ГРУЗИНСКАЯ ПРЕССА СЕГОДНЯ

Эка КВЕСИТАДЗЕ


Эка Квеситадзе, эксперт Фонда стратегических и международных исследований (Тбилиси, Грузия)


Грузинская пресса переживает глубокий кризис. Такую оценку ситуации, в которой ныне находятся средства массовой информации страны, можно услышать довольно часто. Более 11 лет назад СМИ республики получили независимость и свободу, но сегодня нет ни одной газеты, которую в государственном масштабе можно отнести к надежным источникам информации. И это на фоне самых либеральных на всем постсоветском пространстве условий, необходимых для развития газет и журналов, радио и телевидения, ведь многие люди смотрели на Грузию как на самое многообещающее государство из всех новых независимых стран, появившихся после развала Советского Союза. На грузинскую прессу возлагали большие надежды, считали ее одной из основных сил, выступающих в поддержку демократического развития нашей республики. Однако сегодня трудно найти действительно независимое печатное издание, выходящее большим тиражом. И если телезрители имеют возможность смотреть передачи компании "Рустави-2", которую можно назвать "многотиражной", то ни один печатный орган не вправе похвастаться таким же вниманием читателей. На лотках и в газетных киосках Тбилиси можно увидеть предназначенное для продажи огромное число различных изданий, но в основном это выходящие небольшим тиражом газеты, главным образом скандальная хроника, или же еженедельные многотиражные малоформатные бульварные журналы.

Как известно из классических трудов по экономике, для нормального функционирования рынка предложение должно быть равно спросу. Каким образом этот принцип применим к средствам массовой информации Грузии? Можно ли объяснить низкий уровень нашей прессы незначительным спросом или, попросту говоря, тем, что среди СМИ нет конкуренции?

Тираж более-менее влиятельной ежедневной газеты не превышает семи тысяч экземпляров, чаще всего он доходит лишь до трех-четырех тысяч. В стране с пятимиллионным населением основную читательскую аудиторию составляют политики и государственные служащие, то есть главные периодические издания практически не имеют массового читателя. Вот почему довольно трудно говорить о популярности какой-либо газеты.

За исключением тематических, спортивных и дешевых бульварных изданий, которые продают в переходах, а также кроссвордов, в республике выходят 26 газет. Можно выделить такие, как "Резонанси", "Алия", "Ахали таоба", "Дилис газети", "Дрони", "Квирис палитра", "Ахали версия", "Асавал-дасавали", "Литературули сакартвело", "Ахали эпока", "Джорджиан таймс", "Ибериа-спектри", "Ахали меридиани", "Ахали 7 дге", "Тбилиси" и другие. Шестнадцать газет выходят на русском языке, три — на английском, однако ни те, ни другие особой популярности не имеют. Конечно, свой читатель есть у каждой газеты, но ни одной не удалось стать серьезным ежедневным изданием с большим тиражом.

Порочный круг

Как пишет Роберт Ортега, директор Международного центра журналистики Грузии, малые тиражи газет напрямую связаны с их низким качеством и отсутствием у людей доверия к прессе. Никто не хочет тратить деньги на покупку периодических изданий, не содержащих информации, представляющей интерес для читателя. Всем уже изрядно надоела подача материалов исключительно с точки зрения парламента, государственной канцелярии или описание интриг, которые плетут в этих ведомствах. Наиболее популярные газеты, пичкающие читателя подобной информацией и дешевыми сенсациями, теряют своих приверженцев, в результате чего рейтинг этих изданий падает.

Осенью 2001 года Международный центр журналистики при поддержке фонда "Евразия" и Американского агентства по международному развитию (ЮСАИД) провел массовый опрос относительно качества грузинской прессы. Особое внимание обращалось на такие аспекты, как профессионализм журналистов, наиболее публикуемые темы, достоверность подаваемой информации и некоторые другие. В итоге оказалось, что 95% респондентов не доверяют ни одному печатному изданию.

Каким газетам Вы доверяете полностью?

  Издания Покупают
(%)
Читают
(%)
Всего
(%)
1 Таковых нет 73,6 21,5 95,1
2 "Сарке" ("Зеркало"), еженедельный малоформатный журнал 1,1 0,2 1,3
3 "Квирис палитра", еженедельный дайджест 0,8 0,1 0,9
4 "Алия" 0,4 0,2 0,6
5 "Сарбиели", спортивная газета 0,6 0,0 0,6
6 "Ахали таоба", ежедневная газета 0,4 0,0 0,4
7 "Резонанси", ежедневная газета 0,2 0,1 0,4

Среди жалоб наиболее частыми были следующие: журналисты предоставляют не полную информацию, мало фактов; информация часто недостоверна; порой противоречива; заголовки статей не соответствуют их содержанию; журналисты навязывают свое мнение; сотрудники редакций плохо владеют грузинским языком; не удовлетворяет качество печати; часто авторы статей, что называется, "не в теме", не знают, о чем пишут; наскучили предвзятые и лживые взаимные обвинения политиков; газеты охватывают узкий круг проблем.

По мнению Ии Антадзе, сотрудницы радиостанции "Свобода", "сегодня грузинская пресса повернута лицом к власти, но не к народу. А это значит, что до тех пор, пока СМИ не интересуются обществом, обществу неинтересны СМИ. Пока на первых страницах газет фигурируют лишь люди со связями, пресса будет мало волновать общество".

Главные проблемы грузинской прессы: отсутствие профессионализма, объективности и независимости. Но если газеты не покупают, то журналисты денег не получают и, естественно, ищут другие источники дохода и находят их среди отдельных политиков, политических партий, представителей правительственных кругов. А в этом случае журналисты и издатели подотчетны не читателю, а тем, кто их финансирует.

Роберт Ортега отмечает: "Пресса в Грузии слабая, газеты фактически не свободны. В своем большинстве они выживают за счет продажи написанных "по заказу" статей, удовлетворяющих амбиции так называемых "невидимых" спонсоров. Сложившаяся ситуация объясняется тем, что владельцы и издатели газет не знают, как привлечь читателя и рекламодателя, вернее, они даже и не пытаются делать это, поскольку в основном существующее положение их вполне устраивает".

Средствам массовой информации, ориентированным "от" народа, трудно формировать общественное мнение и доносить его до читателя. Люди не верят публикациям, за которыми просматриваются вполне конкретные спонсоры. Таким образом, грузинская пресса стала своего рода кастой, взаимодействующей с властями, или, попросту говоря, придатком власти, к тому же еще и осложняющим социальную обстановку.

Давид Зурабишвили, сотрудник Института свободы — одной из самых популярных неправительственных организаций — так комментирует положение в средствах массовой информации: "В последние 5—6 лет общественная жизнь республики свелась к "жизни" властных структур, то есть парламента, канцелярии, министерств и т.д., что нашло отражение и в средствах массовой информации. Грузинские газеты, а часто и телевизионные каналы ориентированы не на народ, а на политическую элиту. Проблемы, поднимаемые в печати и на телевидении, интересны лишь чиновникам. Большая часть населения даже не может понять загадочных намеков журналистов. Так что средства массовой информации занимаются в основном интригами государственных ведомств, а не социальными процессами".

Естественно, у газет, которые практикуют именно такой подход к освещению "животрепещущих" вопросов, появляются большие проблемы с тиражами. А малый тираж автоматически означает низкую зарплату. Коррумпированные и бедные издания не привлекательны для профессионалов. Поэтому многие высококвалифицированные журналисты уходят из газет в неправительственные организации. Наиболее многообещающие журналисты вообще предпочитают отказаться от карьеры в грузинской прессе. Вот он порочный круг: отсутствие опыта, традиций, последовательной и честной информационной политики ведет к потере независимости, издатели лишаются источников финансирования (газеты не покупают и не выписывают) и профессиональных сотрудников, что в свою очередь заканчивается потерей доверия к СМИ. И тогда появляется необходимость выживать за счет видимых и невидимых спонсоров, а тут уж, конечно, ни о каких радикальных реформах в журналистике речь идти не может.

Почему влиятельные и серьезные газеты ушли с информационного рынка: отсутствие спроса или неумение управлять?

Любая пресса сталкивается с названными проблемами: низкое качество газет или журналов, публикация материалов скандального и сенсационного характера. Но, если среди средств массовой информации нет серьезных печатных изданий, у читателя выбора тоже нет. Что же касается грузинских СМИ, то среди них трудно увидеть какое-либо отличие серьезных от не очень серьезных изданий. Прессу, привлекающую политиков, вполне можно назвать желтой, и ни о каком научном стиле этих изданий говорить не приходится. Политика не делает их серьезными, скорее, наоборот, желтая пресса ангажирует политиков. Сегодня на обложках бульварных журналов, выходящих большими тиражами, можно увидеть портреты политических деятелей. Для тех, кто только пришел во власть, это прекрасная реклама. Оказаться на обложке такого довольно солидного издания, как "Резонанси", тираж которого превышает семь тысяч экземпляров, не так престижно, как в малоформатном журнале "Сарке", выходящем, по данным Международного центра журналистики Грузии, тиражом до 21 тысячи экземпляров.

Высокие тиражи "Сарке" свидетельствуют о том, что грузинский информационный рынок не выбирает весь свой потенциал. Есть люди, желающие читать серьезные научные издания, и малые тиражи нельзя объяснять только низкой покупательной способностью населения.

Большинство журналистов считают, что уже есть спрос на качественно новые средства массовой информации, причем не только у населения, но и у политиков. Однако все попытки создать такого рода газеты и журналы до сих пор оканчивались неудачей.

Ежедневная газета "Резонанси", которая еще несколько лет назад была достаточно популярна (она отличается новым стилем подачи новостей) и все еще сохраняет академическую направленность, ныне пользуется спросом лишь в Тбилиси, да и то среди представителей органов государственной власти. За исключением появляющихся время от времени журналистских расследований скандальных событий, газетные публикации довольно скучны. Это одна из причин падения тиражей. Кроме того, за свои неудачи "Резонанси" может еще "поблагодарить" и снижение уровня управления.

Плохое управление — причина проблем, возникающих и у других солидных газет. Когда-то популярные "7 дге", "Дрони" и "Кавкасиони" просто исчезли с информационного рынка. Несколько лет назад закрылась газета "Кавкасиони", которая еще незадолго до того могла похвастаться самыми сильными журналистскими "перьями". Таким образом, создавалось впечатление, что население республики вообще не интересуется серьезными темами. Чтобы не повторить судьбу "Кавкасиони", другие солидные СМИ, на которые также давили финансовые проблемы, решили трансформироваться в "желтую прессу". Надо сказать, что это не идеальное решение вопроса. Однако бывший редактор "Кавкасиони" Созар Субелиани и политический обозреватель этого издания Ия Антадзе называют и другие причины закрытия газеты.

"На каком-то этапе команда "Кавкасиони" пришла к выводу, что нужно выступить со своей собственной позицией. И тогда газета стала не посредником, а одной из сторон конфликта. Газета, которая ясно формулирует свою позицию, может сыграть определенную роль, но это будет ее последнее слово, ее смерть", — говорит И. Антадзе. По мнению Созара Субелиани, собственная позиция непременно создаст газете проблемы, но все же, считает он, главной причиной закрытия газеты стало плохое управление.

Уже позднее в подъеме рейтинга газеты "Ахали версия" значительную роль сыграли хороший менеджмент и крупные рекламные кампании. Однако в большой степени своим успехом она обязана антиправительственным и антипрезидентским настроениям граждан страны. В материалах о семье главы государства и правящей верхушке, которые публиковала "Ахали версия", ничего нового не было, но все подавалось ко времени. Вместе с хорошей рекламой это и обеспечило газете популярность. И хотя "Ахали версия" — новое слово на грузинском информационном рынке, что произошло благодаря корректировке ее редакционной программы, концентрации информационной политики только на одной теме, в основе которой лежат сенсационные материалы, примером качественно иной прессы она все же являться не может. Тем не менее газета оказывает значительное влияние на общественное мнение.

Величайшее достижение демократии… против основных демократических ценностей

В построении демократии огромная роль отводится свободной прессе. На начальных этапах демократизации Грузии многие считали, что СМИ займут одно из первых мест в деле укрепления независимости и переориентации людей на демократические ценности. Всем казалось, что пресса не только сама станет поборником демократии, будет тщательно готовить и публиковать объективные материалы на политические и другие темы, но и возьмет на себя одну из важнейших задач — донести демократические принципы до народа страны. Только таким образом средства массовой информации смогли бы активно способствовать усвоению таких демократических ценностей, как свобода печати, вероисповедания, совести, независимого выбора, о которых до тех пор население республики мало что знало.

Однако для выполнения этой миссии имеющая очень небольшой опыт грузинская пресса оказалась совершенно неподготовленной. У нее не было истинного профессионализма, достаточных знаний, действительного понимания демократических ценностей. И что, пожалуй, самое главное, не было чувства гражданственности, взгляда на проблему с государственных позиций — нашим СМИ, собственно как и всему грузинскому обществу, все это было чуждо. И все-таки люди надеялись, что средства массовой информации сыграют решающую роль в процессах, происходивших в стране, и донесут демократические идеи до народа, который после распада Советского Союза оказался в вакууме.

Что касается защиты демократии и ее основных ценностей, то пресса оказалась не на высоте, так как не смогла оправдать возлагавшихся на нее надежд. Можно сказать, что она даже обострила ситуацию. Газеты пестрят уничижительными ярлыками: дашнаки (так некоторые издания называют армян), космополиты, масоны и т.д. Такие прозвища употребляют в отношении группы политиков (так называемых политических реформаторов) и неправительственных организаций. Помимо всего прочего всех их обвиняют в симпатиях к религиозным меньшинствам и к гомосексуалистам. Подобные высказывания настраивают большинство населения страны против этнических и религиозных меньшинств.

Те же средства массовой информации в качестве символа националистических идей эксплуатируют имя известного грузинского мыслителя и писателя XIX века Ильи Чавчавадзе, лидера национально-освободительного движения. Эта медийная группа действует под прикрытием идей о защите нации и пытается создать мифы (провинциально-фашистского толка) о появлении новых грузинских масонов, "пожирателей грантов" (к их числу она относит неправительственные организации, финансируемые международными структурами), американских агентов, защищающих "пагубные" идеи, например свободу вероисповедания. По словам этих журналистов, вышеназванные структуры и отдельные люди оскорбляют ортодоксальную религию и лишают народ исторических традиций и национальной идентичности.

Вот отрывок из подобного рода статьи, весьма типичной для сегодняшней прессы: "Реформаторы и поддерживающие их средства массовой информации стремились вернуть турок-месхетинцев в Грузию, дискредитировать грузинскую культуру и историю, защитить космополитизм и уничтожить национальную идентичность. Однако ничего этого им сделать не удалось, но их усилия способствовали тому, что страна оказалась в нынешнем незавидном положении". Подобные статьи публикует ежедневная "Ахали таоба", выходящая массовым тиражом, и она не единственная газета, пропагандирующая неофашистские идеи. Примером таких изданий может служить и "Литературули сакартвело", орган Союза писателей Грузии, к тому же финансируемый из средств государственного бюджета.

Тамар Чиковани, директор Тбилисского бюро радиостанции "Свобода", так комментирует ситуацию, сложившуюся в СМИ республики: "Стагнацию нации полностью отражает грузинская пресса. Демократические ценности отвергаются как средствами массовой информации, так и всем обществом в целом".

Вне всякого сомнения, демократия подразумевает идеологический плюрализм. Любая идея имеет право на существование, и любая статья имеет право быть опубликованной. Идеи, подобные упомянутым выше, появляются в статьях очень низкого качества и главным образом в коррумпированных средствах массовой информации. Поток таких материалов настолько широк, что журналисты, защищающие другие идеи, составляют меньшинство. В основном это те, кто работает в неправительственных изданиях или таких структурах, как радиостанция "Свобода", имеющих свою небольшую аудиторию, разделяющую либеральные взгляды. Существование идеологически разнонаправленных газет не создавало бы таких проблем, если бы каждая из них занимала свою небольшую нишу на информационном рынке страны.

На почве идейных разногласий уже возникло противостояние между журналистами, которое выливается в скрытые трения. Эта напряженность в отношениях достигла апогея во время антиправительственных выступлений, имевших место в Тбилиси в октябре — ноябре 2001 года в результате нападок на популярную телевизионную станцию "Рустави-2". Раскол с особой остротой проявился во время "ток-шоу", проведенного в тот период на одном из государственных телеканалов: "перемирие" между двумя лагерями (независимыми и находящимися на содержании государства журналистами), которое инициировала Грузинская Православная Церковь, оказалось лишь символическим актом. А напряженность, готовая в любой момент вылиться в чреватый своими последствиями конфликт, как была, так и осталась.

Влияние на политику

Пресса нашей страны развивалась в довольно либеральных условиях, особенно по сравнению с отсутствием свободы печати в соседнем Азербайджане и в Центральноазиатских республиках.

Наряду с небольшим количеством государственных органов печати в Грузии есть ряд независимых изданий, которые не проходят цензуру и не испытывают прямого давления властей. Если не брать во внимание рейды на независимые СМИ, проведенные в начале 1990-х годов военизированной организацией "Мхедриони", случаев насилия в отношении средств массовой информации практически не было (за исключением попытки совершить налет на "Рустави-2", что повлекло за собой серьезные политические последствия, о которых речь пойдет ниже). Однако такая ситуация характерна исключительно для Тбилиси. Что же касается периферийной прессы и станций вещания, то их полностью контролируют местные органы власти — губернаторы и районные администрации. Особенно тяжелое положение сложилось в Аджарии, где авторитарная власть практически не позволяет независимой прессе поднять голову. После долгой борьбы с гражданским обществом лидер этой автономной республики Аслан Абашидзе закрыл единственный независимый в Батуми канал "ТВ-25".

И все же считается, что грузинская пресса достаточно независима, ведь президент страны Э. Шеварднадзе заявил, что он сам гарант ее независимости и отметил, что свободные СМИ — величайшее достижение грузинской демократии.

Однако следует подчеркнуть, что независимая пресса сегодня — лишь видимость, необходимая для придания правдоподобия созданному Э. Шеварднадзе демократическому "фасаду" нашего общества; в действительности ее влияние на политику президента страны минимально.

Многочисленные журналистские расследования, транслируемые по телевидению или публикуемые в периодической печати, не вызывают никакой реакции ни у главы государства, ни у правоохранительных органов, которые начинают относиться к прессе с подобострастием или резко критиковать ее, но даже не пытаются что-либо изменить. В то же время в адрес прессы поступает немало жалоб. Часто журналисты публикуют непроверенную, сомнительного качества провокационную информацию. Очевидно, у некоторых журналистов, как и у ряда государственных служащих, нет чувства ответственности. Чиновников за доказанные и нелицеприятные факты их деятельности, о которых говорят и пишут в СМИ, никто не наказывает, но точно так же не наказывают и журналистов за постоянно распространяемую ими клевету, основанную на недостоверной и непроверенной информации.

Сейчас в стране широко обсуждают вопрос, связанный с принятием нового закона о прессе. В свое время такой закон появился при Звиаде Гамсахурдиа. Однако это был мертворожденный документ, сегодня можно сказать, что он просто не работает. Больше всего ратуют за новый закон президент и высокопоставленные чиновники. Э. Шеварднадзе не упускает случая упомянуть, что в стране не существует закона о прессе, особенно когда она уж очень "достает" его. Однако до сих пор законопроект, о котором так много говорят, даже не представлен на рассмотрение парламента. Эксперты считают, что такой документ абсолютно не нужен, а высокопоставленным лицам он необходим исключительно для того, чтобы ограничить объем публикуемой информации.

Совершенно иное дело — нравственный кодекс журналиста. Его в республике просто нет — нет ни писаных, ни неписаных правил. У грузинской школы журналистики нет традиции, которая могла бы стать неписаным законом, журналисты не выработали общее соглашение относительно того, что можно, а чего нельзя публиковать, не создали общих правил своего профессионального поведения. Именно отсутствие такого кодекса и абсолютно разные взгляды на основные демократические ценности создают напряженность и скрытое противостояние внутри самого журналистского корпуса. И это одна из основных причин, значительно ослабляющих средства массовой информации и делающих неустойчивой их роль в общественно-политической жизни страны.

Однако, несмотря на все эти проблемы, бывают случаи, когда СМИ оказывают огромное влияние на общественное мнение. Если журналистское расследование не приносит мгновенных результатов, то в долгосрочной перспективе оно все же оказывает определенное воздействие. Например, пресса сыграла большую роль в снижении рейтинга самой в свое время одиозной в республике фигуры — министра внутренних дел Кахи Таргамадзе. Статьи, опубликованные в "Резонанси" и "Ахали версия", стали центральным звеном в кампании против него. "Железный человек", как он сам себя называет, легко пережил эту журналистскую акцию, а президент страны Э. Шеварднадзе просто проигнорировал обвинения, выдвинутые против его любимого министра. Однако опубликованные материалы все же привели к отставке Таргамадзе, в этом деле сыграли свою роль и протесты (октябрь — ноябрь 2001 г.), связанные с рейдом на телеканал "Рустави-2".

Несмотря на то что в полном смысле слова гражданское общество в Грузии еще не построено, оно достаточно развито и способно защитить свободу прессы в стране. В октябре 2001 года вмешательство Министерства безопасности в дела "Рустави-2" и требование предъявить финансовую документацию этой телекомпании стали катализатором народного гнева, что свидетельствует об огромной поддержке населением независимых средств массовой информации. Российский сценарий борьбы властей против телеканала НТВ в Грузии не прошел. Общественное мнение сломило волю силовых министров. Независимые средства массовой информации сыграли решающую роль в нарастании социального протеста. Особенно это относится к независимой телекомпании "Рустави-2", которая пользуется у народа самым большим доверием.

Тенденции развития и прогнозы на будущее

"Думаю, что [у грузинской прессы] перспективы очень хорошие, рано или поздно кто-нибудь поймет, что рынок для действительно независимых честных газет огромен. И первый человек, который сможет привлечь читателей и рекламодателей и чья газета будет функционировать в интересах народа, заработает кучу денег, предоставив Грузии полезный, достоверный источник информации, — говорит Р. Ортега. — Помощь Запада, направляемая на развитие грузинской прессы, должна быть ограничена обучением кадров. Чтобы стать действительно настоящим журналистом, нужно знать, как писать и как превратить журналистику в независимый выгодный бизнес".

По мнению Давида Зурабишвили, самая эффективная помощь Запада — прямые инвестиции в развитие средств массовой информации или поддержка грантами. Только таким образом можно решать вопросы, касающиеся повышения профессионализма журналистов.

В любом случае на этом этапе главнейшая задача — создание школы журналистики, которой, к великому сожалению, в республике сейчас нет. Считать таковой факультет журналистики Тбилисского государственного университета нельзя. Жаль, но этот факультет живет по традициям советской журналистики, что совершенно не вяжется с сегодняшними стандартами. Правда, школа журналистики создана на базе Грузинского института развития общественных отношений, где преподают иностранные специалисты. В недалеком будущем спрос на молодые профессиональные кадры для СМИ резко возрастет.

Сегодня на информационном рынке страны наблюдаются некоторые серьезные подвижки. Известные газеты умирают и исчезают, некоторые магнаты создают свои медиа-холдинги. Это ведет к росту конкуренции, увеличивается спрос на профессионалов. Основатель канала "Рустави-2" Эроси Кицмаришвили — владелец рентабельной вещательной компании и интернетовского провайдера, директор телевизионной сети Грузии, что позволяет ему вкладывать значительные средства в новую газету, которую он сейчас создает. По мнению экспертов, периодическое издание, основанное независимым инвестором, имеет ключевое значение для развития в республике свободной прессы.

Расширение телерынка, возможно, начнется после того, как телевизионные станции выполнят ряд требований, которые предъявляют власти, для получения лицензии на право вещания. В случае их невыполнения станции будут вынуждены остановить свою деятельность. В первую очередь это затронет небольшие коллективы, то есть на рынке останутся главным образом крупные вещательные структуры.

Сегодня в стране действуют следующие телекомпании: "Рустави-2", первый и второй каналы Государственной вещательной компании, 9-й канал, "Пирвели стерео", "Кавказия", "Иберия", 7-й канал, "ТВ Аджария", "Эврика" и ряд других. Наиболее популярна компания "Рустави-2", за ней идет первый государственный канал. Нашел свою нишу и развлекательный канал "Пирвели стерео", его популярность заметно растет. Что касается 9-го канала, который выживает лишь благодаря поддержке работающего в России грузинского бизнесмена Бидзины Иванишвили, то, несмотря на щедрые финансовые вливания и хорошую техническую базу, его рейтинг не растет. Причина в том, что канал совершенно не обращает внимания на конъюнктуру информационного рынка.

Кроме того, созданы проекты новых каналов, наибольший интерес из них представляет "ТВ Имеди", принадлежащий бизнесмену Бадри Патаркацишвили, финансовые интересы которого также связаны с Россией. (Говорят, что его разыскивают российские правоохранительные органы.)

Перед другими, в основном мелкими телевизионными компаниями, которые до сих пор даже не смогли создать нормальные условия работы, стоит угроза закрытия в связи с перерегистрацией. Правда, эту процедуру постоянно откладывают. Э. Шеварднадзе долго думал, прежде чем подобрал достойную кандидатуру на должность председателя Национальной комиссии по телекоммуникациям, которая занимается выдачей лицензий. Наконец, на этот пост президент страны назначил своего бывшего пресс-секретаря Вахтанга Абашидзе. Теперь предстоит серьезная борьба за лицензирование вещания на канале бывшего Российского общественного телевидения (ОРТ). После того как оно прекратило свое вещание на Грузию, ни одна из телевизионных компаний не использовала частоту этого канала. А у него большие возможности — он может транслировать передачи по всей стране, чего, естественно, хочет каждая телекомпания. "Рустави-2" транслирует программы через два спутника, но все же не охватывает всю территорию республики и, конечно же, претендует на эту "кнопку". Надо сказать, что власти не особенно жаждут дать лицензию "Рустави-2" — независимому телеканалу, который, как он уже продемонстрировал, в любую минуту может создать правительству еще одну "головную боль".

Несмотря на многочисленные проблемы, которые представляют угрозу для средств массовой информации как внутри страны, так и за ее пределами, все-таки можно говорить, что в республике есть независимые СМИ. Джин уже выскочил из бутылки, и загнать его обратно никто не сможет.

По словам известного испанского мыслителя Мигеля де Унамуно-и-Хуго, пресса — точная копия самого общества и отражает все его ошибки и промахи. То же можно сказать и о Грузии. Наша пресса очень напоминает наше общество. Тем не менее интеллигенция страны может сыграть огромную роль в процессе формирования гражданского общества. Европейцы давно прошли этот этап, а мы еще в пути. Интеллектуальная элита должна взять на себя роль своеобразного ледокола, и средствам массовой информации республики необходимо занять в этом процессе свою достойную нишу.


SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL