КРЫМСКИЕ ТАТАРЫ И ВЫБОРЫ-2002 В УКРАИНЕ

Наталья БЕЛИЦЕР


Наталья Белицер, сотрудник Института демократии имени Пилипа Орлика (Киев, Украина)


Представительство крымских татар в органах власти полуострова — проблема, возникшая практически сразу же с началом массовой репатриации народа. Возвращаясь, репатрианты столкнулись не только с трудностями обустройства, но и с враждебным отношением со стороны местных властей.

Масштабных столкновений с проживавшим здесь населением удалось избежать — в основном за счет традиционной культуры ненасилия, толерантности и приверженности к мирным методам борьбы, свойственной политическим и духовным лидерам крымских татар. Однако ситуация несколько лет была критической, а репатрианты не имели возможности влиять на принятие политических решений, жизненно важных для всего народа. Ощущая свое бесправие и бессилие из-за отсутствия диалога с властью, крымские татары пошли по пути формирования собственных выборных органов самоуправления. В июне 1991 года состоялись выборы в Курултай (Национальный конгресс) и избранный им Меджлис (высший орган национального самоуправления на период между сессиями Курултая). Такая инициатива "снизу" способствовала дальнейшему сплочению, организованности и политической мобилизации крымских татар, но ни в коей мере не могла заменить их легальное, признанное государством участие в управлении социальной, экономической и политической жизнью полуострова, а также в распределении властных полномочий. Особо следует отметить, что, в отличие от других национальных меньшинств, также депортированных с полуострова, они лишь на территории Крыма, их исторической родине, могут надеяться на сохранение и развитие своего языка, национальных традиций и культуры.

Именно поэтому крымские татары, осознавая принципиальное отличие своего положения от ситуации с другими этническими группами, требовали, чтобы их признали не просто одним из многочисленных национальных меньшинств, проживающих на территории Украины, но и настаивали на особом для них статусе "коренного народа", закрепляющем ряд специальных прав, в том числе на представительство в выборных и исполнительных органах власти. Это дало бы возможность реально влиять на выработку и реализацию политических решений, от которых фактически зависела судьба крымско-татарского народа, вернувшегося на историческую родину, и в значительной мере облегчило бы его интеграцию как в крымское, так и в украинское общество.

Поскольку подробное освещение всех этапов борьбы крымских татар за восстановление своих прав не входит в задачу настоящей статьи, остановимся лишь на кратком изложении тех предшествующих событий, которые необходимо осветить, чтобы глубже понять особенности избирательной кампании и выборов в органы власти всех уровней, состоявшихся 31 марта 2002 года, в том числе и в Автономной республике Крым (АРК).

Несомненно, самое важное событие — компромиссное решение, принятое Верховным советом полуострова 13 октября 1993 года (115 голосами из 143) о дополнении к закону "О выборах в Верховный совет Крыма". Согласно этому документу крымским татарам предоставлялось 14 мест в парламенте автономии на период 1994—1998 годов. Это решение основывалось не на признании крымских татар коренным народом Крыма или Украины, а на их статусе ранее депортированного народа, испытывающего в связи с этим трудности обустройства и интеграции, а потому нуждающегося в дополнительной поддержке. Наряду с крымскими татарами, квоты в крымском парламенте получили и ранее депортированные армяне, болгары, греки, немцы (по одному месту для каждой группы). Причем с самого начала было обусловлено, что мера эта временная и действует она только на один избирательный срок. Подавляющее большинство избирателей из числа крымских татар проголосовало за список, предложенный Курултаем. Таким образом, в парламенте Крыма появилась фракция "Курултай", состоящая из 14 депутатов. В то же время ни один из 35 представителей крымских татар, баллотировавшихся по одномандатным избирательным округам, не прошел в этот парламент.

Создание этой фракции позволило организовать в парламенте конструктивную оппозицию, которая сумела создать ситуативное большинство, принявшее важные для репатриантов законодательные акты. Например, постановление о функционировании в Крыму трех официальных языков: русского, украинского и крымско-татарского. Одно из важнейших последствий включения представителей крымско-татарского народа в процесс принятия политических решений — возможность перейти от "митинговой политики" к политике публичной, с неизбежным поиском компромиссов и учетом интересов других групп населения Крыма. Это стало началом нового этапа интеграционных процессов на полуострове.

Однако после многочисленных попыток справиться с проявлениями пророссийского сепаратизма в Крыму в марте 1995 года Верховная Рада Украины отменила все законы и законодательные акты крымской автономии, "не вписывающиеся в законодательное поле Украины". Несмотря на формально позитивные стороны этой акции, устранившей юридические основы сепаратизма в проблемной автономии, жертвой этого решения оказались крымские татары. Они утратили право на гарантированное представительство, ранее принятое Верховной Радой полуострова, но не закрепленное в общенациональном законодательстве. Несмотря на неоднократные рекомендации ОБСЕ обеспечить такое представительство либо путем сохранения квот, либо на основе пропорциональной избирательной системы, упомянутое решение Верховной Рады Украины осталось в силе. Шансы же на избрание крымских татар в парламент АРК по одномандатным округам были ничтожными. Во-первых, потому что на полуострове сохранились традиционно прочные позиции коммунистов, просоветских и пророссийских сил, во-вторых, в связи с преимущественно дисперсным расселением крымско-татарских репатриантов, не имеющих большинства ни в одном из избирательных округов1, в-третьих, в отличие от выборов 1994 года, те крымские татары, которые еще не успели получить гражданство Украины (а таких на день выборов было около 90 000), не имели права избирать и быть избранными.

Вследствие всех этих факторов, на выборах 1998 года в парламент АРК по мажоритарной системе не избрали ни одного представителя крымских татар. (Единственный из них, коммунист и "интернационалист" Лентун Безазиев, стал депутатом при поддержке не крымско-татарского народа, а республиканского отделения Компартии Украины.)

Таким образом, возникла парадоксальная ситуация: крымские татары оказались полностью отстраненными от принятия политических решений на своей "малой" родине. Ситуация еще больше обострилась после, казалось бы, компромиссного соглашения о распределении властных полномочий в Крыму. В результате сложных переговоров председателем парламента АРК был избран лидер коммунистов полуострова Леонид Грач, известный своей непримиримой позицией по отношению к Меджлису крымско-татарского народа и его лидерам. Главой правительства стал Сергей Куницын, зарекомендовавший себя как весьма эффективный управленец, профессионал и прагматик, способный улаживать конфликты (в том числе этнополитические) путем поиска взаимоприемлемых решений и взаимных уступок противоборствующих сторон. Такой альянс, поначалу казавшийся хотя и вынужденным, но все же достаточно сбалансированным, вскоре нарушили спикер и его команда, которые начали активную борьбу за отставку Куницына и замену его людей в правительстве своими сторонниками.

Когда крымские татары выступили в защиту Куницына, препятствуя притязаниям Грача на монопольную власть в Крыму, их акции протеста усилили и без того острую конфронтацию между коммунистическим и пророссийским центром влияния в руководстве полуострова, с одной стороны, и политической элитой крымских татар — с другой.

Отсутствие крымских татар в выборных органах власти и правительства АРК существенно осложняло этнополитическую ситуацию на полуострове. Поэтому неудивительно, что при подготовке нового варианта закона о выборах в Украине большое внимание крымско-татарского сообщества, демократических партий и организаций страны, а также ряда международных организаций было уделено разработке юридических принципов и механизмов, которые могли бы обеспечить гарантированное представительство крымских татар в парламенте автономной республики. В соответствии со специальной резолюцией, принятой парламентом Украины в мае 2001 года, было подготовлено несколько проектов закона о выборах в Верховную Раду автономной республики, гарантирующих их представительство в местном парламенте. Однако депутаты не смогли прийти к согласию из-за непримиримой позиции депутатов-коммунистов, наотрез отказавшихся поддержать любые юридические меры, обеспечивающие участие крымских татар в избирательном процессе на этнонациональной основе.

В конце концов 17 января 2002 года Верховная Рада Украины приняла закон о выборах в Верховную Раду АРК, в котором содержались лишь "косметические" изменения, касающиеся в основном организационных деталей: сроков проведения избирательной кампании, принципа формирования избирательных комиссий, организации избирательных участков и т.д. Все эти поправки не затрагивали главной, долго и напряженно дебатируемой проблемы — обеспеченного законом избрания представителей коренного народа в крымский парламент. Более того, Центральная избирательная комиссия полуострова (в ее состав включили преимущественно сторонников Леонида Грача) отвергла последнюю возможность хоть как-то компенсировать законодательный провал — сформировать избирательные округа с учетом расселения крымских татар.

Ситуацию не смогла изменить и четко сформулированная позиция Рольфа Екеуса, недавно избранного Верховным комиссаром ОБСЕ по национальным меньшинствам (ВКНМ). В полном соответствии с позицией своего предшественника Макса ван дер Стула он обратился к министру иностранных дел Украины, выразив убежденность в том, что гарантированное представительство крымских татар — важный фактор политической стабильности на полуострове, и предложил помощь своего офиса в разработке поправок к избирательному законодательству для совместных поисков оптимального юридического решения этой проблемы. Рольф Экеус подчеркнул также готовность прибыть в Украину с официальным визитом для обсуждения этого и других вопросов. К сожалению, его приезд был отложен и состоялся лишь 4 февраля 2002 года, так что украинские законодатели не смогли воспользоваться столь высококвалифицированной помощью для внесения необходимых поправок в закон о выборах в парламент АРК.

Таким образом, длительная и болезненная эпопея парламентской "битвы" за правовое обеспечение участия крымских татар в политических процессах автономии закончились сокрушительным поражением как самих крымских татар, так и их сторонников. Исходя из опыта предыдущих лет, можно было предположить, что начнутся массовые акции протеста, бойкот выборов и других потрясения, грозящие серьезными осложнениями неустойчивой этнополитической ситуации в АРК. Однако на этот раз Меджлис крымско-татарского народа принял ряд мер, которые позволили избежать дальнейшей дестабилизации и без того напряженной обстановки. Так, он призвал избирателей активно участвовать в выборах, несмотря на горькое разочарование и очевидную несправедливость, невзирая на то, что еще раз проигнорированы их надежды на правовое решение проблем. Такому решению Меджлиса способствовали и успешно проведенная в предыдущие годы кампания по массовому обретению крымскими татарами гражданства Украины, и договоренности о поддержке и партнерстве с объединением национально-демократических сил — блоком "Наша Украина", возглавляемым экс-премьером Виктором Ющенко. (В состав этого блока вошел "Народный рух Украины" — традиционный партнер Меджлиса крымско-татарского народа — и ряд других партий.) В избирательный список блока были включены Мустафа Джемилев, председатель Меджлиса крымско-татарского народа (№ 20), и его первый заместитель Рефат Чубаров (№ 61), которые в то время были депутатами украинского парламента. (Как и следовало ожидать, они прошли и в новый состав парламента, избранного 31 марта 2002 г.)

Отказу крымских татар от традиционных форм борьбы с режимом Грача могла бы способствовать достаточно серьезная оппозиция центристских сил, сформированная в Крыму накануне избирательной кампании. Эти силы имели веские основания покончить с концентрацией властных полномочий на полуострове в руках председателя Верховной Рады АРК с неизбежно вытекающими из этого постоянными "разборками" с правительством Крыма и другими структурами. Так, накануне последнего в 2001 году пленарного заседания крымского парламента появилась новая группа — "За единый Крым", своего рода филиал проправительственного блока "За единую Украину". В это объединение вошли представители Трудовой Украины, Народно-демократической партии, Аграрной партии, Партии регионов и др. Интересно, что из-за расхождений со спикером в вопросе о формировании Центризбиркома АРК все эти депутаты отказались участвовать в работе декабрьской сессии — 19 декабря в зале заседания присутствовали только 44 депутата (из 100), то есть явно меньше кворума. Несмотря на это, сессию все же сочли состоявшейся, и, игнорируя закон и регламент, ее участники утвердили состав Центральной избирательной комиссии Крыма, в которой "контрольный пакет голосов" принадлежал Леониду Грачу.

С целью дальнейшего укрепления своих позиций в начале января 2002 года (еще до утверждения нового закона о выборах в АРК) спикер создал в Крыму предвыборный "Блок Грача". В него вошли не только члены по-прежнему наиболее массовой и популярной на полуострове компартии, но и представители Всеукраинской партии "Справедливость", Крестьянской партии и 28 беспартийных. Интересно отметить, что блок не выдвинул своих кандидатов всего лишь в двух округах, заявив о своей поддержке баллотирующихся в них членов Социал-демократической партии Украины (объединенной). Почти сразу же стало известно, что мощную поддержку блоку оказали политические и финансовые круги России. Об этом свидетельствовали, в частности, появившиеся на полуострове российские "политтехнологи". Такая поддержка была, видимо, далеко не бескорыстной: в официальной программе блока, в частности, говорилось о намерении обеспечить приток в АРК преимущественно российских инвестиций путем создания для них льготного режима. Не ограничиваясь локальными планами — усилить российское влияние на полуострове, — блок заявил, что намерен добиваться заключения союзного договора между Украиной, Россией и Беларусью, а также отмены таможенных и прочих межгосударственных барьеров, придания русскому языку статуса второго государственного.

Такой старт избирательной кампании в Крыму вызвал довольно бурную реакцию многих политических сил — от Меджлиса крымско-татарского народа до премьер-министра крымского правительства и представителя президента Украины в АРК. В частности, лидер общественного комитета "Прозрачная власть" Андрей Сенченко обвинил спикера парламента полуострова в намерении расплатиться за российские услуги в предвыборной кампании земельными ресурсами Крыма. Премьер АРК Валерий Горбатов фактически подтвердил эту информацию, сообщив о своих встречах в Москве с "очень серьезными" людьми, финансирующими кампанию Грача, и обещаниях последнего "отдать им весь наш берег, все наши объекты"2.

Спустя месяц в Крыму оформилась оппозиционная коалиция, созданная экс-премьером правительства АРК Сергеем Куницыным, названная "Команда Куницына". Ее основой стала Национально-демократическая партия Украины, членом которой является и сам Куницын. Состав своей "команды" он охарактеризовал как профессионалов и прагматиков, представляющих, в частности, структуры исполнительной власти, вместе с которыми правительству Куницына за два с половиной года удалось добиться стабильных темпов развития экономики, значительно снизить задолженность бюджетникам и улучшить состояние курортного хозяйства. На первой пресс-конференции "Команды Куницына" сообщалось о намерении широкого спектра политических сил выступить единым фронтом и проводить активные политические консультации с другими потенциальными партнерами, среди которых были названы Меджлис крымско-татарского народа и комитет "Прозрачная власть". "Команда Куницына" выдвинула 60 кандидатов в Верховную Раду полуострова и заявила о поддержке еще 24 кандидатов, не входящих в ее состав. В остальных округах "команда" также намеревалась провести переговоры о согласовании приемлемых кандидатур3.

Таким образом, в Автономной республике Крым, где до последнего времени оппозицию доминирующим в местных органах власти коммунистам и их лидеру Леониду Грачу составляли преимущественно крымские татары и их немногочисленные союзники — так называемые "украинские национал-демократы", впервые была предпринята попытка создать широкую антикоммунистической коалицию. Своими программными целями она объявила не только победу на выборах 31 марта, но и обретение возможности проводить реформаторскую и сбалансированную политику (взамен односторонней ориентации исключительно на Россию, свойственной компартии и ее сторонникам). И хотя идеология в чистом виде была далеко не решающим фактором предвыборной борьбы 2002 года, интересы деловых и финансовых группировок Крыма и Украины в данном случае в значительной мере совпадали с точкой зрения принципиальных сторонников демократического и прозападного развития и интеграции страны.

Подобная ситуация давала, казалось бы, вполне реальные шансы на плавный и "эволюционный", без особых скандалов и потрясений переход власти в АРК к прагматичным и менее конфронтационным политикам, чем Грач и его сторонники.

Однако 25 февраля предвыборная борьба в Крыму внезапно обострилась. Причем не в связи с действиями Меджлиса или "Команды Куницына" — наиболее известных оппозиционных сил. Ситуацию "взорвали" по инициативе комитета "Прозрачная власть": доверенным лицом поддержанной им Татьяны Красиковой — директора Черноморской телерадиокомпании (кандидата в депутаты по тому же 25-му округу, в котором баллотировался Леонид Грач) в суд Центрального района Симферополя была подана жалоба на нарушения, допущенные Грачом при его регистрации кандидатом. Рассмотрев жалобу и прилагаемые к ней документы, суд признал их достаточными правовыми предпосылками для отмены решения Окружной избирательной комиссии о регистрации Л. Грача кандидатом в депутаты парламента АРК. Согласно формулировке, решение суда было окончательным и обжалованию не подлежало. Решение приняли на основании четырех пунктов обвинения, предъявленных Л. Грачу: он не собственноручно представил документы для регистрации; не подал заявление о снятии с себя полномочий председателя Верховной Рады АРК на период избирательной кампании; не внес в декларацию о доходах 160 тыс. гривен (около 30 тыс. долл.), полученных за продажу квартиры в Симферополе, четвертая часть которой принадлежала лично ему; указал в документах, что площадь его особняка составляет 446,6 кв. м (на самом деле — 676,6 кв. м полезной площади, не считая более 90 кв. м хозяйственных построек)4.

Хотя по всем четырем пунктам, несомненно, избирательное законодательство Украины было нарушено, в ответ на решение суда немедленно последовали заявления о "политическом заказе" и "политической расправе", за которыми стоят "националистические силы", противодействующие развитию отношений Украины и Крыма с Россией. Кроме того, Грач заявил, что будет "отстаивать свою правоту посредством судебных органов", вплоть до обращения в Европейский суд по правам человека, а также оставляет за собой право "обратиться за помощью и поддержкой к патриотической общественности Крыма, Украины и России"5.

В то же время подавляющее большинство экспертов сочло решение суда правомочным и "юридически чистым". В частности, Рефат Чубаров, член парламента Украины, первый заместитель председателя Меджлиса крымско-татарского народа, в интервью Украинской службе Би-би-си отверг утверждения адвокатов Грача о том, что решение суда было политически мотивированным. Он подчеркнул, что суд принял во внимание конкретные нарушения избирательного законодательства, и призвал Л. Грача последовать его же (Л. Грача) советам — всегда придерживаться закона6.

Вслед за этим были организованы акции протеста в поддержку Грача: на главной площади Симферополя прошли бурные, хотя и немногочисленные митинги коммунистов, там же появились пикеты и палатки. Сам же виновник событий в своих выступлениях утверждал, что он единственный "гарант мира и согласия в Крыму", а снятие его с регистрации грозит не просто эскалацией конфликта, но прямо-таки гражданской войной. Он также объявил, видимо "сгоряча", о проведении в Крыму референдума по вопросу о присоединении к России7. Впрочем, последнее заявление его автор быстро дезавуировал. Он сказал, что многочисленные средства массовой информации, растиражировавшие сенсационное известие, просто его "не поняли"8. И, наконец, в порыве обиды на главного гаранта Конституции страны, не сумевшего либо не захотевшего оказать решительную поддержку пострадавшему от "судебного произвола", Грач сообщил — и затем неоднократно подтверждал — о своем твердом намерении в 2004 году баллотироваться на пост президента Украины, недвусмысленно намекая при этом, что российские финансовые и политические круги готовы его поддержать. Эти амбициозные высказывания пресекло руководство Коммунистической партии Украины. Один из ее лидеров, Адам Мартынюк, заявил, что подобный вопрос руководство партии никогда не обсуждало, у коммунистов Украины есть признанный лидер — Петр Симоненко, который и будет кандидатом компартии на пост президента, и что "собирается ли его [Грача] поддерживать Российская Федерация, нас не интересует. Россия — не указ для Компартии Украины. Никакое решение РФ на нас повлиять не может…"9

Дальнейшая интрига в отношении правомочности (или неправомочности) участия Леонида Грача в избирательной кампании в парламент АРК развивалась как беспрецедентная борьба судов разных уровней с Центральной и Окружной избирательными комиссиями полуострова (при полном самоустранении Генпрокуратуры, к которой периодически взывали субъекты избирательного процесса).

30 марта Л. Грач направил кассационную жалобу в Верховный суд Украины с просьбой отменить решения суда Симферополя и апелляционного суда Крыма. Верховный суд страны принял ее к производству, но не смог решить проблему, поскольку не получил материалов дела из Апелляционного суда АРК. 31 марта (день выборов) на девяти избирательных участках Избирательного округа № 25 состоялось голосование по бюллетеням, в которых была и фамилия Л. Грача. Как заявил Иван Поляков, председатель Центризбиркома АРК, если решение местного суда о снятии с регистрации действует, то в таком случае "однозначно в данной ситуации выборы по этому округу будут признаны недействительными". Он также сообщил, что на избирательных участках висят агитационные плакаты Л. Грача, голосование осуществляется так, как будто бы Л. Грач является кандидатом10. По результатам голосования в округе победил Л. Грач, набравший 3 790 голосов. На второе место вышла Татьяна Красикова, за которую проголосовали 947 человек. В этом же округе отмечен самый низкий по Крыму процент избирателей, принявших участие в голосовании (38% при среднем по Крыму 57%)11.

19 апреля Судебная палата по гражданским делам Верховного суда Украины удовлетворила кассационную жалобу Леонида Грача и вынесла постановление об отмене решений местного и Апелляционного судов Крыма. В тот же день на заседании Центризбиркома полуострова (члены которого до того бойкотировали заседания в течение двух месяцев) было принято решение о признании депутатских полномочий Леонида Грача.

25 апреля суд Центрального района Симферополя, частично удовлетворив жалобу Татьяны Красиковой, признал незаконными решение окружкома № 25 и Центризбиркома АРК о признании Леонида Грача победителем на выборах и выдаче ему удостоверения депутата Верховной Рады полуострова. Однако Избирательная комиссия Крыма отказалась выполнять это решение суда.

29 апреля состоялась первая сессия новоизбранного парламента АРК. Леонид Грач не только участвовал в ее работе, его даже выдвинули кандидатом на должность спикера (председателя Верховной Рады АРК).

Итак, принимая во внимание беспрецедентный накал страстей в ходе предвыборной кампании в Крыму, спецификой которой, помимо всего прочего, стала борьба между двумя "административными ресурсами" — местным прокоммунистическим и проправительственным, ориентированным на Центр, а также угрозы и реальные попытки сорвать выборы, одним из существенных достижений выборов-2002 в АРК следует признать то, что они все же состоялись. В итоге подтверждены полномочия 95 депутатов ВР АРК, а за оставшиеся пять мандатов борьба продолжалась в судебном порядке. В новый состав парламента полуострова избрано семь крымских татар, из которых шестерых поддержал Меджлис, а седьмого — Л. Безазиева — компартия. Кроме того, в крымский парламент вошли 44 русских, 35 украинцев, четыре еврея, два гагауза, один чех, один грек, один армянин, один абхаз. Таким образом, нынешний парламент АРК отличается от предыдущего большим разнообразием как по спектру представленных в нем политических партий, так и по этническому составу.

На сессии, состоявшейся 29 апреля, избраны председатель парламента и премьер-министр правительства Крыма. Как уже упоминалось, Леонид Грач получил возможность баллотироваться на должность председателя Верховной Рады АРК. Вторым кандидатом, его предложило большинство депутатов, был Борис Дейч — 63-летний экономист, первый вице-спикер в предыдущем составе крымского парламента, обычно характеризуемый как политически нейтральная фигура, способная идти на компромиссы и договариваться с соперничающими группами. Результаты голосования вызвали шок у сторонников Грача и в компартии, поскольку победа достаточно неустойчивой коалиции, составляющей политически и идеологически разношерстное большинство, была очевидной. При тайном голосовании Борис Дейч получил 52 голоса, а Л. Грач — лишь 22 (даже значительно меньше количества депутатов, избранных при поддержке "Блока Грача"). После столь сокрушительного удара по амбициям "лидера и хозяина" Крыма результаты выборов председателя Совета министров АРК уже не были сюрпризом: большинством (62 голоса) на эту должность избран Сергей Куницын. По признанию большинства аналитиков, он наиболее успешный экс-премьер Крыма (занимал эту должность с 1998-го по июнь 2001 г.). Как впоследствии выяснилось, Л. Грач все же предусматривал такой результат, поскольку еще накануне этого заседания подал заявление о регистрации его депутатом Верховной Рады Украины, куда он прошел по списку компартии. Переезд бывшего спикера в Киев означал завершение "эпохи Грача" в Крыму.

Смена политической элиты в руководстве АРК, несомненно, положительно отразилась на развитии ситуации: в отличие от украинских парламентариев, занявших остро конфронтационные позиции в межфракционной борьбе при выборе руководства Верховной Рады, вторая сессия парламента АРК, состоявшаяся 15 апреля, быстро и без всякой борьбы избрала и руководство парламента, и правительство автономии. Примечательно, что одним из двух вице-спикеров стал заместитель председателя Меджлиса Ильми Умеров, которого компартия Крыма называла "национал-радикалом" и клялась, что не допустит его избрания на этот пост. Эдип Гафаров, ранее бывший председателем Республиканского комитета по делам национальностей и депортированных граждан, стал вице-премьер-министром. В правительство вошли еще двое крымских татар: Азиз Абдулаев (министр промышленности, транспорта и связи) и Сервер Салиев (председатель Рескомнаца). В тот же день сессия парламента наконец утвердила и бюджет Крыма на 2002 год, срочно доработанный Куницыным12.

В отношении представительства крымских татар еще более показательны результаты нынешних выборов (по сравнению с предыдущими) в местные органы самоуправления всех уровней. Согласно оперативным данным, депутатами местных советов стали 957 крымских татар, что составляет 14% от общего числа депутатов (доля крымских татар в населении Крыма — приблизительно 13%). Однако необходимо отметить снижение их доли по мере повышения уровня органа местного самоуправления, о чем можно судить по следующим цифрам13: депутатами сельских советов Крыма стали 696 крымских татар (16,4%); городских советов городов районного подчинения — 23 (15,6%); районных советов — 105 (13,8%); поселковых советов — 71 (7,8%); городских советов городов республиканского подчинения 22 (5%); районных советов в г. Симферополе (всего три района) — 5 (4%).

Эти результаты могут свидетельствовать о более стойких антикрымско-татарских стереотипах у жителей крупных городов полуострова по сравнению с небольшими городами, поселками и селами, и (или) о более эффективной работе местных меджлисов, сумевших провести предвыборную кампанию так, что не крымско-татарское население этих территорий убедилось в возможности эффективной защиты их общих интересов депутатами из числа крымских татар.

Таким образом, предварительный анализ результатов выборов-2002 в Автономной республике Крым позволяет сделать следующие выводы.

Во-первых, вопреки широко распространенным опасениям политиков и аналитиков, снижение рейтинга и политического влияния Крымского отделения компартии Украины и радикально настроенных пророссийских группировок, а также устранение с политической арены "лидера Крыма" Леонида Грача привело не к эскалации напряженности, а к заметному снижению уровня политической и межэтнической конфронтации на полуострове.

Во-вторых, создание широкой коалиции центристских и правоцентристских сил в АРК, а также успешно проведенная кампания по предоставлению крымским татарам гражданства Украины позволили существенно увеличить их представительство в местных органах власти.

В-третьих, проблема представительства крымских татар в Верховной Раде АРК остается, однако, нерешенной. Об этом свидетельствует не только количество избранных депутатов, далеко не пропорциональное доле крымских татар в составе населения Крыма, но и то, что их относительный успех в прошедшей избирательной кампании зависел от ряда субъективных факторов. Так, критическая фаза борьбы за власть, собственность и экономическое влияние на полуострове отодвинула на задний план (временно?) все межэтнические противоречия и антимусульманские настроения, которые в будущем могут негативно отразиться на возможностях избрания крымско-татарских депутатов.

В-четвертых, отнюдь не потеряла актуальности необходимость изменить закон о выборах в АРК. Он должен гарантировать адекватное представительство крымских татар14. Не менее важно и принять закон о статусе крымско-татарского народа в Украине, проект которого разрабатывался на протяжении многих лет, но так и не вынесен на сессию парламента. Таковы были, в частности, требования участников траурного митинга в Симферополе 19 мая, посвященного 58-й годовщине депортации крымских татар. На этом митинге впервые присутствовали руководители правительства и парламента АРК, а также вице-премьер страны Владимир Семиноженко. Его заявление о том, что вся "Единая Украина" (крупнейшая проправительственная фракция украинского парламента нового созыва), несомненно, поддержит законопроект об упомянутом выше статусе, дает основания для умеренного оптимизма о перспективах законодательного решения политико-правовых проблем крымско-татарского народа депутатами вновь избранной Верховной Рады Украины.


1 В сентябре 1990 Крымский облсовет народных депутатов Украинской ССР принял специальное постановление о том, что крымские татары должны быть расселены таким образом, чтобы ни в одной административно-территориальной единице полуострова они не составляли более 25%.
2 Федор Серафимович: "Блок" против "команды" // [http://www.Uatoday.net], 13 февраля 2002.
3 См.: Александр Герасимов: "В Крыму намерены покончить с "теневой политикой" // [http://Part.org.ua], 13 февраля 2002.
4 См.: Лиля Буджурова: "Есть такая геополитика — квартирный вопрос Грача" (на укр. яз.) // [http://pravda.com.ua], 4 марта 2002.
5 Виктория Сергеева: "Безграчовщина" // [http://www.Uatoday.net], 26 февраля 2002.
6 Там же.
7 Лиля Буджурова: "Есть такая геополитика — квартирный вопрос Грача", а также: Леонид Грач: театр одного актера; Конфликт в Крыму разыгран российскими политическими технологами?" //| [http://www.kry,2002.com], 7 марта 2002.
8 Интервью газете "Сегодня", 1 марта 2002.
9 [http://www.kry, 2002.com], 8 мая 2002.
10 [http://www.for-ua.com/news], 31 мая 2002.
11 См.: [http://www.pravda.com.ua], 31 марта 2002.
12 См.: [http://www.for-ua.com], 15 мая 2002.
13 Данные, любезно предоставленные 4 мая 2002 года депутатом парламента Украины Рефатом Чубаровым.
14 После того как стали известны результаты выборов, в крымской прессе появился рад публикаций, утверждающих, что проблема квот или национальных округов уже не имеет смысла, поскольку крымские татары "достаточно интегрированы" и обеспечат избрание своих кандидатов по обычной мажоритарной системе (см., например: Аргументов в пользу введения специальных квот для этнических меньшинств стало меньше // [http://www.Krym2002.com], 30 апреля 2002).

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL