МОЛОДЕЖЬ И ИСЛАМ НА СТРАНИЦАХ ТАДЖИКСКОЙ ПРЕССЫ

Киемиддин САТТОРИ


Киемиддин Саттори, независимый журналист, сотрудник Информационно-аналитического центра "Сипехр" (Душанбе)


Введение

До распада СССР и начала гражданской войны в Таджикистане молодежь республики воспитывали в духе атеизма. В соответствии с Конституцией Советского Союза религия была отделена от государства. Однако вырвать корни религии коммунисты не смогли. Религиозные ценности, традиционная культура, обычаи сохранились, и духовенство все же оказывало влияние на социум, особенно на молодых людей.

Вследствие вооруженного противостояния общество республики подверглось деградации, расшатывались его духовно-нравственные и культурные ценности. Конфликт между различными слоями населения в первую очередь затронул молодежь. За годы независимости выделились три ее основные группы. Одна из них под влиянием мусульманского духовенства и активистов исламских движений все больше втягивалась в исламские движения. В другую входят как те, кто остался под влиянием коммунистической идеологии, так и ориентированные на западные ценности. Они считают ислам основным виновником всех конфликтов, инкриминируют ему отсутствие толерантности, направленность на войну. И, наконец, часть молодежи проявляет интерес к появившимся после распада СССР миссионерам новых вероучений и сект. Среди них: бахаиты, зороастрийцы, кришнаиты, сатанисты и другие.

В период перестройки (до 1992 г.) в таджикской прессе было множество публикаций на тему "молодежь и религия". Журналисты, обществоведы и религиоведы, философы и другие исследователи науки о человеке изучали эту тему и освещали различные ее аспекты в печати, в радио- и телепередачах. Наибольшее внимание уделяла ей газета "Джавонони Точикистон" ("Молодежь Таджикистана"). С началом братоубийственной войны поток таких публикаций уменьшился. Во многом это связано с законами военного времени, когда средства массовой информации представляли собой информационные вестники и не имели возможности всесторонне освещать общественно значимые проблемы.

В ходе мирного процесса, начавшегося после подписания Общего соглашения об установлении мира и национального согласия (27 июня 1997 г.), общество вернулось к мирным проблемам. Журналисты и ученые вновь стали изучать молодежную тематику, в том числе отношение молодежи к религии. В целом в статьях по этой многогранной проблеме, появившихся в печати 1996—2001 годов, можно условно выделить три доминирующих направления: роль мусульманства в духовной жизни молодежи, ислам и культурно-нравственное воспитание; молодежь и экстремистские течения; исламский фундаментализм, молодежь и прозелитизм.

Роль мусульманства в духовной жизни молодежи, ислам и культурно-нравственное воспитание

По мере продвижения начавшегося мирного процесса народ страны занялся восстановлением разрушенного гражданской войной хозяйства. С особой остротой встал вопрос о моральном здоровье молодежи, подорванном войной и перипетиями трансформационного процесса. На страницах СМИ интеллигенция дискутирует о том, как преодолеть тяжелые последствия войны в сфере нравственности, восстановить порядок в обществе, какую роль может сыграть религия в возвращении к моральным нормам. Специфические условия республики способствовали тому, что в освещении темы "Религия и молодежь" на первый план вышла проблема морально-нравственного воспитания. Это обстоятельство объясняет отбор вопросов, рассматриваемых ниже.

Как молодежь относится к религии и как освещает этот аспект республиканская пресса? Как религия и религиозные деятели относятся к молодежи? С какой точки зрения авторы смотрят на роль ислама, других религий и вероучений в формировании мировоззрения и духовной жизни молодежи? К каким выводам и результатам они пришли?

Найти ответы можно в материалах СМИ, освещающих эту тему в 1996—2001 годах. Наиболее концентрированно и многообразно проблема ислама как средства морально-нравственного воспитания молодежи звучит в прессе мусульманского направления, например, в газете Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) "Наджот" ("Спасение").

Так, в статье Салохиддина Аюби "Эй, сидящие в мечети, где ваш призыв, повеление свершать добро?" ("Наджот", 20 апреля 2000) речь идет о том, что духовенству необходимо активизировать пропаганду исламской мысли среди молодежи, подчеркивается, что в последние годы среди общественности Таджикистана, особенно в молодежных кругах, развиваются такие нарушения морали, как воровство, грабежи, внебрачные сексуальные отношения, употребление алкоголя, обман, проституция и т.д. Автор считает, что задача духовенства и всей общественности, особенно интеллигенции, — активная разъяснительная работа среди молодежи с позиций ислама. По его мнению, мусульманство — это не только обязанность совершать молитву, держать пост или читать Коран. Духовенство должно внести свой вклад в нравственное оздоровление молодых людей.

В статье "Наставление на пути самосознания" ("Наджот", 27 апреля 2000) Валиджан Акбар пишет о том, как по инициативе Абдулвариса Абдуджабара, руководителя районной организации ПИВТ в г. Ура-Тюбе, молодежь, и все население Истаравшана обогащают свой духовный мир приобщением к исламу, рассказывает об общественном телевидении "Усурушана" и его программе "Свои тайны", в которой идет вдумчивый и серьезный разговор о религии.

Хафиз Рахмон в материале "Путеводитель добродетелей" ("Наджот", 5 мая 2000) сообщает о новом издании книги Садриддина Айни "Тартилу-л — Коран", рассказывает об истории создания этого труда, об антирелигиозной политике советского правительства, об уничтожении духовно-этических ценностей, что и привело к падению морали, росту преступности и т.д. Автор рассуждает о целесообразности изучения ислама, основ шариата во всех учебных заведениях — от детского сада до высшей школы, о необходимости воспитывать молодое поколение в духе исламской культуры и исламских традиций. Он непосредственно связывает рост преступности и падение нравов с запрещением изучения Корана, религиозной мысли в школах, воспитанием детей и юношества в духе безбожия: "Читатель, который дорожит Кораном, уважает и читает его, действует согласно предписаниям Аллаха, будет жить счастливо и в изобилии".

Выход в свет нового издания книги С. Айни в нынешней ситуации, когда страна находится в глубоком экономическом и культурном кризисе, Хафиз Рахмон считает знаменательным событием, содействующим излечению моральных и духовных болезней народа, ценным подспорьем для морального оздоровления общества и воспитания молодежи в духе исламской религии.

Известно, что ритуал и обрядность играют большую роль в социальной и духовной жизни общества. Поэтому партийная исламская печать уделяет пристальное внимание освещению событий такого рода. ПИВТ, особенно отдел культуры и работы с молодежью этой партии, часто проводят религиозные праздники и встречи в столице, городах и кишлаках республики. В статье Сангина Халика "Культурное мероприятие" ("Наджот", 22 декабря 2000) рассказывается о студенческом вечере, посвященном празднованию Рамазана. Автор отмечает, что молодежь — великая созидательная сила, двигатель будущего общества, она должна гордиться славным исламским прошлым отцов и дедов, он считает, что приобщение к исламским ценностям не только обогащает духовно и нравственно, но и укрепляет связь поколений. В статье отмечается, что молодежь все больше и больше обращает внимание на исламскую культуру и мусульманские идеи, являющиеся добрым делом, способствующим расширению мировоззрения, укреплению духовности и морали.

Оживленные дискуссии вызывает женский вопрос. Жизненные проблемы и трудности, с которыми сталкиваются женщины, составляют основное содержание статьи Абдулкаххара Умарова "Женщина-мать" ("Наджот", 13 января 2000). Анализируя все стороны их жизни, автор предлагает всем партиям, движениям и общественным организациям обратить внимание на проблемы женщины-матери и на воспитание нового поколения в исламских традициях. По его мнению, только таким образом возможно оздоровление общества, он подчеркивает, что ислам не против участия женщины в общественной жизни, наоборот, он создает для нее лучшие условия. Женщины и девушки могут сыграть важную роль в преодолении морального кризиса общества. Однако в этом деле необходимо использовать исламские предписания, составляющие основу национальных ценностей и культуры таджиков.

Молодой исследователь Хафиз Рахман в статье "Загадка женщины: мораль и история, сравнение и взгляды" ("Наджот", 26 июня 2000) размышляет о роли и положении женщины-матери, ее значении в воспитании юного поколения в Аравии и Адшаме, в странах Запада, в исламском мире. Автор сравнивает отношение мусульманства и христианства к женщинам и девушкам, их права и свободы в семье, обществе и делает вывод, что ислам предоставляет больше возможностей для морального самосовершенствования женщин, подчеркивает, что в последние годы мораль, духовность и познание Бога пришли в упадок, развивается аморальное поведение, разврат, проституция: "Если мы хотим, чтобы наше общество имело будущее, то в первую очередь нужно воспитать девушек в духе ислама и тысячелетней культуры наших предков", — утверждает он.

Одежда таджикских женщин и девушек, подражание европейским и западным модам, скромность и стыдливость — перечень проблем, которые с точки зрения ислама рассматривает в своей статье "Женское одеяние" Сабзнигор Хасанова ("Наджот", 13 июля 2000). Сегодня, — пишет автор, — таджикские девушки и женщины носят европейские одежды, которые далеки от национальной исламской культуры и обычаев. Такая одежда приводит к падению морали общества. "…Следование европейской моде и западным ценностям дошли до такой границы, что наши афганские и иранские сестры ради городской моды и одежды предпочитают голый запад. Я не думаю, что каждая вспоминает Бога... Женщины протестуют, почему мы не должны быть свободными?" Полемизируя с этой точкой зрения и ссылаясь на З. Фрейда, автор говорит, что свобода — понятие относительное. Человек никогда не бывает свободным. "Отказ от национальной одежды означает отдаление от исламской культуры, женщины и девушки должны одеваться согласно предписаниям шариата нашего пророка Мухаммада и гордиться своей моральной чистотой и скромностью".

В статье Вакифа Зия "Как можно строить государство с такими неурядицами?" ("Наджот", 15 июня 2000) речь идет об искажении ритуала, что губит моральное здоровье общества. Автор размышляет об этом, рассказывая о жизни кишлака Понгоз Аштского района, в 20-ти кварталах которого живет 24 тыс. человек. В прошлые годы члены одной махаля считали неудобным ходить на свадебные мероприятия в другой квартал. Сегодня не только юноши, но и девушки, да и молодые женщины, имеющие детей, без приглашения ходят на свадьбы в другие кварталы, бесцеремонно усаживаются за стол, попирая общественные нормы. Празднества проходят с большими затратами, с участием многих артистов, с изобилием водки в застольях, которые часто заканчиваются рукоприкладством. Автор считает нарушение такого рода традиционных общественных норм результатом негативного влияния российского телевидения, так как жители этого села уже несколько лет не имеют возможности смотреть республиканские передачи, хотя ни технических, ни финансовых проблем для их трансляции нет. В статье резко осуждается изменение норм общественного поведения, вызванное развитием рыночных отношений, отмечается рост наркомании и алкоголизма. Нравы молодых женщин и девушек пришли в упадок, высокая таджикская мораль уходит в небытие, распространяется проституция, коверкается родной язык. Все это свидетельствует об истощении духовности народа, особенно молодежи, что происходит вследствие отказа от исламских ценностей. По мнению автора, единственный выход из глубокого морального и духовного кризиса — пропаганда среди молодежи высоких и чистых ценностей ислама. "Исламское лекарство лечит все недуги нашего общества", — пишет Вакиф Зия.

Бывший руководитель молодежного сектора ПИВТ Камариддин Афзал в статье "Подражать нужно своему прошлому" ("Наджот", 27 июля 2000) анализирует ситуацию, сложившуюся в стране, обращая особое внимание на экономические трудности, нищету, безработицу, рост преступности, падение нравов, проституцию, отказ от традиционных исламских ценностей, влияние западной культуры. По его мнению, молодежная исламская организация будет способствовать оздоровлению общества путем воспитания молодежи в духе исламских ценностей, повышения ее просвещенности, расширения кругозора. Автор резко критикует государственные органы, не обращающие серьезного внимания на решение молодежных проблем, в результате чего молодые люди совершают убийства, грабежи, занимаются проституцией, наркобизнесом и т.д., отмечает, что на радио и телевидении, в газетах и журналах очень много говорят об упадке нравов, духовной нищете молодежи, однако, к сожалению, не упоминают об их истинных причинах. А они в том, что молодежь не воспитана на исламской культуре, оторвана от мусульманских корней национальной культуры. Автор предлагает разработать программы национальной школы, поднять статус учителя и интеллигенции в целом, в несколько раз повысить им заработную плату, увеличить финансирование образования и культуры. Эти меры помогут поднять уровень воспитания и образования в школах и вузах, воспитать молодежь в лучших традициях общечеловеческой и исламской культуры.

В очерке Курбонали Холмуродова "Осветил сердце огонек" ("Наджот", 6 апреля 2001) говорится о распространении ислама, о том, что его высокие духовные ценности привлекают новых последователей в различных уголках мира. В качестве примера рассказывается о жизни русского парня, который принял ислам, об истории его обращения, о том, какие мусульманские ценности привлекли молодого жителя Астрахани, отмечается, что число приверженцев ислама растет за счет последователей христианской религии не только в Таджикистане, но в России и в других странах. В подтверждение своих рассуждений автор приводит историю 21-летней русской девушки, жительницы Хакасии Анны Юрьевой, принявшей ислам в результате духовных исканий.

Махтум Саидназаров, автор статьи "Ислам и свобода" ("Наджот", 19 января 2000) высказывает мнение, что свобода человека в обществе никогда не может быть абсолютной, потому что Бог установил для человечества духовно-этические рамки и каждый, кто их перешагнет, теряет право называться человеком. Религия ведет человечество от водоворота тьмы и невежества к свету, от небытия к вечной жизни. Рассуждая о свободе с точки зрения мусульманства, автор отмечает, что ислам гарантирует своим последователям свободу взглядов, защиту прав женщин и девушек, получение образования, критикует западную прессу за искажение исламских догматов. Он подчеркивает, что понимание свободы, предлагаемое Западом, — безудержный индивидуализм, не ограничиваемый обществом, его потребностями и нуждами, ведет к краху. Запад достиг материальных высот, но вместе с тем он находится в глубочайшем духовном кризисе.

Статья "Если хочешь быть всегда радостным" ("Наджот", 9 февраля 2001) также посвящена теме духовного воспитания в духе ислама. В беседе с председателем Ура-тюбинской организации ПИВТ ее автор Мухиддин Сипехр поднимает вопросы, связанные с падением морали среди молодежи и ролью ислама в оздоровлении морального климата в обществе.

На вопросы журналиста его собеседник отвечает, что преступность и аморальное поведение среди молодежи значительно возросли в результате гражданской войны и экономического кризиса. Молодые люди все более отдаляются от национальной культуры, от устоявшихся моральных норм. Все это дорого обходится нашему обществу. Не случайно основной его проблемой стали наркомания и наркобизнес. Республика — участок на пути наркотрафика из Афганистана в Россию и далее в Европу. Нищета и безработица втягивают в этот бизнес многих граждан, особенно молодежь. Кроме того, у молодежи развивается пристрастие к наркотикам. С точки зрения автора, единственный выход — духовное, нравственное и культурное воспитание молодежи путем ее обращения к исламским ценностям и нормам.

Автор статьи "Чуму XX века привели в XXI век" ("Наджот", 9 сентября 2001) Мехровар Мухаммади размышляет над решением проблемы наркомании и наркобизнеса. Журналист обращает внимание на роль религии и авторитетных духовных лиц в оздоровлении общества. По его мнению, Комитету по телевидению и радиовещанию республики совместно с Советом улемов следует готовить интересные радио- и телепрограммы, с помощью которых можно было бы вернуть молодежи интерес к реальной жизни, к моральным законам и ценностям. Духовное воспитание молодежи на основе древней культуры наших предков и исламских ценностей — единственный путь спасения общества от чумы века, — считает он.

Тему наркомании и борьбы с ней широко освещают и другие издания исламского направления. Наряду с этим на их страницах значительное место занимает критика западного образа мыслей, ценностей и морали, высказывается озабоченность расширением его влияния и негативными последствиями всего этого для народа Таджикистана.

Председатель Фрунзенской районной организации ПИВТ Олимджон Айёмов в статье "Общая цель — мощь страны" ("Наджот", 13 января 2000) рассуждает о проблемах нравственного и культурного воспитания молодежи. По его мнению, упадок духовности, пренебрежение культурными ценностями привели к росту преступности, наносящей обществу не меньший ущерб, чем экономический кризис. Ислам может восполнить возникший духовный вакуум.

В статье Саиды Исломовой "Одним взглядом" ("Наджот", 1 февраля 2001) высказано беспокойство, вызванное распространением западного влияния в молодежной среде. Автор и его собеседники считают, что западные ценности и образ жизни не соответствуют основам социальной жизни Таджикистана, подрывают нравственный климат, развращают молодежь.

В статье Мухиддина Сипехра "Наука является светлым фонарем в ночной тьме" ("Наджот", 24 декабря 2000) также идет речь о снижении уровня нравственности и духовности в обществе. Острие критики направлено на западную пропаганду культа грубой силы, сексуальной распущенности, которая осуществляется с помощью кинопродукции. Автор призывает противопоставить экспансии западной культуры пропаганду культурных ценностей и норм ислама. Он считает, что СМИ должны выпускать для молодежи больше интересных материалов, содействующих распространению исламских ценностей и культурно-этических норм, полагает, что только вооруженные высокой исламской моралью и духовностью молодые люди смогут найти свое место в жизни, построить лучшее будущее для себя и общества.

О необходимости усиления нравственного воспитания молодого поколения через телевидение, печатные издания, театр, кино и видео размышляет Холик Ашраф в статье "Не ищи, кого обидеть " ("Наджот", 18 мая 2000). Он пишет, что пропаганда насилия, порнографии в западной кино- и видеопродукции наносит обществу смертельный удар, разрушает мораль, воздействуя прежде всего на молодежь. Такие фильмы продают на каждом шагу в Душанбе, в других городах и селах республики. Повсеместно открыты видеосалоны, репертуар которых государство не контролирует. Автор считает, что необходимо закрыть все видеосалоны и лавки, продающие или предлагающие напрокат подобные видеокассеты, или установить жесткий контроль над их деятельностью, предлагает правительству совместно с религиозными деятелями обратить самое серьезное внимание на культурно-нравственное воспитание молодежи.

В статье "Когда на небе гуляет ложь" ("Джавонони Точикистон", 30 марта 2000) журналист Хуршед Атоулло размышляет о досуге молодежи и состоянии культурно-просветительских учреждений в Согдийской области. Он отмечает, что отдых юношей и девушек — одна из самых больших сегодняшних проблем общества, пишет о плохом состоянии учреждений культуры Ура-Тюбе и Худжанда. В видеосалонах демонстрируют порнофильмы, боевики и т.д., которые не только не способствуют повышению духовного уровня молодежи, но и разрушают его.

Автор считает, что печальные последствия такого положения — разрушение национального самосознания, падение интереса молодежи к науке и культуре, отказ от традиционных социально-этических норм, размышляет о том, что же общество может противопоставить мощному потоку чуждой идеологии и морали, хлынувшему в республику после развала СССР.

Итак, из краткого обзора исламской прессы страны ясно, что наиболее важные проблемы, которые в последние годы находятся в центре внимания СМИ, — исламское просвещение и восстановление в обществе мусульманских культурных и этических ценностей. Антирелигиозная борьба, которая велась в СССР, подорвала в Таджикистане исламское религиозное образование и просвещение, способствовала тому, что ислам стал в основном семейным обрядом и ритуалом, потерял возможность и способность развивать теолого-богословскую мысль. Стремление восстановить эти почти утраченные возможности обуславливают преимущественное внимание к просвещению, распространению исламских наук, норм и ценностей. С этой точки зрения особое внимание исламских журналистов и религиозных деятелей привлекает молодежь как наиболее восприимчивая группа, которая формирует облик будущего общества.

Исламская пресса отражает идеологическую борьбу, которая идет в республике и связана с реалиями трансформационного процесса. Развитие рыночных отношений, стремительная стратификация, которая разделила ранее почти гомогенное общество на бедных и богатых, изменили образ жизни, ценности и общественную мораль.

Молодежь и экстремистские течения, исламские фундаменталисты

Наибольшее количество материалов об экстремистских течениях публикуют правительственные СМИ. С начала гражданской войны и до подписания Общего соглашения об установлении мира и национального согласия, пресса называла все исламские движения, особенно ПИВТ, экстремистскими и обвиняла их в разжигании войны. После подписания соглашения, реинтеграции вооруженных сил Объединенной таджикской оппозиции с правительственными войсками, легализации Партии исламского возрождения Таджикистана ситуация изменилась. С того времени эту партию редко относят к экстремистским организациям. В государственных СМИ к таковым ныне принято относить следующие партии и движения: Хизб ут-Тахрир, Исламское движение Узбекистана (ИДУ), Исламское движение Кыргызстана (ИДК), Исламскую организацию освобождения китайского Уйгуристана и движение "Талибан". Выступая 20 марта 2001 года перед представителями интеллигенции, президент страны Э. Рахмонов сказал: "Не секрет, что религиозный экстремизм и фанатизм, предрассудки, далекие от основ священной религии ислам, до сих пор имеют корни в нашем обществе. Наша задача — найти, узнать и обнаружить их. Посмотрите, какие варварские действия совершает религиозный экстремизм в лице "Талибан". В их действиях слились вместе экстремизм, шовинизм и фанатизм. В результате в массовом порядке уничтожаются некоторые народы, в том числе таджики, уничтожаются исторические, культурные памятники этой страны" (см.: Культура — бытие нации // Омузгор, 4 апреля 2001). Президент выразил мнение, что просвещение молодежи может поставить заслон распространению экстремизма.

О влиянии исламских фундаменталистских движений на общество, особенно на молодежь, и предотвращении негативных последствий этого явления идет речь в статье председателя парламента Сайдуло Хайруллоева "Свободное дыхание земли Рашта" ("Садои мардум", 11 января 2001). На примере Раштской-Каратегинской долины автор показывает, что на духовную жизнь ее населения религия всегда имела глубокое влияние. Молодежь поддержала оппозицию в прошедшей гражданской войне. Благодаря подписанию Общего соглашения мир пришел и в этот район. Председатель парламента размышляет о влиянии ислама на молодежь и подчеркивает, что она должна изучать не религию, а современные светские науки, призывает ее воздержаться от вступления в различные экстремистские исламские группировки.

Из всех экстремистских движений наибольшее внимание привлекает "Хизб ут-Тахрир". В статье прокурора Согдийской области Курбонали Мухабатова "Хизб ут-Тахрир" — партия разрушитель, авантюрист и с плохим будущим" ("Садои мардум", 19 августа 2000) рассказывается об истории возникновения, распространения и планах этой организации в области и во всей Центральной Азии. Автор считает, что духовный источник партии — панисламизм, а конечная цель — джихад против неверных, свержение конституционного строя, захват государственной власти, подробно пишет о распространении "Хизб ут-Тахрир" не только в области, но в Гиссарской и Вахшской долинах. Прокурор указывает, что в распространении своих идей партия опирается в основном на молодежь, так как она легко поддается влиянию. Наиболее уязвимая группа, по его мнению, — 15—25-летние. Он отмечает, что молодежь, вступающая в "Хизб ут-Тахрир", практически не имеет религиозного образования, очень мало знает о сущности и целях партии. Автор призывает население пресекать ее подрывную деятельность.

В статье "Хизб ут-Тахрир" — партия освобождения ислама" ("Народная газета", 22 июня 2000) Рахим Махмудзод рассказывает об истории возникновения, распространения, целях и задачах этой партии, сторонники которой, к сожалению, в последние годы появились и в Таджикистане, а большинство ее последователей — молодежь в возрасте 15—25 лет, узбеки по национальности. Автор подчеркивает, что нельзя быть безучастными к усилению влияния "Хизб ут-Тахрир" и других экстремистских течений, необходимо вести разъяснительную работу, чтобы люди не попали в их сети. Этот же автор в статье "Благодатная почва для экстремизма" ("Бизнес и политика", 1 сентября 2000) не только рассказывает о деятельности "Хизб ут-Тахрир", но и размышляет о причинах, социальных корнях возникновения экстремизма и вовлечения в него молодежи. К основным причинам этого явления он относит резкое снижение уровня жизни населения, упадок культуры и морали, нищету духа, разрушение традиционных экономических, культурных, научных, торговых связей с другими республиками Центральной Азии. Экстремистские течения пытаются заполнить духовный вакуум, который образовался после распада СССР. Автор считает, что повышение жизненного уровня населения, улучшение образования могут препятствовать распространению экстремизма.

Против экстремистов выступает также исламское духовенство, лидеры ОТО. Например, в статье "Освобождение или угроза?" ("Мизон", 5 октября 2000) пресс-секретарь председателя ПИВТ Султон Хамадов рассказывает об истории этой партии и о причинах ее распространения в Таджикистане. Он считает, что причина активизации "тахрировцев" в республике — подавление легальной деятельности ПИВТ. В разделе "Официальное духовенство Таджикистана о "Хизб ут-Тахрир" автор приводит высказывания, характеризующие взгляды официального духовенства, особенно исламского совета страны, которое выступает против членов этой партии.

В статье председателя Совета улемов Согдийской области Хаджи Хусайн Мусазаде "Этот халифат пахнет раздором" ("Джумхурият", 29 июля 2000) говорится, что официальное духовенство и руководство ПИВТ не приняли взгляды "Хизб ут-Тахрир" и осуждают ее деятельность. Автор подчеркивает, что мусульмане республики, особенно молодежь, не должны допускать распространения идей этой партии, называет ее "новой опасностью".

В целом с 1996 по настоящее время опубликовано довольно много материалов об экстремистских и фундаменталистских религиозных течениях, особенно о "Хизб ут-Тахрир". Статьи отражают борьбу между двумя мощными силами. Во-первых, это этнонационализм, активно формирующийся в качестве государственной идеологии. Такую позицию во многом поддерживает ПИВТ как национальная исламская партия, и институциональное зарегистрированное духовенство, которое является частью политической системы Таджикистана. Во-вторых, это исламский интегризм, в котором проявляется отношение народов Центральной Азии к разделу региона на отдельные этнократические государства.

Молодежь и прозелитизм

После развала Советского Союза на территории новых независимых государств появились многочисленные миссионеры, пропагандирующие различные вероучения и пытающиеся заполнить идейный и духовный вакуум, который образовался в результате поражения коммунистической идеологии. Положение в Таджикистане ухудшило то, что в период гражданской войны эмигрировала значительная часть интеллигенции, замедлила свое развитие общественная мысль. В то же время миссионеры различных вероучений: бахаи, христианских церквей, зороастризма, кришнаизма, сатанизма и т.д. — активно распространяют свои религиозные взгляды, а руководство республики относится к прозелитизму либерально. Это объясняется логикой политической борьбы, в которой правительственные секуляристы и исламисты находились по разные стороны баррикад. Стремление уменьшить влияние исламистов вызвало толерантное отношение официальной власти к миссионерам различных вероучений, обосновавшихся в стране. Однако общество оказалось далеко не столь толерантным и либеральным. Появление и расширение влияния миссионеров вызвало горячую дискуссию, вылившуюся на страницы газет.

В статье академика Мухаммаджона Шакури, "Нация, Родина, Вера незаменимы" ("Истиклол", 8 мая 1997) высказана следующая точка зрения: в местах традиционного распространения ислама нельзя предоставлять людям возможность выбирать религию. Ссылаясь на социологические исследования, 60% респондентов которых отмечают, что независимость Таджикистана открыла широкие возможности для исповедания различных религиозных культов, автор считает, что исповедание ислама в местах его традиционного распространения связано с национальной культурой и как ее интегральная часть не подлежит замене на иную религию.

Этот же автор в статье "Мир не может стать многообразием религии" ("Джумхурият", 5 июля 1997) продолжает разговор о пропагандистской деятельности различных религиозных центров и распространении их влияния на молодежь. Ученый призывает власти республики поддержать ислам, усилить его, запретить религиозным сектам чужих государств вести свою деятельность в Таджикистане. Он пишет, что миссионеры работают во всех государствах бывшего Союза и всюду общественность с тревогой относится к их деятельности. В России, Казахстане и в других странах власти хотят ограничить ее. "Пропагандисты, — пишет академик, — пришедшие из-за рубежа и привлекшие нашу молодежь в свои секты, развивают свою религию в политических целях. Их истинная цель — экспансия, усиление влияния. Они стремятся изнутри расколоть нацию. История всех стран Востока свидетельствует, что все религиозные миссионеры почти всегда преследовали политические и колониалистские цели, боролись против ислама, занимались подрывной деятельностью".

Об иностранных религиозных пропагандистских центрах идет речь в статье Вадима Зайченко "Таджики в неисламских молитвенных домах" ("Истиклол", 7 мая 1997). Как явствует из его слов, в результате пропагандистской работы миссионеров часть таджиков, особенно молодежи, отрекается от ислама и становится последователями различных направлений христианства, таких как баптизм, католичество, лютеранство, адвентизм седьмого дня, протестантизм, свидетели Иеговы, а также бахаизма, зороастризма, и т.д.

В статье "Таджики крестятся" Азизбека Дахбеди ("Джавонони Точикистон", 27 мая 1999) речь также идет о подрывной деятельности в республике неисламских иностранных центров, о негативных последствиях этого процесса, о привлечении молодежи в различные неисламские религиозные секты. Автор выявляет причины прихода в нашу страну таких сект, корыстных целей и задач миссионеров, подробно и аргументированно пишет о деятельности каждого направления христианской религии в городах и районах республики, о последователях сект из числа мусульман, об их возрасте, а также о методах пропаганды этих вероучений и об их литературе, переведенной на таджикский и русский языки. Он отмечает, что пропагандисты в основном работают с юным поколением, стимулируют его с помощью денег и вещей, привлекают в различные спортивные секции, в том числе карате и теквандо, направляют молодых людей за рубеж для религиозного образования. Поэтому число последователей неисламских сект за счет молодежи растет.

В конце статьи отмечается, что в Таджикистане действуют не только неисламские религии, но и новоявленные каннибалистские и сатанические секты, в качестве примера приводится несколько выявленных случаев ритуального вампиризма и каннибализма в Колхозабадском, Кабодианском районах, Худжанде, Душанбе. Автор требует от государственных органов, особенно от Министерства безопасности, пресечь подобную деятельность и считает необходимым подготовить и принять закон "О религии".

Автор статьи "Мусульманином родился и стал последователем церкви" Мирза Ёрибек ("Мизон", 5 августа 2000) также ведет рассказ о подрывной деятельности пропагандистских центров, о методах работы миссионеров, подробно анализирует различные стороны религиозных вероучений и сект, приходит к выводу, что их финансируют церкви Ватикана, США, Канады, Швеции, Финляндии, Норвегии и т.д. Пропагандисты, пользуясь нищенским положением таджиков, обманывают молодых людей, привлекают их в свои секты деньгами, товарами, не гнушаются другими средствами и методами. Он отмечает, что среди баптистов насчитывается 10 тыс. таджиков в возрасте от 20 до 40 лет, а в протестантской корейской церкви еще больше — 36 тыс. человек 15—35-летнего возраста. О числе и возрасте последователей других сект точных данных пока нет.

Подводя итоги общественной дискуссии о прозелитизме на страницах республиканской прессы, можно предположить, что ожесточенная критика в отношении иностранных миссионеров связана не только с конкуренцией религий за умы и души молодежи. После развала СССР и постепенного распада имперского сознания в Таджикистане, как и в других новых независимых постсоветских государствах, идут активные поиски иных идентичностей. Кто такие таджики? Это гражданство, этничность или принадлежность к одной религии? Какова основа, которая объединит всех жителей новой страны? Какое место в этом займет ислам? Каковы должны быть отношения между ним и государством?

На все эти актуальные вопросы общество пока не может ответить. Но одно можно утверждать с уверенностью: они стали фактом общественного сознания, а не смыслом вооруженной борьбы. Общество отвергло силовой метод решения идеологических противоречий и готово публично обсуждать острые общественно значимые проблемы, принимая во внимания различные точки зрения и позиции сторон, которые отражаются в дискуссиях, ведущихся в СМИ республики. Второй вывод: все религиозные и политические силы Таджикистана ведут борьбу за умы и души молодежи, так как видят в ней будущее страны.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL