СЛАВЯНСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ КАЗАХСТАНА: ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И СТАТУС

Бауржан ЖАНГУТТИН


Бауржан Жангуттин, кандидат исторических наук, доцент Алматинского государственного университета им. Абая (Казахстан)


Сегодня мы становимся свидетелями повышенного внимания исследователей к проблемам русского, шире — славянского населения, после распада СССР и образования независимых государств оказавшегося в новой социально-политической ситуации. В данной статье мы осветим основные демографические характеристики славянского населения Казахстана, проследим изменения его статуса, наконец, обозначим болевые точки и проблемы.

Казахстан — вторая по территории страна на постсоветском пространстве и девятая в мире. Ее площадь составляет 2 725 млн кв. км. Вместе с тем наша республика — одно из малонаселенных государств мира — 5,5 человек в расчете на один кв. км. Для сравнения, в России плотность населения — 8,6, в Кыргызстане — 22, в Узбекистане — 52, в Туркменистане — 10, в Китае — 125 человек на кв. км.

Согласно переписи населения 1989 года, в Казахстане проживало 6 062 019 русских, 177 938 белорусов, 875 691 украинцев, 59 354 поляков, то есть 44,3% численности его жителей1. Общими для них чертами являлись весьма благоприятная культурно-языковая ситуация и урбанизированность, что способствовало достижению достаточно высокого социально-профессионального статуса. Славяне играли важную системообразующую, интегрирующую роль в обществе, в функционировании и развитии единого экономического комплекса, в образовании и т.д. Так, в 1989 году русские были широко представлены в здравоохранении, физической культуре, социальном обеспечении — 40,1% (5,9% — украинцы, 38,5% — казахи), в народном образовании — 36,3% (5,6% — украинцы, 42,4% — казахи), в науке и научном обслуживании (русские — 53,0%, казахи — 25,4%, украинцы — 7,0%), в управлении (русские — 47,6%, украинцы — 9,2%, казахи —30,2%)2.

К началу 1990-х годов в республике постепенно обозначились новые тенденции. Прежде всего изменялась численность населения, повышался удельный вес количества казахов, рос их общеобразовательный уровень, обострялась ситуация на рынке труда. Распад СССР привел к резким деформациям в статусе славянского населения, в его "самочувствии" появляются дискомфортные черты. Согласно переписи 1999 года, в Казахстане проживало 5 185 898 славян. В их числе: 4 479 620 — русские, 111 927 — белорусы, 547 054 — украинцы, 47 297 — поляки. Таким образом, с 1989—1999 годов численность русских уменьшилась на 26,1%, белорусов на 37,1%, украинцев на 37,5%, поляков на 20,3%. Удельный вес количества казахов, напротив, достиг 53,4% (7 985 039 чел.). Увеличение их численности обусловлено целенаправленной политикой репатриации — за 1991—1996 годы прибыло 35,3 тыс. семей (155 000 чел.) — и показателями естественного прироста. Если у казахов общий коэффициент рождаемости в 1999 году составлял 17,1, то у русских — 8,5, украинцев — 9,1 промилле. Коэффициент смертности в том же году у казахов был 6,4, у русских — 13,6, среди украинцев — 20,7 промилле. Отсюда следовала разная ситуация с показателями естественного прироста. У казахов он был положительным, +10,7 промилле, у русских — –5,1, среди украинцев — –11,6 промилле.

Кроме того, на изменение численности свое влияние оказала миграция славянского населения. Причины ее понятны: с образованием новых государств изменился его статус. Многие представители славян не ощущали себя полноправными гражданами в новых независимых государствах, испытывали тревогу за свои социально-экономические, национально-культурные права и интересы. В этом плане наша республика не оказалась исключением. По данным Центра исследований русских меньшинств, в 1994 году 45% опрошенных русских Казахстана считали, что они подвергаются дискриминации по национальному признаку. Это проявлялось в ограничениях при приеме на работу и в продвижении по службе, в ухудшении доступа к русской культуре, информации, возможности получить образование на русском языке и т.д.3 Если к вышеизложенному добавить деструктивные факторы, прежде всего распад СССР, тяжелейший кризис, резкий спад производства, безработицу плюс классические детерминанты миграции (рыночные отношения, различия между новыми государствами в уровне жизни и т. д.), то получим основные причины выезда славянского населения из Казахстана. При этом в первые два года (1990—1992) они определялись почти исключительно стрессовыми факторами, связанными с распадом Союза и экономическим кризисом. Миграция носила скачкообразный характер: в 1990—1991 годах она не выходила за обычные рамки, некоторое увеличение отмечено в 1992 году. По сравнению с другими республиками она оставалась самой низкой. Однако если в 1994 году из Казахстана готов был выехать каждый пятый русский, то в 1997-м — каждый третий. В 1998 году в этом процессе произошел некоторый спад4.

В свое время славяне расселялись по Казахстану неравномерно. Так, на юге 14,3% жителей составляли славяне и 43,4% — казахи, на севере соответственно — 35,9% и 14,5%, на западе — 8,7% и 19,1%, на востоке — 13,8 и 9,3; в центральных областях — 13,9% и 6,6%. Таким образом, удельный вес славянского населения был наибольшим в Северном, Восточном и Центральном Казахстане. Здесь явно прослеживаются следы принудительных миграций 30-х — 50-х годов ХХ века. На севере республики расселилось 71,8% прибывших поляков, 57,6% белорусов, 55,2% украинцев, 32,6% русских. В центральных областях проживали 19,3% белорусов, 14,4% украинцев, 13,7% русских и 11,8% поляков. Наконец, в Восточном Казахстане было сосредоточено 15,5% русских и лишь 2,9% украинцев, 4,0% белорусов, 1,1% поляков.

По данным переписи 1999 года, городское население республики составляло 56,0%, а сельское — 44,0%. Восточные славяне (русские, украинцы, белорусы) проживали преимущественно в городах, при этом их численность практически повсеместно сокращалась. Наиболее крупным городом по-прежнему был Алматы, в котором насчитывалось 1 129 350 человек, из них 45,2% — русские. Удельный вес украинцев и белорусов в городах, и без того незначительный, к 1999 году уменьшился в два раза. Численность казахов увеличилась с 23,8% в 1989 году до 38,5% — в 1999-м. Самой урбанизированной оставалась доля городского населения в Центральном и Восточном Казахстане. Более всего изменился национальный состав столицы республики — Астаны. Численность русских здесь сократилась с 54,1% в 1989 году до 40,6% в 1999-м, а удельный вес количества казахов за эти годы увеличился в 2,4 раза.

К 1999 году стали заметны две тенденции, характерные для села. В Центральном и Восточном Казахстане численность его населения сокращается, а на юге и на западе республики увеличивается.

Ведущий аспект эволюции возрастной структуры жителей — их старение. Этот процесс происходит за счет славянского населения. Особенность его возрастных структур — значительно меньший, чем у казахов (22%), удельный вес числа детей в возрасте до девяти лет. В 1999 году среди украинцев он составлял 8,3%, у белорусов — 8,4%, у поляков — 10,8%, у русских — 11,6% . Вместе с тем у казахов количество тех, кто старше 60, не превышает 6% , среди украинцев — 24,7%, у белорусов — 23,8%, у поляков — 19%, у русских — 17,0% . В городском и сельском населении значительных возрастных особенностей у славянских народов и казахов не отмечается. В целом у восточных и западных славян, а также и у казахов численность детей на селе была больше, чем в городе. Лиц трудоспособного возраста в городах больше, чем на селе. Однако у казахов лица 60 лет и старше проживали больше в селах, а у русских и других славянских народов — в городах. Наконец, средний арифметический возраст казахов — 25 лет, то есть большая часть коренного этноса — дети5.

Для славян Казахстана характерен высокий уровень образования. Так, на 10 000 человек старше 15 лет 397 человек имели высшее, 49 — незаконченное, 730 — среднее специальное, 1 094 — среднее общее, 835 — основное общее образование. Такая же картина складывалась с начальным образованием. В то же время эти параметры в сравнении с казахским населением выглядят несколько иначе. Казахи опережали русских, белорусов, украинцев и поляков по числу имеющих среднее общее и высшее образование, уступая только по основному начальному общему образованию. Среди городского населения у казахов было больше имеющих высшее и незаконченное высшее образование. А среднее специальное образование в городах (в расчете на 1 000 человек) имели: 291 украинец , 278 белорусов, 290 русских, 282 поляка, 238 казахов. Если у последних 131 человек получил основное общее образование, то у белорусов — 202, украинцев — 185, поляков — 181 и у русских — 177. Аналогичной была ситуация с начальным общим образованием. На селе славяне доминировали среди имевших среднее специальное и от начального общего до среднего образования6. Контингент учащихся в школах с русским языком обучения имеет тенденцию к сокращению (в среднем на 2,9% в год), в школах с обучением на казахском языке наблюдается обратный процесс (в среднем — 3,3% в год). На начало 2000/2001 учебного года в республике было 5 730 школ с казахским языком обучения, в которых училось 1 692 700 человек, и 1 441 500 учащихся насчитывалось в школах с русским языком обучения.

В национальном составе студентов вузов набирали темп тенденции, проявившиеся в 1980-е годы. В 1980/1981 учебном году 50% студентов составляли казахи; в 1989/1990-м — 54% казахи, 31% — русские; в 1999/2000-м — 66,7% казахи, 23,6% — русские и белорусы, украинцы — 1,8% , поляки — 0,3%. В начале нового столетия казахи стали доминировать среди обучающихся на дневных отделениях вузов (66,2% против 23,2% русских, 1,8% украинцев, 0,3% белорусов, 0,1% поляков). По заочной форме обучения сложилась почти аналогичная картина: казахи составляли 67,9%, русские — 23,9%, украинцы — 1,8%, белорусы — 0,4%, поляки — 0,1%. В то же время количество русских имело самый большой удельный вес среди обучавшихся на вечерних отделениях (45,2%)7.

Причины такого национального состава студентов вузов многомерны. Мы склонны объяснять их более благоприятной возрастной, в сравнении со славянскими народами, структурой казахов и миграционными процессами. Кроме того, следует учитывать удельный вес числа студентов-славян из Казахстана, поступающих в вузы России, уровень рождаемости, где казахи имели значительно более высокие показатели, чем славянские народы в целом, и т.д.

К началу нового столетия в республике осложнилась ситуация на рынке труда. За прошедшее десятилетие количество экономически активного населения сократилось на 8%, уровень безработицы, по официальным данным, составил 12,8%. Численность безработных постоянно росла. В странах содружества она превысила рубеж 14 млн человек, в том числе в России — 9 млн, на Украине — 3 млн, в Казахстане — 1 млн человек8, и коснулась всех без исключения жителей, независимо от их пола, возраста, стажа работы и национальности. В 1990-е годы численность работающих снизилась практически во всех сферах: промышленности, строительстве, геологии и т.д. Среди занятого сельского населения удельный вес количества русских (оба пола) составил 16,3%, белорусов — 0,8%, поляков — 0,5%, украинцев — 3,6%. Сокращение занятости на селе привело к тому, что его жители в поисках работы устремились в города. Среди городского населения, имевшего работу в 1999 году, русские составляли 43,4%, казахи — 40,8%, белорусы — 0,9%, украинцы — 4,6%, поляки — 0,3%9.

В Астане среди занятых наилучший показатель был у славянского населения: у белорусов — 6,2%, поляков — 6,3%, украинцев — 4,0%, русских — 3,4%, а у казахов — 2,2%. В бывшей столице республике — Алматы численность занятых среди казахов составила 6,7%. Они уступили русским (12,3%), но опередили остальных славян.

В целом по республике восточные и западные славяне доминировали среди занятых (оба пола) на севере (35,3% против 14,0% у казахов), в центральных областях (14,7% против 6,9%), на востоке (13,9% против 10,1%). В Западном Казахстане занятых среди казахов было больше: 17,6%, у славян — 8,3%. На юге число занятых казахов в 3,2 раза превышало этот показатель у славян, а на севере республики лидерство среди занятого населения имели поляки (70,5%), белорусы (56,4%), украинцы (55,1%). Что же касается русских, то они здесь были явными аутсайдерами (31,8%). В Центральном Казахстане лучшие показатели имели белорусы (20,0%), затем следовали украинцы, русские, поляки. В то же время русские лучше адаптировались на востоке и юге республики (соответственно — 15,8% и 14,4%)10. Среди славянского населения достаточно высок удельный вес работающих в органах власти и управления всех уровней, включая руководителей организаций. Среди них украинцы составляли 9,6%, поляки — 9,5%, русские — 9,3%. Несколько отставали белорусы — 8,3%, но и они опережали казахов — 7,9%. Однако казахи были шире представлены среди специалистов высшего уровня квалификации — 14,5%. Близким к ним в этой сфере был удельный вес русских — 12,1%, несколько ниже показатели поляков и украинцев (соответственно 10,7% и 10,6%), еще ниже — белорусов. Казахи опередили западных и восточных славян среди квалифицированных работников сельского, лесного, охотничьего хозяйства, рыбоводства и рыболовства — 24,3%, оставив далеко позади другие народы (поляки — 11,7%, белорусы — 10,0%, украинцы — 8,8%, русские — 6,5%). Русские имели лучшие показатели занятости среди специалистов среднего уровня квалификации. Они составляли 13,3% работников сферы обслуживания и жилищно-коммунального хозяйства, торговли — 10,6%, а также основной костяк высококвалифицированных работников, занятых в различных отраслях промышленности, строительства, транспорта, связи, геологии и разведки недр — 16,5% (у казахов 7%). Численность белорусов, украинцев, поляков имела высокий удельный вес среди операторов и машинистов установок и машин, слесарей-сборщиков (соответственно — 22,6%, 20,8%, 20,4% против 11,5% у казахов)11. Таким образом, казахи имели большинство лишь в двух видах деятельности из девяти рассмотренных нами. Что же касается отраслевых предпочтений славянского населения, то они определялись в основном урбанизированным образом жизни и значительным уровнем квалификации.

На пороге XXI века сложной и деликатной оставалась проблема языка. Еще 22 сентября 1989 года в республике был принят "Закон о языках Казахской ССР", в котором государственным языком объявлен казахский, а русский — языком межнационального общения народов, что весьма болезненно восприняло русское население.

Причины этого явления вполне очевидны. Во-первых, многолетнее доминирование русского языка во многих сферах жизни общества, что позволяло не изучать языки иноэтнического окружения. В результате этого в республике оказалась очень малая доля русских, владеющих казахским языком (по переписи 1989 года — 0,9%). Во-вторых, значительная часть русских, украинцев, белорусов оказалась явно не готова к резкому изменению этнического статуса. Заметим, что закон о языке был самым либеральным из всех аналогичных законов, принятых в республиках Советского Союза, что признают многие аналитики12. Лишь 7% русских полагали, что их будущее в республике напрямую связано с изучением казахского языка. При этом 42% казахов считают, что знание языка и культуры коренного народа наиболее перспективно для русских13. По прошествии времени можно реально оценить стратегию, выбранную славянами в новых условиях. Итоги переписи зафиксировали, что 14,5% из них овладели казахским языком. К началу нового тысячелетия этот показатель был выше всего у русских — 14,9%; среди украинцев — 12,6%; белорусов и поляков — 9,9% . При этом языком своей национальности у русских владело 100%, среди белорусов — 13,5%, украинцев — 16,1%, поляков — 9,1%. Русским же языком владело 75,0% казахов, от 98,3 до 99,4% — представителей других славянских народов. По-разному складывалась ситуация в городах и в сельской местности. Число владеющих казахским языком было выше у русских на селе — 15,4%, чем в городах — 14,7%. Среди украинцев, белорусов, поляков, напротив, в городах ситуация была лучше, нежели на селе14.

Хотелось бы также отметить, что после обретения Казахстаном государственной независимости для его славянского населения наступил непростой период национального развития. Мы полагаем, что славяне-казахстанцы сегодня представляют собой практически стабильную часть жителей, переживающую "болезненную" стадию адаптации к изменившимся условиям.

Проблемы остаются, и их немало. Решать их нужно взвешенно и осторожно. Как нам кажется, есть два сценария развития. Первый заключается в том, чтобы славянские народы адаптировались от статуса де-факто большинства к готовности принять статус этнического меньшинства. Основной проблемой для профессионального роста жителя нашей республики является не национальная принадлежность, а незнание казахского языка. Его изучение, овладение им вовсе не означает потерю этнической самобытности, в этом мы глубоко убеждены. Кроме того, решение проблемы адаптации зависит и от властей республики. Они должны учитывать не только экономическую и экологическую целесообразность принимаемых решений, но и их безопасность для этнокультурной среды населения, на которую влияют практически все социально значимые проекты. Отсюда возникает необходимость подвергать проекты решений этноэкологической экспертизе. При этом главный вопрос, на который следует ответить, — возможные последствия принимаемых решений для этнокультурных групп. Опыт подобных экспертиз накоплен за рубежом, в том числе и в России15. Определяющую, если не главную роль в этой проблеме играет политика России в отношении своих соотечественников, проживающих в новых независимых государствах. Как показало время, лишь одно двустороннее соглашение по гражданским вопросам, подписанное президентами России и Казахстана в Москве в январе 1995 года, сняло наиболее острые проблемы. Оно стало первым шагом на пути их урегулирования. Безусловно, необходима дальнейшая интеграция Казахстана с Россией. Второй вариант развития событий — массовый исход из Казахстана славянского населения. В этом наша республика не заинтересована. Дальновидные политики понимают, что в таком случае безвозвратно теряются наиболее квалифицированные работники, научная и техническая интеллигенция, высококлассные специалисты. Для Казахстана массовый отъезд славянских и других народов будет означать выпадение целого пласта культуры. Создание реальных условий для интеграции в новой обстановке отвечает прежде всего интересам республики. Какой из вариантов событий станет реальностью в новом тысячелетии, сегодня не возьмется ответить никто, это покажет время.


1 См.: Национальный состав населения Республики Казахстан. Итоги переписи населения 1999 года в Республике Казахстан. Т. 1. Алматы, 2000. С. 6.
2 См.: Итоги Всесоюзной переписи населения 1989 года. Т. 3. Алматы, 1992. С. 3, 4.
3 См.: Миграции и новые диаспоры в постсоветских государствах. М., 1996. С. 211.
4 См.: Зайончковская Ж. Миграционные связи России после распада СССР. В кн.: Миграционные процессы после распада СССР. М., 1994. С. 16; Население России 1999. Седьмой ежегодный демографический доклад. М., 2000. С. 138.
5 См.: Население Республики Казахстан по национальностям, полу и возрасту. Т. 4. Ч. 1. Алматы, 2000. С. 6—9.
6 См.: Статистический ежегодник Казахстана 2000. Алматы, 2000. С. 94—95.
7 См.: Там же. С. 98—99.
8 См.: Казахстан, 1991—2001 годы. Информационно-аналитический сборник. Алматы: Агентство Республики Казахстан по статистике, 2001. С. 64.
9 См.: Занятое население Республики Казахстан по национальностям и занятиям. Итоги переписи населения 1999 года в Республике Казахстан. Т. 3. Алматы, 2001. С. 5.
10 См.: Там же. С. 43, 45, 52, 56.
11 См.: Там же. С. 10, 11.
12 См.: Эшмент Б. Проблемы русских Казахстана — этничность или политика // Диаспоры, 1999, № 2—3. С. 173.
13 См.: Миграции и новые диаспоры в постсоветских государствах. С. 209.
14 См.: Население Республики Казахстан по национальностям и владению языками. Т. 2. Алматы, 2000. С. 10, 12.
15 См.: Методы этноэкологической экспертизы. М., 1999. С. 9.

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL