СОВЕЩАНИЕ ПО ВЗАИМОДЕЙСТВИЮ И МЕРАМ ДОВЕРИЯ В АЗИИ: ПОТЕНЦИАЛ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

Фарход ХАМРАЕВ


Фарход Хамраев, кандидат филологических наук, политолог (Ташкент, Узбекистан)


После завершения "холодной войны" существовавшая система отношений в мире стала разрушаться. Появились новые факторы, оказывающие непосредственное влияние на международную политику отдельных стран и целых регионов. Возникли новые проблемы, которые уже не может в одиночку решить какое-либо государство, даже сильное и крупное, для их преодоления требуются коллективные меры. При этом в вопросах безопасности на первый план выдвигаются невоенные аспекты. В этой связи заслуживают пристального внимания инициативы, направленные на формирование различных систем безопасности не только на национальном и даже региональном, но и на глобальном уровне.

Инициатива Казахстана о созыве Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА) впервые озвучена президентом республики Нурсултаном Назарбаевым с трибуны 47-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в октябре 1992 года. Он подчеркнул, что суть этого предложения заключается в стремлении создать эффективную и универсальную структуру по обеспечению безопасности в Азии. Основной аргумент за создание такой структуры — отсутствие подобного механизма на континенте, в других регионах мира такие организации созданы и функционируют.

В начале 1990-х инициатива главы Казахстана воспринималась весьма сдержанно. Среди экспертов даже существует байка о том, что изначально планировалось озвучить идею о созыве Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Центральной Азии, когда этот географический термин охватывал регион несколько шире, чем нынешнее его понимание. Но в недрах бюрократических кабинетов из сочетания "Центральная Азия" выпало первое слово, что некоторые сотрудники МИД восприняли с удивлением. В администрации президента большой разницы тогда не видели, к тому же в то время все новые независимые государства особое внимание уделяли глобальным проектам. Так ли это на самом деле или лишь служит некоторым оправданием для казахстанских экспертов относительно вялотекущей реализации инициативы Н. Назарбаева, сегодня сказать трудно.

Тем не менее за два года, прошедшие после выступления президента, состоялись три встречи экспертов МИД азиатских стран, в результате которых было принято решение о создании Специальной рабочей группы (СРГ)1. Именно члены этой группы вырабатывали и согласовывали практически все документы Совещания, в основу которых положены следующие важнейшие принципы: гарантии территориальной целостности государств-участников; уважение их суверенитета; невмешательство во внутренние дела; переговорный процесс как единственная основа разрешения конфликтных и кризисных ситуаций.

При создании СРГ участники Совещания, в первую очередь Казахстан, исходили из того, что этот орган должен быть мобильным, достаточно гибким и, самое главное, не решать проблемы локального характера. Однако дальнейшее развитие процесса создания СВМДА показало, что этого избежать не удалось. Обсуждение многих, подчас не существенных, документов затягивалось на неопределенное время. Это привело к тому, что если в начале реализации инициативы по СВМДА количество стран-участников увеличивалось и к 1995 году достигло 32, то в декабре 1997 года на совещании на уровне заместителей министров иностранных дел государств-участников присутствовало лишь 16 делегаций.

Изначально предполагалось, что СВМДА необходимо развивать по пути аналогичной организации в Европе. Но вскоре от этой идеи отказались. И не только потому, что уровень отношений азиатских государств не такой, как в европейских странах, но и потому что на континенте некоторые крупные державы находились (формально и фактически) в состоянии войны друг с другом. Это обстоятельство требовало принципиально иного подхода. Его поиски продолжаются до сих пор, и еще долго, по нашему мнению, будут продолжаться. Во-первых, без полноценного участия США в процессе СВМДА реально создать механизмы мира, стабильности и безопасности в Азии не представляется возможным, особенно в связи с изменением геополитической ситуации в мире после событий 11 сентября 2001 года. Во-вторых, значительный конфликтогенный потенциал, причем не только в двусторонних отношениях отдельных азиатских держав, но и в целом, а также уровень безопасности на континенте не позволяют сегодня некоторым странам континента сесть за общий стол переговоров. В-третьих, ряд государств континента не удовлетворит их второстепенная роль в процессе создания реального механизма СВМДА, а внутреннюю конкуренцию могут умело использовать внешние силы, что отрицательно скажется на принимаемых решениях. В-четвертых, в реальном продвижении СВМДА и развитии его структур должна быть серьезно заинтересована ключевая страна континента. Однако такое положение не устроит другие центры силы, ибо значение этой ключевой страны, например России, будет неуклонно усиливаться. В этой связи многие азиатские страны, да и не только азиатские, заблокируют любые решения в рамках СВМДА, возможно, и в рамках других организаций. В-пятых, усиление роли Астаны в сфере безопасности, как одного из ближайших союзников Москвы, вряд ли устроит ближайших соседей Казахстана и другие крупные страны континента.

Так или иначе, но лишь в начале июня 2002 года в Алматы состоялся форум СВМДА, который некоторые средства массовой информации поспешили назвать историческим. В определенной мере так и есть. В разгар индо-пакистанского конфликта в работе Совещания участвовали президент Пакистана Первез Мушарраф и премьер-министр Индии Атал Бихари Ваджпаи, что придало этому форуму особый статус. Конечно, не обошлось без поддержки России. Неизвестно, приехали бы в Алматы лидеры Индии и Пакистана, не объяви президент России Владимир Путин о своем желании встретиться с ними в это время в Алматы.

На саммите присутствовали делегации лишь 15 государств-членов СВМДА, в основном находящиеся в непосредственной близости к региону, а также делегации Израиля и Палестины, участие которых вполне объяснимо.

Совещание показало, что все участники СВМДА согласны с базовыми принципами обеспечения безопасности в Азии, а также экономического и гуманитарного сотрудничества. Однако страны-участницы не могут найти решения по целому ряду вопросов, касающихся военно-политической сферы. От саммита ждали действий, которые могли бы в значительной степени активизировать процесс СВМДА. Если бы при посредничестве России или Казахстана руководители Исламабада и Дели провели в Алматы конструктивные переговоры, то эта встреча получила бы совсем иной статус и ее значение в мире серьезно повысилось. Однако этого не произошло, и трудно предугадать будущее СВМДА. По мнению автора этих строк, перспектив у организации немного. Стремление Н. Назарбаева объединить в этой организации в принципе не объединяемое может не дать ожидаемого результата. Но уж если процесс СВМДА запущен, то необходимо активно искать пути его реализации в рамках перспективных проектов в самых различных областях, прежде всего в экономике и гуманитарной сфере.

По прошествии 10 лет нам кажется, что процесс СВМДА необходимо трансформировать и попытаться объединить идеи Совещания с определенными, уже существующими в регионе структурами. А на сегодняшний день есть лишь две организации, которые в какой-то мере состоялись, правда, и до их полной реализации еще далеко. Одна из них — Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), созданная в июне 2001 года. В рамках ШОС четыре республики Центральной Азии совместно с Китаем и Россией стремятся создать надежную систему региональной безопасности, которая будет способна противостоять как внешним, так и внутренним угрозам. Ее созданию предшествовали сложные и длительные советско-китайские переговоры по пограничным вопросам. Они были возобновлены в Москве 9 февраля 1987 года, после того как в истории отношений двух стран был завершен почти 30-летний период взаимной враждебности. Итогом пограничных переговоров стало подписание (16 мая 1991 г., Москва) Соглашения о советско-китайской государственной границе на ее восточной части (протяженность — около 4 300 км, после распада СССР весь этот участок принадлежит России).

Для обеспечения стабильности и создания мер безопасности в зоне границы Советский Союз и Китай договорились вести дело к полной демилитаризации районов своей общей границы. Был создан соответствующий переговорный механизм, и в сентябре 1990 года в Москве прошел первый раунд переговоров.

После распада Советского Союза и образования СНГ, с сентября 1992 года переговоры с КНР продолжила совместная делегация в составе представителей России, Казахстана, Киргизии и Таджикистана, граничащих с Китаем. В результате этих переговоров (в рамках визита Бориса Ельцина в КНР) главы пяти государств — России, Китая, Казахстана, Киргизии и Таджикистана — 26 апреля 1996 года подписали в Шанхае Соглашение об укреплении доверия в военной области в районе границы. В этом документе, в частности, отмечено, что государства стремятся обеспечить на границе "покой и стабильность, содействовать развитию долгосрочных отношений дружбы и сотрудничества Китая с Россией, Казахстаном, Киргизией и Таджикистаном".

Впервые в мировой истории пять стран, имеющих общую границу, согласились не только укреплять доверие между собой, но и взяли на себя ряд конкретных обязательств в военной сфере. Среди них: принимать меры по предотвращению опасной военной деятельности; укреплять контакты и связи между воинскими частями и пограничными войсками; не проводить военных маневров, направленных друг против друга. В документе зафиксированы виды вооруженных сил (сухопутные войска, ВВС, авиация ПВО) и категории вооружений и военной техники, а также подпадающие под действие Соглашения личный состав, танки, боевые бронированные машины, пусковые установки тактических ракет, артиллерийские системы калибра 122 мм и выше, самолеты (фронтовой авиации и авиации ПВО), боевые вертолеты. Из-под сокращений выведены ракетные войска стратегического назначения, дальняя авиация, военно-морской флот и ПВО как виды вооруженных сил, а также пограничные войска.

Далее события развивались стремительно. 24 апреля 1997 года, во время визита в Москву председателя КНР Цзян Цзэминя главы пяти государств подписали в Кремле Соглашение о взаимном сокращении вооруженных сил в районе границы. А 3 июля 1998 года в Алматы состоялась очередная встреча "пятерки". Если шанхайская и московская встречи проходили по схеме двух делегаций — четыре государства СНГ плюс Китай, то на алматинском саммите Россия, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан уже выступали в качестве самостоятельных партнеров по переговорному альянсу, в котором участвовали президенты трех Центральноазиатских республик, председатель КНР Цзян Цзэминь и специальный представитель президента России, министр иностранных дел РФ Евгений Примаков. Стороны договорились вести "совместную борьбу против международного терроризма, организованной преступности, контрабанды оружия и наркотиков".

Среди других встреч в рамках "Шанхайской пятерки" следует отметить состоявшуюся 5 июля 2000 года в Душанбе. Она примечательна тем, что впервые на этом форуме в качестве наблюдателя присутствовала делегация Узбекистана, у которого нет непосредственных границ с Китаем. "Шанхайская пятерка", как было отмечено в принятой Душанбинской декларации, стремится превратиться в региональную структуру многостороннего сотрудничества в различных сферах.

Таким образом, был завершен подготовительный этап по созданию новой организации. 15 июня 2001 года в Шанхае произошла правовая трансформация организации, учредителями и полноправными участником которой стали шесть государств — Казахстан, Китай, Кыргызстан, Россия, Таджикистан и Узбекистан. На встрече также была подписана Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, заложившая правовую основу сотрудничества в этой сфере.

В пункте 7 Декларации о создании Шанхайской организации сотрудничества отмечается, что она "не является союзом, направленным против других государств и регионов, придерживается принципа открытости. Она выражает готовность развивать диалог, контакты и сотрудничество в любых формах с другими государствами и соответствующими международными и региональными организациями, на основе консенсуса принимать новых членов…"2. В пункте 8 Декларации сказано: "Шанхайская организация сотрудничества придает приоритетное значение региональной безопасности и прилагает все необходимые усилия для ее обеспечения"3.

Выступая на саммите глав государств ШОС, президент Узбекистана Ислам Каримов отметил: "Мы рассматриваем Шанхайскую организацию как механизм многостороннего сотрудничества, направленный на укрепление мира и стабильности, открытое, конструктивное партнерство и многостороннее сотрудничество прежде всего в противостоянии таким угрозам глобальной и региональной безопасности, как международный терроризм, религиозный экстремизм, агрессивный сепаратизм и наркобизнес"4. Это мнение разделяют и другие лидеры ШОС.

Таким образом, мы видим, как постепенно шло становление организации, которая создала скелет механизма решения региональных конфликтов мирным путем. Конструктивность ШОС привела к тому, что и другие страны изъявили желание присоединиться к ней как в качестве полноправных членов, так и в ранге наблюдателя, в том числе Индия и Пакистан.

Если ряд положений этой организации использовать в рамках СВМДА, то доверие между сторонами может возрасти. Конечно, для этого нужна длительная и кропотливая работа (Казахстан может выступить в качестве посредника в разрешении ряда приграничных вопросов), благодаря которой появятся условия, позволяющие постепенно создать механизм доверия между странами. При этом целесообразно использовать и роль великих держав — как азиатских (прежде всего), так и мировых. Они выступали бы не только гарантом безопасности, но и как пример взаимодействия по самому широкому спектру мер доверия.

Опыт функционирования многих региональных экономических организаций, например НАФТА, АСЕАН, ЕС, свидетельствует об их мощном позитивном влиянии на создание региональных структур безопасности и подтверждает, что создание коллективной системы безопасности возможно лишь на основе действенного экономического механизма обеспечения взаимной заинтересованности.

В отношении СВМДА таким механизмом первоначально может стать Организация центральноазиатского сотрудничества (ЦАС). Решение о преобразовании Центральноазиатского экономического сообщества в ЦАС принято относительно недавно — 28 февраля 2002 года. Государства-члены Организации приняли его, руководствуясь, на наш взгляд, тем, что в рамках этой структуры нецелесообразно решать только экономические вопросы: огромное количество проблем накопилось и по активизации многоплановых контактов в области политических, научно-технических, культурно-гуманитарных отношений. Скоординированные действия в рамках ЦАС, безусловно, призваны укрепить региональную безопасность, уменьшить вероятность как внутрирегиональных угроз, так и угроз, связанных с деятельностью сил, находящихся вне региона. На сегодняшний день ЦАС придается огромное значение в связи с формированием региональной системы безопасности.

Однако реалии таковы, что внедрение в жизнь многих подписанных документов в рамках ЦАС затруднено. Ряд экспертов связывает это с наличием двух полюсов притяжения (Казахстан, Узбекистан), которые конкурируют между собой в региональном масштабе5. На наш взгляд, причины сложившейся ситуации находятся несколько глубже. Некоторые страны продолжают рассматривать Организацию центральноазиатского сотрудничества как своеобразный ответ на определенную аморфность структур СНГ. Следовательно, ЦАС для них своеобразный центр силы в рамках СНГ, ведь она является и формой коллективного противодействия попыткам ряда политических сил превратить Центральную Азию в постепенно расширяющийся плацдарм их присутствия.

Вместе с тем в регионе еще не создан эффективный механизм урегулирования конфликтов, соответствующие формы межгосударственного взаимодействия только складываются, не отлажена система коллективной безопасности. Все эти факторы также служат причиной появления угроз.

К сожалению, за последние годы терроризм стал реальностью для республик Центральной Азии, что повлекло за собой пересмотр некоторых основополагающих аспектов внутренней и внешней политики государств региона. Как будут развиваться события, покажет будущее, но, возможно, это станет фактором скорейшего и эффективного разрешения внутренних конфликтов. Хочется надеяться именно на такое развитие событий. Сегодня странам Центральной Азии необходима интеграция, она — единственный путь к безопасности, стабильности и развитию региона.

Участие американских, российских или других сил может решить лишь некоторые проблемы, лежащие вне региона. Если же не произойдет консолидации сил внутри его стран, то ни одна из них не сможет сама по себе устоять под натиском интересов мировых центров сил. Это уже понимают, однако переживаемый сложный период становления государств Центральной Азии еще не позволяет решить проблемы консолидации в полной мере.

Решения, принятые в рамках ЦАС, необходимо использовать при создании СВМДА. Если в рамках региона решить вопросы, накопившиеся в области энергетики и водопользования, то это стало бы основой формирования энергетической безопасности в Центральной Азии и послужило бы отправной точкой в разработке принципов энергетической и коммуникативной безопасности в рамках СВМДА. Если же страны Центральной Азии не смогут решить свои проблемы в рамках небольшой организации, то в структуре СВМДА сделать это не удастся.

В заключение отметим, что для внедрения в жизнь любого глобального проекта — а именно таковым является инициатива Казахстана о созыве Совещания по взаимодействия и мерам доверия в Азии — необходимо реализовать несколько промежуточных проектов, которые, на наш взгляд, могут стать основой продвижения СВМДА.


1 На одной из встреч СРГ (1—2 декабря 1997 г.) была организована Контактная группа (КГ), в состав которой вошли представители посольств, аккредитованных в Республике Казахстан и участвующих в процессе создания СВМДА. Именно КГ были переданы практически все полномочия СРГ.
2 Шанхайская организация сотрудничества (Шанхай, 14—15 июня 2001 г.). Алматы: Центр внешней политики и анализа, 2001. С. 10—11.
3 Там же. С. 11.
4 Правда Востока, 20 июня 2001.
5 См.: Кушкумбаев С.К. Центральная Азия на путях интеграции: геополитика, этничность, безопасность. Алматы: Казахстан, 2002. С. 147.

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL