ЯПОНИЯ И КАВКАЗ: СОЕДИНИТ ЛИ ИХ ВЕЛИКИЙ ШЕЛКОВЫЙ ПУТЬ?

Ирина КОМИССИНА


Ирина Комиссина, старший научный сотрудник Российского института стратегических исследований (Москва)


Япония и Кавказ… Кавказ и Япония… Есть ли в геополитике более несочетаемые понятия? Если в Центральной Азии уже давно причислили Японию к основным участникам борьбы за нефтегазовые ресурсы Каспия (наряду с США, Россией, Китаем и другими региональными лидерами), то вплоть до середины 1990-х годов казалось, что Кавказ останется вне зоны интересов Страны восходящего солнца. И это выглядело естественным, поскольку они географически очень удалены друг от друга, у них нет общих исторических традиций, этнических или религиозных корней.

Но затем мнение кардинальным образом изменилось, так как Япония обратила внимание и на Кавказ. Переломным моментом в этом стало решение японских компаний принять участие в азербайджанских нефтяных проектах. Японский частный капитал, вообще-то отличающийся большой осторожностью и потому, как правило, занимающий выжидательную позицию, долгое время воздерживался от инвестиций в экономику Азербайджана.

Однако, когда стало ясно, что в Азербайджане началась стабилизация экономики и успешно реализуется заключенный в сентябре 1994 года договор, амбициозно названный местной прессой "контрактом века", наконец-то и Япония вступила в "игру". Первой из японских компанией, подключившихся к освоению нефтяных залежей азербайджанского шельфа, была фирма "Иточу сёдзи". В 1996 году она вошла в международный консорциум крупнейших мировых нефтяных корпораций, перекупив полностью долю американской компании "МакДермотт" и частично — "Пензойл", в результате чего получила 3,9% акций "контракта века". А в конце того же, 1996 года она подключилась еще к одному нефтяному проекту — по разведке и разработке месторождений "Дан Улдузу" и "Ашрафи" (доля ее участия составила 20%).

Эти шаги — свидетельство стремления Японии как можно скорее наверстать упущенное и включиться в раздел каспийского "нефтяного пирога". По мнению представителей влиятельной в японских деловых кругах организации "Кэйданрэн" (Федерация экономических организаций), доступ к альтернативным источникам энергоносителей в Азербайджане и в республиках Центральной Азии будет способствовать обеспечению долгосрочной энергетической безопасности страны. Очевидно, такая тактика — диверсификация поставщиков энергоносителей — направлена на уменьшение, а при возможности даже на ликвидацию зависимости своей экономики от импорта нефти из стран Ближнего Востока, который в то время составлял около 90% всего японского импорта нефти.

Осенью 1996 года вице-президент Национальной нефтяной компании Сатами Тоно заявил, что после тщательного двухлетнего анализа экономического потенциала региона, проведенного японскими экспертами, фирма подключается к разработке "каспийского направления". Кроме того, для изучения возможностей вложения своих капиталов в Баку потянулись делегации других крупных японских компаний, специализирующихся не только в добыче нефти, но и в нефтехимии, в сфере коммуникаций и т.д. Со своей стороны, президент Азербайджана Г. Алиев подтвердил намерение Баку поддержать Токио в его стремлении "наверстать упущенные в регионе возможности".

Активизация японского капитала в Азербайджане, в странах Центральной Азии, где он уже завоевал достаточно прочные позиции, и в целом в Прикаспии лежит в рамках новой внешнеполитической стратегии Японии, известной как "евразийская дипломатия", часть которой — концепция приоритетного развития отношений с этим богатым нефтью и газом регионом. При разработке этой стратегии, официально выдвинутой в июле 1997 года бывшим в то время премьер-министром Японии Рютаро Хасимото, японские специалисты отмечали следующее: богатые нефтяные и газовые ресурсы Каспийского региона становятся важным фактором мирового рынка энергоресурсов, представляющим для них интерес; страны региона могут служить мостом, связывающим своими коммуникациями государства Евразии; активная поддержка республик Центральной Азии и Закавказья в процессе их государственного строительства будет иметь большое значение для развития отношений Японии не только с этими новыми независимыми государствами, но и с их соседями — Россией, Китаем и исламскими государствами, что в конечном счете позволит Японии в XXI веке значительно расширить свое политическое влияние в Евразийском регионе1.

В рамках объявленной стратегии Япония приступила к реализации нового внешнеполитического курса в отношениях с республиками Центральной Азии и Южного Кавказа, направленного на значительное упрочение связей с этими странами. Основные направления этого курса: политический диалог, способствующий углублению доверия и взаимопонимания; экономическое сотрудничество, в особенности в сфере освоения природных ресурсов; достижение мира в регионе на основе укрепления режима нераспространения ядерного оружия, демократизации и стабилизации.

Дальнейшим воплощением стратегии "евразийской дипломатии" стала Программа действий по дипломатии Великого шелкового пути, принятая кабинетом министров в январе 1998 года. Активно реализуя эту программу, Япония предоставляет странам, по которым пройдет возрождаемый Шелковый путь, кредиты на реконструкцию и строительство автомобильных и железных дорог, аэропортов, трубопроводов, на развитие телекоммуникаций. Генеральный директор Департамента внешней политики МИД Японии К. Редзо подчеркивал, что в его стране Шелковый путь расценивают не просто как магистраль для развития торгово-экономических связей между расположенными по этому маршруту странами, но и как важную составляющую системы международной безопасности XXI века2.

Важное место этой программы — развитие широких политических связей и всестороннего экономического сотрудничества с республиками Центральной Азии и Закавказья, содействие им в демократических преобразованиях. Экономическое сотрудничество в первую очередь предполагает участие Японии в совершенствовании инфраструктуры республик и оказание им помощи в разработке природных ресурсов3. При этом ключевая роль отводится связям и сотрудничеству на уровне частного сектора. В плане содействия республикам в переходе к рыночной экономике предусматривается прием на стажировку в японские компании менеджеров малых и средних фирм стран Закавказья и Центральной Азии. Кроме того, важное направление программы — гуманитарная помощь, направляемая на преодоление последствий межнациональных конфликтов. По сообщению газеты "Санкэй симбун", в начале 1998 года Япония приняла решение выделить беженцам в Азербайджане, Грузии и Армении помощь на сумму в 3,22 млн долл.

Стремление к развитию сотрудничества взаимно, республики региона заинтересованы прежде всего в экономической помощи, в том числе в инвестициях, остро необходимых им для восстановления и развития национальной экономики. Отметим, что уже много лет Япония занимает ведущее место среди развитых стран, входящих в Комитет помощи развитию Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), по ее абсолютному вкладу, предоставляемому странам "третьего мира".

В настоящее время Токио демонстрирует стремление развивать взаимовыгодное сотрудничество со странами Южного Кавказа как на двустороннем, так и на региональном уровнях. Об этом, например, свидетельствуют такие факты, как проведенный по инициативе японской стороны семинар по вопросам инвестиций в экономику закавказских государств, а также выставка товаров народного потребления "Три республики Южного Кавказа" (Токио, июнь 2001 г.), в ходе которой заключен ряд соглашений об экспорте продукции этих стран в Японию.

Вместе с тем отношения Японии с каждой республикой Южного Кавказа имеют свои характерные особенности, отражающие степень ее заинтересованности в конкретной стране.

Япония — Азербайджан

По официальным заявлениям японского руководства, Токио рассматривает Азербайджан как ключевую страну на Великом шелковом пути, возрождение которого отвечало бы общим интересам широкого круга государств Евразийского континента. Этим определяется то важное место, которое в "евразийской дипломатии" Японии занимает развитие экономических и политических связей с Баку.

Первоочередные шаги в реализации политической составляющей стратегии "евразийской дипломатии" — предложение президенту Азербайджана Г. Алиеву посетить с официальным визитом Японию, а также решение о скорейшем открытии японских дипломатических миссий в Азербайджане и других республиках Закавказья4. Визит президента Азербайджана в Японию состоялся в феврале 1998 года. По инициативе депутатов японского парламента к нему было приурочено создание Парламентской ассоциации за дружбу между Японией и Азербайджаном. Во время визита обсуждались не только двусторонние, но и региональные проблемы. На встрече с Г. Алиевым премьер-министр Р. Хасимото заявил, что "Япония не пожалеет усилий для оказания помощи в подготовке кадров и для содействия процессу перехода Азербайджана к рыночной экономике", поскольку, по его мнению, развитие Азербайджана должно повлечь за собой развитие всех стран Южного Кавказа и Центральной Азии. Таким образом, как отмечала газета "Санкэй симбун", глава японского кабинета подчеркнул геополитическое значение Азербайджана и отметил активное стремление Токио к упрочению отношений с этой страной5.

В ходе визита подписаны Совместное заявление о дружбе и партнерстве, а также заявление о сотрудничестве в области торговли и экономики, которые стали первыми межправительственными документами, заложившими основу дальнейшего развития отношений. Министерства иностранных дел обеих стран договорились о взаимных консультациях.

В Совместном заявлении о дружбе и партнерстве подтверждалась важность оказания Японией помощи всем республикам Центральной Азии и Южного Кавказа, говорилось о поддержке со стороны Токио вступления Азербайджана во Всемирную торговую организацию (ВТО) и в Азиатский банк развития. Для азербайджанской стороны была особенно важна поддержка Японией территориальной целостности Азербайджана в связи с карабахским конфликтом, что зафиксировано в резолюции Лиссабонского саммита ОБСЕ в декабре 1996 года.

Важное место на переговорах занимали вопросы, связанные с реализацией проекта Шелкового пути. По мнению зарубежных политических обозревателей, этот визит должен был продемонстрировать стремление Токио интенсифицировать двусторонние отношения не только на частном, но и на правительственном уровне.

По возвращении на родину Г. Алиев издал распоряжение "О мерах по расширению сотрудничества между Азербайджаном и Японией", в котором ставилась задача разработать механизмы двустороннего сотрудничества.

В мае 1999 года Азербайджан с официальным визитом посетил министр иностранных дел Японии Масахико Комура. Обе стороны связывали с этим визитом большие надежды. В ходе переговоров, состоявшихся между Масахико Комурой и премьер-министром Азербайджана Артуром Расизаде, достигнут ряд важных договоренностей.

В 2000 году Япония открыла в Азербайджане свое посольство — первое на Южном Кавказе, что свидетельствует о том приоритетном значении, которое она придает республике по сравнению с другими кавказскими странами. Это посольство одновременно стало представлять интересы Токио в Грузии.

Активно реализуется и экономическая составляющая новой стратегии Японии. Внешнеполитические шаги на каспийском направлении должна была подкрепить значительная помощь, предназначенная для развития экономического потенциала республики. Кроме того, визит Г. Алиева в Японию стимулировал японские компании к развитию экономического сотрудничества с Азербайджаном, прежде всего в его нефтяном секторе. Так, в феврале 1998 года фирма "Мицуи ойл эксплорейшн Кº" подписала контракт с Государственной нефтяной компанией Азербайджана (ГНКАР) на 15%-ое участие в разработке перспективного нефтяного месторождения "Кюрдаши", запасы которого оцениваются в 500—800 млн баррелей.

В августе 1998 года Азербайджан посетила делегация упомянутой выше японской Федерации экономических организаций "Кэйданрэн". Во время визита стороны обсудили выдвинутые японской делегацией предложения по углублению и расширению экономических связей. Основное место в переговорах занимали перспективы совместной разработки месторождений нефти и газа. Это направление продолжало активно развиваться. В декабре 1998 года создан первый в Азербайджане консорциум японских компаний ("Джапэн петролеум эксплорейшн Кº", "Инпекс норд лтд. оф Джапэн", "Джапэн националь ойл корпорейшн", "Тейкоку ойл корпорейшн", "Иточу") без участия американских или европейских фирм. Этот консорциум подписал с ГНКАР контракт на разработку на паритетных началах блока месторождений "Янан Тава", "Мугань-Дениз" и "Аташгях", запасы которого специалисты оценивают в 100 млн т6. Сумма инвестиций в проект составляет порядка 2,3 млрд долл. (из них уже вложено 33 млн долл.). В случае успешных разведывательных работ планируется начать его разработку в 2006 году. В настоящее время идет геофизическая разведка.

Весной 2001 года Японский банк международного сотрудничества — одна из ведущих организаций, по линии которых Япония выделяет льготные кредиты для развивающихся стран, — заключил с Иранской национальной нефтяной компанией договор на сумму в 3 млрд долл. по предварительному финансированию проекта освоения нефтяных месторождений в Азербайджане. Согласно договору банк получает предпочтительные права по ведению переговоров и финансовому участию в разработке нефтяных залежей Азербайджана путем назначения членов консорциума по реализации проекта. Финансирование проекта предполагается осуществить в течение трех лет. Расплачиваться за предоставленный японским банком кредит Тегеран будет поставками сырой нефти на протяжении 11 лет. По данным проведенной Ираном геологоразведки, "Азадеган" — новые нефтяные месторождения в Азербайджане — могут практически сразу дать 5—6 млрд баррелей сырой нефти, а ее резервы составляют не менее 26 млрд баррелей7.

Начало добычи "ранней", а затем и "большой" нефти в Азербайджане диктует необходимость строительства разветвленной системы трубопроводов с выходом к международным морским портам. В этой связи разработано несколько проектов транспортировки азербайджанской нефти, в одном из которых (проект строительства нефтепровода Баку — Джейхан, активно лоббируемый США), принимает участие и Япония. В настоящее время этот проект еще находится на стадии разработки. В состав инициирующих его инвесторов наряду с ГНКАР и с рядом крупных западных компаний входит японская фирма "Иточу". В проекте активно участвует и Грузия, по территории которой должна пройти магистраль. Ввод в строй этого трубопровода, стоимость которого оценивается от 2 до 4 млрд долл., намечен на 2004 год.

В марте 1999 года в Баку состоялось первое заседание двусторонней комиссии по экономическому сотрудничеству, в результате работы которой правительство Японии предоставило Азербайджану гранты на оснащение двух бакинских больниц и на развитие пищевой индустрии республики8. Договоренность о создании такой комиссии была достигнута в ходе визита Г. Алиева в Японию. Впоследствии по его распоряжению образована Государственная комиссия по экономическому сотрудничеству между Азербайджаном и Японией, которую возглавил вице-премьер Абид Шарифов, в ее состав вошли руководители ключевых структур правительства республики. Соответствующей комиссией в Японии руководит президент корпорации "Нитимэн" Акира Ватари, в ее работе участвуют сотрудники Министерства внешней торговли и промышленности (МВТП)9, Министерства иностранных дел, а также представители свыше 20 крупнейших компаний, заинтересованных в торговле с Азербайджаном и вложениях в эту страну, особенно в ее нефтяной сектор.

Началось поступление японских инвестиций и в инфраструктурные проекты Азербайджана. Этому, в частности, способствовало принятое в 1996 году решение Министерства внешней торговли и промышленности Японии распространить на Азербайджан систему страхования деловых операций. Как правило, японские компании предпочитают, чтобы вложение их капиталов в страны, относящиеся к разряду повышенного риска, осуществлялось под правительственным "финансовым зонтиком". А Азербайджан, в то время как раз и был такой страной: по данным английского журнала "Юромани", он в 1997 году находился на 139-м месте в рейтинге инвестиционной надежности среди 180 стран мира10. В соответствии с принятым решением Экспортно-импортный банк Японии ("Эксимбанк") открыл для этих нужд кредитную линию на 100 млн долл. Как впоследствии заявляли японские бизнесмены, именно гарантии правительства стали основным фактором, который позволил им приступить к работе в Азербайджане. Разумеется, это решение оживило торгово-экономические связи между двумя странами. До 1996 года товарооборот двусторонней торговли был представлен незначительным импортом из Японии, причем по его величине Токио не поднимался выше 30-го места среди основных импортеров Баку11. Азербайджан в основном завозил из Японии автомобили, электробытовые приборы и компьютерную технику. Но уже в 1997 году торговый оборот между ними резко увеличился — до 22,3 млн долл.12 Три крупнейшие японские компании по производству стали ("НКК корпорейшн", "Кавасаки стил корпорейшн", "Сумимото метал индастриз") победили в конкурсе за контракт на поставку в Азербайджан 11,6 тыс. т 21-дюймовых труб для строительства газопровода. По мере выполнения этого контракта предполагался дальнейший рост товарооборота.

В результате усилий, предпринимаемых сторонами для развития двустороннего сотрудничества, в Азербайджане наметилось несколько крупных проектов с участием японских компаний, которые в настоящее время приняты к реализации. Один из них — крупный проект (стоимость 310 млн долл.) реконструкции ГРЭС "Северная" в окрестностях г. Баку, построенной в начале 1950-х годов и обеспечивающей почти половину потребностей столицы в электроэнергии. Фонд международного экономического сотрудничества Японии в 1998 году выделил под этот проект кредит в размере 165 млн долл. (под 0,75% годовых сроком на 40 лет с льготным периодом в 10 лет). Весной 1999 года, на втором заседании двусторонней комиссии по экономическому сотрудничеству обсуждались вопросы, связанные с выделением второй части кредита (180 млн долл.) для строительства трубопровода Гаpадаг — Дигях — ГРЭС "Севеpная" (протяженность 90 км, пропускная способность 10 млн куб. м газа в день), который обеспечил бы бесперебойную поставку газа. Тендеp на эти работы выиграл альянс "Сумимото"/"Ниппон стил".

Корпорация "Нитимэн" участвует в проекте модернизации крупного Сумгаитского нефтехимического комплекса по производству этилена, входящего в Госконцерн "Азеркимья". Общая стоимость проекта 95 млн долл., из которых 15 млн предоставила корпорация "Нитимэн", а остальные расходы покрываются за счет кредита, выделенного "Эксимбанком" Японии под 2,5% годовых сроком на 10 лет с льготным периодом в течение первых 33 месяцев. По условиям соглашения кредит должен погашаться продукцией этого комплекса, которую корпорация обязалась закупать и сама вести все расчеты с банком-кредитором. Это первый в своем роде проект, под который получены гарантии правительства Азербайджана.

Выделение республике столь крупных кредитов свидетельствовало о твердой решимости Токио всемерно поощрять сотрудничество японских компаний с азербайджанскими государственными структурами.

Японские компании "Иточу" и "Джей-Джи-Си" представили на рассмотрение Государственной нефтяной компании Азербайджана генеральный план модернизации крупного производственного объединения (ПО) "Азнефтьянаджаг". Это объединение выпускало до 300 тыс. т бензина в год, а в начале 1997 года (дабы предупредить энергетический кризис) весь нефтеперерабатывающий комплекс Азербайджана был переведен на "мазутный режим", и ПО "Азнефтьянаджаг" стало производить до 350 тыс. т мазута в месяц. Проект предполагается финансировать кредитной линией правительства Японии. На первом этапе предусматривается заменить устаревшее оборудование, на втором — построить новые комплексы. Завершить модернизацию планируется к 2005 году.

Япония наиболее последовательно выступает за возрождение Шелкового пути, в частности, за создание авиалиний на этом маршруте. В связи с этим правительство выделяет значительные суммы на реконструкцию аэропортов в странах Центральной Азии и Кавказа. Так, ведутся переговоры о возможности предоставления Японским банком международного сотрудничества кредита на реконструкцию аэропорта г. Нахичевань. Согласно условиям кредита (30 млн долл. под 3% годовых на 40 лет) в тендере по проекту могут участвовать только японские компании. По заявлениям официальных лиц, Токио также намерен инвестировать капиталы в строительство отдельных участков трансконтинентального транспортного коридора "Европа — Кавказ — Азия".

Хотя и намного позднее, чем это сделано в отношении республик Центральной Азии, Япония включила Азербайджан в число стран-реципиентов так называемой японской "официальной помощи на нужды развития" — ОПР, в рамках которой она оказывает республике безвозмездную помощь в сфере сельского хозяйства, здравоохранения, для поддержки малого и среднего бизнеса и т.д. Так, с 1997 года в соответствии с проектами, разработанными Японским агентством международного сотрудничества, правительство ежегодно выделяет Азербайджану гранты на развитие аграрного сектора. На эти средства закупается сельхозтехника, которая предоставляется фермерам в аренду на четыре года, а после выплаты ее полной стоимости она переходит в собственность арендатора. Например, от аренды техники, закупленной по гранту 1998 года, Министерство сельского хозяйства Азербайджана получило доход в размере 500 млн манат13. Очередной грант на сумму 450 млн иен выделен в 2001 году.

В целях дальнейшего расширения сотрудничества в сфере сельского хозяйства японское правительство подготовило еще несколько проектов. Один из них предусматривает создание в Азербайджане арендного центра, который должен оказывать сервисные услуги и помощь в приобретении техники, другой — в выращивании рассады (исполнитель — объединение "Тараваз-тохум").

По программе безвозмездной помощи в здравоохранении предполагается выделить (с 1999 г.) 2 млн долл. на закупку современного оборудования для Азербайджанского научно-исследовательского института фтизиатрии и пульмонологии. Министерство молодежи и спорта получило 400 тыс. дол на развитие восточных единоборств, а Министерство культуры — 46,5 млн иен на закупку в Японии новых музыкальных инструментов для Азербайджанского государственного симфонического оркестра.

По проекту правительства Японии "Содействие развитию дорожного строительства в Азербайджане" в рамках ОПР в 2001 году выделено 372 млн иен "Азеравтойолу" на закупку дорожно-строительной техники. Тендер на эти закупки также проведен среди японских компаний.

Япония — Грузия

Постепенное втягивание Японии в азербайджанские нефтяные проекты способствовало распространению концепции "евразийской дипломатии" и на другие страны Южного Кавказа, в том числе и на Грузию, которая наряду с Россией может стать одним из основных транзитных государств для доставки азербайджанской нефти на мировые рынки. Как представляется, именно эта вовлеченность Грузии в закавказские нефтяные проекты — одна из причин повышения ее значимости для Японии. В этой связи в 1996 году фирма "Иточу" провела с Грузинской международной нефтяной компанией консультации относительно транспортировки нефти по трубопроводу Баку — Супса. "Иточу" выразила заинтересованность в создании необходимой инфраструктуры, включая транспорт и связь, по всему маршруту этой трассы. Сообщалось также, что фирма может принять участие в ряде других проектов в Грузии, в частности, в разработке новых месторождений нефти и в сооружении ГЭС. На эти цели она собиралась израсходовать до 50 млн долл.14

Со своей стороны, интерес Японии к Грузии "подогрел" Э. Шеварднадзе. На встрече с бывшим в то время министром иностранных дел Японии Т. Накаямой (Тбилиси, август 1997 г.) он признался, что, "еще находясь на посту министра иностранных дел СССР, хотел передать Японии оспариваемые ею острова южной части Курильской гряды, известные как "северные территории", однако не получил поддержки союзного руководства"15.

Эту встречу можно считать переломным моментом в развитии сотрудничества между двумя странами. Затем за сравнительно короткое время Грузию с деловыми визитами посетили многочисленные делегации различных министерств и ведомств Японии (МИД, МВТП и др.), собиравшие информацию обо всем спектре инвестиционных возможностей республики. А поскольку ключевая роль в сотрудничестве Японии с другими странами всегда отводится частному капиталу, в Тбилиси устремились и многочисленные делегации ведущих компаний: "Марубени", "Мицуи", "Мицубиси", "Иточу" и др. Республику посетила и делегация Экспортно-импортного банка Японии, изучавшая условия и возможности формирования будущей кредитной политики по обеспечению экономического сотрудничества.

Оценив экономическую ситуацию в Грузии, японская сторона проявила интерес к ряду отраслей. Среди них: металлургия, химическая промышленность, альтернативные источники энергии, сельское хозяйство. Но основной интерес японских деловых кругов прежде всего связан с нефтью. И все же со временем все явственнее ощущалось, что экономические связи сдерживаются отсутствием необходимой договорно-правовой базы. Ликвидировать этот пробел в двусторонних отношениях был призван первый официальный визит Э. Шеварднадзе в Японию, состоявшийся в марте 1999 года. В ходе этого визита подписаны два основополагающих документа: "Совместное заявление о дружбе и партнерстве между Грузией и Японией" и "Совместное заявление Грузии и Японии о сотрудничестве в сферах торговли и экономики"16.

В ходе переговоров обе стороны признали, что основа взаимной заинтересованности двух стран, весьма удаленных друг от друга географически и сильно отличающихся по уровню своего развития, — реальная перспектива возрождения исторического Шелкового пути. По мнению президента Грузии, "возрожденный Шелковый путь не только свяжет отдаленные евразийские регионы, но и будет способствовать экономической интеграции и культурному сближению народов, что, со своей стороны, заложит основу безопасности и благополучия на огромном пространстве"17. Таким образом, в подписанных документах отражена и тема стабильности на Кавказе. В ходе переговоров Э. Шеварднадзе высказал важное для принимающей его стороны суждение о том, что Япония "должна стать постоянным членом Совета Безопасности ООН"18.

Во время визита обсуждалась программа дальнейшего углубления двустороннего экономического сотрудничества, прежде всего по проектам, представляющим взаимный интерес, таким как строительство нового причала (№ 15) в морском порту Поти. Технико-экономическое обоснование этого проекта подготовила корпорация "Мицубиси", практически решен вопрос о его финансировании. Кроме того, были затронуты проекты развития промышленного комплекса Зестафани — Чиатура, производства карбамида на Руставском химкомбинате, реконструкции железной дороги на участке Батуми — Тбилиси — Садахло и др.

По мнению Э. Шеварднадзе, перспективной сферой сотрудничества может стать экспорт вина, особенно красного, в Японию. Корпорации "Марубени" и "Мицубиси" выразили готовность участвовать в восстановлении винодельческой отрасли Грузии и содействовать экспорту ее продукции в Японию.

Ряд японских организаций выразил желание участвовать в программе развития горнодобывающей промышленности республики, а правительство Японии рассматривает вопрос о выделении гранта на эту программу. Большое значение также придается организации туризма в Грузии, что японская сторона рассматривает как один из важных источников экономического развития республики.

Придавая большое значение содействию в продвижении Грузии к рыночной экономике, Япония решила активизировать экономическую и техническую помощь республике. Более того, были предприняты конкретные шаги в этом направлении. Так, объявлено, что правительство Японии приняло решение создать максимально благоприятные условия своим фирмам и компаниям, которые будут сотрудничать с грузинскими партнерами. В частности, для поощрения совместных проектов принято решение о страховании японских частных инвестиций. Отметим, что в 1991 году правительство Японии упразднило механизм возмещения ущерба за вложенные инвестиции во всех странах бывшего Союза, за исключением России. Со временем этот механизм был постепенно восстановлен для стран Центральной Азии, а затем и для Азербайджана.

Девятого октября 1999 года указом президента республики создан Грузинско-японский экономический комитет, который возглавил министр торговли и внешнеэкономических связей Т. Беручашвили. В настоящее время Комитет работает над несколькими совместными программами. В частности, поскольку Япония весьма заинтересована в реализации проекта Шелкового пути, она выразила намерение активно участвовать в развитии грузинского отрезка этого транспортного коридора, например предоставляя кредиты, по большей части льготные и долгосрочные. Так, реконструкцию тбилисского аэропорта намерен финансировать Японский банк международного сотрудничества, для чего Грузии может быть предоставлен крупный долгосрочный льготный кредит.

Таким образом, несмотря на относительно небольшой период, можно говорить о том, что некоторые контуры сотрудничества уже наметились, и в конце 2001 года Министерство иностранных дел республики даже заявило о необходимости открыть в Японии посольство Грузии.

Еще в августе 1997 года завершились двухлетние переговоры и был подписан контракт (стоимостью 250 млн долл.) между консорциумом трех японских фирм ("Марубени", "Джей-Джи-Си" и "Трансандина") и грузинской стороной на реконструкцию простаивавшего все последние годы Батумского нефтеперерабатывающего завода (НПЗ), проектная мощность которого должна была быть доведена до 2,5 млн тонн в год. Кроме того, консорциум обещал построить для нужд города ТЭС мощностью 20 МВт. Финансировать проект предполагалось за счет кредита, выделяемого правительством Японии. Финансирование намечалось только после выдачи гарантий по покрытию кредита правительством Грузии. Однако в настоящее время проект приостановлен, поскольку Национальный банк Грузии таких гарантий не дает19. Грузинская сторона мотивирует это принципиальными соображениями, утверждая, что зарубежные инвестиции уже гарантированы Конституцией республики и соответствующими законами.

В сентябре того же 1997 года фирма "Иточу" подписала Меморандум о взаимопонимании с правительством Грузии, в котором предусматривается ее участие в строительстве нового НПЗ в г. Супса, рассчитанного на переработку 3 млн т нефти в год. В частности, "Иточу" выразила готовность вложить в этот проект до 300 млн долл. Строительство завода предполагается провести в два этапа, при этом первая его очередь предназначена для производства дизельного топлива, а вторая — бензина, керосина и других легких фракций. Мы уже отмечали, что компания "Иточу" — один из основных участников двух крупных консорциумов по добыче нефти на азербайджанском шельфе Каспия. Строительство завода, по-видимому, отражает намерение корпорации перерабатывать часть добываемой нефти рядом (относительно) с местом ее добычи. Особенно привлекательным, по мнению специалистов, делает проект то, что г. Супса — конечный пункт трансгрузинского нефтепровода, по которому перекачивают азербайджанскую нефть и откуда продукты ее переработки можно по Черному морю доставлять в страны Европы. Следует отметить, что, по сообщению агентства "Ипринда", уже в начале 1998 года Турция заявила о своей готовности закупать продукцию этого НПЗ.

Компании "Иточу" и "Марубени" также проявляют интерес к поиску и добыче нефти на территории самой Грузии, особенно на прилежащей к ней части шельфа Черного моря, где, по предварительным данным, запасы нефти могут составить до 200 млн т. Еще в 1997 году эти компании подписали с Грузинской международной нефтяной корпорацией соответствующий протокол о намерениях, причем они заявили о своей готовности инвестировать необходимые средства без предоставления им государственных гарантий правительства республики, на чем обычно настаивают японские фирмы.

Япония оказывает республике содействие и в развитии энергетики. Так, Японский банк международного сотрудничества выделил ей льготный кредит в 45 млн долл. на реконструкцию энергосистемы страны. Эти средства предполагается вложить в ремонтные работы и в замену устаревшего оборудования двух ГЭС: Храм ГЭС-2 и Ланджанури ГЭС, а также диспетчерских пунктов в Тбилиси и Кутаиси. Кредит предоставлен на 30 лет из расчета 2,3% годовых, причем первые 10 лет — льготные. В результате всего комплекса работ общей продолжительностью до пяти лет энергосистема республики сможет дополнительно получить около 250 млн кВт-ч электроэнергии.

Важную роль в экономическом сотрудничестве играет программа правительственных грантов, финансируемая из средств уже упоминавшейся выше "официальной помощи на нужды развития". В частности, правительство Японии предоставляет гранты аграрному сектору Грузии. Эта программа была начата в 1996 году, в настоящее время реализуется уже пятый грант, на его средства приобретаются сельскохозяйственная техника, удобрения и химикаты. Предусмотрено, что поставкой указанной продукции могут заниматься только японские фирмы, которые определяют по итогам тендера.

Однако следует отметить непредвиденные сложности, возникшие в ходе реализации этой программы в связи с коррупцией и разворовыванием средств грантов. Так, по обвинению в хищении государственного имущества в особо крупных размерах арестованы бывший первый заместитель министра сельского хозяйства Гурам Дидбаридзе и бывший начальник управления по международным связям Министерства сельского хозяйства Александр Какашвили. В Генпрокуратуре республики не исключают вероятности возбуждения уголовных дел и в отношении других должностных лиц этого министерства. Принято решение о создании совместной грузино-японской комиссии, которая призвана контролировать процесс реализации грантов. Напомним, в Азербайджане ситуация с реализацией подобной программы намного оптимистичней.

Практика выделения грантов распространяется и на другие отрасли экономики. Так, в 2000 году правительство Японии выделило 3 млн долл. на реконструкцию автомобильных дорог республики. На эти средства у одной из японских фирм, выбранной на основе тендера, будет закуплено до 30 единиц автодорожной техники. Используемая техника российского производства давно изношена, а новую за последние 10 лет не приобретали. Правительство Японии выбрало именно этот проект, так как в Грузии до 63% перевозок приходится на автомобильный транспорт, а из 20 тыс. км автодорог республики более 8 тыс. км требуют срочного ремонта.

Что касается социально-культурной сферы, то на ее нужды за 1997—1999 годы страна получила от Японии в общей сложности семь правительственных грантов на сумму 18 млн долл. Среди них можно выделить средства, направленные на реконструкцию здания Государственной филармонии; на закупку оборудования для Центральной клинической больницы; на оснащение Тбилисского государственного драматического театра им. Марджнишвили и Большого концертного зала филармонии; на реформирование системы здравоохранения республики; на помощь Тбилисской специализированной школе с преподаванием японского языка.

Япония — Армения

На начальном этапе двусторонние отношения между этими странами сводились в основном к реализации Японией различных программ официальной помощи развитию (ОПР) экономики Армении.

К таким программам относится и реализуемый с 1997 года проект "Рост производства продовольствия". Министр сельского хозяйства республики Завен Геворкян отметил, что правительство Японии последовательно выделяет Армении средства для решения проблем сельского хозяйства. За 1997—2000 годы Японией предоставлена безвозмездная помощь на 420 млн иен. На эти средства приобретена сельскохозяйственная техника, около 45 тыс. т азотных удобрений, создан партнерский фонд и профинансированы другие программы, содействующие развитию аграрного сектора республики.

В конце 1998 года Токио выразил намерение оказать помощь в реформе энергетики, в частности в создании новых мощностей и модернизации действующих инфраструктур, предоставив кредит в размере 40 млн долл. Он выдан на привилегированных условиях — 1,8% годовых с выплатой в течение 20 лет, льготный период 10 лет, при этом предусмотрены и консалтинговые услуги японских экспертов.

Армения получила два гранта на развитие культуры и здравоохранения. Правительство Японии признало Государственный филармонический оркестр республики лучшим музыкальным коллективом и выделило ему 500 тыс. долл. На эту сумму японское правительство подарило оркестру музыкальные инструменты и студию звукозаписи — единственную в Закавказье.

В экономической сфере сотрудничество формально началось только в августе 2000 года, когда был создан соответствующий Японо-армянский комитет. В июне 2001 года в Токио состоялось первое совместное заседание армяно-японского и японо-армянского экономических комитетов. Стороны обсудили направления возможного взаимодействия: высокие технологии, перерабатывающая промышленность, туризм. С учетом перспектив стороны достигли договоренности о создании правовой базы, необходимой для активизации торгово-экономических связей, в частности о подписании двух соглашений: "Об избежании двойного налогообложения с доходов и имущества" и "О взаимной защите и поощрении инвестиций". Высказывалось мнение, что развитие двусторонних отношений тормозится отсутствием посольств, в связи с чем считается необходимым открыть постоянное представительство Японии в Армении и армянское посольство — в Японии.

Официальный визит президента Армении Роберта Кочаряна в Японию состоялся в конце 2001 года и положил начало новому этапу развития отношений между двумя странами. Хотя визит носил чисто протокольный характер, так как армяно-японские связи вряд ли можно назвать близкими или динамично развивающимися, тем не менее, по признанию наблюдателей, в нем доминировала экономическая проблематика. Р. Кочарян провел переговоры с министром экономики, промышленности и торговли Японии Такео Хиранумой. После переговоров Р. Кочарян с удовлетворением отметил, что в отношениях с Арменией Япония намерена перейти от программ помощи к программам сотрудничества и развития. Он высоко оценил роль Токио как крупнейшего спонсора Еревана. "Мы чрезвычайно заинтересованы в привлечении японских частных инвестиций в Армению", — сказал президент республики и твердо пообещал максимально содействовать развитию малого и среднего бизнеса. По его мнению, Армения, являясь самой организованной и стабильной страной на Южном Кавказе, может стать надежным партнером Японии20.

Японское агентство по международному сотрудничеству подписало с Министерством промышленности и торговли республики двухлетнюю программу "Развитие горнодобывающей отрасли Армении".

По итогам встречи Р. Кочаряна с премьер-министром Страны восходящего солнца Дз. Коидзуми подписано совместное заявление "О дружбе и партнерстве между Арменией и Японией". В этом документе, в частности, отмечается, что Армения поддерживает Японию в ее стремлении стать постоянным членом Совета Безопасности ООН. Этот тезис, похоже, неотъемлемый атрибут для всех постсоветских государств, желающих сотрудничать с Японией. Но, как представляется, это не слишком большая плата за безвозмездную помощь и льготные кредиты. А пока что Япония продолжает в этом вопросе заручаться поддержкой все большего числа стран, поскольку по мере изменения международной обстановки необходимость реформировать СБ ООН становится все очевидней.

По сообщению агентства "Медиамакс", в ходе переговоров руководители Армении и Японии подчеркнули важность реабилитации Шелкового пути. В этой связи рассматривается вопрос о предоставлении финансовой помощи Японским банком международного сотрудничества на реконструкцию ереванского аэропорта Звартноц.

Таким образом, развитие отношений с Японией становится одним из приоритетных направлений внешней политики Армении. По мнению пресс-секретаря президента республики В. Габриеляна, результативное политическое и экономическое сотрудничество с Токио важно для Еревана с точки зрения привлечения стран-доноров, активизации частного сектора, а также поступления финансовых средств, необходимых для экономических реформ21. В этой связи планируется открыть в Японии посольство Армении.

* * *

Итак, несмотря на то что дипломатические отношения между Японией и республиками Южного Кавказа установились еще в 1992 году, двустороннее сотрудничество активизировалось только во второй половине 1990-х, по мере того как Токио определялся со своими интересами в регионе. Три южнокавказские республики имеют разный уровень отношений со Страной восходящего солнца, но все они получают от нее значительную гуманитарную помощь.

Наиболее интенсивно Япония развивает отношения с богатым углеводородным сырьем Азербайджаном. За сравнительно небольшой по историческим меркам период времени она инвестировала в азербайджанскую инфраструктуру около 200 млн долл. Кроме того, пять японских компаний на долевых началах участвуют в ряде азербайджанских проектов по разработке нефти на Каспии, суммарная стоимость которых превышает 15 млрд долл.

По некоторым оценкам, в перспективе японские инвестиции в экономику республики могут составить несколько миллиардов долларов. Развитие экономического сотрудничества предполагает и повышение уровня политических отношений, которые, по заявлению некоторых источников в МИД Азербайджана, могут стать одним из важных направлений внешней политики страны, причем их значение будет увеличиваться по мере развития Великого шелкового пути.

Некоторые азербайджанские политологи полагают, что экономическое сотрудничество с Японией не связано с политической конъюнктурой (так как у нее нет в Азербайджане серьезных геостратегических интересов), а посему оно может даже оказаться более надежным, чем, например, с Россией или США22.

Однако перспективы развития экономических связей не являются однозначно оптимистическими. В последнее время все чаще высказывается мнение, что несметные сырьевые запасы Азербайджана — не более чем хорошо раскрученный миф. Похоже, для такого утверждения есть веские основания, поскольку начавшееся освоение иностранными компаниями некоторых месторождений в азербайджанском секторе Каспия пока не принесло ожидаемых результатов. Неизвестно, насколько успешно будет продвигаться реализация других нефтяных контрактов, в частности, японский консорциум еще даже не проводил пробные бурения. От их итогов, как представляется, во многом будет зависеть и уровень отношений между Японией и Азербайджаном.

В Грузии интересы Японии, которая не скрывает этого, связаны, прежде всего, с нефтью и ее транзитом по территории республики, поэтому перспективы двусторонних связей во многом зависят от успешной реализации азербайджанских нефтяных проектов, особенно тех, в которых участвуют японские компании. Тбилиси придает большое значение своим отношениям с Токио, ставшим за короткий период одним из основных доноров. Гуманитарная и техническая помощь, оказанная Грузии после объявления независимости, составила, по словам грузинского президента, несколько десятков миллионов долларов. В своем выступлении по национальному радио по итогам визита в Японию Э. Шеварднадзе отметил, что "положено начало новому направлению внешней политики Грузии"23.

Характеризовать отношения Японии с Арменией пока еще рано, так как Токио только планирует перейти от программ помощи к двустороннему сотрудничеству.

Независимо от того, насколько успешно будут реализовываться каспийские нефтяные проекты, все три республики полагают, что, развивая двусторонние связи с Японией, они сумеют использовать свой геополитический потенциал, обусловленный их географическим положением на стыке Азии и Европы вдоль Великого шелкового пути. С этим проектом связываются их надежды на создание новых рабочих мест, на прибыли за транзит, на привлечение инвестиций в экономику республик. Однако следует отметить, что и на этом направлении пока еще мало что получается. Так, в 1999 году транзитные железнодорожные перевозки на азербайджанском участке Шелкового пути — ключевом звене евроазиатской артерии — не превышали 5% их общего объема, то есть почти все грузопотоки — результат внешнеторговых операций самой республики. Не способствовало росту транзитных перевозок и решение Азербайджана ввести вслед за Туркменистаном 20%-ый НДС. Автомобильные перевозки по азербайджанскому участку составляют менее 1% от общего грузопотока страны.

Таким образом, опираясь на положительную динамику развития экономических и внешнеполитических отношений Японии со странами Южного Кавказа, можно сделать вывод о наличии у них значительного потенциала взаимовыгодного сотрудничества. Однако до сих пор на пути его реализации остаются серьезные объективные трудности, для преодоления которых этим странам необходимо приложить большие усилия. И только время покажет, насколько успешными окажутся их результаты.


1 См.: Касенова Н. Япония встает на Шелковый путь // Деловая неделя, 10 октября 1997.

2 ИТАР-ТАСС, 11 августа 1998.

3 См.: Нихон кэйдзай, 17 января 1998.

4 Вплоть до 2000 г. интересы Японии в Азербайджане представляло посольство Японии в России.

5 См.: Санкэй симбун, 27 февраля 1998.

6 См.: Санкэй симбун, 23 декабря 1998.

7 См.: [http://news.hit.md/cgi/news.pl?id=690].

8 См.: Бакинский рабочий, 16 марта 1999. С. 2.

9 В настоящее время переименовано в Министерство экономики, промышленности и торговли Японии.

10 См.: World Economic Analysis, Special Report Published with the September 1997 Issue of "Euromoney".

11 См.: Внешняя торговля стран СНГ и ЕС // Европейские Сообщества, 1998. С. 87.

12 См.: Nikkey Weekly, 13 April 1998. P. 21.

13 См.: Бакинский рабочий, 16 марта 1999. С. 2.

14 См.: Nissman D. Azerbaijan and Japan: New Allies? // Caspian Crossroads Magazine, Winter 1998, Vol. 3, No. 3.

15 ИТАР-ТАСС, "Международная экспресс-информация", 27 октября 1997.

16 Свободная Грузия, 5 марта 1999. С. 1.

17 Свободная Грузия, 9 марта 1999. С. 3.

18 Япония выделяет значение Грузии на "Великом шелковом пути"// Прайм-Ньюс, 11—18 марта 1999, № 62 (88).

19 См.: Свободная Грузия, 12 ноября 1999. С. 3.

20 См.: Волк А. Путешествие за газом и инвестициями // GazetaSNG.ru, 27 декабря 2001.

21 Информационное агентство "АРКА", 14 декабря 2001.

22 См.: Зеркало, 28 февраля 1998. С. 5.

23 Свободная Грузия, 11 марта 1999. С. 1.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL