РОССИЯ И США В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ И НА КАВКАЗЕ: ПОИСК РЕГИОНАЛЬНОЙ СТАБИЛЬНОСТИ

Игорь ЗОНН
Сергей ЖИЛЬЦОВ


Игорь Зонн, доктор географических наук, академик Российской академии естественных наук, редактор и издатель бюллетеня "Вестник Каспия" (Российская Федерация)

Сергей Жильцов, кандидат философских наук, консультант Постоянного комитета Союзного государства Россия — Беларусь (Российская Федерация)


В первом десятилетии XXI века Каспийский регион1, к которому в геополитическом плане относят страны Центральной Азии и Кавказа, по-прежнему остается местом, где сходятся интересы многих стран мира. Это обусловлено его выгодным географическим положением, значительными запасами углеводородов, уникальными биологическими ресурсами, в первую очередь мировым стадом осетровых рыб, пересечением транспортных путей, дальнейшее развитие которых может повлиять как на регион в целом, так и на отдельные страны, в него входящие.

События 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке и Вашингтоне стали началом нового этапа внешней политики России и США на Каспии, поскольку в мире и регионе сложилась принципиально иная геополитическая ситуация. Теперь два крупных "игрока" пытаются значительно активизировать свою политику в странах региона, укрепить здесь позиции — как путем самостоятельно предпринимаемых усилий, так и на основе взаимного сотрудничества.

Современная ситуация в странах Центральной Азии и на Кавказе характеризуется тем, что интересы региональных и внерегиональных государств причудливым образом переплетаются и расходятся. Это в полной мере относится к США и России, которые в силу исторических событий оказались здесь в числе ведущих "игроков". В этой связи весьма актуально рассмотреть их политику через призму региональных интересов Вашингтона и Москвы, определяющих уровень взаимодействия Белого дома и Кремля.

После событий сентября 2001 года, когда Россия поддержала Соединенные Штаты в борьбе против международного терроризма, администрация Дж. Буша скорректировала свои подходы в отношении России и инициировала налаживание более тесных связей с ней. В результате российский фактор в регионе и его "вес" в выработке внешнеполитической линии американской администрации существенно возросли. Сближение этих стран произошло на волне борьбы против терроризма, поскольку это отвечало их задачам.

Заинтересованность США в поддержке со стороны России продиктована несколькими соображениями. Повысив роль Москвы в антитеррористической операции в Афганистане, американская администрация создала благоприятный фон для двустороннего сотрудничества. США осознавали, что, несмотря на ослабление позиций России в странах Центральной Азии и Кавказа, благодаря экспортным трубопроводам ее влияние остается достаточно существенным. К тому же для администрации Дж. Буша сближение с Россией оказалось крайне важно еще и потому, что у США не были налажены связи с антиталибской оппозицией Афганистана, которую в 1990-х годах поддерживала Россия. Поэтому на первом этапе антитеррористической операции роль Москвы стала ключевой. Другая причина, по которой США не могли "пройти" мимо России, — формирование в странах Центральной Азии принципиально новой системы коллективной безопасности, где главные роли взяли на себя Россия и Китай. Вхождение США в Каспийский регион и их военное присутствие в его странах без консультаций с Москвой могло создать весьма напряженную ситуацию, поскольку продолжал действовать Договор о коллективной безопасности ряда стран СНГ, быстрыми темпами формировалась Шанхайская организация сотрудничества, а ее члены — Узбекистан и Кыргызстан активно поддержали антитеррористическую операцию США.

Владимир Путин заново открывает Каспий

Поддержав действия США в Афганистане и дав согласие на вхождение военных контингентов западных государств в страны Центральной Азии и Кавказа, Россия активизировала собственную политику в регионе, которая стала приобретать черты долгосрочной стратегии.

Подтверждением тому служат шаги российского президента, предпринимаемые им с весны 2002 года. Так, проблемы Каспия стали главными в его апрельской поездке в Астрахань. На проведенном В. Путиным совещании были затронуты транспортные вопросы, развитие новых месторождений углеводородов, военная составляющая политики России на море, а также экология и сохранение биоресурсов. Действия в отношении осетровых В. Путин впервые определил как "биотерроризм".

Буквально через месяц руководители соответствующих министерств России, Ирана и Индии подписали протокол об официальном открытии международного транспортного коридора "Север — Юг". Министр транспорта РФ Сергей Франк заявил, что рождение нового маршрута составит реальную конкуренцию магистрали, проходящий через Суэцкий канал, и может основательно изменить картину международных отношений на всем Европейском континенте. В ближайшие годы Россия намерена в несколько раз увеличить погрузочные мощности двух портов: Оля в Астраханской области и в Махачкале. В частности, в столице Дагестана предусмотрено строительство контейнерного терминала для перевалки нефтеналивных грузов. Их модернизация позволит привлечь дополнительные транзитные грузопотоки, что также будет способствовать укреплению российских позиций на Каспии.

Несмотря на трудности в подготовке многостороннего соглашения по правовому статусу моря, Россия продолжила поиск решения на двусторонней основе и достигла здесь определенных успехов. Так, в дополнение к соглашению между странами о разграничении дна северной части Каспийского моря в середине мая президенты России и Казахстана подписали протокол о принципах недропользования. Он определил принципы и правовые основы взаимодействия двух стран в освоении ресурсов дна этой части Каспия, а также установил географические координаты прохождения модифицированной срединной линии разграничения дна его северной части между обоими государствами. Расположенные на этой линии три углеводородных месторождения — "Курмангазы", "Центральная", "Хвалынское" — они будут осваивать на паритетной основе — 50 на 50.

Практически в то же время Россия и Казахстан подписали соглашение (сроком на 15 лет) о транзите казахстанской нефти по российским нефтепроводам. Это позволяет Астане ежегодно прокачивать до 15 млн тонн нефти по нефтепроводу Атырау — Самара и не менее 2,5 млн тонн в год — по системе нефтепроводов Махачкала — Тихорецк — Новороссийск. Для России подписание данного документа имело большое значение, поскольку закрепило за ней статус транзитной страны2. Затем (в сентябре) было подписано российско-азербайджанское соглашение по правовому статусу Каспия. Оно фактически завершило раздел северной части моря между этими тремя государствами и сделало предсказуемым его правовой режим. Одновременно Азербайджан продолжает активные переговоры с Ираном.

Россия приступила к наращиванию в регионе и своего военного присутствия, которое должно стать существенным фактором обеспечения ее политических и экономических интересов. Во время поездки в Астрахань В. Путин отдал приказ о проведении сбор-похода Каспийской флотилии, цель которого — отработка слаженности действий различных ведомств в борьбе с угрозами терроризма, распространением наркотиков, которые через Каспий идут в Россию с юга.

Состоявшийся в августе сбор-поход был призван показать военные возможности Кремля. Кроме того, Россия подтвердила свои притязания на статус ведущей региональной державы, несколько пошатнувшийся за последнее десятилетие, и напомнила не только прикаспийским странам, но и внерегиональным государствам, что у нее есть и стратегические интересы, и рычаги, с помощью которых она может эти интересы отстаивать.

Сегодня Россия — единственная прикаспийская страна, которая на протяжении всех лет проводит здесь целенаправленную политику, поддерживаемую США и направленную на защиту и сохранение осетровых пород рыб. Это особенно актуально в последние годы, когда значительное ухудшение экологической ситуации наносит весомый ущерб природным ресурсам моря. И хотя ежегодно Россия выпускает в него, а также в Волгу и другие реки этого водного бассейна около 50 млн мальков осетровых рыб, тем не менее проблема браконьерства и контрабанды черной икры уже давно вышла за рамки экологии. На незаконном вылове осетров и икорном бизнесе во многом держатся теневая экономика прикаспийских субъектов России — Дагестана и Калмыкии. Незаконные обороты составляют здесь сотни миллионов долларов.

В мае же в Астрахани состоялось выездное заседание Комитета Совета Федерации по делам СНГ, на котором были обсуждены вопросы законодательного обеспечения интересов России в зоне Каспийского бассейна. А через месяц на своем пленарном заседании Госдума приняла обращение к депутатам парламентов Азербайджана, Туркменистана, Казахстана и Ирана, в котором отмечалось, что "в последние годы в результате резко усилившейся хозяйственной деятельности, в том числе добычи нефти, усугубились экологические проблемы Каспийского моря, что требует объединения усилий по созданию и реализации системы неотложных мер по охране окружающей среды Каспийского моря"3. В этом документе также отмечено, что главная задача — заключение прикаспийскими государствами пятистороннего соглашения о сохранении и использовании биологических ресурсов моря. Особое внимание предлагалось уделить координации действий по борьбе с браконьерством. В частности, депутаты российского парламента предложили создать межгосударственный каспийский центр для разработки методов организации контроля и системного мониторинга морской среды, проведения международной экологической экспертизы проектов хозяйственной деятельности на Каспии, в том числе по освоению месторождений и транспортировке углеводородов, добыче биологических ресурсов.

В Баку состоялось заседание Комиссии по водным биоресурсам прикаспийских государств, на котором обсуждались проблемы искусственного воспроизводства, в первую очередь это касалось осетровых, а также вопросы, связанные с доработкой соглашения о сохранении этих ресурсов, с определением квот на вылов рыбы и других морепродуктов, на экспорт черной икры в 2003 году. Таким образом, Россия продолжает уделять пристальное внимание сохранению экологии и биоресурсов, чем другие прикаспийские государств пока серьезно не занимаются.

Безусловно, меры, предпринимаемые В. Путиным, активизировали политику России на Каспии, усилили ее вовлеченность в дела региона. Однако при возросшем к нему внимании западных государств эти шаги не способны кардинально изменить закрепившиеся здесь тенденции.

Непоследовательная и достаточно вялая политика Москвы 1990-х годов в странах Центральной Азии и Кавказа фактически привела к тому, что В. Путину пришлось как бы заново формулировать российские интересы в регионе, попутно выстраивая новую систему отношений не только с его странами, но и с внерегиональными государствами.

Следует отметить, что шаги, предпринимаемые Россией, в определенной мере отвечают интересам США и в дальнейшем могут стать связующими звеньями между ними, укрепят российско-американские отношения и будут способствовать стабильности в странах Центральной Азии и Кавказа.

По мере ухода в историю трагических событий в США все очевиднее, что российско-американское сотрудничество, поднявшись "на новый уровень после сентября 2001 года, к середине 2002 года вернулось в прежнее состояние. После завершения активной фазы операции в Афганистане стало ясно, что потепление в российско-американских отношениях, достигнутое осенью 2001 года, не носит необратимого характера. Несмотря на первые признаки долговременного сдвига в американской политике в отношении РФ, высокий уровень согласия в тот период в основном определялся войной в Афганистане, где Москва и Вашингтон имели широкие параллельные интересы. Завершение основной части операции вновь понизило роль России в системе американских внешнеполитических интересов и затруднило разрешение сохраняющихся разногласий в двусторонних отношениях"4.

Эйфория, вызванная совместными российско-американскими действиями против международных террористов, стала уступать место прагматичным расчетам в русле национальных интересов двух государств.

Дж. Буш-младший продолжает дело отца

Первое, скажем так, пробное вхождение в Каспийский регион США предприняли еще в 1991 году, когда Дж. Буш-старший провел против Ирака операцию "Буря в пустыне". Спустя 10 лет его сын продолжил дело своего отца, вплотную подойдя к решению глобальных задач в этом обширном регионе, которые, по всей видимости, окончательно будут сняты в первом десятилетии XXI века.

Окончание активной фазы антитеррористической операции, проводимой Вашингтоном под лозунгом единства действий всех стран мира против международного терроризма, к середине 2002 года вывело в США на первый план дискуссии о дальнейшем развитии как региона в целом, так и его отдельных стран. К тому времени Белый дом, пользуясь ситуацией, сложившейся после атак на Нью-Йорк и Вашингтон, в полной мере реализовал уникальный шанс для быстрого вхождения и закрепления в странах Центральной Азии и Кавказа. Кроме того, Соединенные Штаты решили и другую геополитическую задачу десятилетия. Используя в качестве плацдарма Центральноазиатские государства, военные базы которых позволяют решать разноплановые задачи, Вашингтон не только приблизился к Китаю, но и установил контроль над транспортными коммуникациями огромного евразийского пространства. При этом китайские ядерные арсеналы оказались в пределах досягаемости американской тактической авиации. Продвижение к территории КНР имеет для Вашингтона большое значение скорее в долгосрочном плане. В США не исключают, что темпы роста экономической мощи Пекина уже через 15—20 лет могут привести к тому, что на евразийском пространстве появится мощное государство, способное вступить в борьбу за контроль над энергоресурсами и транспортными коммуникациями.

Скорее всего, к середине 2002 года и относится начало нового этапа в региональной политике США, когда их интересы и интересы России, совпадающие по таким глобальным проблемам, как борьба с международным терроризмом и поддержание стабильности в регионе, стали расходиться по отдельным вопросам. Наиболее яркий тому пример — ситуация, сложившаяся вокруг экспорта углеводородных ресурсов из прикаспийских стран. Эти государства стремятся освободиться от зависимости от России, в чем их активно поддерживают США, для которых нефть по-прежнему играет важную роль в энергетической политике. Москва же стремится сохранить за собой монопольное положение по транспортировке углеводородов региона.

В официальном послании международной энергетической конференции "Нефть, газ, нефтепереработка и нефтехимия Каспия — 2002" Дж. Буш поддержал проекты строительства трубопроводов на мировые рынки через территории Грузии и Турции. Он отметил, что "реализация проекта Баку — Тбилиси — Джейхан будет способствовать интеграции Азербайджана, Грузии и других стран региона в мировую экономику, а также позволит странам Западной Европы и Америки стать менее зависимыми от поставок топлива с Ближнего Востока. Кроме того, строительство этого нефтепровода мощностью 1 млн баррелей в сутки поможет нефтепроизводителям Каспийского региона — Азербайджану, Казахстану и Туркменистану стать независимыми от российской нефтепроводной системы"5.

Цитируя американский журнал "Ньюсуик", азербайджанская газета "Зеркало" писала: "Соединенные Штаты могут праздновать стратегическую победу: они близки сейчас к достижению своей цели прекращения давней российской монополии на нефтепроводы, по которым экспортируется каспийская нефть. Вашингтон начал стремиться к тому, чтобы хотя бы один нефтепровод шел из Каспийского бассейна в обход России через Турцию. Этот маршрут не только помог бы прикаспийским республикам получить настоящую нефтяную и экономическую независимость от России. Он пошел бы в обход Ирана и уменьшил бы вес этого противника Соединенных Штатов как игрока в регионе. Поэтому для Вашингтона является хорошей новостью то… что борьба вокруг нефтепроводов также идет в благоприятном для Америки русле"6.

Принятое в августе 2002 года решение о строительстве нефтепровода Баку — Тбилиси — Джейхан можно отнести к успеху американской стратегии, поскольку азербайджанская нефть потечет в обход России. К строительству должны приступить в начале 2003 года и, возможно, уже к 2005 году оно будет завершено. Прокладывать трассу поручено компании "Баку — Тбилиси — Джейхан Ко" ("БТД Ко"). Общая стоимость проекта — 2,75 млрд долл., из которых 30% внесут его участники, а 70% составят заемные средства. Пропускная способность нефтепровода — 50 млн тонн в год. Контракт на прокладку труб по территории Азербайджана получила греческая фирма "Консолидейтед Контракторс Интернэшнл Компани". Строительством магистрали по территории Грузии и созданием ее общей инфраструктуры будут заниматься французская компания "Spie-Capag" и совместное предприятие "Петрофак". Американской компании "Бехтель" поручено проектирование, снабжение и управление строительством. Турецкий участок трассы возьмет на себя компания "Ботас".

По замыслам Вашингтона, "многоальтернативная трубопроводная политика" должна быть децентрализованной, то есть речь идет о создании новых маршрутов трубопроводов, переориентации существующих и будущих направлений поставок энергетических ресурсов, а также об изменении внешнеторговых и кооперационных связей. США продолжают поддерживать трубопроводную политику Азербайджана, Казахстана и Туркменистана, цель которой — добиться независимости от России в доставке природного газа и нефти в страны Европы. Еще одна причина повышенного интереса США к трансевразийским транспортным артериям — они эффективный инструмент влияния и позволяют частному капиталу завоевать и укрепить позиции в странах Центральной Азии и Закавказья.

Используя богатый арсенал внешнеполитических средств, США сумели проникнуть в регион и создать предпосылки для установления контроля как над прикаспийскими странами, так и над сопредельными с ними государствами, которые, не встретив возражения со стороны России, заявили, что поддерживают действия Вашингтона.

Изменился и стиль американской внешней политики в регионе. Место частных нефтяных компаний заняли государственные структуры, которые за короткий срок — с конца 2001-го до начала 2002 года — взяли на себя инициативу по выработке и реализации стратегии в Каспийском регионе, причем для этого они активно используют частный капитал. Как и прежде, усилия США направлены на экономическую интеграцию и военно-политическую переориентацию его стран. Значимый инструмент в достижении этой цели — оказание экономической помощи и поощрение прикаспийских государств в создании новых экономических связей.

Судя по всему, США намерены укреплять здесь свое экономическое влияние, в частности в области энергетики. Нестабильность в сфере поставок нефти на мировые рынки заставляет Вашингтон искать пути диверсификации импорта энергоносителей. Администрация Дж. Буша будет поощрять изменение направленности экономических связей стран Закавказья и Центральной Азии, содействовать их переориентации на внешние рынки и внутрирегиональное сотрудничество. Соответственно, будет поддержан курс этих стран на дальнейшее дистанцирование от России.

Один из приоритетов политики США в регионе — усиление контроля над нефтяными маршрутами, для чего Вашингтон продолжил наращивать политико-военное сотрудничество с прикаспийскими государствами и прилегающими к ним странами. Военное ведомство США использовало сложившуюся международную ситуацию для расширения своего прямого и косвенного (через структуры НАТО) присутствия на постсоветском пространстве. Так, помимо собственно американских сил, вслед за Вашингтоном в регионе более масштабно будут представлены структуры Североатлантического альянса. Их роль определят те задачи, которые поставят США. Об этом свидетельствует и возросшее число визитов в страны региона представителей американской администрации и вооруженных сил.

В середине июля Кыргызстан посетил министр финансов США Пол О’Нил, который заявил, что "США продолжат оказание помощи Киргизии в укреплении обороноспособности этой Центральноазиатской страны"7. Кроме этого, он отметил, что размещение в Бишкеке американской авиабазы в составе антитеррористической коалиции способствовало экономическому росту этой республики. Во время визита президента Кыргызстана А. Акаева в США в сентябре 2002 года было подтверждено, что в дополнение к уже предоставленным 52 млн долл. американцы намерены выделить стране еще 40 млн долл. на содержание сил безопасности.

Значимость для США Грузии, Кыргызстана и Узбекистана подтверждает и решение администрации Дж. Буша запросить для них у Конгресса дополнительные средства на военную помощь, в частности 20 млн долл. на экстренное содействие вооруженным силам Грузии к уже запланированным 11 млн долл., 11 млн долл. Узбекистану — в дополнение к 25,2 млн долл. и 9 млн долл. Кыргызстану — в дополнение к 2 млн долл.8

Следующим этапом в реализации долгосрочных планов США может стать расширение американского присутствия в Казахстане, который имеет не только важное геополитическое значение в Центральной Азии, но и располагает значительными энергетическими ресурсами. По всей видимости, Казахстан, вслед за Кыргызстаном и Узбекистаном, должен стать здесь очередной "опорной" точкой американцев. Так, в июне минувшего года Астана и Вашингтон подписали соглашение, по которому международный аэропорт в Алматы предоставляется "в качестве запасного для экстренных посадок и дозаправки самолетов американских ВВС".

"Призом" в укреплении позиций в Казахстане должен стать контроль над будущими маршрутами экспорта углеводородов, которые, по замыслу Вашингтона, должны миновать территорию России. США, скорее всего, будут действовать по уже известной схеме, когда введенный небольшой воинский контингент начинает расширяться численно, оборудует занимаемый объект и приступает к реформированию национальных вооруженных сил под западные стандарты. О том, что такой сценарий уже реализуется, свидетельствует активное развитие военного сотрудничества. Так, в июне Казахстан присоединился к программе НАТО "Процесс планирования и анализа", став ее 20-м государством-участником и первым среди стран Центральной Азии. Сотрудничество в рамках этой программы предусматривает расширение военно-технических связей и позволит Астане участвовать в миротворческих миссиях и мероприятиях по поддержанию мира в зонах вооруженных конфликтов.

Вполне возможно, что укрепление контактов этих двух стран в рамках международной антитеррористической коалиции расширит их экономическое партнерство, в частности совместную реализацию проектов по разработке энергоресурсов Каспийского бассейна. Кроме того, США рассматривают вопрос о снятии ограничений в торговле с Казахстаном, введенных поправкой Джексона — Вэника. Еще раньше Белый дом предоставил Казахстану (первой из республик СНГ) статус страны с рыночной экономикой, что автоматически открывает ему путь в ВТО.

Уже в августе США приняли решение выделить Казахстану 2,75 млн долл. на закупку военной техники для его мобильных сил. В рамках программ "Военное образование и обучение" и "Иностранное военное финансирование" Астана уже получила около 1,8 млн долл. на обучение в США 200 своих военнослужащих. С 2002 года офицеров республики направляют в высшие военные учебные заведения США: Национальный университет обороны, Академию ВВС, и в самую элитную академию страны — Вест-Пойнт. В 2003 году Астана должна получить на эти цели еще 3 млн долл.

Последовательное увеличение финансирования со стороны США свидетельствует о стремлении Вашингтона закрепиться в Казахстане, переориентировать его внешнюю политику, а в будущем и нефтяные потоки, используя для этого дипломатические, военные, экономические и политические рычаги.

Усиление американского присутствия в Кыргызстане, Узбекистане и в Казахстане может свести на нет Договор о коллективной безопасности стран СНГ. В настоящее время американские военные базы являются для стран Центральной Азии и Кавказа более надежным инструментом решения внутриполитических и экономических проблем, нежели сотрудничество с Россией.

Естественно, в такой ситуации страны региона заинтересованы в развитии долгосрочного партнерства с США. Так, президент Кыргызстана Аскар Акаев заявил о готовности продлить заключенное на год соглашение с США о предоставлении своей территории для американского военного контингента. По его словам, террористическая угроза и отсутствие стабильности в Афганистане требуют, чтобы Запад был вовлечен в дела региона на более длительный срок. Необходимо время, скорее всего годы, чтобы афганский народ смог направить страну на путь надежного развития, чтобы она жила в мире и согласии, ела хлеб вместо опиума. Поэтому Кыргызстан заинтересован в том, чтобы силы Запада не уходили оттуда до тех пор, пока эта задача не будет полностью выполнена.

США продолжают активно поддерживать и блок ГУУАМ, который хотя и ослаблен приостановлением членства в нем Узбекистана, все же еще нужен администрации Дж. Буша. В то же время отношение Ташкента к этой организации стало сигналом о том, что Вашингтону более выгодны двусторонние контакты, нежели связи с целым блоком, члены которого зачастую имеют различные интересы и конфликтуют друг с другом. Двусторонние отношения позволяют не только налаживать более тесное сотрудничество, но и задействовать более эффективные инструменты контроля и влияния на внешнеполитический курс стран региона.

Отход Ташкента от своих союзников по блоку начался почти сразу после того, как США стали создавать свои военные базы в Центральной Азии. Большое влияние на позицию Узбекистана оказал визит президента республики Ислама Каримова в США в июне 2002 года. В ходе этого визита он подписал декларацию, в которой Ташкент был назван основным стратегическим партнером США в Центральной Азии. Это неудивительно, поскольку Узбекистан обладает здесь наибольшим военным потенциалом, занимает удобное географическое и геостратегическое положение, активно влияет на развитие военно-политической ситуации.

Сразу после возвращения из Вашингтона И. Каримов заявил: "США сделали для Узбекистана то, что не смогли сделать партнеры по СНГ. Узбекистан и его народ последние пять лет жили под угрозой вооруженного вторжения талибов, и решающую роль в снятии напряженности на южных рубежах Узбекистана сыграли исключительно США, их решимость и хорошо подготовленные вооруженные силы, а не участники Договора о коллективной безопасности в рамках СНГ"9.

Нефтяные потоки меняют маршруты

Политика, проводимая Белым домом под лозунгом единства действий всех стран мира против международного терроризма, в том числе и подготовка американскими инструкторами антитеррористических подразделений в Грузии, создание временных военных баз в Узбекистане, Кыргызстане и Казахстане, увеличение финансовой помощи нацелена на то, чтобы теснее привязать их к США и ослабить в них влияние России. Это позволит осуществить давний замысел американского нефтяного лобби о создании путей транспортировки каспийской нефти и газа в южном направлении — как в обход России, так и минуя недружественный американцам Иран.

Кабул, ориентированный на США, после завершения антитеррористической кампании сумеет обеспечить беспрепятственный и полностью независимый от России транзит нефти и газа Каспия через территорию Афганистана и Пакистана к Индийскому океану. Следствием всего этого может быть снижение влияния Москвы в регионе и ее оттеснение от его углеводородных и других ресурсов. Такая политика отвечает интересам Вашингтона, который весьма заинтересован в ослаблении своей зависимости от поставок нефти из государств Персидского залива.

За счет американского присутствия в Афганистане страны Центральной Азии и Кавказа стремятся решить часть своих экономических и внутриполитических проблем. Так, Ашгабад заинтересован в строительстве трубопровода Туркменистан — Афганистан — Пакистан, с помощью которого он может стать независимым от России в экспорте газа.

В общем, подход США к Каспийскому региону можно сформулировать следующим образом: сохранение повышенного внимания к прикаспийским странам при одновременном расширении своего влияния на государства Среднего Востока. До трагических событий в сентябре Соединенные Штаты стремились создать нефтяной коридор, по которому прикаспийские республики смогли бы экспортировать углеводороды через Персидский залив. Сегодня этот подход следует несколько скорректировать. Действия Белого дома дают все основания говорить, что долгосрочная цель Вашингтона — включение в этот коридор не только прикаспийских государств, но и таких стран, как Ирак и Саудовская Аравия. Создание подконтрольной "энергетической дуги" на огромном евразийском пространстве: Каспийский регион — Центральная Азия — Средний Восток — вот, видимо, основная цель администрации Дж. Буша-младшего. Ее достижение позволит взять под контроль свыше половины мировых запасов углеводородов, причем не только нынешних, но и будущих.

Фактически речь идет о развороте экспортных потоков энергетических ресурсов на внешние рынки, об изменении роли отдельных стран на огромном пространстве Евразии. Если прежде главным условием США было то, чтобы новые маршруты не проходили по российской территории, то в конце 2002 года американская администрация переориентировалась. Ныне она считает, что ни одна из стран-экспортеров не должна иметь определяющего влияния на добываемые объемы углеводородного сырья и направления его экспорта.

Геополитическая игра продолжается

Вне всякого сомнения, ситуация в странах Центральной Азии и Кавказа во многом определяется политикой, которую проводят Россия и США в регионе. Их интересы и уровень взаимодействия могут привести как к соперничеству, так и к развитию сотрудничества, которое в свою очередь будет способствовать укреплению стабильности в этих странах, поиску выхода из конфликтных ситуаций.

Как в ближайшие годы будут развиваться связи России и США в странах этого обширного региона, какие сферы станут доминирующими в их контактах, а какие потребуют усилий для налаживания двустороннего партнерства, сказать пока трудно, поскольку Москва и Вашингтон в 2002 году здесь значительно активизировались — сместили акценты своей внешней политики и задействовали новые механизмы. Фактически Вашингтон приступил к формированию новой геополитической ситуации в выгодном для себя ракурсе.

Весьма реальными стали перспективы реализации глобальной стратегии Белого дома: диверсификация источников энергоносителей и обеспечение их свободной доставки на внешние рынки. Энергетические ресурсы выступают как инструмент управления геополитическими процессами на Евразийском пространстве, куда входит и Каспийский регион. В соответствии с этим дивиденды от усилий, предпринимаемых сегодня, вероятно, будут получены спустя десятилетия.

Кроме того, США получили широкие возможности укрепить свои позиции по ряду ключевых вопросов развития региона: транспортные коммуникации, создание новой структуры его экономических связей и т.д. Политика США на Каспии свелась к тому, чтобы расширить свое присутствие в тех государствах, которые даже косвенно могут влиять на ситуацию в Центральной Азии и на Кавказе. Такое географическое расширение за счет остальных стран этого громадного региона позволило бы в будущем с большой степенью надежности контролировать региональные процессы, хотя это и несет в себе потенциальные угрозы и риски.

В свою очередь, Россия стремится укрепить свои исторически сложившиеся экономические и транспортные связи, опереться на военную мощь, задействовать многосторонние аспекты сотрудничества. В определенной степени Москве удалось отстоять свои интересы в области правового статуса Каспийского моря, укрепить военную составляющую, добиться реализации ряда трубопроводных проектов, которые сохранили за ней доминирующее положение в транспортировке нефти и газа на внешние рынки.

Безусловно, объединяющим фактором российско-американского сотрудничества и в последующие годы станет международный терроризм. Он не только вывел Россию и США на новый этап взаимоотношений, но и заставил их по-новому взглянуть на многие региональные проблемы. Вопрос в том, смогут ли Москва и Вашингтон в нынешней международной ситуации выстроить новую модель сотрудничества в регионе или новые проблемы приведут к возникновению зоны их соперничества в странах Центральной Азии и Кавказа, которое вызовет рост напряженности в этом богатом ресурсами районе мира?


1 Подробное определение понятия "Каспийский регион" см. в книге: Зонн И.С., Жильцов С.С. Каспийский регион. М.: Эдель-М, 2003.
2 См.: Казахстанская правда, 11 июня 2002, № 129.
3 Интерфакс, 5 июня 2002.
4 См.: Пикаев А. Российско-американские отношения и события 11 сентября 2001 года // Ежегодник СИПРИ 2001. Вооружения, разоружение и международная безопасность. М.: Наука, 2002. С. 885.
5 Интерфакс, 6 июня 2002.
6 Зеркало (Азербайджан), 5 апреля 2002.
7 Интерфакс, 15 июля 2002.
8 См.: Зеркало, 3 апреля 2002.
9 Коммерсант, 15 июня 2002.

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL