в том, что та — чуть ли не "пятая колонна" внешнего врага"27.

В руководстве партии преобладают представители администрации, депутаты парламента и директорский корпус (что-то наподобие "партхозактива" советских времен) и, в отличие от оппозиции, много неабхазцев. Так, в ее политсовет входят вице-спикер абхазского парламента О. Петров, депутаты А. Капикян, Г. Никитченко, Н. Патулиди, председатель армянского общества "Крунк" А. Топольян и др. Численность РПА быстро растет, в начале 2002 года она составила около 3 800 чел.28

Партию поддерживает нынешнее абхазское руководство, которое рассматривает ее как средство борьбы с оппозицией. Нельзя не отметить, что эта поддержка имеет моральный, но не финансовый характер. Поэтому в отличие от оппозиции, фактически располагающей разными печатными изданиями суммарным тиражом несколько тысяч экземпляров, РПА испытывает постоянные финансовые трудности, ее скромный (500 экз.) печатный орган — газета "Ажалар рыбжьы" ("Голос народа") выходит редко и к тому же нерегулярно.

Общественно-политическое движение "Айтайра" (ОПД "Возрождение")

Первый учредительный съезд этого движения (сопредседатели Л. Лакербая, О. Дамениа и Т. Кецба) состоялся в июле 2000 года, однако Министерство юстиции республики его не зарегистрировало, указав, что оно нарушило закон о регистрации общественно-политических движений и партий.

После скрупулезного учета претензий Минюста (проведены учредительные конференции, созданы отделения движения в большинстве районов республики и т.д.) в ноябре 2001 года прошел новый учредительный съезд. Он фактически продублировал решения предыдущего: вновь утверждены устав, учреждены печатные органы, несколько расширен состав руководящего движением политсовета (до 32 чел.), избраны те же сопредседатели. Вскоре после этого "Айтайра" зарегистрировано Минюстом.

В парламенте республики образована группа "Возрождение" (семь депутатов, то есть 20% от их общего числа), в которую наряду с вице-спикером Народного собрания Р. Харабуа вошли Л. Лакербая, Т. Кецба, В. Кецба, Ц. Гумба, В. Смыр и Э. Чакмач-оглы.

Устав организации определяет следующие цели движения: возрождение Апсны, традиционных ценностей нашего народа; создание в Абхазии гражданского общества, основанного на принципах безусловного приоритета прав и свобод личности, социальной справедливости и защищенности людей, их равенства и братства, солидарности перед лицом общих для всех проблем; участие в строительстве независимого, демократического, правового государства, основанного на эффективной, социально ориентированной регулируемой рыночной экономике и способного обеспечить достойную материальную и духовную жизнь каждого гражданина РА29.

В проекте программы (ее намечено принять в ближайшее время) говорится, что ОПД "Айтайра" видит республику независимым современным демократическим государством, сохраняющим преемственность, лучшие традиции, исторические и культурные достижения народа. Согласно проекту, движение рассматривает Абхазию как субъект международного права, внешняя политика которого должна быть направлена на построение добрых и взаимовыгодных отношений с Россией и другими странами СНГ, а также на участие в общеевропейских и мировых интеграционных процессах. Движение выступает за добрососедские отношения с Грузией, за ускорение переговоров при сохранении требования о выплате Грузией компенсации за ущерб, нанесенный Абхазии в войне 1992—1993 годов30.

Как заявляют лидеры ОПД, ближайшая цель движения "выиграть парламентские выборы и изменить систему власти в Абхазии. Если мы хотим нормального развития нашей страны, у нас должна быть перераспределена власть в сторону усиления ее законодательной и судебной ветвей, создания эффективной системы сдержек и противовесов"31 (т.е. ограничение президентской власти).

По социальному составу членами ОПД являются в основном жители городов — та часть интеллигенции, которая наиболее критически относится к нынешней власти: самые распространенные претензии многократно повторяются в оппозиционных СМИ, по мнению которых нынешнее руководство республики совершенно недееспособно, а ситуация в Абхазии катастрофическая либо близка к этому. Вот лишь некоторые оценки, характерные для оппозиционной прессы.

"Эхо Абхазии": "Президент не наводит порядок и не останавливает криминальный беспредел, он не терпим к отличному от своего мнению, не желает, чтобы рядом с ним были самостоятельно мыслящие, способные перечить ему люди, создает особые экономические привилегии узкому кругу лиц"32. "Право, закон, Конституция стали формальными атрибутами государства. Они не защищают граждан Абхазии. Люди вынуждены были вернуться к средневековым формам самозащиты, используя фамильно-родовые связи"33.

"Айтайра": "Исход очень большого числа людей абхазской национальности за пределы страны (предположительно 15—20 тыс. чел.) привел к тому, что за 8—10 последних лет количество абхазского населения резко сократилось. Если эта тенденция будет продолжаться, то народ наш окажется на грани исчезновения"34.

Вместе с тем даже в оппозиционных изданиях встречаются иные, более взвешенные оценки ситуации (но они буквально единичны). Например, газета "Айтайра" отмечала (май 2001 г., № 8), что по сравнению с другими странами, ситуация в Абхазии не так уж плоха: "Налицо позитивные сдвиги. Строятся какие-то объекты, приезжают туристы, жизнь не стоит на месте. Ее уровень и качество постепенно повышаются… в смысле экономического развития Абхазия занимает не самое плохое положение".

Оппозиция постоянно упрекает руководство республики в том, что оно не способно улучшить ситуацию, предложить свежие идеи, в "неопытности и неумении точно расставить приоритеты при формировании своей позиции"35 и т.п. Однако предлагаемые меры по улучшению положения зачастую страдают маниловщиной и носят весьма экзотический характер. Например, один из наиболее резких критиков власти предлагает: "Объединившись и встав под знамя свободы, высоко поднятое сегодняшним лидером человечества — Кофи Аннаном, народ Абхазии сможет защитить свои права… Необходимо консолидировать народ… на базе общественных организаций, путем создания "объединения неправительственных организаций"… Первым действием объединения должно быть публичное воззвание к центральным органам ООН и его комитетам, а также обращение ко всем людям Земли, исповедующим идеи свободы и демократии с требованием — восстановить попранные права народа Абхазии…"36.

В отличие от сухумских властей и проправительственных партий, придерживающихся подчеркнуто пророссийской ориентации, газета "Айтайра" (официальный орган движения) и другие оппозиционные издания часто публикуют статьи антироссийской направленности. Наиболее болезненная для России чеченская проблема характеризовалась как "очередная национально-освободительная война чеченского народа"; абхазы обвиняются в малодушии и бессилии, так как не "пришли чеченцам на помощь" и не воюют против российской армии в Чечне37. В ряде публикаций превозносились "гибкий ум и человеческие качества" Ш. Басаева, выражались горечь и сожаление по поводу гибели некоего знакомого автору чеченского бойца "там, в том самом Буденновске"38 (где, как известно, чеченские террористы, возглавляемые Ш. Басаевым, захватили роддом и уничтожили много мирных жителей).

Определенную долю вины за тупик в переговорах с Грузией лидеры движения возлагают на Россию, говоря, что без нее конфликт можно решить путем создания федерации. "В свое время один российский чиновник сказал: даже если вы с грузинами договоритесь о союзном государстве, мы, Россия, вам этого не позволим. Эту фразу надо сегодня тоже учитывать. Любая государственная формация будет проецироваться на наших соседей. Единственно, если я буду знать, что я, гражданин Абхазии, полноценный хозяин этой территории, то меня и слово федерация устроит. Ведь можно назваться конфедерацией, а быть ею фиктивно. Дело не в формулировках. Самое главное, что граждане Абхазии должны быть подлинными хозяевами своей земли независимо от национальной принадлежности…"39.

Резкая критика нынешних властей Абхазии способствовала росту популярности ОПД "Айтайра" в первую очередь в среде оппозиционно настроенной городской интеллигенции и молодежи. Стремясь создать массовое политическое движение в максимально сжатые сроки, его лидеры отказались от жесткой процедуры приема в члены своей организации, приветствуют вступление в нее представителей других политических и общественных структур. Таким образом, многие активисты и члены ОПД "Айтайра" остаются членами НПА, КПРА и ОПД "Амцахара", а численность движения за год выросла от нескольких членов инициативной группы до примерно одной тыс. чел.40

Коллегиальный принцип руководства и наличие трех сопредседателей не оградили движение от обвинений в авторитаризме лидеров, прозвучавших внутри "Айтайра" еще до его официальной регистрации. В августе 2000 года Ц. Гумба (депутат парламента и одна из инициаторов создания движения) заявила о своем выходе из руководящего состава ОПД ввиду "несогласия со сложившимся стилем, формой и методами работы сопредседателей ОПД "Возрождение", которые, по моему глубокому убеждению, не отличаются от форм деятельности действующей власти"41.

"Айтайра" сохраняет тесные связи с абхазской "московской оппозицией", которая рассчитывает с его помощью создать условия для своего возвращения в Абхазию и оказывает ему значительную материальную поддержку. Кстати, в сухумских коридорах власти царит убеждение, что на самом деле через "московскую оппозицию" действуют грузинские и западные спецслужбы, финансирующие местную оппозицию и лично А. Анкваба.

Уже сейчас некоторые авторы выражают уверенность, что объединенная местная и "московская" оппозиция имеет реальную перспективу получить большинство на следующих президентских выборах. По их расчетам, нынешнее руководство республики будет вынуждено само привести к власти оппозицию, так как "в силу его растущей непопулярности в народе голосование на президентских выборах будет протестным. В такой ситуации ему волей-неволей придется подыскивать преемника нынешнему президенту в среде предполагаемой оппозиции, поскольку выдвиженца из среды приближенных к власти народ просто не воспримет"42.

Общественно-политическое движение "Амцахара"

Создано в апреле 2001 года (председатель С. Дбар) на базе одноименной общественно-патриотической организации, действовавшей с весны 1999 года. На внеочередном съезде "Амцахара" (апрель 2001 г.) его делегаты выступили, пожалуй, с самой жесткой критикой нынешней власти.

В отчетном докладе С. Дбар неожиданно резко оценил порядки в армии (ее высокая боеспособность общеизвестна и еще раз доказана разгромом вторгшегося осенью 2001 года в Кодорское ущелье Абхазии объединенного чечено-грузинского отряда, которым руководил Р. Гелаев). По мнению С. Дбара (генерал-лейтенанта абхазской армии), в ней "процветает дезертирство, хищения оружия, рукоприкладство, крайне низка воинская дисциплина… В нашей армии не встретишь детей высокопоставленных чиновников, в ней служат обычно только дети крестьян, и то если за них не нашлось кому похлопотать"43.

Не менее резко выступил и военный прокурор республики, генерал-майор юстиции В. Начал-оглы: "Мы живем не единой нацией, как во время войны, а родами, опустившись до уровня пещерных людей?"44. Некоторые члены движения выразили особое недовольство тем, что такие известные в Абхазии политики, как А. Анкваб и др. остаются "не востребованными властью"45 (подобная озабоченность судьбой "московских оппозиционеров" позволяет предположить наличие связей между ними и "Амцахара").

В принятом съездом обращении к народу Абхазии, президенту, правительству, парламенту указывалось: "Власть, которую мы создали, в послевоенное время оказалась нежизнеспособной. Она привела к массовой безработице, развалу экономики, росту преступности и наркомании среди молодежи и, как следствие, — оттоку населения за пределы республики.

Слабость и некомпетентность правоохранительной системы не позволяют гарантировать нам и нашим детям уверенность в завтрашнем дне, сеют панику и страх, подрывают авторитет государства. Преступный беспредел в послевоенное время задел все слои населения. В этой необъявленной войне погибли сотни наших соотечественников — от простых граждан до политических деятелей.

Силовые структуры не обеспечивают государственной безопасности республики, поэтому необходима глубокая реформа всех силовых ведомств, в том числе и вооруженных сил. Структура армии сегодня громоздкая, не обеспечивает оперативное управление.

Бесхозяйственность, расточительство и отсутствие должного контроля в экономике привели к огромным потерям в народном хозяйстве, расслоению общества, обнищанию большей части населения.

Невостребованность интеллектуального и профессионального потенциала привела к оттоку значительной части населения за пределы республики. Расстановка кадров происходит не в соответствии с профессиональной пригодностью, моральными и деловыми качествами, а по родственным, клановым признакам или благодаря угодничеству и личной преданности.

Пассивность властей и выжидательная позиция народа представляют опасность для ситуации в республике, а ненависть и недоверие, порождаемые войной, отравили общественное сознание людей"46.

Выступив с крайне резкими нападками на существующую власть "Амцахара" не предложила никакой собственной программы по улучшению сложившегося положения. Однако движение призвало все политические партии и движения "сесть за стол переговоров для поиска и выработки радикальных путей выхода из создавшегося тупика", создания "такой системы власти, которая могла бы гарантировать наши свободу и права, использовать данный победой в грузино-абхазской войне исторический шанс построения независимого государства"47.

"Амцахара" претендует на роль политической партии, однако движение до сих пор юридически не оформлено, у него нет ни устава, ни программы. Объединяющее участников грузино-абхазской войны 1992—1993 годов, оно не создало идейную платформу. Внутри ОПД наблюдается расслоение на "сытых" и "голодных" бойцов и командиров, что стало причиной постоянных шараханий — от сотрудничества с властями до крайних форм оппозиционности. Подобная внутренняя рыхлость делает весьма вероятной возможность нарастания противоречий и внутреннего раскола. Вместе с тем радикализм и явная склонность членов движения к решению проблем силовыми методами чреваты для властей самими неприятными сюрпризами и таят в себе опасность нарастания внутриабхазской междоусобицы.

Заключение

Довольно быстро многопартийность стала реальностью политической жизни Абхазии. Ее особенность — близость либо полное совпадение декларируемых проправительственными и оппозиционными партиями задач. Все движения и партии (как и нынешняя власть) выступают за политическую независимость и отвергают возможность возврата Абхазии в состав Грузии. Определенные различия имеются в подходе к решению экономических проблем, но и они весьма незначительны: проправительственные партии выступают за смешанную, регулируемую государством социально ориентированную экономику, оппозиционные же — за рыночную социальную экономику.

Безусловно, политическая поляризация абхазского общества имеет не идеологическую подоплеку. В ее основе лежит в первую очередь разное отношение к власти и к первому президенту непризнанного государства. Как справедливо отметил В. Шария ("Эхо Абхазии", 5 ноября 2000 г.), общество разделилось на тех, "кто боготворит президента, считая, что Абхазии неслыханно повезло с лидером, на тех, кто активно не приемлет его политику и личные качества, и на тех, кто ему сочувствует и говорит, что он стал заложником своего клана".

Фактически в Абхазии произошло не идейное размежевание политических сил, свойственное любому демократическому обществу, а разделение по принципу: "мы любим президента" — "мы не любим президента". Поэтому полемика между властью и проправительственными партиями, с одной стороны, и оппозицией, с другой — имеет не идеологический характер, а чаще всего сводится к вбрасыванию в общество компромата, нападкам на отдельные личности и крайним формам неприятия друг друга.

Гиперболизация личностного фактора в политической жизни препятствует установлению конструктивных отношений между властью и оппозицией. Оппозиционные лидеры и издания соревнуются в том, кто больнее покритикует власть и проправительственные партии. В ответ те фактически обвиняют оппозицию в национальном предательстве и союзе с теми представителями Грузии, которые стремятся использовать противостояние, внутреннюю борьбу в Абхазии, чтобы вернуть потерянную территорию силой48.

Безусловно, за очень короткое время абхазской оппозиции удалось добиться больших успехов и превратиться в весомую составляющую политической жизни страны. Однако о реальном ее влиянии можно будет судить только по результатам намеченных на весну 2002 года парламентских выборов.


1 Об этом см.: Крылов А.Б. Постсоветская Абхазия. М., 1999; он же. Религия и традиции абхазов (по материалам полевых исследований 1994—2000 гг.). М., 2001.

2 Акаба Н. Так какая же демократия им по вкусу? // Нужная газета, 13 августа 2000.

3 Дамениа О. Президенты имеют такие права и полномочия, о которых иные короли могли лишь мечтать // Нужная газета, 6 сентября 1999.

4 Лакоба Я. Ох уж эти "монополисты", монополии и монополизм! // НПА — Народная партия Абхазии, 7 декабря 1997, № 13.

5 НПА — Народная партия Абхазии, 7 декабря 1997, № 13.

6 А. Анкваб был снят со своего поста после того, как 27 сентября 1993 года расстреляли группу захваченных в Сухуми представителей грузинской администрации во главе с Ж. Шартава. Министра обвинили в том, что он не выполнил приказ о срочном перевозе пленных в Гудауту и не обеспечил им надлежащей охраны. В Абхазии распространено мнение, что только благодаря заступничеству многочисленных родственников он был отправлен в "московскую ссылку" и избежал более серьезного наказания.

7 Тем самым именно на президента возлагалась ответственность за проблему преступности: ведь и без указания имен каждому было понятно, о ком в данном случае идет речь.

8 См.: Krylov A. The Georgian-Abkhazian Conflict // Chufrin G. (ed.). The Security of the Caspian Sea Region. N.Y.: SIPRI, Oxford University Press, 2001. P. 287.

9 Нужная газета , 28 февраля 2000, № 8.

10 См.: Программа Народной партии Абхазии // НПА — Народная партия Абхазии, сентябрь 1996, № 7.

11 Лазба А. За светлое будущее республики // НПА — Народная партия Абхазии, ноябрь 1996, № 9.

12 Лазба А. Истинно народная // НПА — Народная партия Абхазии, август 1996, № 6.

13 Политический квартет: стройное многоголосье или?.. // Эхо Абхазии, 25 апреля 2001.

14 См.: Лазба А. Истинно народная…

15 Программа Коммунистической партии Республики Абхазия (КПРА). Сухуми, 1994.

16 См.: Эхо Абхазии, 11 апреля 2001.

17 Эхо Абхазии, 25 апреля 2001.

18 Об этом подробнее см.: Эхо Абхазии, 18—25 апреля 2001.

19 Там же.

20 Там же.

21 См.: Эхо Абхазии, 25 апреля 2001.

22 "Апсны" — название Абхазии на абхазском языке, в переводе "Страна души".

23 См.: Программа Республиканской партии "Апсны" (РПА) // Голос народа, апрель 2001, № 1.

24 Айтайра, май 2001, № 7.

25 Там же.

26 Агрба Н. Кто вы, доктор Зорге? К некоторым аргументам представителей абхазской Фронды // Эхо Абхазии, 4 апреля 2001.

27 Эхо Абхазии, 28 февраля 2001.

28 Данные московского пресс-центра РА.

29 См.: Устав ОПД "Возрождение" // Глас народа, специальный выпуск, 2000. С. 5.

30 "Абхазия в новом мире". Программа общественно-политического движения "Возрождение" (проект). Сухуми, 2001.

31 См.: ОПД "Айтайра" ("Возрождение") — крупнейшая оппозиционная сила в Абхазии. Интервью с сопредседателем общественно-политического движения Л. Лакербая // Эхо Абхазии, 20 марта 2001.

32 Гунба А. Наивная вера "в доброго царя" // Эхо Абхазии, 20 ноября 2000.

33 Пилия Д. Абхазия накануне больших перемен // Эхо Абхазии, 12 сентября 2001.

34 Авидзба Э. РПА на старте // Айтайра, февраль 2001, № 2.

35 Отырба А. Как нам преодолеть международную изоляцию // Эхо Абхазии, 16 мая 2001.

36 Там же.

37 Куакуаскир И. Война, через которую нам нелегко переступить // Айтайра, февраль 2001, № 2.

38 См.: Агрба И. На фоне непреходящего прошлого // Айтайра, февраль 2001, № 2; Куакуаскир И. Указ. соч.

39 Лакербая Л. И дело не в сегодняшнем затмении // Нужная газета, 16 сентября 1999.

40 См.: Эхо Абхазии, 25 апреля 2001.

41 Гумба Ц. Заявление // Айтайра, август 2001, № 14.

42 Отырба А. О так называемой "московской оппозиции" // Эхо Абхазии, 13 ноября 2000.

43 Эхо Абхазии, 3 мая 2001.

44 Там же.

45 Там же.

46 Там же.

47 Там же.

48 Пресс-конференция А.М. Джергения // Республика Абхазия, 12—13 июня 2001, № 66.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL