ИСЛАМСКИЙ ФАКТОР И СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ИНТЕРЕСЫ УКРАИНЫ

Вячеслав ШВЕД


Вячеслав Швед, кандидат исторических наук, заведующий сектором Национального института стратегических исследований (Киев, Украина)


Одна из актуальных проблем, которые приходится решать республике при реализации своих стратегических целей, — возрастающее влияние исламского фактора на ее внутреннюю жизнь и внешнюю политику. А это влияние сложного, бушующего мира мусульманской цивилизации, всемирной исламской общины (уммы) с ее главными религиозно-нравственными принципами и ценностями, образом жизни, социально-экономическими, геополитическими, политико-правовыми требованиями и вызовами.

Украина расположена на перекрестке двух миров — христианского Запада и мусульманского Востока, в эпицентре Великого шелкового пути, с древних времен соединяющего эти миры. В силу геополитического положения Украины у нее складывались тесные и достаточно глубокие отношения с этими двумя мирами. В истории этих связей написаны разные, неоднозначные страницы. Был экспансионистский натиск Оттоманской империи, но была и значительная помощь со стороны Крымского ханства во время освободительной борьбы нашего народа в 1648—1654 годах.

Новый этап развития отношений с исламским миром начался после обретения Украиной государственной независимости и ее выхода на международную арену в качестве равноправного субъекта исторического процесса. Становление и активизация южного вектора внешнеполитического курса отражает осознание республикой своих стратегических интересов на Ближнем и Среднем Востоке, в Персидском заливе, в Центральной Азии и в других регионах мусульманского Востока. Трагические события 11 сентября 2001 года в Соединенных Штатах Америки не только не изменили эту линию, но и подтвердили, что Украина своевременно взяла курс на активизацию своего присутствия на Ближнем и Среднем Востоке.

После сентябрьских событий Киев присоединился к глобальной антитеррористической операции, немедленно предложив все свои силы и средства для эффективного противодействия террористам. В то же время республика заявила, что ислам нельзя объединять с экстремизмом или терроризмом и в будущем она намерена, как и прежде, развивать отношения с исламскими странами, вносить свой вклад в поиск мира на Ближнем Востоке1. Конкретные проявления этой политики таковы: учреждена должность полномочного представителя Украины на Ближнем и Среднем Востоке, состоялся успешный визит украинской делегации, возглавляемой министром иностранных дел республики Анатолием Зленко, в государства Персидского залива, расширяются дипломатические и торгово-экономические отношения со странами Ближнего и Среднего Востока, внесено предложение о проведении на территории Украины мирных переговоров между Израилем и Палестиной. И наконец, важный внешнеполитический шаг республики — официальный визит президента Украины Леонида Кучмы в Ливан, Сирию и Иорданию. По мнению Виктора Нагайчука, представителя Украины на Ближнем и Среднем Востоке, хотя возможности и ресурсы нашей страны нельзя сравнивать с потенциалом Соединенных Штатов Америки, у нее есть свои определенные преимущества, признаваемые всеми сторонами.

Мы не отягощены колониальным прошлым, не имеем геополитических амбиций в этом регионе, хотя у нас есть в нем свои интересы. Украина поддерживает добрые, сбалансированные отношения и с Израилем и с арабскими странами, воспринимается ими как равный партнер, который искренне желает помочь. Все это создает благоприятный фон для значительного вклада нашего государства в достижение мира на Ближнем Востоке2. Это подтверждается развитием политического диалога Украины со странами Ближнего и Среднего Востока, повышением ее роли в поисках оптимальной модели развязывания ближневосточного узла.

Внешняя политика нашей республики относительно Ближнего Востока становится важной составляющей европейского курса. Об этом убедительно свидетельствуют документы и материалы саммита Европейский Союз — Украина, прошедшего в начале июля 2002 года в Копенгагене. В совместном заявлении президента страны Леонида Кучмы и руководителей Евросоюза, в частности касающегося оценки ситуации на Ближнем Востоке, определяется общая позиция обеих сторон. Подчеркивается, что недопустимы силовые методы решения конфликта. Стороны призвали все заинтересованные государства к тому, чтобы выработать всеохватывающее политическое решение, базирующееся на принципах Мадридской конвенции 1991 года, резолюциях Совета Безопасности Организации Объединенных Наций (242 и 338) и формуле "Земля в обмен на мир". Подчеркивалась необходимость поддержки международным сообществом всех инициатив, которые будут способствовать мирному решению конфликта в интересах Израиля, Палестины, Сирии, Ливана. Кроме того, поддержаны задачи, обозначенные в выступлении президента США Дж. Буша 24 июня 2001 года, а также резолюция Совета Безопасности ООН (1397), предусматривающая, что Израилю и Палестине необходимо жить рядом в рамках надежных и признанных границ3.

Активизация внешнеполитической деятельности Украины на ближне- и средневосточном направлениях, а также в других регионах исламского мира полностью отвечает долговременным экономическим интересам страны, способствует реализации ее стратегии экономического роста и интеграции в европейское сообщество. В сфере экономики интенсивное сотрудничество с государствами исламского мира позволит нашей стране решать следующие задачи.

Во-первых, предоставит реальную возможность диверсифицировать импорт энергоресурсов, поскольку ряд стран мусульманского Востока: Ливия, Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Кувейт, Ирак, Иран, Туркменистан и другие — самые большие в мире экспортеры нефти и газа.

Во-вторых, обеспечит Украине активную роль в формировании на евразийском пространстве новой системы коммуникаций, в частности международных транспортных коридоров. Благодаря своему уникальному геостратегическому потенциалу наша республика способна внести весомый вклад в развитие взаимоотношений по линии Восток—Запад в качестве большого транспортного узла, части инфраструктурного каркаса, на который будет опираться жизнь глобального мира в течение всего XXI века. Уже сегодня Украина имеет большое значение для надежного и безопасного обеспечения Европы энергоносителями, инфраструктурного освоения природного и экономического потенциала Ближнего и Среднего Востока, а также Черноморско-Каспийского региона. Абсолютно логично в этом контексте выглядит стремление руководства страны поднять на качественно новый уровень сотрудничество с государствами Ближнего и Среднего Востока, Центральной Азии, Магриба.

Кроме того, сотрудничество со странами исламского мира откроет рынок сбыта для многих видов украинской промышленной, военно-технической и сельскохозяйственной продукции; создаст благоприятную ситуацию для поступления в республику значительных инвестиций на чрезвычайно выгодных, фактически уникальных условиях; будет способствовать увеличению помощи со стороны государств и международных организаций мусульманского Востока, которую следует направить на решение многих задач по обустройству, адаптации и интеграции крымско-татарского народа в украинское общество.

Следует отметить, что утверждение Украины на перспективных рынках Ближнего и Среднего Востока, в других стратегически важных регионах исламского мира позволит нашей стране стать сильнее, возместить те потери, которые мы понесли в последнее время на рынках Западной, Центральной Европы и Соединенных Штатов Америки. Это создаст намного лучшие условия для реализации евроинтеграционного курса Украины. К тому же открываются широкие перспективы для эффективного сотрудничества с государствами исламского Востока в гуманитарной сфере, в частности в подготовке национальных кадров, развитии медицины и охраны здоровья, в обмене культурными ценностями и достижениями, во взаимообогащении духовной жизни, в развитии общего информационного пространства.

Большое значение исламского фактора в стратегии развития Украины и в том, что мусульманский мир в значительной степени присутствует в самой нашей стране и его удельный вес возрастает. По разным оценкам, ныне количество мусульман в Украине составляет от 1,2 до 2 млн человек (около 4% ее населения), а в Крыму — 13%. В ближайшее время наша республика войдет в пятерку европейских стран с наибольшим удельным весом числа мусульман в составе их населения. Этнически это прежде всего представители тюркоязычной, фарси- и кавказско-иберийской языковых групп (поволжские и крымские татары, башкиры, туркмены, узбеки, казахи, азербайджанцы, чеченцы, дагестанцы, осетины, абхазы и другие), а также афганцы и арабы, численность которых в последнее время значительно увеличилась. На 1 января 2002 года в стране зарегистрировано 386 общин и еще 30 общин действовали без регистрации, функционирует пять учебных заведений, в том числе два университета, в которых обучается около 440 будущих исламских священнослужителей4.

Уникальность связей республики с исламским миром еще и в том, что на ее территорию, в Крым, вернулись крымские татары, которые в свое время сформировались как этнос именно на территории Украины и, следовательно, являются коренным народом. Такой особенности практически нет ни в одной другой европейской стране со значительным процентом мусульман в составе своего населения.

Все вышеизложенное ставит перед государством целый ряд задач. Это, во-первых, обеспечение общественно-политической стабильности в мусульманской среде, пресечение попыток определенных внутренних и внешних кругов превратить исламский фактор в силу, дестабилизирующую общество. Во-вторых, необходимо создать такую модель интеграции крымских татар в украинское общество, которая бы, с одной стороны, обеспечила оптимальную форму внутреннего самоуправления крымско-татарского народа в рамках украинской государственности, способствовала реализации его политико-правовых, социально-экономических и духовных потребностей, а с другой — содействовала укреплению межнационального согласия и мира на Крымском полуострове. И еще одна задача — эффективно использовать возможности, связи, традиции мусульман Украины в рыночных преобразованиях, а также в укреплении позиций республики на исламском Востоке. Следует отметить, что бизнес в странах исламского мира традиционно учитывает постулаты Корана и предпочитает сотрудничать с теми немусульманскими государствами, в которых значительную часть населения составляют мусульмане, имеющие при этом благоприятные возможности и условия для реализации своих потребностей.

Трагические события 11 сентября привели к определенному усилению антимусульманских настроений не только в Соединенных Штатах Америки, но и во многих европейских и в других странах. Военная операция США и их союзников в Афганистане, новые планы последующих силовых действий Вашингтона в некоторых исламских регионах, до предела обостренная ситуация вокруг палестинского вопроса — все это негативно влияет на ситуацию в мусульманском мире в целом и на состояние отношений между государствами христианского Запада и мусульманского Востока в частности. Поэтому вполне естественна значительная актуализация вопроса о сохранении общественно-политической стабильности среди мусульман Украины. Большое позитивное значение имели выступления президента Украины Леонида Кучмы и других должностных лиц, заявления лидеров мусульманских общин, высказывания известных политиков, общественных деятелей и ученых, в которых четко определялись позиции государства о недопустимости отождествления ислама с терроризмом, о необходимости всестороннего сотрудничества с исламским миром.

В этом плане большой общественный резонанс получила работа выдающегося украинского ученого Ивана Дзюбы "Украина перед Сфинксом будущего", в которой глубоко и всесторонне анализируются последствия событий 11 сентября. Вызов, брошенный мировому сообществу в "черный вторник", требует не только решительной борьбы с терроризмом в любой его форме. Как справедливо отмечает Иван Дзюба, необходимо создать новые механизмы взаимодействия обществ и цивилизаций, освобожденных от односторонности глобализации; подготовить широкомасштабные мировые программы борьбы с бедностью и болезнями; наладить диалог мировых религий по проблемам духовных ценностей и этических запретов; а евро-американская цивилизация нуждается в глубокой самокритике и т.д.5

Вместе с тем в последнее время наметились новые негативные тенденции, способные оказать деструктивное влияние на общественно-политическую стабильность в мусульманской среде. Так, во время последних выборов в украинский парламент (март 2002 г.) и органы местного самоуправления некоторые политические силы стремились использовать в предвыборной борьбе жупел "мусульманской угрозы", которая якобы неминуемо ожидает Украину. Например, объединение кандидатов в депутаты Киевского городского совета "Киевская крепость" провозгласило, что его главная цель — не допустить в столицу республики "нашествия азиатских беженцев". В конце 2001-го — начале 2002 года город завалили листовками этой организации, в которых сообщалось, что будто бы Евросоюз, НАТО и Международный валютный фонд уговорили Украину принять беженцев из Центральной Азии, 50% которых желают поселиться в Киеве и Киевской области. Киевлян провокационно запугивали тем, что "придут азиаты и скажут украинцам забираться в пустыни Ближнего Востока"6. Конечно же, грязные технологии не обошли и Крымский полуостров. Определенные политические силы, в первую очередь крымские коммунисты во главе с их лидером Леонидом Грачом, также стремились активно использовать заезженные мифы об опасности "исламского экстремизма" со стороны крымско-татарского движения, своими лозунгами о присоединении Крыма к России пытались спровоцировать крымских татар на массовые акции протеста7.

Антимусульманская пропаганда усилилась и в некоторых средствах массовой информации, распространяемых в Украине. Так, в российской газете "Секретные материалы ХХ века", издающейся специально для Украины тиражом более 45 тыс. экземпляров, была опубликована статья под многозначительным названием "Коран говорит — убей! Черный свет полумесяца". В ней ислам трактуется как "наиболее агрессивный из всех существующих монотеизмов", а все содержание Корана сводится к пропаганде массового уничтожения иноверцев. Сама же история мусульманской цивилизации преподносится в виде страшной непрерывной резни мусульманами последователей других религий8. Особенно активную антимусульманскую и антипалестинскую пропаганду развернули издания "Столичные новости" и "Столичка", контролируемые председателем Всеукраинского еврейского конгресса Вадимом Рабиновичем. Характерно, что пик интенсивности этой долговременной информационной акции совпал с подготовкой официального визита и продолжался во время поездки президента нашей страны в Ливан, Сирию и Иорданию, что создавало угрозу срыва этого важного внешнеполитического мероприятия. Кроме того, подобные публикации способны привести к распространению израильско-палестинского противостояния на территорию Украины. А это особенно опасно для сохранения межконфессионального и межнационального мира в республике.

В последнее время между несколькими основными мусульманскими центрами и группами обострилась борьба за лидерство и монопольное влияние на верующих. После событий 11 сентября среди основной массы мусульман усилилось недовольство тем, что заграничные исламские центры пытаются установить контроль над сферой духовной жизни мусульманской общины страны. Так, в заявлении IV Курултая крымско-татарского народа "О возрождении религиозной жизни крымских татар и сохранении религиозной толерантности в Крыму" указывается: "Отдельные попытки зарубежных миссионеров ревизовать Ислам в той форме, в которой он проповедуется в Крыму веками, агитация за отказ от национальных традиций и пересмотр духовных ценностей воспринимаются крымско-татарским сообществом с осуждением"9. Большое беспокойство мусульман вызывает и то, что нередко иностранные миссионеры и проповедники, прибывшие в Украину по приглашению соответствующих мусульманских религиозных организаций, переносят на украинскую почву те проблемы, которые имеют место в отношениях между религиозными структурами их стран. А это приводит к обострению отношений между религиозными общинами нашей страны. В значительной степени вследствие этого возникло стремление создать еще один мусульманский центр — Высший координационный центр духовных и мусульманских общин Украины, во главе которого стоял бы гражданин республики, представитель так называемого "мягкого" ислама или евроислама.

Таким образом, необходимо разработать соответствующую национальным интересам Украины стратегию в отношении возрастающего влияния исламского фактора на внутреннюю жизнь и внешнюю политику страны. Это принципиально новая проблема для нашего государства. И сегодня, когда закладывается фундамент такой политической линии, очень важно не допускать ошибки, в том числе не повторять те, которые в последние годы уже совершили некоторые государства, необходимо внимательно изучать лучший опыт интеграции мусульманского населения в общество ряда западноевропейских стран и Российской Федерации, создать исламскому экстремизму надежный заслон. Особое внимание также следует уделить формированию эффективных механизмов реализации стратегических интересов республики в государствах Ближнего и Среднего Востока, Персидского залива, Магриба, Центральной и Южной Азии и т.д.

В обсуждаемом вопросе органы государственной власти должны учиться исходить из четко обозначенных национальных интересов Украины, формировать именно проукраинскую политику в отношении исламского фактора вообще, избегать того, чтобы республика и ее государственные структуры, вопреки собственным интересам, превращались в покорных исполнителей геостратегических и геоэкономических целей других стран. Горький, но поучительный опыт Бушерского контракта, последствий недавно проведенной антиукраинской операции "Кольчуга", а также резонанс вокруг статьи в британской газете "Файнаншел таймс" о поставках в Ирак вооружения убедительно свидетельствуют, что при вхождении в ближневосточный, центрально- и южно-азиатский просторы Украина должна быть готова преодолевать сопротивление влиятельных геополитических и геоэкономических игроков, уметь балансировать на поле мировых и региональных центров силы, твердо отстаивать свои интересы.

Важно также обеспечить надежную согласованность внутренних и внешних аспектов политики в отношении исламского фактора. Последовательная линия на обеспечение прав и потребностей мусульманской общины страны будет способствовать повышению авторитета Украины в государствах исламского Востока и создаст оптимальные условия как для реализации своих задач в этом регионе, так и в осуществлении стратегического курса на интеграцию в европейские структуры.


1 См.: Кучма Л. Вместе строить государство // Правительственный курьер, 20 декабря 2001 (на укр. языке).
2 См.: Киев не ведет двойной игры на Ближнем Востоке, заверяет Виктор Нагайчук // День, 18 декабря 2001.
3 См.: European Union — Ukraine Summit / Joint Statement by A. Fogh Rassmussen, President of European Council, assisted by J. Solana, Secretary General of the Council / High Representative for EU Common Foreign and Security Policy , and R. Prodi, President of the Commission of the European Communities and L. Kuchma, President of Ukraine [www.kuchma.gov.ua/main/?zauva-1].
4 См.: В Государственном комитете по делам религий. Религиозные организации Украины по состоянию на 1 января 2002 г. // Человек и мир, 2002, № 1. С. 37 (на укр. языке).
5 См.: Дзюба И. Украина перед Сфинксом будущего. Киев: Изд-во "КМ Академия", 2001. С. 6 (на укр. языке).
6 Украина и исламское радикальное движение, или Что рядовой украинец должен знать о ваххабитах // Kievport.com.ua. (на укр. яз.).
7 См.: Грач выходит на тропу войны, или Крым может повторить судьбу Косово. Олег Митрофанов для Part.org.ua, 28 февраля 2002 [www.part.org].
8 См.: Матрос Э. Коран говорит — убей! Черный свет полумесяца // Секретные материалы XX века, 2002, № 2.
9 Заявление IV Курултая крымско-татарского народа 10 ноября 2001 г. // Крымские студии. Информационный бюллетень, 2001, № 5. С. 21 (на укр. языке).

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL