ГУУАМ И РАВНОПРАВНОЕ РЕГИОНАЛЬНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО

Юрий КОЧУБЕЙ


Юрий Кочубей, Чрезвычайный и полномочный посол Украины, президент Украинского общества внешней политики Украины


В 1997 году была организована неформальная группировка четырех постсоветских государств (Грузии, Украины, Азербайджана и Молдовы), к которым в 1999-м присоединился Узбекистан. Создание ГУУАМ вызвано общими для стран этого объединения подходами к реализации своего суверенного права на развитие национальных экономик в целом и энергетического сектора в частности. В том числе и при решении вопросов, связанных с адаптацией Договора об обычных вооруженных силах в Европе к ситуации, сложившейся после 1989—1991 годов на востоке Европы. Несколько позже стали актуальными и другие общие для этих государств проблемы. В частности, их отношение к Евразийскому транспортному коридору, к активизации взаимной торговли и к политической стабильности в субрегионе, прилегающем к Каспийскому нефте- и газоносному шельфу. Нельзя исключать и то, что при рассмотрении широкой группы вопросов, возникших в транснациональном кооперативном сообществе и связанных с настоящим и будущим ГУУАМ, в определенной мере присутствует и элемент военно-технического сотрудничества. Последнее обстоятельство вполне объяснимо, поскольку вооруженные силы всех стран ГУУАМ вышли из Советской Армии. А потому, что вполне естественно, каждой из этих стран приходится решать множество одинаковых и конкретных вопросов: оснащение своих армий новыми видами оружия, модернизация устаревших типов вооружений и оборонной технологии, подготовка профессиональных кадров и пр.

Все эти общие для них проблемы вызваны объективными обстоятельствами: как известно, военно-промышленный комплекс Советского Союза имел определенную спецификацию, в силу чего самолеты можно было ремонтировать в одном месте, танки — в другом, вертолеты — в третьем (за тысячи километров от мест их дислокации).

Сегодня все эти страны являются членами СНГ (Украина со своим специфическим статусом) и Организации черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС) — Узбекистан не входит в эту теперь уже полноправную региональную структуру, но проявляет желание вступить в нее — и, казалось бы, имеют возможность не только встречаться и проводить совместные консультации, но и решать возникающие вопросы. Однако конфигурация и внутреннее содержание, нормативные функции и взаимные обязательства этих организаций не учитывают всей специфики ГУУАМ: члены объединения, с одной стороны, не являются участниками военной составной СНГ — Ташкентского пакта, а с другой — все они возникли на специфическом постсоветском пространстве, чем отличаются от остальных участников ЧЭС. У каждой из этих стран есть свои "болевые точки", которые сказываются на их внешней и внутренней политике, осложняют решение экономических и внутриполитических проблем, спорадически провоцируя политическую и социально-экономическую нестабильность.

Достаточно упомянуть Приднестровский узел, ситуацию в Нагорном Карабахе, абхазско-грузинский конфликт, военную базу России в Крыму, сложности Узбекистана, вызванные беспокойными южными соседями и затянувшейся демаркацией границ между новыми независимыми государствами Центральной Азии.

События 11 сентября в США убедительно показывают, что миролюбивые и демократические государства должны тесно сотрудничать не только в решении общей для них всех проблеме — упреждение и подавление международного терроризма и его возможных очагов. Ведь именно к проявлениям экстремизма и террора ведут нерешенные социально-политические и экономические вопросы, непогашенные социальные, этнические и межконфессиональные конфликты. По нашему мнению, страны ГУУАМ должны создать своего рода "пояс безопасности" по периметру своих границ — с запада на восток, до той точки, где они сомкнутся с границами Шанхайской организации сотрудничества.

Несомненно, такое взаимодействие будет способствовать искоренению терроризма и других негативных явлений: незаконной торговли оружием, наркотрафика, нелегальной миграции, пиратства, торговли женщинами, детьми, а также внутренними органами для медицинских целей, отмывания транснациональными преступными группами грязных денег и пр., что в последнее время отравляет атмосферу международных отношений.

Когда речь заходит о ГУУАМ и активной роли Украины в этом объединении, то для некоторых официальных представителей нашей страны почему-то стало почти обязательным оправдываться, словно наше государство совершает нечто предосудительное, незаконное или недостойное. А ведь во всем мире созданы десятки и сотни региональных и субрегиональных организаций, ибо в них возникла потребность при координации и регулировании конкретных вопросов, касающихся исключительно экономических интересов этих стран.

По нашему мнению, проявляя интерес к международному кооперативному проекту, каковым является ГУУАМ, мы не должны культивировать в себе синдром вины, поскольку подобное объединение по определению не может угрожать нашему северному соседу, где эту организацию воспринимают с нескрываемым (и ничем не оправданным) раздражением.

Отметим, что уже с самого начала своего создания ГУУАМ вызывало определенное недопонимание в Российской Федерации, хотя никто из участников объединения никогда не высказывал каких-либо претензий к этой стране. Похоже, что определенные круги в России, связанные с экспортом и транспортировкой энергоносителей, усмотрели в этой структуре посягательство на присвоенное ими право единолично вершить дела на всем постсоветском пространстве, в частности в СНГ, как некоей проекции Советского Союза. Но ведь очевидно, что ситуация предопределенной зависимости, когда группа стран связана с Россией патронажно-клиентельными отношениями, не могла длиться бесконечно. Естественно, с какого-то момента возникала объективная необходимость в поиске альтернатив, которые позволили бы каждой стране (или же группе стран) освободиться от жесткой зависимости государства, выступающего в роли монопольного держателя акций на энергоносители.

Сама ситуация поиска иных возможностей энергоснабжения объективно способствовала сближению интересов группы стран, которые, объединив свои акции, добывают, транспортируют и потребляют минеральное сырье, создав при этом свою международную кооперативную структуру. Для стран ГУУАМ — это акции, вкладываемые в транснациональный проект, связанный с технологической цепочкой добычи, экспорта и реэкспорта энергоносителей. Столь же закономерно, что в любом формальном объединении появляются внутренние группировки, не обязательно антагонистические к общей для них наднациональной системе, каковой является СНГ, которые ищут возможности решать свои специфические проблемы, группируясь "по интересам" или по каким-то другим объективным признакам. Например, в рамках СНГ возник союз России и Беларуси, Таможенный союз, Центральноазиатский экономический союз, не так давно по инициативе России организовано, причем в оперативном режиме, достаточно сильное (по крайней мере, потенциально) объединение — Евразийское экономическое содружество (ЕврАзЭС). Кроме того, создана "Шанхайская пятерка", в последующем ШОС (Шанхайская организация сотрудничества). В Западной Европе известны Европейский союз, Совет северных стран, Веймарский треугольник, Вышеградская группа, и пр. Кроме этих объединений существуют также ОБСЕ и ОЧЭС.

Все эти транснациональные объединения — естественные образования, не противоречащие идеям общеевропейской интеграции, поскольку суверенные государства имеют неотъемлемое право формировать любые группы, при условии что они не направлены против других стран, не входящих в эти структуры.

В конце концов, Россия — самая большая и самая могущественная страна на постсоветском пространстве, но ее внешняя политика не всегда и не во всем совпадает с интересами и ориентацией других членов СНГ. Ни с кем из членов СНГ она не согласовывает свое право создавать с другими странами экономически и политически выгодные для себя транснациональные объединения.

Не секрет, что члены ГУУАМ вызывают повышенный интерес со стороны США и стран Западной Европы, у которых для этого есть весомые причины. И этот интерес выходит далеко за пределы антироссийских инсинуаций, как порой в самой России интерпретируют любое проявление собственной воли и экономических приоритетов суверенных государств. Запад же уделяет вполне понятное внимание энергоресурсам в районе Каспия и Кавказа, хотя бы для того чтобы диверсифицировать источники получения углеводородов на свои потребительские рынки. Особенно если учитывать нестабильное положение на Ближнем и Среднем Востоке, что создает у западных импортеров энергоресурсов вполне объяснимую тревогу.

А потому, если и Россия, и США проявляют внимание к Каспийскому шельфу, то и страны ГУУАМ могут иметь (и имеют) в этом секторе собственные интересы, которые, по ряду причин, могут быть различными. И в силу этих причин мы не видим ничего предосудительного в том, что государства объединения рассчитывают именно на кумулятивный эффект. Общеизвестно, что национальные экономики стран ГУУАМ до сих пор преодолевают последствия пребывания в сверхдержаве, где все было подчинено интересам Центра. Кроме того, все они отягощены специфическими проблемами, решать которые нужно оперативно и конструктивно. Некоторые российские эксперты заявляют, что экономика стран ГУУАМ слаба и по многим параметрам зависима от внешних факторов — не только экономических, но и, конечно, политических, что, по их мнению, лишает организацию надежд на благополучное будущее. Похоже, эти эксперты не учитывают, что ГУУАМ как раз для того и создано, чтобы каждая страна объединения не поодиночке, а совместно, в духе паритетного партнерства и кооперирования усилий могла преодолевать трудности. Это необходимо в первую очередь для того, чтобы не оказаться в полной зависимости от негативных внешних факторов.

Только такое объединение, по нашему мнению, способно обеспечить равноправное сотрудничество без "старшебратства", без стремления той или иной страны (как внутри объединения, так и вне его) единолично доминировать в энергодобывающей отрасли.

Таким образом, укрепляя свою энергетическую независимость, государства ГУУАМ стараются защитить суверенитет и территориальную целостность. Весь предыдущий опыт транснациональных организаций, выстроенных по принципу субординации, иллюстрирует, что объединение менее мощных государств вокруг одной сверхдержавы, неминуемо приводит к их зависимости от нее, со всеми вытекающими из этого негативными последствиями. Прежде всего, для их национальных экономик и, как следствие, для всей их совокупной социально-политической инфраструктуры.

Поэтому, говоря о статусе каждой страны ГУУАМ, мы настаиваем на определении "равноправное" как на неотъемлемой составляющей понятия "сотрудничество".

Образование ГУУАМ, как об этом говорилось выше, имеет вполне объективную и конкретную причину, связанную с решением проблем энергообеспечения, возникших после распада Советского Союза. Однако через короткое время стало ясно, какие многообещающие перспективы открываются у стран объединения при расширении диапазона экономического сотрудничества. Иначе говоря, сближение произошло вполне органично и естественно, а не в результате каких-то коварных замыслов, направленных против мифического врага. Тем более, что к тому времени СНГ все больше и больше обнаруживало свою неспособность решать какие-либо проблемы стран Содружества.

Не менее очевидным было и то, что мощным катализатором становления ГУУАМ послужила реанимация идеи о трансрегиональном транспортно-коммуникационном коридоре, аналоге древнего Великого шелкового пути, некогда связывавшем Европу и Азию. Еще в 1987 году идею о восстановлении этого исторического пути, который призван возобновить цивилизационные связи двух континентов, озвучили в ЮНЕСКО. А открытие новых перспективных запасов нефти в Прикаспии придало возникшему замыслу мощный импульс и со всей остротой поставило вопрос о транспортировке энергоносителей из этого района, а также из стран Центральной Азии к их главным потребителям — государствам Запада. Таким образом, появились планы создать Евроазиатский нефте- и газотранспортный коридор, который ни в коей мере не противоречит многопрофильному европейскому проекту ТРАСЕКА и вполне органично может с ним сосуществовать. Именно территории стран ГУУАМ — ключевые и самые удобные (с географической точки зрения) для транзитных перевозок нефти и природного газа на европейские рынки углеводородного сырья. Кроме того, необходимость в евроазиатском транспортном коридоре страны Европы остро ощущали даже без учета столь важных для их экономик энергоносителей, добываемых в Центральной Азии и на Каспийском шельфе. Последнее обстоятельство подтверждает и решение Европейской конференции министров транспорта о разработке грандиозного проекта автострады Лиссабон — Пекин, которая должна пройти и по территории Украины, а также о развитии паромной связи между портами западного и восточного берегов Черного моря. Таким образом, взаимный экономический интерес — надежный стимул для реализации проекта ГУУАМ.

Представляется, что в надежном способе транспортировки углеводородного сырья, добываемого в Каспийском шельфе, должны быть заинтересованы не только страны Центральной и Восточной Европы, но и западноевропейские государства, которые стремятся снизить свою зависимость от энергоносителей Персидского залива и России. Тем более, что, как показывает положение дел сегодня, там в любой момент может возникнуть ситуация, способная дестабилизировать рынок энергоресурсов. По нашему мнению, таким достаточно надежным путем мог бы стать маршрут Баку — Супса — Одесса — Броды — Гданьск, самый короткий, мало затратный и простой выход (снимается вопрос о проходе танкеров по Босфору) на сырьевые рынки Центра, Запада и Севера Европы — в страны Балтии и Скандинавии.

Причем этот нефтепровод не будет конкурировать с трассой Баку — Джейхан, строительство которой, несмотря на дороговизну и прохождение через небезопасные территории, поддерживают многие представители международного нефтяного бизнеса. Естественно, принимая во внимание наличие в Украине вполне развитой нефтеперерабатывающей инфраструктуры, в том числе и достаточные емкости для хранения нефтепродуктов, проект Одесса — Броды позволяет претендовать на то, чтобы часть каспийской нефти шла через украинскую территорию.

Совершенно очевидно, что экономическая эффективность нефтепровода Одесса — Броды — Гданьск будет зависеть от его наполнения. Таким образом, для обеспечения трубопровода необходимым количеством транспортируемой нефти к проектам ГУУАМ следует привлечь Казахстан и действующие в восточном секторе Каспийского шельфа ТНК. А чтобы заинтересовать их в таком сотрудничестве, Европейский союз и США должны предложить им выгодные условия и создать международный консорциум по эксплуатации нефтепровода. Ведь в стабильном поступлении нефти в Европу заинтересованы как страны-производители, так и страны-потребители.

Что касается Польши, то вступление в Европейский союз ни в коей мере не может стать преградой для ее тесного сотрудничества со странами ГУУАМ. Более того, как представляется, членство Польши в ГУУАМ способно придать дополнительный импульс для экономически и технологически эффективной реализации этого проекта.

По нашему убеждению, и Европейский союз, исходя из взаимовыгодных экономических интересов, должен быть заинтересован в развитии тесных отношений с ГУУАМ. Помимо того, что эти страны — важные поставщики сырья, прежде всего энергоносителей, — они представляют собой вполне емкий и перспективный потребительский рынок. Причем, как считают эксперты, недра региона еще не изучены в полной мере, а прогнозы его запасов весьма убедительны.

В результате сотрудничества Европейского союза с ГУУАМ зона стабильности расширится и выйдет за пределы нынешней, с нашей точки зрения, неполной Европы, что должно заинтересовать всех. Такое сотрудничество само по себе позволит решить весьма сложный и отнюдь не риторический сегодня вопрос: "Где проходит восточная граница Европы?" Благодаря тесной экономической, политической и культурной интеграции, этот вопрос утратит свою актуальность и останется лишь в качестве условного географического понятия.

Как нам представляется, благодаря сотрудничеству Европейского союза со странами ГУУАМ мировая арена со временем станет многополюсной и одним из геополитических полюсов (наряду с Соединенными Штатами, Россией, Азиатско-Японским, Азиатско-Китайским и другими полюсами) будет Европа. Естественно, уже сейчас следует позаботиться о том, чтобы европейский полюс имел мощный потенциал, выгодное геостратегическое положение, для чего взаимодействие со странами ГУУАМ весьма актуально. В этой связи уместно напомнить о крепнущих контактах Китая и США с Центральноазиатскими странами, что может иметь важные исторические и геополитические последствия для развития мирового сообщества.

С точки зрения психологии межгосударственных отношений чрезвычайно важно, что в общественном сознании стран ГУУАМ Европейский союз не воспринимается как супердержава с атрибутами неоколониалистских устремлений. Таким образом, создаваемая совместно зона стабильности и сотрудничества может положительно сказаться на обстановке в беспокойном районе юга России, способствовать упреждению потенциальных и конструктивному разрешению нынешних межэтнических и межконфессиональных конфликтов.

С другой стороны, стабильность и постепенные изменения экономики стран ГУУАМ будут способствовать борьбе с международной организованной преступностью, подпольной иммиграцией, незаконным оборотом наркотиков и торговлей "живым товаром".

Таким образом, у ЕС и ГУУАМ много общих интересов, что неизбежно должно проявиться в тех или иных формах сотрудничества.

Некоторые эксперты заявляют, что ГУУАМ — конкурент России. Однако поскольку между ней и странами ГУУАМ нет политического или военного противостояния, то конкуренция возможна только в экономической сфере. Явление это известно во всем мире, и все его осложнения и проблемы решают путем переговоров и поисков компромиссов. Иные специалисты считают, что Украина и другие члены ГУУАМ будут препятствовать транспортировке российской нефти и природного газа в Западную Европу. Это суждение — очевидный нонсенс. Украина, как транзитное государство, экономически заинтересована, чтобы как можно больше российского углеводородного сырья шло через ее территорию, и попытается создать для его транзита режим наибольшего благоприятствия. Еще одна группа экспертов утверждает, что у ГУУАМ нет соответствующей экономической и технологической базы, необходимой для создания и успешного функционирования сложной и многопрофильной инфраструктуры. Столь категоричный вердикт, отказывающий странам ГУУАМ в праве на самостоятельное решение собственных проблем, не соответствует действительности: только предварительный анализ ситуации дает все основания считать существующие и вполне естественные трудности, связанные с этим проектом, вполне преодолимыми.

При комплексном анализе сегодняшнего положения можно определить основные приоритеты ГУУАМ. Как нам видится, государствам-участникам этой международной организации необходимо укреплять совместную экономическую базу, консолидировать усилия в решении экономических проблем в каждой стране, поддерживать друг друга при вступлении в ВТО, членом которой уже является Грузия, и в другие международные экономические структуры.

Естественно, что для полноценной реализации проекта нужны совместные усилия стран, участвующих в нем, в том числе и на государственном уровне. Поскольку, как представляется, сегодня ГУУАМ переросло однолинейные функции и статус лишь транспортного коридора для транзита углеводородного сырья и других товаров, трансформировалось в многофункциональную магистраль для полноценного информационного обмена и культурного сотрудничества между странами Востока и Запада. И это закономерно, ведь на протяжении нескольких веков народы стран, ныне входящих в объединение ГУУАМ, были лишены суверенных прав и находились на периферии культуры господствующего Центра.

Это одна из причин того, что за пределы Советского Союза попадали только тщательно отобранные фольклорно-этнографические образцы местной экзотики: танцы, песни, костюмы, декоративно-прикладные поделки народных умельцев. Примерно так же колонизаторы демонстрировали в Европе культуру аборигенов из своих заморских владений в Америке, Африке и на Азиатском Востоке. При такой селекции даже нельзя было и упоминать о выдающихся исторических деятелях и национальных героях. Вспоминается случай, когда Монголия решила предложить ЮНЕСКО отметить годовщину Чингисхана — самого крупного и известного деятеля монгольской (и не только) истории. Однако "старший советский брат" не рекомендовал своим сателлитам это делать, и вопрос отпал. Ведь в советской исторической науке (а сегодня и в российской) господствовал односторонний, европоцентристский подход к этой личности — однозначно негативный. Тогда "стране победившего социализма" было безразлично, что сами монголы знают Чингисхана не только как завоевателя, но прежде всего как основателя великого государства. И, естественно, их оценка его деяний не могла совпадать с точкой зрения европейцев. На протяжении долгого времени "хорошими" героями в России оставались только коллаборационисты. Общеизвестно, какое отношение насаждалось в этой стране, например, к имаму Шамилю, выдающемуся руководителю национально-освободительной борьбы народов Северного Кавказа в XIX столетии. Но разве такие оценки, деформирующие историю, не соответствующие видению исторического процесса, сложившегося в другой стране, можно считать объективными?

Как уже говорилось выше, с нашей точки зрения, у ГУУАМ есть большие перспективы развития культурных связей, туризма, сотрудничества в области науки и образования. Правда, в последние годы, С. Хантингтон и сторонники его концепции утверждают, что XXI век будет столетием столкновений цивилизаций. Мы не можем согласиться с этим, ибо мировая история показывает, что происходит, хотя и очень медленно, постепенное взаимное проникновение цивилизаций. Европа связана с Азией со времен Александра Македонского и даже с более ранних исторических периодов. В средние века Авиценну (Абу Али Ибн Сину), как и Абу-Наср аль-Фараби или Аверроэса (Ибн Рушда) знали в Европе, а христианство пришло на Кавказ гораздо раньше, чем в ныне высокоразвитые европейские страны. Да и советская культура (если учитывать ее позитивные стороны) была все же европеизированной, и уже только поэтому некорректно говорить о цивилизационной пропасти, якобы разделяющей страны ГУУАМ и Европу. Преодоление евроцентризма постепенно приведет к более активному и плодотворному обмену духовными ценностями между представителями Европы, Кавказа и Центральной Азии и, наконец, станет той реальностью мировой литературы (Weltliteratur), о которой писал Гете.

В наши дни, когда набирают силу глобализационные процессы, привносящие капитальные изменения в информационное пространство, в системы коммуникаций и транспорта, взаимопроникновение цивилизаций, несомненно, будет проходить гораздо интенсивнее, нежели прежде. Войны и конфликты между народами всегда имели вполне осязаемую материальную основу — шла борьба за ресурсы, как бы инициаторы военных экспансий ни камуфлировали идеологией их истинные причины. Поэтому и в нынешнем столетии противоречия и конфликты будут возникать не из-за цивилизационных различий, а, как и прежде, из-за ресурсов (в самом широком смысле). Остается надеяться, что человечество не позволит ввергнуть себя в новую мировую войну.

Созданию нормального климата, необходимого для плодотворного сотрудничества народов и преодоления устоявшихся, зачастую иррациональных стереотипов, должна содействовать и такая транснациональная организация, какой представляется ГУУАМ. Она объединила этнически разные народы, пять суверенных, равноправных государств, за которыми не тянется великодержавный шлейф, европейцев и азиатов, мусульман и христиан. Не вызывает сомнений, что развитие международных научных, образовательных, культурных связей внутри этой организации будет способствовать обмену духовными ценностями, содействовать более интенсивному продвижению на Восток идей либерализма и демократии, опыта цивилизованного решения экономических и социальных проблем. И все это будет происходить при сохранении самобытности каждого участника и уважении к традициям и духовным ценностям друг друга, без насилия и ассимиляции, без попыток искусственно создавать "народ", как это имело место в годы советской власти.

С другой стороны, у рационально-прагматической Европы появляется возможность лучше узнать богатые традиции народов Кавказа и Центральной Азии, их тысячелетнее наследие, приобщить свой технологический опыт к живым источникам древних культур Востока. В этом процессе Украина и Молдова могут выступить в качестве связующего звена.

Важную роль в совершенствовании дружественных отношений должно сыграть взаимное изучение языков. Об этом требовании нового этапа развития мировой цивилизации говорил президент Украины Л. Кучма в своем выступлении (ноябрь 2000 г.) перед студентами и преподавателями Института международных отношений Национального киевского университета им. Тараса Шевченко. Для всех нас наступила пора отказаться от всякого рода посредников и выходить на прямое общение с партнерами по ГУУАМ, и не только с ними. На восточном отделении Национального киевского университета уже сейчас кроме трех основных языков мусульманского Востока (арабского, персидского и турецкого) изучают азербайджанский и грузинский, факультативно — узбекский и крымско-татарский, а в Азербайджане при Бакинском славянском университете создан Украинский культурный центр.

Разумеется, овладение языком должно сопровождаться изучением культуры и цивилизации того или иного народа. Ибо знания одного лишь языка сегодня уже недостаточно — надо изучать историю, литературу, фольклор, культурные традиции других стран, чтобы их контакты были более доверительны, прочны и плодотворны.

То, что внимание к взаимному познанию истории, культуры, традиций друг друга актуально даже в вульгарно-травестированном виде, показывает, в частности, статья "Свалка истории. В роли мусорщиков, как всегда, выступают правители", опубликованная 26 октября 2000 года в газете "Известия". Она поместила карикатуры на гетмана Украины Ивана Мазепу и великого государственного деятеля Узбекистана Амира Тимура, юбилей которого был достойно отмечен, в том числе и в Украине.

Нам всем чрезвычайно важно отбросить стереотипы негативного отношения к исламу — религии, которую исповедуют миллиарды людей на планете. К величайшему стыду цивилизованного Запада, некоторые недальновидные политиканы пытаются сделать из одной из величайших религий мира пугало. Очевидно, что лучше всего знакомиться с исламом и его цивилизацией по оригинальным источникам, тогда и понимание действительно трагических страниц христианско-исламского противоборства, на протяжении столетий омрачавшего жизнь соседних народов, будет объективным и взвешенным. Каждый народ имеет свою собственную историю, с присущей ей логикой, и нельзя судить о ней и ее деятелях субъективно, лишь с позиций одной из сторон.

Государства ГУУАМ расположены по маршруту исторического Великого шелкового пути, по которому с Запада на Восток и с Востока на Запад вслед за купцами двигались люди науки и искусства, за товарами — книги, художественные изделия и новейшие технологии, в том числе и технологии общественного жизнеустройства — цивилизации встречались и обогащали друг друга своими ценностями, обменивались и создавали новые возможности восхождения к общим для всего человечества вершинам гуманизма и культуры.

Наступившее третье тысячелетие должно стать эпохой повышения благосостояния и подъема культуры всех народов планеты. На основе равной толерантности необходимо учитывать интересы всех стран и совместно пользоваться величайшими достижениями Запада и Востока.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL