ПРОБЛЕМЫ БЕЗОПАСНОСТИ В АЗИИ И НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ США

Махир ХАЛИФА-ЗАДЕ


Махир Халифа-заде, кандидат исторических наук, политолог Международной ассоциации "Экология, экономика, энергетика" (Баку, Азербайджан)


Введение

С середины 90-х годов минувшего столетия стратегические интересы Вашингтона во внешней политике и в сфере безопасности США начали смещаться в сторону Азии. Еще в 1998 году специалисты Пентагона подготовили специальный доклад, в котором оценивались потенциальные угрозы доминированию Соединенных Штатов в мире и в этой связи рассматривались основные положения новой военной доктрины Вашингтона. В частности, приводились оценки, согласно которым общая политическая обстановка в мире на ближайшие 10—15 лет характеризовалась как период стратегической паузы, а появление сверхдержавы, способной бросить вызов глобальной мощи Соединенных Штатов (так в свое время сделал СССР), считалось малореальным. В то же время, при рассмотрении вероятности возникновения в том или ином геополитическом регионе силы, способной в обозримом будущем бросить подобный вызов, отмечалось, что угроза может исходить из Азии. Этот вывод аргументировался тем, что Азия представляет собой наиболее динамично развивающийся континент с крупнейшими экономическими, природными, людскими, интеллектуальными и военными ресурсами, которые могут быть использованы для формирования силы, способной создать угрозу Белому дому. Подчеркивалось, что Азия — континент, где может возникнуть сила, способная конкурировать с американской мощью в глобальном масштабе1.

В то же время, по мнению бывшего советника президента США по вопросам национальной безопасности в администрации Дж. Картера З. Бжезинского, в стратегической перспективе в Азии может появиться страна (или группа стран), способная в глобальном масштабе соперничать с США как сверхдержава. Как писал З. Бжезинский, Китай обладает всеми необходимыми параметрами, чтобы в перспективе превратиться в сверхдержаву2.

Следует отметить, что действительно развитие глобальной политической обстановки в последние годы и фундаментальные изменения в Азии (создание Индией и Пакистаном собственных ядерных сил, уход России из Индокитая, повышение авторитета и влияния ислама, рост могущества Китая) постепенно перемещали центр американской политики на азиатский континент. Кроме того, стремление США удержать лидерство в мировой политике и вытекающее из этого понимание необходимости расширить свое влияние в Азии, также заставляли Вашингтон все больше акцентировать свое внимание на проблемах этого континента, который в возрастающей степени фокусирует на себе все большую политическую, дипломатическую и военную активность Соединенных Штатов. Особенно это стало явным и масштабным после беспрецедентной террористической акции 11 сентября 2001 года.

Объявление президентом США войны международному терроризму и начало международной антитеррористической операции в Афганистане, а также озвученная Дж. Бушем в январском обращении к нации идея о необходимости уничтожить так называемую "ось зла", представленную странами-изгоями, поддерживающими международный терроризм (Иран, Ирак и Северная Корея), позволяют предположить, что азиатский континент надолго превратится в объект самого пристального внимания и активной практической политики Вашингтона.

В этой связи представляют интерес тенденции развития общей политической обстановки на континенте, в частности в Южной и Юго-Восточной Азии, и потенциальные угрозы интересам и безопасности США, а также возможные новые инициативы по снижению этих угроз и укреплению общей безопасности.

Оценки потенциальных угроз

Следует отметить, что безопасность и политическая стабильность в Южной и Юго-Восточной Азии принципиально важны с точки зрения стратегических интересов и безопасности Соединенных Штатов. Регион находится на пересечении технологической, индустриальной, экономической и военной мощи Северо-Восточной Азии, Индостанского полуострова и Ближнего Востока. Кроме того, основные торговые и коммуникационные линии Японии, Тайваня, Сингапура и Австралии также приходятся на этот регион. Исходя из военных аспектов, проливы и судоходные линии вокруг него имеют исключительное значение для передвижения военно-морских сил США из Тихого океана в Индийский и на Ближний Восток. Ведущие американские аналитические группы выделяют следующие угрозы стабильности и безопасности в регионе, а также интересам национальной безопасности США: возникновение прямого вооруженного конфликта с применением как обычного, так и ядерного оружия; угрозы со стороны международных террористических организаций; опасности, исходящие из внутренней политической ситуации стран региона; распространение компонентов оружия массового поражения.

Помимо этого, при рассмотрении вероятности возникновения в регионе вооруженного конфликта отмечается, что основной угрозой является становление Китая как ведущей региональной державы и связанные с этим китайские "аппетиты" в Южно-Китайском море3.

Необходимо отметить, что КНР реализует стратегическую программу по формированию современных и высокомобильных ВМС, способных проецировать военную мощь и таким образом обеспечивать защиту китайских интересов в заданной точке. Кроме того, Пекин энергично наращивает политические и дипломатические усилия по укреплению и расширению своего влияния на регионы, открывшиеся в результате распада СССР. Китай — активный участник Шанхайской организации сотрудничества, которая имеет определенные перспективы стать одной из ключевых региональных организаций новейшей Азии.

Однако не исключено, что по мере роста общей мощи Китая будет расти и его агрессивность. В этой связи некоторые государства азиатского континента могут рассматривать Соединенные Штаты в качестве силы, способной гарантировать региональную стабильность и безопасность, а также как важнейший фактор, уравновешивающий возрастающую китайскую мощь.

В то же время эксперты отмечают малую вероятность того, что КНР прибегнет к масштабному конфликту с применением обычных вооружений. Однако на обозримое будущее специалисты не исключают возможность возникновения враждебности между Китаем и государствами Юго-Восточной Азии, в частности, из-за контроля над энергоносителями. Не исключается также вероятность возникновения вооруженного конфликта между Вашингтоном и Пекином из-за Тайваня4.

Вместе с тем следует отметить, что есть серьезные факторы, сдерживающие рост агрессивности Китая и возможность конфликтов между КНР и ведущими странами региона. В частности, Китай, проводящий масштабные реформы и модернизацию, весьма заинтересован в развитии хороших отношений как со своими соседями, так и с США. В Пекине прекрасно понимают, что только при сохранении сотрудничества с Вашингтоном можно обеспечить доступ к новым американским технологиям, инвестициям, а также выход китайских товаров на крупнейший американский рынок. Кроме того, при сохранении и развитии долговременных отношений с США КНР сохраняет стратегически необходимое "пространство" и выбор маневра перед основными конкурентами за лидерство в Азии, в первую очередь перед Россией, которая любой ценой стремится укрепить свое влияние в регионе и имеет здесь свои долгосрочные планы (сдержать рост влияния Китая, США и вновь вернуть утраченные позиции).

Таким образом, Пекин весьма заинтересован в сохранении на долгосрочную перспективу стратегической стабильности в Азии. Любой вооруженный конфликт приведет к нарушению международной торговли и к ухудшению инвестиционного климата. А это нанесет серьезный ущерб возможностям Китая поддерживать высокий уровень экономического роста, который следует рассматривать как один из ключевых факторов в становлении КНР в качестве мировой державы (на настоящий момент темпы экономического роста в этой стране превышают аналогичные показатели США). Однако не исключено, что намерения и амбиции Пекина со временем изменятся и тогда по мере роста китайской мощи его стремление стать гегемоном в Азии способно привести к возникновению новых агрессивных вызовов.

Подходы США к проблемам региональной безопасности

Необходимо подчеркнуть, что события 11 сентября 2001 года фундаментальным образом воздействовали на переосмысление интересов США не только в глобальном масштабе, но и в геополитических регионах. Подобные рассуждения справедливы и в отношении к азиатскому континенту, в частности к Южной и Юго-Восточной Азии.

А укрепление Китая, превращение Индии и Пакистана в ядерные державы, распространение ракетных и ядерных технологий, рост угрозы со стороны Северной Кореи — все это в совокупности, по нашему мнению, также подталкивает США к необходимости формулирования новой интегральной стратегии и новых подходов к обеспечению безопасности и стабильности.

В этом аспекте антитеррористическую операцию, проводимую под эгидой США в Афганистане, и последующее дислоцирование там под флагом международных миротворческих сил фактически войск НАТО можно рассматривать как новый рубеж в обеспечении безопасности и стратегических интересов США (и Запада в целом) на азиатском континенте. В этом контексте имеющиеся системы региональной безопасности требуют модернизации и пересмотра в плане более точного соответствия новым стратегическим требованиям и интересам национальной безопасности США, вытекающим из событий 11 сентября.

Представляется, что в рамках обеспечения новых целей и интересов Вашингтон будет прилагать энергичные усилия по достижению адекватной конфигурации систем безопасности, в наибольшей степени отвечающей американским интересам и, таким образом, обеспечивающей на стратегическую перспективу баланс сил в пользу Соединенных Штатов. По нашему мнению, некоторые элементы новой конфигурации системы безопасности можно наблюдать в последовательном дислоцировании американских войск (или союзников США под эгидой миротворческих сил) в ранее недоступных для них регионах Южной, Центральной и Юго-Восточной Азии. Соединенные Штаты также стремятся активизировать свое влияние и участие в ведущих азиатских организациях, в первую очередь в тех, где присутствуют Россия и Китай.

В то же время с точки зрения интересов США важно и обеспечение стабильности американских союзников-партнеров. Параллельно, как считают эксперты, значительные усилия должны быть направлены на реорганизацию действующих и формирование новых эффективных структур безопасности, что позволит связать в единую систему общей региональной безопасности США, Японию, Таиланд, Филиппины и Южную Корею5.

Адмирал Д. Блейер, командующий американскими войсками в Азиатско-Тихоокеанском регионе, выделяет следующие угрозы интересам США и их союзников, а также стабильности и безопасности на континенте: международный терроризм, распространение компонентов оружия массового поражения, торговля оружием, активность международных криминальных структур, нелегальная миграция. По его мнению, после событий 11 сентября 2001 года и начала военной операции в Афганистане Соединенные Штаты стоят перед необходимостью выработать стратегию, направленную на усиление совместных возможностей США и их союзников, а также на совместные выступления против угроз безопасности и стабильности. По мнению адмирала, основными элементами новой американской стратегии, должны стать следующие факторы: существенное улучшение оперативных характеристик войск США и их союзников; более масштабное и глубокое сотрудничество со странами региона в сфере разведки6. Согласно Д. Блейеру, для укрепления своего влияния и более жесткого противостояния новым угрозам, Соединенным Штатам необходимо активнее поддерживать своих союзников и партнеров в делах азиатской политики. Важным, на его взгляд, является поддержка сплоченности, политической стабильности и территориальной целостности ключевых стран Южной и Юго-Восточной Азии, таких как Пакистан и Индонезия. Д. Блейер также полагает, что США должны оказать содействие и помощь в дальнейшем развитии экономик стран членов АСЕАН, росту торгового оборота, инвестиций и ускорению проведения национальных программ по экономическим реформам. Кроме того, администрации Дж. Буша следует пересмотреть отдельные аспекты военного сотрудничества со странами региона, в частности, с Индонезией, Филиппинами, Пакистаном, Индией, Японией, и приложить значительные усилия для его расширения.

В этом плане, по мнению авторитетного английского журнала "South Asia Monitor", проведение антитеррористической операции выдвинуло также и Пакистан в фокус американской политики в Южной Азии7.

Действительно, несмотря на жесткий антиамериканский фон и широкую критику США среди основной массы населения Пакистана, президент этой страны П. Мушарраф принял мужественное и ответственное решение поддержать Соединенные Штаты. Пакистан обязался предоставить воздушное пространство, разведывательную, специальную и другую информацию, а также тесно сотрудничать с США в ходе антитеррористической операции. Со своей стороны, Вашингтон, оценивая стратегическую важность Исламабада, его роль и политический авторитет в региональной политике, снял ограничения на оказание правительственной помощи, принятые в 1998 году по итогам ядерных испытаний в Пакистане и Индии. Кроме того, администрация Дж. Буша приняла решение списать около 2,5 млрд долларов из суммы долга Пакистана и выделила кредиты на закупку современных систем вооружений для пакистанской армии.

Не исключено, что для снижения общего накала политической обстановки в Южной Азии США попытаются уменьшить вероятность развязывания вооруженного индийско-пакистанского конфликта путем более активного подталкивания обеих сторон к прямому диалогу по поиску урегулирования проблемы Кашмира. Однако, чтобы не "завязнуть" в урегулировании конфликта, Белый дом, весьма вероятно, постарается избежать прямого вовлечения в сложный переговорный процесс. Действительно, в ходе своего визита в Индию и Пакистан в середине мая нынешнего года помощник Госсекретаря США по делам Южной Азии Кристина Рокка подтвердила готовность своей страны оказывать только содействие продолжению переговоров по урегулированию индо-пакистанских отношений8.

В рамках серьезного переосмысления приоритетов американской политики после событий 11 сентября следует рассматривать и усилия администрации Дж. Буша, направленные на пересмотр и укрепление американо-индийского сотрудничества. Следует подчеркнуть, что после долгого периода сдержанных отношений с Вашингтоном Дели также демонстрирует твердое намерение добиваться существенного изменения духа и содержания этих отношений. Так, недавнее введение премьер-министром Индии А. Ваджпайем нового политического термина "естественные союзники" в лексикон американо-индийских связей, на наш взгляд, четко характеризует новые стратегические тенденции в индийской внешней политике, ориентированные на укрепление и расширение взаимодействия с Соединенными Штатами Америки.

Посол США в Индии Р. Блеквилл выделяет следующие направления, имеющие особую важность для общей безопасности в Азии: роль ядерного оружия в системе международных отношений; энергетическая безопасность и безопасность судоходства в Индийском океане; сохранение стабильности в Азии. В этом плане к важнейшим аспектам двустороннего сотрудничества он относит индийско-американское взаимодействие в области обороны, разведки, укрепления правопорядка, контртеррористической деятельности. Так, в ближайшее время Соединенные Штаты намереваются предоставить Индии компоненты для спутника, запасные части к боевым вертолетам, самолетные двигатели, оборудование для подводных лодок, патрульный противоракетный самолет и другую военную технику9.

Действительно, наблюдающаяся в последнее время переоценка администрацией Дж. Буша индийско-американских отношений, по нашему мнению, связана в первую очередь с колоссальным политическим сдвигом, произошедшим в мировой политике после событий 11 сентября 2001 года, а также с тем, что Индия стала одной из мировых ядерных держав, влиятельным лидером в Азии, страной с крупнейшим политическим, военным, интеллектуальным, экономическим и людским потенциалом.

Помимо того, последовательно сближаясь с Индией, США, на наш взгляд, столь же последовательно "выбивают почву" из потенциальной возможности формирования антиамериканского объединения стран.

В целом, одно из важнейших направлений политики США в Азии — сдерживание роста влияния ведущих соперников. Более того, предотвращение роста или формирования страны (или группы стран) — гегемона, способного подорвать роль и влияние Вашингтона на континенте и таким образом бросить вызов мощи Соединенным Штатам в глобальном масштабе.

Выводы

Необходимо отметить, что террористическая атака на США придала существенный толчок новому пониманию развития политической обстановки в мире, стала мощным фактором переосмысления и переоценки политическими элитами ведущих стран потенциальных угроз и вызовов миру, стратегической стабильности и безопасности.

Не исключено, что события 11 сентября знаменуют начало нового периода в политической истории — эпохи отхода от реалий периода "постхолодной войны" к качественно новому миропорядку.

В этом плане появились некоторые новые контуры и пути к обеспечению глобальной безопасности и стратегической стабильности. В частности, недавнее формирование так называемой "двадцатки" (Совет НАТО — Россия) можно рассматривать как определенное следствие событий 11 сентября.

Сближение США, НАТО с Россией и таким образом обеспечение контроля над российской внешней и оборонной политикой существенно снижает вероятность формирования Москвой антизападного альянса.

Следует также отметить, что террористическая атака на Соединенные Штаты продемонстрировала серьезную ущербность безопасности США и привела политическую элиту страны к жесткой необходимости выработать новую стратегию обеспечения национальной безопасности и пересмотреть стратегические интересы как в глобальных масштабах, так и в геополитических регионах, в первую очередь в Азии.

Как отмечается в данной работе, администрация Дж. Буша стоит перед необходимостью разработать новую стратегию, обеспечивающую формирование и сохранение на стратегическую перспективу баланса силы между Китаем, Индией и Россией с параллельным ростом влияния и расширением присутствия США на континенте. Подобная стратегия направлена на то, чтобы какая-либо из упомянутых стран (или же они вместе) не смогли получить преимущество над Соединенными Штатами в Азии.

Не исключено, что после событий 11 сентября и начала антитеррористической войны интегральная линия американской внешней политики и политики безопасности на среднесрочную перспективу будет строиться в первую очередь на основе стратегических интересов Вашингтона в Азии. Этот тезис аргументируется наличием основных угроз безопасности и могуществу США, исходящих из Азии.

В этом плане, вероятно, некоторые направления американской политики (расширение НАТО, сотрудничество с Россией и др.) приобретают несколько иную ориентированность и стратегическую подчиненность, в частности, ее стратегическим интересам в Азии.

Возможно, что при укреплении позиций и дальнейшем расширении влияния в Азии Белый дом сумеет удержать глобальное превосходство и, таким образом, обеспечить общее политическое, интеллектуальное, экономическое и технологическое превосходство Запада. В этом аспекте разумно полагать, что Вашингтону будет нужна поддержка со стороны партнеров по НАТО. В свою очередь, европейские союзники США, несмотря на рост антиамериканских проявлений и растущие вылазки антиглобалистов, также прекрасно понимают, что подобную задачу — обеспечение глобального превосходства Запада — без Соединенных Штатов Америки решить весьма трудно.

Таким образом, США в совокупности с союзниками по НАТО имеют все необходимые параметры для сохранения на обозримую перспективу лидерства в мировой политике и, таким образом, обеспечения общего превосходства Запада в глобальной политике.


1 См.: Информационный бюллетень USIA, 18 июня 1998.
2 См.: Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. М.: Международные отношения, 2000.
3 Rabasa A. M. Southeast Asia After 9/11: Regional Trends and U.S. Interests // RAND Corporation [http://www.rand.org/publications/CT/CT190/CT190.pdf].
4 Там же.
5 См.: Там же.
6 См.: Asia-Pacific Security After September 11th // Washington File, 27 February 2002 [http://usinfo.state.gov/regional/ea/easec/blair12.htm].
7 См.: The US and South Asia: New Priorities and Familiar Interests // South Asia Monitor, 1 October 2001, No. 38 [http://www.csis.org/saprog/sam38.htm].
8 См.: The News International, Pakistan, 16 May 2002.
9 См.: Transformation of US-India Relations "Picking up Speed" // Washington File, 27 February 2002.

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL