АЗЕРБАЙДЖАН: ПРИВАТИЗАЦИЯ ГОССОБСТВЕННОСТИ И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

Рауф ДЖАБИЕВ


Рауф Джабиев, доктор экономических наук, профессор, заведующий отделом Центра экономических реформ Министерства экономического развития Азербайджанской Республики


Приватизация государственной собственности — важное средство в создании демократических институтов, реформировании экономики, повышении темпов экономического и социального развития страны.

Необходимо отметить, что в Азербайджане она проходила в условиях общего кризиса и инфляции, ежегодного снижения эффективности общественного производства, остановки многих предприятий и организаций, роста безработицы, оккупации части территории республики и т.д. Кроме того, страна не располагала соответствующими квалифицированными кадрами, способными на должном уровне решить поставленные задачи, и необходимыми финансовыми ресурсами. Таким образом, стартовые условия, в которых началась приватизация, были значительно хуже, нежели в России, Украине, Беларуси и в других государствах Содружества, в связи с чем, а также по ряду других причин, она стартовала на 4—5 лет позже, чем в других республиках бывшего Союза.

К тому же следует учитывать, что приватизация — очень болезненный, сложный и трудоемкий, не только требующий больших усилий и знаний, немалых капитальных затрат, но и социально чувствительный процесс. Ведь речь идет о переделе собственности, и успех этого дела возможен только при согласии всего населения и властей.

Тем не менее почти все экономисты и хозяйственники, в том числе и зарубежные эксперты, придают приватизации большое значение. Она должна стать одним из условий выхода республики из кризиса, важным этапом углубления экономических реформ и гармонично вписываться в общую стратегию рыночных преобразований.

Схемы приватизации, применяемые в различных странах, чрезвычайно разнообразны — от продажи государственной собственности стратегическим инвесторам до выкупа предприятий трудовыми коллективами и ваучерных программ. У каждой из них есть свои достоинства и определенные риски. С точки зрения отдаленной перспективы пока еще трудно определить, какой из подходов принесет большой положительный эффект. Если целями приватизации признать разрыв зависимости между предприятиями и государством, обучение населения основам рыночной экономики, более справедливое перераспределение собственности, то наиболее приемлемым следует признать ее ваучерный вариант, который, однако, не ведет к появлению эффективного собственника.

В соответствии с указом президента республики, принятым 23 июня 1992 года, в стране был создан Государственный комитет по имуществу (ГКИ), которому поручалось в кратчайшие сроки (к началу сентября) подготовить программу приватизации госсобственности на 1992—1993 годы и представить ее в Национальное собрание (Милли Меджлис). Проект первой программы был разработан и представлен на утверждение. Однако он не в полной мере учитывал организационно-правовые основы и принципы передачи собственности, и его не утвердили.

Для создания необходимой нормативно-правовой базы 7 января 1993 года был принят закон "О приватизации государственной собственности", затем (24 февраля 1993 г.) Национальное собрание утвердило постановление (№ 522) "О приватизации государственных автотранспортных средств". На основании этого документа разрешалась приватизация (по рыночным ценам) маршрутных микроавтобусов и такси, принадлежащих госконцерну "Азавтотранспорт" и Бакинскому управлению пассажирских перевозок. Исполнение и контроль над проведением приватизации возложили на Госкомимущество, который, в свою очередь, разработал положение о приватизации государственного автотранспорта. При том было определено, что право приобретать автомобили имеют только их водители, 50% средств, полученных от приватизации, поступают в государственный бюджет, а 50% — на счета автотранспортных предприятий. В 1993—1994 годах было приватизировано 7 157 единиц имущества в 101 автотранспортном предприятии, в том числе 6 065 автомашин. Общая сумма реализации составила 2 млрд манат (3,2 млн долл.), из которой в государственный бюджет поступило 1 млрд манат (1,6 млн долл.).

Однако еще не был решен вопрос о массовой приватизации малых и средних предприятий. Наконец после длительной работы над проектом новой программы, ее обсуждения в различных инстанциях, в том числе в Кабинете министров и у президента, на основании закона Азербайджанской Республики, принятого 29 сентября 1995 года за № 1120, утвердили первую программу приватизации на 1995—1998 годы. Она определяла основные задачи, приоритеты, способы, этапы и сроки приватизации, классификацию включаемых в нее предприятий и объектов, их преобразование в акционерные общества, конкретные варианты акционирования, порядок использования средств, поступивших от приватизации, размер, условия выдачи, порядок использования приватизационных чеков и т.д. С 1 августа по 1 октября 1996 года население республики получило 32 млн чеков, или 8 млн паев (1 пай равен 4 чекам). Примерно 95% жителей страны, имеющих право на эти чеки, стали их собственниками.

За 1995—1998 годы предусматривалось приватизировать 75% государственной собственности. По расчетам Госкомимущества, общая стоимость всего имущества республики на тот период составляла примерно 70 трнл манат (15,8 млрд долл.), из которого наметили приватизировать собственность стоимостью 50 трнл манат (11,3 млрд долл.)1. Исходя из этого, цена имущества, полагавшегося на один чек, ориентировочно составляла 156 тыс. манат (35,3 долл.).

Между тем тогда же по решению правительства несколько раз проводили переоценку основных фондов, в результате чего стоимость приватизируемого имущества увеличилась и в конечном счете дошла до 60 трнл манат (13,6 млрд долл.), а стоимость одного чека — до 181 тыс. манат (41 долл.)2. Однако, по экспертным оценкам, в ходе массовой приватизации подлежащее разгосударствлению имущество оценивалось примерно в 90 трнл манат (20,4 млрд долл.). А стоимость одного чека на черном рынке в настоящее время колеблется от 20 до 30 тыс. манат (примерно 4—6 долл.).

Массовая приватизация малых предприятий началась 26 марта 1996 года с автозаправочных станций. В этот день состоялся первый аукцион по продаже пяти из 696 действующих в республике автозаправочных станций (АЗС), из них в г. Баку — 156. Минимальная цена одной АЗС составляла примерно 33 млн манат (7,7 тыс. долл.), максимальная — 112 млн манат (26,1 тыс. долл.). Все пять в тот же день приобрели по стартовым ценам, установленным Госкомимуществом, коллективы этих бензоколонок.

Однако на третьих торгах, 16 апреля, результаты первого аукциона были аннулированы, а стоимость всех пяти проданных АЗС увеличили. Одну из них купили за 199,6 млн манат (46,5 тыс. долл.), что почти в два раза дороже ее первоначальной цены. Всего 16 апреля 1996 года выставили на продажу 21 АЗС, а продали лишь четыре. Как и на двух предыдущих аукционах, их прибрели трудовые коллективы.

Впоследствии на аукционах все автозаправочные станции и другие объекты "уходили", в основном, по стартовым ценам трудовым коллективам. А это значит, что аукционная игра не состоялась. По существу произошла легализация прав собственности, то есть ее официально закрепили за покупателями по "согласованной цене". Конечно, все эти объекты негласно оказались в руках их прежних фактических хозяев, поэтому второй раз платить за них никто не хотел.

До января 1999 года приватизировали 27 712 объектов. Их начальная стоимость — 396,5 млрд манат (98 млн долл.). Среди них: 9 306 предприятий бытового обслуживания, 499 — промышленности, 106 — сельского хозяйства, 190 — строительства, 88 — незавершенных строек, 1 916 — торговли, 513 — общественного питания, 436 — горюче-заправочных станций, 12 816 — транспорта, 37 — коммунального хозяйства и 1 805 других объектов. Основная часть (кроме транспортных средств) продана на аукционе, средняя продажная цена каждого — 22,1 млн манат (7,4 тыс. долл.), причем большинство из них куплены дешевле их первоначальной стоимости. Так, в 1998 году за 130 312,9 млн манат (33,7 млн долл.) продали 6 644 предприятия и объекта при их первоначальной стоимости 145 076,4 млн манат (37,5 млн долл.), то есть на 10,1% дешевле. В их числе было 155 предприятий промышленности, 62 — сельского хозяйства, 3 546 — транспорта, 680 — торговли, 152 — строительства, 190 — общественного питания, 289 — бытового обслуживания, 48 — незавершенного строительства, 56 — горюче-заправочных станций и 1 466 других объектов.

И если до 1996 года от приватизации на специальный бюджетный счет поступило около 1,3 млрд манат (0,7 млн долл.), то с 1996 года эта сумма стремительно возрастала и к концу 1998 года составила 301,2 млрд манат (76,7 млн долл.). Причем 14,6 млрд манат (3,4 млн долл.) приходится на 1996 год, 143,6 млрд манат (36 млн долл.) — на 1997-й и 141,7 млрд манат (36,6 млн долл.) на 1998-й.

Полученные средства поступают в Национальный банк на специальный бюджетный счет, и только по указу президента республики их могут направить на государственные цели, в том числе на покрытие бюджетного дефицита.

Следует отметить, что до конца 1998 года предусматривалось приватизировать 25 000, а фактически приватизировали 20 тыс. малых предприятий, то есть 80% от планируемого количества. Наиболее привлекательны для инвесторов сфера услуг (продано 9 400 малых предприятий), транспорт (5 200), торговля и общественное питание (1 800), аптеки.

Что касается средних и крупных предприятий, то их в соответствии с программой привлечено к приватизации около 4 500. Сначала их преобразуют в акционерные общества, часть акций которых приобретают по закрытой подписке работники этих обществ, остальные продают на чековых и денежных аукционах.

По данным Госкомимущества, на базе средних и крупных предприятий к 1 января 1999 года создано 967 акционерных обществ, в 954 из которых проведена закрытая подписка. Кроме того, акции 954 акционерных обществ были выставлены на чековые и денежные аукционы. Чековые начались 18 мая 1997 года, и до конца того года их состоялось 14, причем на продажу было выставлено 724 общества, из коих 407 — впервые.

В 1998 году проведено уже 22 аукциона, на которых продавали акции 1 175 обществ, причем 547 — впервые. Таким образом, на 36 чековых аукционах, проведенных в 1997—1998 годах, из общего размера уставного капитала 3 930,6 млрд манат (1 млрд долл.) были выставлены к продаже акции номинальной стоимостью 1 238,5 млрд манат (315,3 млн долл.), из них примерно 98% обменяли на чеки. В результате около 2,8 млн чеков, или 700 тыс. паев, списали и вывели из оборота. По закрытой подписке выбыло из оборота 41 тыс. чеков или 10 250 паев. В процессе малой приватизации погашено 300 тыс. чеков (75 тыс. паев).

Что касается денежной приватизации, то следует отметить ее особенности: выведение значительной части государственного имущества из-под контроля государства и вовлечение его в рыночный оборот; переход от бесплатной раздачи собственности к ее реальной продаже; привлечение стратегических иностранных инвесторов; обеспечение приватизируемых предприятий наличными средствами, необходимыми для их структурной перестройки; пополнение доходной части государственного бюджета.

Денежные аукционы начались 22 июня 1997 года и до конца года их состоялось 13. К продаже выставили акции 744 акционерных обществ, из коих 407 — впервые. А всего к началу 1999 года из 967 акционерных обществ на чековых и денежных аукционах продано 170 (17,6%). Таким образом, было снято из обращения и выведено из оборота 3 141 тыс. чеков, или 785 тыс. паев. Это значит, что к тому времени в приватизации участвовало 785 тыс. человек, то есть около 10% населения страны.

Однако, по утверждению должностных лиц и средств массовой информации, значительную часть чеков приобрели иностранные физические и юридические лица. Так, по данным бывшего министра Госимущества республики Ф. Алиева, в настоящее время у населения страны осталось всего 5% ваучеров, а 95% попали в руки иностранцев3. Правда, на сей счет есть и другие утверждения.

До недавнего времени чеками торговали бессистемно и неорганизованно, появилась большая армия спекулянтов. Поэтому точной информации о наличии чеков не было ни в Госкомитете по ценным бумагам (ГКЦБ), ни в Мингосимуществе, ни в других организациях республики. Не было такой информации и у иностранных инвесторов, тем более у населения.

Для изучения ситуации на рынке ценных бумаг, регулирования и контроля оборота чеков, систематизации этих сведений Госкомитет по ценным бумагам при президенте утвердил (26 января 2000 г.) "Правила регулирования обращения государственных приватизационных паев (чеков)". Этот документ регламентирует вопросы, связанные с заключением сделок по государственным приватизационным чекам, их регистрацией, хранением, использованием и ликвидацией, а также с легализацией крупных держателей чеков и паев.

Согласно новым правилам, сделки по купле-продаже приватизационных чеков должны осуществляться юридическими и физическими лицами, занимающимися предпринимательством без создания юридического лица, получившими на то специальное разрешение (лицензию). При купле-продаже чеков лицо, их покупающее или продающее, должно получить подтверждающую сделку квитанцию, второй экземпляр которой остается в пункте, в котором была совершена сделка. Лицо, у которого было свыше 400 приватизационных чеков и не имевшее соответствующей квитанции, полученной в фондовых магазинах, должно было до 11 марта 2000 года зарегистрировать их в Госкомитете по ценным бумагам. Если у желающего принять участие в аукционе или инвестиционном конкурсе есть свыше 100 тыс. приватизационных чеков, то он не позднее чем за 30 дней до окончания аукциона и срока выплаты чеков по условиям конкурса должен представить их для депонирования в Национальном депозитарном центре.

В соответствии с новыми правилами в начале 2000 года было зарегистрировано 14 164 908 чеков, из них 4,8% сконцентрировано у резидентов, а 95,2% — у нерезидентов.

Таким образом, большая часть зарегистрированных чеков оказалась в руках иностранных инвесторов. Это составляет 42,1% от общего числа розданных населению чеков (всего же было роздано 32 млн чеков, или 8 млн паев). Если же учесть, что к началу 1999 года из обращения выбыло 3 141 тыс. чеков, а в Госкомитете по ценным бумагам их зарегистрировано 14 164 908, то у населения, иностранных инвесторов и т.д. осталось 14 694 042 чека, или 3 673 523 пая (11,5% от розданных гражданам страны).

По утверждению ряда информационных агентств республики, основными скупщиками этих паев были две иностранные инвестиционные компании — "Минарет групп" и "AJA инвестмент"4. Однако, как нам представляется, не нужно паниковать и возмущаться: без помощи иностранных инвесторов экономику республики поднять невозможно. Сегодня только в энергетику необходимо вложить 2,3 млрд долл., а в 3 500 предприятий металлургии, машиностроения и химической промышленности нужно инвестировать 1,3 млрд долл., из них 920 млн долл. — в черную металлургию.

Необходимо отметить, что в соответствии с Государственной программой приватизации иностранные инвесторы приобретают приватизационные чеки (паи), а также акции приватизируемых предприятий только по предъявлению государственных приватизационных опционов к погашению, то есть они должны заплатить еще и за опцион. Было время, когда он стоил 2 тыс. манат, затем возрос до 4 тыс., а когда приватизационный пыл иностранцев увеличился до ажиотажного, стоимость опциона за один чек достигла 100 тыс. манат (примерно 23 долл.).

С 1 февраля 2000 года Госкомитет по ценным бумагам ежедневно устанавливает цену на государственные приватизационные опционы в соответствии с новыми правилами. Делается это таким образом: утром поступает информация из фондовых магазинов, и на ее основании специалисты ГКЦБ определяют цену опциона, которая приравнена к среднерыночной цене приватизационного чека. Учитывая, что из шести компаний и двух банков, имеющих лицензии на право заниматься куплей-продажей чеков, работают не более двух фондовых магазинов, специалисты Госкомитета собирают информацию и с неорганизованных рынков.

В 1997 году от продажи опционов получили более 51 млрд манат (12,8 млн долл.), в 1998-м продано 8 167 опционов за 816,7 млн манат (211 тыс. долл.). Такое резкое снижение покупки опционов иностранными инвесторами связано, на наш взгляд, с тем, что в республике до сих пор не созданы благоприятные условия для зарубежного капитала. Кроме того, изменение "правил игры" по приватизации средних и крупных предприятий, которые предусмотрены во второй программе, вряд ли будет в полной мере стимулировать зарубежных инвесторов вкладывать свои капиталы в экономику республики.

Согласно "Правилам выпуска, обращения и списания государственных приватизационных опционов", с 17 января по 17 апреля 2000 года проведена регистрация приобретенных иностранцами, но не использованных ими опционов. По данным Госкомитета по ценным бумагам, было зарегистрировано 17 702 192 опциона. Их владельцами являются 61 юридическое и 1 физическое лицо. По данным Национального депозитарного центра, остаток списанных опционов составляет 53 397, а количество депонированных иностранными инвесторами — 152 5005. Таким образом, на дату регистрации опционов в ГКЦБ на руках резидентов и нерезидентов было еще 4 219 806 опционов.

В сентябре 1998 года утвердили положение "Об инвестиционных конкурсах" и начался новый этап приватизации средних и крупных предприятий — инвестиционные конкурсы. На базе Бакинского завода тяжелого электросварочного оборудования (НПО "Азерэлектротерм") 29 октября 1998 года было создано акционерное общество "Бакэлектросварка", приватизацию которого наметили провести на инвестиционном конкурсе.

В соответствии с указанным положением создали конкурсную комиссию, в которую вошли представители Госкомимущества, Министерства экономики, Главной государственной налоговой инспекции, Государственного антимонопольного комитета, Исполнительного комитета Наримановского района и акционерного общества "Бакэлектросварка". Комиссия и объявила победителя конкурса. Им стала фирма "Компани Баку Стилл".

На основе представленного этой компанией инвестиционного плана в государственный бюджет перечислено 1 млн долл., а в течение пяти лет в акционерное общество "Бакэлектросварка" будет инвестировано 1,8 млрд долл.

Еще один пример. 18 августа 1999 года Госкомитет по имуществу объявил инвестиционный конкурс на акции АООТ "Баку-Сталелитейное", который завершился 21 сентября. По его условиям предпочтение отдавали инвестору, имеющему положительный опыт вложения капитала в производство и продажу стальных слитков. Акционерное общество выпустило 225 577 акций обычного вида, номинальной стоимостью 100 тыс. манат каждая (23 долл.), а на конкурс выставили 150 665 акций.

Победителем стала частная компания "Инекотекс". Госкомитет предъявил ей следующие требования: в инвестиционной программе предусмотреть меры по охране окружающей среды и соблюдению экологических стандартов на производстве, необходимы социальная защита работников предприятия, подготовка кадров и повышение их квалификации.

Через 20 банковских дней, прошедших после подписания контракта, "Инекотекс" представила в ГКИ 28 тысяч приватизационных чеков (7 тыс. паев). Согласно инвестиционной программе, компания взяла на себя обязательства в течение трех лет инвестировать в акционерное общество "Баку-Сталелитейное" 8 млрд 800 млн манат (2 млн долл.) и перечислить в госбюджет 1 млрд 500 млн манат (333,3 тыс. долл.). Кроме того, она должна погасить 50% от задолженности предприятия бюджету в размере 814 млн 625 тыс. манат (181 тыс. долл.), в том числе по заработной плате — 196 549 тыс. манат (43,7 тыс. долл.). В соответствии с программой реконструкции и развития компании необходимо было отремонтировать электрические печи, технологическое оборудование и коммуникационные линии и уже в 2000 году реализовать продукцию на сумму 24 млрд манат (5,4 млн долл.). Отметим, что до приватизации завод, производственная мощность которого составляет 22 тыс. тонн стальных слитков в год, простаивал.

Итак, первый этап, проведенный в соответствии с первой программой приватизации, завершился, однако по его итогам не приняли никаких решений. Тем не менее 16 мая 2000 года Милли Меджлис проголосовал за новый закон "О приватизации государственного имущества". Хотелось бы выделить несколько аспектов, отличающих его от старого закона. Во-первых, создали Государственную комиссию, призванную контролировать приватизацию и обеспечить ее прозрачность (полномочия, права и состав ее определяет президент страны, возглавляет комиссию премьер-министр). Во-вторых, в закон включены две статьи, защищающие права коллективов приватизируемых предприятий. В-третьих, за три месяца до приватизации объектов в печати будет опубликован их список и объявлены стартовые цены. Причем предусмотрено трехэтапное снижение этих цен — в зависимости от наличия покупателей. После третей попытки приватизировать предприятие Госкомиссия вправе объявить его банкротом и продавать с молотка, по частям. Полученные средства будут направлены на погашение его кредиторской задолженности.

Кроме того, в законе предусмотрено несколько вариантов приватизации. Первый из них — льготная продажа членам коллектива. При этом льготы распространяются на работников предприятия; на проработавших здесь более семи лет и вышедших отсюда на пенсию; на уволенных с него после 1 января 1995 года по сокращению штатов и получивших статус безработного. Второй вариант — на основе персональных проектов. В этом случае для привлечения стратегического инвестора предполагается вынести на продажу не менее 51% акций предприятия. А список приватизируемых предприятий определяет соответствующий орган исполнительной власти. Третий вариант — специализированные чековые и денежные аукционы, предусматривающие продажу на основании заказов инвесторов. Четвертый — аукционы, предполагающие продажу тому, кто предложит максимальную цену. Пятый вариант — инвестиционный конкурс, который выиграет потенциальный покупатель, предоставивший наиболее привлекательную инвестиционную программу. Шестой — продажа госимущества, сданного в аренду. И наконец, седьмой вариант — комиссия, контролирующая процесс приватизации, объявляет банкротом предприятие, которое не купили на аукционе. В этом случае предприятие может быть ликвидировано, а его имущество продают на аукционе по частям и полученные средства направляют на погашение кредиторской задолженности. В законе также определены объекты, которые нельзя приватизировать. Среди них можно отметить приграничные полосы, лесной фонд, исторические и культурные памятники, дороги государственного значения и т.д. Иностранные инвесторы могут участвовать в приватизации, предъявляя государственные приватизационные опционы. Вместе с тем они имеют право участвовать в приватизации без предъявления опционов — за счет чистой прибыли, заработанной в Азербайджане. Зарубежными инвесторами считаются иностранцы, лица без гражданства, зарубежные юридические лица, а также юридические лица республики, в уставных фондах которых доля иностранного капитала превышает 50%.

Нововведением является также и то, что часть доходов от приватизации необходимо перечислить на счет Мингосимущества, которое направит определенную их долю на оздоровление приватизируемых предприятий. Сумма этих отчислений определяется в процессе обсуждения госбюджета.

В ходе разработки и утверждения этого закона и других нормативных актов по приватизации указом президента, подписанным 24 декабря 1999 года, ликвидирован Госкомитет по имуществу и на его базе создано Министерство государственного имущества. А затем (указ президента от 30 апреля 2002 г., № 475) создано Министерство экономического развития, куда вошли Мингосимущество и еще четыре министерства, госкомитета и агентства.

* * *

Таким образом, подводя итоги приватизации, проведенной по первой программе, можно констатировать, что ее результаты не обнародованы, не проанализированы и не обсуждены на правительственном уровне. Соответственно, не дана социально-экономическая оценка приватизации и ее последствий для страны.

В результате анализа и обобщения многочисленных данных, фактических материалов различных организаций автор этих строк выявил причины, тормозящие и снижающие ее эффективность. Отметим основные. Во-первых, несмотря на то что по указу президента (от 23 июня 1992 г.) был создан Госкомитет по имуществу, которому поручалось к сентябрю того же года подготовить программу приватизации госсобственности, ее подготовили и утвердили соответствующим законом лишь 29 сентября 1995-го, то есть через три года. А первый аукцион по приватизации автозаправочных станций состоялся… 26 марта 1996 года.

Во-вторых, приватизация в Азербайджане началась на 4—5 лет позже, чем в других республиках бывшего СССР, причем, как мы уже отмечали, в условиях общего кризиса и инфляции, спада производства, остановки многих предприятий, безработицы, низкой покупательной способности населения и оккупации 20% территории республики, что не могло не отразиться на ее результативности.

В-третьих, в начальный период разгосударствления собственности страна не располагала квалифицированными кадрами (председатель Госкомимущества по специальности — журналист, а его заместитель — математик). Отсюда и некомпетентность, просчеты и ошибки в самой организации приватизации. Кстати, бывший председатель ГКИ Надир Насибли, признавая свои ошибки, указал на свою неопытность в этой сфере6. К тому же, в республике отсутствовали финансовые ресурсы, необходимые для стимулирования приватизируемых предприятий.

В-четвертых, сам процесс оказался изолированным от других проводимых в республике реформ (структурной перестройки, макроэкономической стабилизации и др.), а на первом этапе приватизации не удалось остановить спад производства, в том числе и в отраслях, связанных с удовлетворением повседневного потребительского спроса.

В-пятых, первый этап не способствовал, как это провозглашалось в качестве одной из основных целей, привлечению иностранных инвестиций, а полученных средств не хватало для производственного, технологического и социального развития предприятий и организаций.

В-шестых, не было индивидуального подхода к каждому предприятию (точечная приватизация) с учетом его специфических и отраслевых особенностей, а также возможностей увеличить экспортный потенциал. Объекты не разделили на ликвидные и неликвидные, в результате чего отдельные предприятия выставляли на аукционы несколько раз.

Кроме того, так как в ходе первого этапа не были решены задачи, связанные с передачей предприятий в руки эффективных собственников, чековая приватизация не обеспечила повышения эффективности производства. Проведенный социологический опрос показал, что 68% респондентов выразили желание продать чеки, 20% — решили в той или иной мере участвовать в приватизации и только 12% — согласны передать свои чеки в инвестиционный фонд7.

На первом этапе не принесла ощутимых результатов и денежная приватизация, хотя на нее возлагали большие надежды. Неэффективно прошла приватизация акционерных обществ: из 967 на начало 1999 года было приватизировано только 170 (17,6%). Кроме того, трансформация государственных предприятий в акционерные общества привела к небывалому повышению роли их руководителей, получивших возможность распоряжаться принадлежавшим предприятию капиталом как своим собственным. Разгосударствление госсобственности сопровождалось большими социальными издержками, включая ощутимое сокращение занятости на большинстве предприятий (более 80% приватизированных объектов не работают), не привело к улучшению отношений между коллективами и собственниками этих предприятий. Не были до конца разработаны меры по погашению ими кредиторской задолженности (кредиторская задолженность предприятий, попавших в приватизационный реестр, составляла миллиарды манат). В результате этого предприятия продавали по их балансовой стоимости плюс задолженность.

Несовершенство используемого здесь механизма предопределило то, что условная оценка стоимости имущества приватизируемых предприятий плохо соотносилась с условной стоимостью имущества приватизационных чеков. Трех-четырехразовая переоценка стоимости имущества предприятий привела к росту балансовой стоимости их фондов в десятки раз, а номинальную стоимость чеков не индексировали. В результате этого только в 1998 году 6 644 объекта проданы на аукционах ниже их первоначальной стоимости. Поэтому на продажу необходимо выставлять предприятия по их полной стоимости, а в дальнейшем (при отсутствии спроса) понижать ее постепенно — до 75%, 50% и 25%. И если после этого предприятие не купят, то его следует ликвидировать и продавать по частям (оборудование, машины, станки, здание, сооружения и т.д.). Кроме того, нельзя предоставлять все полномочия по оценке имущества приватизируемых предприятий одному органу — Мингосимуществу.

Приватизацию в республике проводили под давлением Международного валютного фонда, Всемирного банка и других международных организаций, что противоречило ее целям и задачам. В процессе разгосударствления собственности эксперты МВФ, ВБ и других международных организаций неоднократно ставили перед страной жесткие условия. Так, Всемирный банк потребовал приватизировать всю хлопкоочистительную промышленность за два месяца. Сказано — сделано. В результате из 19 хлопкоочистительных заводов страны 17 приобрели иностранцы, в том числе 14 из них сегодня принадлежат турецкому консорциуму "МТК". С первых дней возобновления деятельности этих заводов не было никаких сомнений в том, что их нынешние владельцы установят монопольные цен на сырье. Так и произошло — уже два последних сезона хлопок продают ниже его себестоимости, в результате чего огромные потери понесли поставщики хлопка, резкое сокращается объем его производства и посевные площади под эту культуру. К сожалению, исправить ошибки, допущенные в этой отрасли, в ближайшие годы невозможно. Поэтому, прежде чем принимать предложения международных организаций, следует посоветоваться и со своими экспертами.

В качестве основных критериев произвольно выбрали такие показатели, как количество приватизируемых предприятий и сумма, поступившая в бюджет, что негативно отразилось на экономической и социальной эффективности разгосударствления собственности.

Следует разработать и внедрить такой порядок, при котором как минимум 50% выручки от денежной приватизации и продажи акций направляли бы в коммерческие банки для кредитования приватизированных предприятий. Не была обеспечена прозрачность этого важного для страны мероприятия, оно проходило при "закрытых дверях". Госкомимущество запрещал всем заинтересованным лицам, в том числе и зарубежным инвесторам, доступ к нужной информации. Все это отрицательно сказалось как на самой приватизации, так и на доверии к ней. Поэтому необходимо серьезно усовершенствовать и усилить информационное обеспечение приватизационного процесса, разработать эффективную систему показателей и критериев, по которым можно было бы судить о ходе разгосударствления собственности поэтапно, по каждому объекту. Открытость и гласность приватизационного процесса должны стоять во главе угла деятельности недавно созданного Минэкономразвития. Для этого необходимо обеспечить возможность получать информацию о послеприватизационной деятельности предприятий, а также активизировать участие граждан республики в приватизации.

Кроме того, следует серьезно усовершенствовать правовую, нормативную и методическую базу приватизации, определить ее цели и ближайшие перспективы, усилить государственный контроль на всех ее этапах, разработать эффективную систему показателей, учитывающую отраслевые особенности приватизируемых предприятий, специфику производимой ими продукции и т.д.


1 См.: Капитал, 1997, № 2. С. 45.

2 См.: Налоговые вести, июнь 1996, № 15.

3 См.: Тренд, 31 марта 2000.

4 См.: Консалтинг, 1998, № 9.

5 См.: Тренд, 3 мая 2000.

6 См.: Ежедневные новости, 5 ноября 1999.

7 См.: Монитор, 1997, № 5. С. 40.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL