УКРЕПЛЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ ГРАНИЦ В ТАДЖИКИСТАНЕ: БУДЕТ ЛИ ЭТО ЗАСЛОНОМ НА ПУТИ НАРКОТРАФИКА?

Роджер МАКДЕРМОТТ


Роджер Макдермотт, почетный ведущий специалист отдела политических исследований и международных отношений Кентского университета (Кентербери, Великобритания)


Проблемы безопасности, связанные с увеличивающимся потоком наркотиков, незаконно переправляемых через прозрачную таджикско-афганскую границу (протяженностью 1 200 км), стали решающим фактором в оценке характера политической нестабильности Центральной Азии. Правительства всех стран региона в той или иной степени отвергают, что именно на территории их государств активизировалась наркомафия. Они предпочитают утверждать, что это явление вызвано не внутренними, а внешними причинами. Особенно это заметно в Таджикистане, где контрабанда наркотиков цветет пышным цветом. Оценки масштабов этой проблемы неоднозначны. По мнению официальных властей республики, им собственными силами удается задерживать на границе примерно 10—12% зелья. Однако данные, представленные Международной программой ООН по контролю над наркотиками (ЮНДКП), с этими показателями не совпадают — всего 3—6%1. Без упоминания наркоторговли невозможно оценить истинные масштабы нестабильности и коррупции, повсеместно существующей в регионе. В Таджикистане все попытки справиться с наркобизнесом своими силами успехом не увенчались. При этом прослеживается явная заинтересованность властей подать эту проблему отнюдь не как внутреннюю и тем самым получить помощь международного сообщества для борьбы с привнесенным, как они считают, злом.

Несмотря на раздающиеся со всех сторон призывы к Соединенным Штатам сосредоточить военную мощь для уничтожения наркоиндустрии в Афганистане, операция "Несокрушимая свобода" немного дала в отношении пресечения развития наркоторговли в Центральной Азии, что вызвало явное разочарование Москвы и Душанбе. Сопротивляемость наркодельцов растущему давлению крайне высока. Так почему же усилия Душанбе, прилагаемые для защиты государственных границ страны, не принесли желаемого результата? В чем причина: в плохой организации или просто в некомпетентности? Мы попытаемся показать, какова структура безопасности границ в Таджикистане, как она работает, и доказать, что в сложившейся по сути провальной ситуации виновата Россия, хотя источник этого провала — таджикская сторона. Никакого решения в самом Таджикистане найдено не будет, опора на российских военных тоже ничего хорошего не даст. И Душанбе в отчаянии попытался представить борьбу с наркобизнесом на своих границах как явление международное, настаивая на предоставлении международными организациями финансовой помощи и решении вопроса политическими средствами.

Наркобизнес

Наркотики из Афганистана провозят в основном по шести главным маршрутам: два идут через Иран и Пакистан; четыре — через Центральную Азию, из которых один проходит через Туркменистан и три — через Таджикистан, где наиболее освоенные наркотрассы действуют в районе г. Хорог в Горном Бадахшане, а также через города Пяндж и Московский Хатлонской области на юго-западе республики2. В связи с тем, что Иран на своей границе с Афганистаном весьма успешно организовал борьбу против незаконной торговли наркотическими средствами, криминальные структуры, экспортирующие зелье из Афганистана, были вынуждены искать альтернативные маршруты. После 1998 года, в связи с ростом напряженности в отношениях с "Талибаном", Тегеран, при содействии Программы ООН по контролю над наркотиками и правительств западных стран, принял жесткие меры по пресечению торговли наркотиками на ирано-афганской границе. В 1999 году, по данным ЮНДКП, из общего числа задержанных наркотических средств на долю Ирана приходилось 85%3.

Торговля наркотиками — прекрасно организованный бизнес, который приносит огромные доходы. По словам бывшего начальника Федеральной пограничной службы (ФПС) России А. Николаева, количество героина, стоимость которого в провинции Бадахшан (Афганистан) оценивается в 100 долл., переправленное контрабандным путем через реку Пяндж в Горно-Бадахшанскую автономную область (Таджикистан), стоит уже 1 000 долл. В Кыргызстане же, куда героин попадает через Ош, цена того же количества зелья взлетает до 10 000 долл., а в Европе за него просят уже 100 000 долл.4

Обычно группа вооруженных контрабандистов под покровом ночи выходит к реке Пяндж, пытаясь из Афганистана проникнуть на территорию Таджикистана. Их могут перехватить отряды Федеральной пограничной службы России, а также Московский и Пянджский отряды. Начинается перестрелка, в результате которой наркокурьеры или погибают, или убегают. Наркотики сжигают, как правило, в присутствии представителей местной власти. В редких случаях их задерживают в районах, патрулируемых таджикской пограничной службой (Комитетом по охране государственных границ — КОГГ), иногда при содействии местных погранотрядов ФПС5. Наркодельцы используют и другие плохо охраняемые участки границы. Горную и труднодоступную местность, например дорогу от Ишкашима до Хорога, охранять на должном уровне весьма непросто6. Кроме того, наркомафия хочет проверить мощь КОГГ, который несет службу в Калаихумской области на участке протяженностью 73 км (в составе этой службы четыре плохо обученных отряда, причем оставляет желать лучшего и их боевой дух).

В связи с тем, что Центральноазиатские государства не принимают оперативных и действенных мер, контрабанда наркотиков через таджикско-афганскую границу все четче организуется, используются все более изощренные методы доставки этого смертоносного товара. Те, кому предъявлено обвинение в преступлениях, связанных с торговлей наркотиками, снисходительности не ждут. За подобные деяния не только осуждают на длительные сроки заключения, но в некоторых случаях приговаривают к высшей мере наказания. Например, с 1997 года такая политика проводится в Туркменистане, правда, без ощутимых результатов. Суды просто завалены делами по этой проблеме. Первый заместитель Генерального прокурора страны Азизмат Имомов обращает внимание на огромные проблемы, с которыми сталкивается судебная система в связи с наркопреступлениями. Он отмечает, что из 675 уголовных дел, возбужденных против 681 подозреваемого в совершении преступлений, связанных с наркотиками, в 2002 году попало в суд 6497.

Хорошо прослеживается связь наркобизнеса с ростом экстремизма: наркоторговля — один из основных источников финансирования террористических группировок. В последние годы таджикско-афганская граница стала что называется "передним фронтом" борьбы с контрабандой зелья. По мнению руководителя Федеральной пограничной службы России Константина Тоцкого, нет никаких признаков того, что проблема теряет свою остроту. Он напомнил слова террориста № 1 Усамы бен Ладена: "Наркотики — это такое же оружие в борьбе с неверными, как и автомат"8. К. Тоцкий выразил недоумение по поводу отсутствия какого-либо прогресса в борьбе с производством наркотиков в ходе операции "Несокрушимая свобода": "Остается лишь удивляться, почему не сделать этого сразу и не достичь двух целей одновременно — подорвать экономическую основу экстремистов и избавить Европу от афганской "белой смерти"?"9.

В словах К. Тоцкого относительно хода войны против терроризма подспудно содержится и мысль о более глубоких причинах неудачной попытки остановить растущий поток наркотиков через таджикскую границу и пресечь их использование как средства пропаганды и как оружия террористов. А чем вызван этот провал, известно не только таджикским и российским военным, но и американским.

Вооруженные силы Таджикистана

Вооруженные силы Таджикистана довольно скромны. Они представлены тремя родами войск: сухопутные войска, подразделения противовоздушной обороны и военно-воздушные силы. В армии насчитывается примерно 6 тыс. призывников (две моторизованные бригады, горная бригада, бригада и отделение специальных сил, ракетный полк). Военизированные формирования составляют 1 200 пограничников (в настоящее время их численность увеличивают), находящихся в подчинении Министерства внутренних дел. Два-три раза в году в республике проводят широкомасштабные учения, в которых принимают участие подразделения Министерства обороны страны, 201-я российская мотострелковая дивизия, а также российская и таджикская пограничные службы при поддержке авиации, в том числе и вертолетов, а также артиллерии10.

Закон о военной службе, принятый в 1994 году, определяет ее правовую базу. Все молодые люди, которым исполнилось 18 лет, должны быть призваны в армию сроком на два года. Призывники служат в вооруженных силах республики, в пограничных войсках страны и т.д. или же в российских погранвойсках, дислоцированных на таджикско-афганской границе11.

Комитет по охране государственной границы

В Таджикистане за безопасность границ отвечают два силовых ведомства: Министерство внутренних дел и Министерство безопасности. Хотя в деле обеспечения безопасности границ страны официальный Душанбе в большой степени и опирается на поддержку России, у него есть и своя пограничная служба — Пограничные войска Комитета по охране государственной границы, сформированные из таджиков. Во главе Комитета стоит генерал-лейтенант Абдуррахмон Азимов, назначенный на эту должность 12 января 2002 года12. Как и солдаты объединенных вооруженных сил страны, пограничники принимают присягу на верность президенту республики Эмомали Рахмонову — Главнокомандующему вооруженными силами Таджикистана. Однако, если им предоставляется возможность выбора, большинство таджикских новобранцев предпочитают исполнять свой воинский долг в войсках Федеральной пограничной службы России 13.

Штаб-квартира таджикской пограничной службы находится в Душанбе, ее войска распределены по районам. КОГГ гораздо малочисленней российской Федеральной пограничной службы, дислоцированной в Таджикистане, и, чтобы справиться со своими обязанностями, таджикским пограничникам нужно приложить немало усилий. Руководитель этой структуры генерал-лейтенант Азимов признал существование недостатков в работе Комитета, однако тут же отметил, что в первом квартале 2002 года войска возглавляемого им ведомства конфисковали 120 кг наркотических средств, в том числе 77 кг героина14. В ведении КОГГ находится участок таджикско-афганской границы протяженностью 73 км. Кроме того, вместе с российскими пограничниками они несут службу на рубежах с Китаем, протяженность которых составляет 430 км. Основной центр обучения личного состава пограничных войск республики — Краснознаменный центр подготовки ФПС, основанный в 1930 году. Несмотря на то что в настоящее время 65% проходящих подготовку в Центре — таджики, после окончания срока обучения они предпочитают служить в российских пограничных войсках, а не в войсках КОГГ15. Получив назначение на пост председателя КОГГ А. Азимов, который сам вышел из спецслужб Таджикистана, сразу же сделал то, что соответствовало его взглядам относительно обучения таджикских пограничников. Первым его шагом в новой должности было решение о направлении группы военнослужащих КОГГ в учебные заведения ФПС России16

А. Азимов везде, где только мог, искал помощь в подготовке военнослужащих, а также в обеспечении техникой и оборудованием, необходимыми для укрепления безопасности границ и нормального функционирования КОГГ, — и в США, и в НАТО, и в ЕС. Соединенные Штаты обещали помочь КОГГ средствами связи, транспортом и в подготовке квалифицированных специалистов. Европейский союз также может помочь в обеспечении техническим оборудованием и оказать финансовую поддержку17. Таджикские военнослужащие проходят подготовку и в других странах Центральной Азии. И все-таки, несмотря на прогресс в приобретении опыта подготовки кадров, а также на увеличение числа учебных центров, Комитету не удается привлечь достаточное количество квалифицированных специалистов.

А. Азимов отметил, что в ближайшие годы Душанбе планирует расширить КОГГ, чтобы это ведомство взяло на себя часть тех функций, которые сегодня в республике возложены на российские погранвойска. Он надеется, что численность КОГГ за два года вырастет в три раза (за счет сокращения численности личного состава других правоохранительных органов), хотя не очень понятно, какие управления и подразделения будут сокращать18. Такие изменения создадут для КОГГ, который и так находится в тяжелом положении, значительные трудности.

Агентство по контролю над наркотиками

Президент страны Эмомали Рахмонов признал, что полностью охватить и решить проблему своими силами Таджикистан не мог и не может, а ситуация не улучшилась, несмотря на все усилия, прилагаемые КОГГ и ФПС. В связи с этим в 1998 году он принял финансовую помощь ООН и затем создал новую структуру — Агентство по контролю над наркотиками (АКН). Новый орган безопасности, штат которого сейчас превышает 300 человек, прямо подчинен президенту. Основная функция АКН — собирать и документировать данные, а также сдерживать наркотрафик. Президент Рахмонов заявил, что новая структура — это "объявление наркомафии войны, причем раз и навсегда". В рамках Программы ООН по контролю над наркотиками было обещано в ближайшие три года оказать помощь в привлечении к работе в Агентстве 350 квалифицированных специалистов, а также обеспечить эту структуру средствами связи и другим оборудованием19. АКН стало в Таджикистане главным органом, координирующим и контролирующим рассмотрение и решение всех вопросов, связанных с незаконным оборотом наркотических средств. Программа ООН по контролю над наркотиками обеспечила большую часть бюджета этой организации (а на эти цели выделяется 11 млн долл. в год), сохранив за собой право утверждать назначения в АКН.

У КОГГ было много проблем, связанных с коррумпированностью кадрового состава. Э. Рахмонов понял, что успех новой структуры в основном будет зависеть от ее директора. На этот пост президент страны назначил уроженца Душанбе Рустама Урмановича Назарова, 1959 года рождения. В 1980 году он окончил Высшую школу МВД СССР в г. Омске, затем служил в системе МВД Таджикистана, прошел ряд должностных ступеней — от инспектора уголовного розыска до заместителя министра внутренних дел республики. С 1996 года возглавлял Государственную комиссию страны по контролю над наркотиками. Когда на ее основе в 1999 году образовалось АКН, стал его директором. В том же году получил звание генерал-майора милиции20.

Чтобы избежать проблем с коррупцией, от которой страдают другие правоохранительные органы, в АКН платят довольно высокую заработную плату: от 100 до 600 долл. в месяц (среднемесячный оклад в Таджикистане менее 10 долл.)21. Людей на работу в АКН отбирают очень тщательно, 90% его сотрудников имеют высшее образование — редкое учреждение в Таджикистане может назвать столь высокий процент своих кадров, окончивших вузы. Р. Назаров уверен, что наркомафия везде имеет "глаза и уши"22, и потому он понимает, что нелояльные сотрудники АКН легко могут скомпрометировать эту структуру. Со дня своего создания Агентство собрало базу данных о наркодельцах — в списке 19 тыс. человек, тесно сотрудничает с соответствующими российскими структурами: Министерством внутренних дел, Федеральной службой безопасности (ФСБ), а в республике — с КОГГ23.

Р. Назаров подчеркнул, что для решения проблемы борьбы с контрабандой наркотиков на таджикско-афганской границе необходимо наладить тесное сотрудничество аналогичных органов в рамках всего региона, однако, к сожалению, оно развивается очень медленно. Правда, следует отметить, что на сегодняшний день уже подписаны двусторонние соглашения с Казахстаном, Кыргызстаном и Узбекистаном. Власти Туркменистана продолжают отрицать деятельность наркодельцов на территории республики, что осложняет перспективы сотрудничества в этой сфере. Шесть пограничных постов, охраняемых Мургабским погранотрядом, переведены в подчинение КОГГ, однако АКН оказывает Комитету помощь в этом вопросе и для укрепления границы предоставило ему свои мобильные группы поддержки24.

Двадцать седьмого мая 2002 года АКН и представители Афганистана подписали в Душанбе протокол о совместной борьбе с контрабандой наркотиков. И хотя этот документ предусматривает развитие сотрудничества между Душанбе и Кабулом, в частности речь идет о предоставлении разведданных в этой области и о подготовке афганских специалистов, реализация пакта о сотрудничестве зависит от помощи международных организаций, например в рамках Программы ООН по контролю над наркотиками25.

Операции против контрабанды "белой смерти" сотрудники АКН проводят в тесном контакте с российской ФПС. В 2001 году в ходе их совместных действий было задержано более 153 кг наркотических средств, а только за три первых месяца 2002-го — 113 кг героина26. Проведение таких операций, безусловно, полезное дело. Однако следует отметить, что, несмотря на свой высокий статус и на поддержку со стороны президента страны, за три года своего существования АКН не стало "ударной силой" в борьбе с контрабандой наркотиков. Само АКН, естественно, предпочитает эту животрепещущую тему не обсуждать, но даже его редко публикуемые пресс-релизы дают основание полагать, что проблема продолжает набирать обороты.

В феврале 2002 года некоторое беспокойство проявил руководитель информационного центра АКН Аваз Юлдашев. По его словам, АКН знает о существовании 417 пунктов производства героина в Афганистане. В 1999 году спутниковая съемка, продемонстрированная Россией, показала, что эта страна практически вся покрыта маковыми полями. По словам А. Юлдашева, на таджикско-афганской границе находилось примерно 10 т героина27. Это беспокойство разделяет и ФПС. Один из командиров российской пограничной службы в Таджикистане, генерал Рамазан Джафаров, заявил следующее: чтобы с корнем вырвать этот бизнес, который практически легально процветает десятки лет, необходимы серьезные усилия всего международного сообщества, включая и союзников по антиреррористической коалиции28. АКН действительно добилось одного положительного результата: еще раз заявило о том, что решение вопроса о контрабанде наркотиков одному Таджикистану не под силу, в этом деле ему необходима помощь мирового сообщества. И на официальном открытии областного отделения АКН в Хороге присутствовали представители правоохранительных органов Франции, Германии, Великобритании, Программы ЕС по контролю над наркотическими средствами в Центральной Азии и Программы ООН по контролю над наркотиками29.

Роль России в укреплении безопасности таджикских границ

Самая важная структура, занимающаяся укреплением безопасности границ Таджикистана, отнюдь не таджикская, а российская — Пограничная группа ФПС РФ. После распада СССР в 1991 году погранвойска бывшего Советского Союза, дислоцировавшиеся в Таджикистане, в связи с нестабильной в то время обстановкой в республике оттуда выведены не были. Двадцать третьего сентября 1992 года в стране была официально создана Пограничная группа ФПС, а 25 мая 1993-го Россия и Таджикистан подписали соглашение, на основании которого ФПС были даны полномочия защищать таджикскую границу. Предполагалось, что это соглашение станет временной мерой, оно будет действовать до тех пор, пока Душанбе не создаст и не укрепит в достаточной степени свою собственную пограничную службу30. Однако российские пограничники остались в стране и сотрудничают с властями республики. Причем и числом, и умением, и организацией они превосходят своих таджикских коллег.

Пограничная группа ФПС РФ в Таджикистане — уникальное военное формирование. Сегодня доля таджикистанцев в нем такова: офицеры — 7%, сержантский состав — примерно 50% , контрактники — 69%, военнослужащие по призыву — 99%. Остальной кадровый состав — российские граждане. По словам генерал-полковника Константина Тоцкого, численность Пограничной группы сегодня составляет 11 тыс. человек, хотя в последние девять лет эти показатели менялись31. На ее вооружении находится, в частности, более 300 артиллерийских систем. Хотя Пограничная группа ФПС РФ имеет потенциальную поддержку военно-воздушных сил Таджикистана, на самом деле эта взаимосвязь часто не срабатывает, поскольку в случае нарушения воздушного пространства республики ФПС может лишь проинформировать о свершившемся факте командование ее военно-воздушных сил, а не предпринимать какие-либо практические шаги — боевое управление этими силами находится в ведении Министерства обороны Таджикистана32.

Первого сентября 2001 года Концепция безопасности границ на 2001—2005 годы была утверждена президентом России В. Путиным33. В Концепции говорится об озабоченности Российской Федерации по поводу нестабильности на границе, среди ряда проблем затрагиваются и такие, как увеличение объема незаконно провозимых наркотических средств, оружия и боеприпасов, усиление активности транснациональной организованной преступности. Концепция, в частности, предусматривает модернизацию вооружения и военной техники ФПС. Однако практически это сделать непросто, поскольку при ограниченном оборонном бюджете России ФПС должна конкурировать с другими силовыми ведомствами за свою долю финансирования. И все же Концепция предусматривает "обеспечение присутствия пограничных групп ФПС России в Таджикистане и Армении, оперативных подразделений ФПС России на территориях государств-участников СНГ с целью защиты геополитических интересов России"34.

Российская Пограничная группа в Таджикистане признана лучшим оперативным подразделением Федеральной пограничной службы РФ. В январе 2002 года Константин Тоцкий вручил ее начальнику генерал-лейтенанту Александру Маркину переходящие награды: вымпел и штандарт. "Эта награда присуждена пограничникам, которые уже в течение нескольких лет охраняют таджикско-афганскую границу, не позволяя просочиться в Таджикистан и другие страны СНГ различным бандформированиям и наркоторговцам", — заявил директор ФПС35. Пограничная группа выполняет исключительно трудную задачу в непростых и опасных условиях. В 2001 году группа была обстреляна 92 раза и 57 раз участвовала в бою, потери — один человек убит и четверо ранены36.

Система безопасности границ в республике сложная. Пограничная группа ФПС РФ — основа всего "здания", она работает в тесном контакте с КОГГ. Кроме того, ее поддерживает дислоцирующаяся в Таджикистане российская 201-я мотострелковая дивизия, но лишь в той мере, в какой она может принять участие в предотвращении вторжения через границу37. Совместно с Пограничной группой ФПС РФ работает и российская Федеральная служба безопасности (ФСБ). Она отвечает за работу контрразведки и контролирует объединенные российские силы.

Кроме того, налажена тесная связь между ФПС и таджикскими спецслужбами. В начале июня 2002 года на российском телевидении прошел материал о широкомасштабной спецоперации в Таджикистане, проведенной ФПС и соответствующими таджикскими структурами. Она началась на острове на реке Пяндж, недалеко от района дислокации российских Московского и Пянджского погрансоединений, и проходила при поддержке авиации. Все острова, которые образовались при разливе реки и были облюбованы наркомафией, "прочесывались" вдоль и поперек. Погрансоединения обследовали территорию, а вертолет вел поиск с воздуха. В ходе операции было обнаружено 55 кг героина, однако наркодельцов поймать не удалось38.

Если в 1996 году российские пограничники изъяли на таджикско-афганской границе всего лишь 2 кг героина, то в 2001-м на тех же рубежах они конфисковали 5 452 кг наркотических средств. Это даже значительно больше, чем в 2000-м, когда было задержано 3 130 кг зелья, причем почти половина задержанного в 2001-м — именно героин, что, по подсчетам наркологов, составляет примерно 25 млн (!) его доз39. За первые шесть месяцев 2002 года на таджикско-афганской границе ФПС конфисковала 1 700 кг наркотиков, в том числе 1 100 кг героина, что на 60% больше, нежели за тот же период 2001 года. Самая крупная партия наркотиков, изъятая ФПС в Таджикистане за последние девять лет, была конфискована 13 июля 2002 года, когда Пянджское соединение задержало 215,46 кг героина — часть майского сбора опия40.

Вполне очевидно, что присутствие ФПС в Таджикистане все еще служит национальным интересам России. Дислокация здесь ее подразделений вызвана двойной угрозой: наркотрафиком и передвижением боевиков через границу. По словам Тоцкого, таджикские пограничники не в состоянии защитить рубежи республики собственными силами, поскольку у них не сформирован регулярный офицерский корпус, а на его создание и нормальное финансирование потребуется еще лет 10—15.

Как только Таджикистан сможет подготовить свои кадры и укрепить экономику, отметил Тоцкий, "мы крепко обнимемся, оставим лишь группу советников и уйдем к нашим границам". Однако сегодня создание надежной таджикской пограничной службы тормозится экономическим фактором41.

Международная помощь и сотрудничество

Организация Объединенных Наций

В 1990-х годах ООН должным образом отреагировала на обостряющуюся в Центральной Азии проблему незаконного вывоза наркотиков: тогда, после распада СССР, территорию бывших советских республик принялась активно "осваивать" наркомафия. Стимулом наркотрафика из Афганистана стала неспособность этих республик надлежащим образом защитить свои границы. В 1992—1994 годах для выяснения всех обстоятельств на месте Программа ООН по контролю над наркотиками, базирующаяся в Вене, несколько раз направляла в регион свои комиссии. В 1996 году специалисты Программы убедили все пять государств Центральной Азии объединить силы на субрегиональном уровне для борьбы с наркомафией, подписать соответствующий меморандум и сделать все возможное, чтобы укрепить структуры, которые по долгу службы обязаны вести борьбу с контрабандой зелья, а также усилить правоохранительные органы, снизить спрос и предложение наркотических средств42.

В 1997 году ЮНДКП увеличила помощь, в основном Кыргызстану, Таджикистану и Узбекистану. После того как Иран и Пакистан осуществили мероприятия, значительно затруднившие использование их территории для наркотранзита из Афганистана, государства Центральной Азии стали еще более уязвимыми. Проект, подписанный в 1997 году представителями правительств Республики Узбекистан, Кыргызской Республики, Республики Таджикистан и Организации Объединенных Наций, должен был поставить наркотрафику на Ошском направлении (маршрут Хорог — Ош) надежный заслон, так как предусматривал укрепление в каждой из этих стран четырех пограничных постов и обеспечение трех подразделений УВД полицейским и таможенным оборудованием.

Содружество Независимых Государств

В 1994 году государства-члены СНГ подписали в Ашхабаде Меморандум о сотрудничестве в сфере охраны государственных границ республик Центральной Азии. Для укрепления таджикско-афганской границы Россия, Казахстан, Кыргызстан и Узбекистан дислоцировали там свои контингенты войск. В 1994—1996 годах, в период гражданской войны в Таджикистане, численность пограничной группы достигла 22 тыс. человек. После окончания войны, в 1997 году, пограничные войска Кыргызстана и Узбекистана покинули территорию Таджикистана, а Казахстан, в 1999 году сократив численность своего подразделения с 500 до 300 человек, полностью вывел свой пограничный батальон в 2001 году43. Таким образом, вся тяжесть борьбы с незаконным оборотом наркотиков легла на плечи России и Таджикистана. С тех пор постоянно предпринимаются попытки создать на таджикско-афганской границе прочный заслон наркотрафику, однако кривая проблем неуклонно ползет вверх44.

Сотрудничество в рамках СНГ сталкивается с бюрократическими препонами и финансовыми трудностями. Важную координационную роль в сфере укрепления безопасности границ играет Совет командующих погранвойсками (СКПВ) стран- участниц Содружества. В июне 2002 года в Душанбе состоялось юбилейное заседание Совета. Генерал Тоцкий попытался использовать встречу всех командующих, чтобы выбить долги из коллег по СНГ45. По словам генерал-лейтенанта Александра Манилова, начальника Международно-договорного департамента ФПС России, сотрудничество в рамках СКПВ существует в основном на бумаге46.

Вопросы безопасности границ более эффективно решаются на двустороннем уровне, а не в рамках СНГ, хотя прогресс и там, и там скорее теоретический. Тесное сотрудничество между министерствами внутренних дел России и Таджикистана выразилось, прежде всего, в проведении в последние четыре года большего числа заседаний, участники которых лишь вновь подтверждали приоритетное значение борьбы с наркотрафиком, при этом уделяя мало внимания разработке совместных действий в этой сфере47. Таджикистан и Узбекистан 5 февраля 1998 года заключили ряд соглашений по сотрудничеству в сфере укрепления безопасности границ между министерствами внутренних дел и службами разведки, занимающимися соответствующими вопросами. 26 мая 1999 года министерства иностранных дел двух стран заключили в Худжанде (Таджикистан) соглашение о сотрудничестве в борьбе против контрабанды наркотиков, международного терроризма и религиозного экстремизма. Кроме того, 21 апреля 2000 года Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан подписали в Ташкенте потенциально значимое соглашение об объединении усилий в борьбе против наркотрафика, организованной преступности и распространения радикального ислама на территории региона. Однако эти соглашения, весьма привлекательно выглядевшие на бумаге, мало что изменили в непрекращающемся потоке наркотиков из Афганистана в Центральную Азию.

Значительный интерес к установлению более тесных связей в сфере укрепления безопасности границ проявили Россия и Афганистан. Так, по решению правительства Афганистана были сформированы пограничные войска, контролируемые Министерством обороны страны, а 8 февраля 2002 года в г. Калаихум состоялась встреча представителей российских, таджикских и афганских пограничников, на которой обсуждались совместные действия по укреплению безопасности рубежей. Такие встречи стали возможны в результате смены режима в Кабуле48. В мае 2002 года командующий погранвойсками Афганистана генерал Самуилло Катра обратился к руководству Пограничной группы ФПС в Таджикистане с просьбой оказать ему техническую поддержку, подготовить сержантский и офицерский состав и наладить связи между афганскими и российскими подразделениями, охраняющими границу. Это нашло отклик у ФПС, и в течение месяца генерал Тоцкий дал ответ: Пограничная группа ФПС в Таджикистане подготовит младший офицерский состав своих афганских коллег. Окончательно вопрос об организации этого процесса в Таджикистане утвердил президент республики Э. Рахмонов49.

Соединенные Штаты Америки

В мае 2001 года генерал Томми Фрэнкс, руководитель Центрального Командования ВС США, назвал Таджикистан "страной, имеющей стратегическое значение", и пообещал, что Вашингтон окажет содействие в укреплении ее безопасности50. Соединенные Штаты сообщили, что в рамках Программы правительства США по контролю над экспортом и охраной границ (EXBS) выделят Таджикистану соответствующую помощь, в частности поставят КОГГ техническое оборудование и обучат военнослужащих. Причем Фонд быстрого реагирования сначала направил на эти цели 7 млн 500 тыс. долл., а затем, в 2002 году, еще 500 тыс. долл.51 Генерал Азимов попросил Ричарда Мелтона и Фредерика Фетти, представителей этой программы, обратить особое внимание на то, что КОГГ остро нуждается в современных средствах связи и в другом оборудовании, необходимом для выявления незаконного вывоза через границу наркотиков и оружия. Генерал горько посетовал, что реализации программы мешают бюрократические проволочки и вообще неясно, когда Таджикистан все-таки получит помощь. К августу 2002 года республика получила от США 60 биноклей. Появление американцев в регионе и недавнее присоединение Таджикистана к программе НАТО "Партнерство ради мира" говорит об установлении более тесных связей этой страны с Западом, и следует отметить, что помощь, обещанная Соединенными Штатами, могла бы значительно поддержать КОГГ: возможно, она — единственная надежда Комитета по охране государственной границы52.

Причем в данном случае конфликта между интересами России и США нет: программа оказания технической помощи Таджикистану для укрепления безопасности его границ вполне соответствует политике России в этой сфере. ФПС положительно оценила намерение реализовать эту программу, так как, без сомнения, надеялась, что помощь Америки снимет часть финансовой нагрузки с России и определенная доля американских средств в ближайшие несколько лет пойдет на укрепление Пограничной группы ФПС, поскольку предполагается значительно укрепить и расширить роль КОГГ53. Однако Вашингтон будет соблюдать осторожность, давая обещание решить вопрос о "мягкой безопасности", чтобы не связать себя вечными обязательствами.

Коррупция в государственных структурах

Немалую роль в увеличении контрабандного вывоза наркотиков через таджикско-афганскую границу играют сами российские и таджикские военизированные формирования. Когда дело касается участия российских пограничников в незаконном обороте наркотиков, первой на защиту "чести мундира" бросается пресс-служба Пограничной группы ФПС: она либо пытается доказать, что из мухи сделали слона, либо прямо отвергает эти факты. Так, 22 апреля 2002 года сотрудники Министерства внутренних дел Таджикистана арестовали жительницу Душанбе Оламби Обидову, якобы за попытку продать 8 кг героина военнослужащему-контрактнику одного из подразделений Пограничной группы ФПС. Пресс-служба не заставила себя долго ждать. По ее версии, задержанный — им оказался Тагойназар Бердыев — в ФПС в то время уже не служил: до осени 2001 года он числился в 2033-й части Погрангруппы ФПС, а в октябре отправлен в запас54.

На заседании Совета Безопасности Таджикистана, состоявшемся 26 января 2001 года, президент страны Э. Рахмонов подверг резкой критике работу правоохранительных органов республики за их неспособность принять эффективные меры против контрабанды наркотиков. В феврале 2001 года генерал-лейтенант Саиданвар Камолов, до января 2002 года председатель КОГГ Таджикистана, подтвердил участие сотрудников этой структуры, а также и правоохранительных органов других ведомств в контрабанде наркотиков. Однако, по убеждению С. Камолова, провалы таджикских властей, которым в 2000 году удалось перехватить лишь малую толику из всего объема наркотиков, провозимых через таджикско-афганскую границу, объясняются в основном тем, что рельеф страны очень непростой, особенно если говорить о горных районах Шуробода и Бадахшана55. Конечно, географический фактор играет в этом деле определенную роль, но к нему следует добавить и неспособность таджикских структур безопасности справиться с проблемой.

Хотя, как сообщают, решение проблемы, связанной с коррумпированностью сотрудников органов государственной безопасности, — одна из приоритетных задач президента, Э. Рахмонов ее еще не решил. Недавно он публично заявил, что коррумпированность напрямую связана с низким уровнем дисциплины в этих структурах. В январе 2002 года он практически заменил руководство КОГГ. А в начале апреля того же года была выявлена причастность сотрудников милиции и таможенной службы Согдийской области к контрабанде наркотиков, в результате чего были уволены полковник Шавкат Юлчиев — начальник областного управления внутренних войск и все его заместители. В апреле, выступая в этой области, Э. Рахмонов подверг резкой критике нарушения закона и воинской дисциплины солдатами и особенно — офицерами КОГГ56. Короче говоря, вся структура безопасности границ целостной системы не составляет, отдельный пограничник, независимо от национальности, не воспринимает ее как единый организм: если он хочет или готов взять взятку, то он просто обходит систему, которая предназначена именно для того, чтобы его контролировать. Перейти границу можно примерно за 50 долларов — для наркодельцов это смешная сумма57. Но вместо того чтобы хоть частично взять на себя решение этой проблемы, КОГГ сам становится ее частью.

Безопасность границ Таджикистана: ее будущее

Укрепление безопасности границ республики сталкивается со все увеличивающимся числом проблем — от нелегальной миграции до контрабанды наркотиков. У КОГГ нет ни средств, ни достаточно подготовленных кадров, чтобы остановить растущий поток зелья, незаконно провозимого через границу. Кроме того, ухудшающуюся ситуацию усугубляет коррумпированность таджикских и российских правоохранительных органов. Проблему пытаются решить путем массового увольнения сотрудников и смены кадрового состава, часто проводимой по инициативе президента страны Э. Рахмонова.

Безопасность на таджикско-афганской границе никогда не была проблемой исключительно Таджикистана. Россия также уверена, что здесь существует угроза и ее национальной безопасности. Поэтому многое зависит от президента РФ В. Путина и от того, что он считает внешнеполитическими приоритетами. И хотя существующая сегодня структура безопасности границ задумывалась как промежуточная мера, не предусматривающая постоянного присутствия ФПС на территории Таджикистана, она стала частью геополитического ландшафта. Со временем такие внутренние структуры безопасности, как КОГГ и АКН, могут стать компонентами исключительно таджикской системы безопасности границ. Возможно расширение КОГГ, его структурное уподобление Пограничной группе ФПС. Желание таджикских военных служить в этой погрангруппе говорит о том, что они являются потенциальным источником личного состава и КОГГ, который будет построен по модели ФПС. С российской помощью свою пограничную службу создал Кыргызстан58, в результате чего в этой республике нужда в российских военнослужащих отпала. Для таджикского лидера очень престижно укрепить отечественные военизированные формирования и повысить их роль. Он надеется, что США окажут Таджикистану помощь в оснащении этих структур новым современным вооружением и оборудованием, а также не исключает возможности приобрести все это по льготным ценам, предусмотренным для государств-участников Договора о коллективной безопасности СНГ: дело уже сдвинулось с мертвой точки. Однако Э. Рахмонов, как и директор ФПС, может и смириться с более длительным присутствием Погрангруппы ФПС на территории Таджикистана. Объяснить это предположение очень просто: задача создания собственной погранслужбы пока невыполнима по сугубо экономическим причинам.

Неспособность республики эффективно бороться с наркотрафиком обусловлена следующими факторами: сложным рельефом местности, обнищавшей застойной экономикой, растущей коррупцией во властных структурах и органах безопасности, неудовлетворительным состоянием КОГГ. Таким образом, президент страны Э. Рахмонов зависит от постоянной помощи, оказываемой Российской Федерацией в сфере укрепления безопасности границ. И, по всей вероятности, несмотря на публичные заявления Душанбе о расширении КОГГ и повышении его роли, такая ситуация будет сохраняться и в ближайшие 10 лет. Ни региональное сотрудничество, существующее в основном на бумаге, ни усилия международного сообщества до сих пор не смогли остановить рост незаконной торговли наркотиками.

Тем не менее и меняющаяся ситуация в сфере безопасности в Центральной Азии, и помощь ООН в рамках Программы по контролю над наркотиками, и содействие Соединенных Штатов служат напоминанием Душанбе, что проблема контрабанды зелья переросла рамки региона и получила международный размах. Решить ее можно только с помощью внешних сил, причем роль России и США в этом деле может быть решающей. Сегодня главный удар приняла на себя Россия, которая оказывает поддержку Республике Таджикистан, пытающейся решить проблемы безопасности своих границ с Афганистаном. Помощь и конкретные действия международного сообщества в этой сфере, возможно, зависят от того, оценивает ли мир "белую смерть" как оружие международного терроризма и связывает ли борьбу против незаконного оборота наркотиков с антитеррористической войной.


1 См.: Burke J. Tajikistan Daily Digest // Eurasianet, 5 February, 2001 [www.eurasianet.org/resource/tajikistan/hypermail/200102/0005.html]; также см: сайт "UNDCP".
2 Об этом подробнее см.: Central Asia: Drugs and Conflict. International Crisis Group (ICG) Asia Report No. 25, Osh/Brussels, 26 November 2001. P. 5—6.
3 См.: Makarenko T. Drugs in Central Asia: Security Implications & Political Manipulations // Cahiers d'études sur la Méditerranée Orientale et le Monde Turco-Iranien, July-December 2001, No. 32. P. 93.
4 Интервью Ольги Рубан с А. Николаевым: Безграничные просторы отчизны. Генерал Андрей Николаев предлагает организовать границы со странами СНГ по принципу застежки-молнии: чтоб легко открывались и так же легко закрывались // Эксперт, 17 декабря 2001, № 47 (307).
5 Российские пограничники в Таджикистане задержали 6 кг опиума-сырца // Первый канал Таджикского телевидения, Душанбе, 29 мая 2002; На таджикско-афганской границе пограничники арестовали 54 кг героина // ИТАР-ТАСС (Москва), 28 мая 2002.
6 См.: Kabulov E. Opium Runners Find Passages Along Tajik-Afghan Border // Eurasia Insight, 21 July 2002 [www.eurasianet.org/departments/insight/articles/071902a.shtml].
7 См.: Азия-плюс (Душанбе), 26 июня 2002.
8 Плотников Н. Война с террористическим интернационалом // Независимое военное обозрение, 19 января 2002.
9 Константин Тоцкий, генерал-полковник, директор Федеральной пограничной службы России: Пограничный столб не станет шлагбаумом. Беседовал Игорь Наумов // Парламентская газета (Москва), 2 февраля 2002.
10 См.: The Military Balance 2001—2002, Oxford University Press: International Institute for Strategic Studies, 2002. P. 170.
11 См.: Народная газета (Душанбе), 14 февраля 2002. С. 2.
12 Постановление Президента Республики Таджикистан Эмомали Рахмонова // Таджикское Радио 1, Душанбе, 12 января 2002; Азия-плюс, 29 января 2002.
13 См.: Народная газета, 14 февраля 2002. С. 2.
14 См.: Азия-плюс, 18 апреля 2002.
15 См.: Старостин Д. // Газета "Вести.ру" (Москва), 30 января 2002.
16 См.: Прозрачность наших границ не вызывает сомнений. Беседовал Игорь Плугатарев // Независимая газета, 18 марта 2002. С. 4.
17 См.: Азия-плюс, 23 апреля 2002; Таджикское Радио 1, 16 марта 2002.
18 См.: Азия-плюс [www.asiaplus.tajik.net].
19 См.: UN Press Release. Tajik President Opens Crime Commission, Signs Agreement for New Drug Control Agency // SOC/NAR/798, 27 April 1999.
20 См.: Плугатарев И. Афганская наркоцепь от Гиндукуша до Рейна: С разгромом террористических группировок в Афганистане наркотическая угроза из-за Пянджа может обостриться // Независимая газета, 18 февраля 2002.
21 См.: Central Asia: Drugs and Conflict.
22 Там же.
23 См.: Там же.
24 См.: Панфилова В. Союзникам пока не удалось справиться с афганской наркомафией: Европа может захлебнуться в контрабандных поставках героина // Независимая газета, 2 июля 2002. С. 6.
25 ИТАР-ТАСС, 27 мая 2002.
26 Первый канал Таджикского телевидения, 15 апреля 2002.
27 ИТАР-ТАСС, 12 февраля 2002.
28 См.: Там же.
29 Первый канал Таджикского телевидения, 30 мая 2002.
30 Агентство военных новостей, 23 января 2002.
31 См.: Мешков В. // Трибуна (Москва), 17 января 2002.
32 См.: Bennett G. The Federal Border Guard Service, C107. CSRC: Sandhurst, March 2002. P. 21—22.
33 См.: Интервью Ольги Рубан с А. Николаевым.
34 Там же.
35 Глумсков Д., Бакеев А. // Коммерсант, 16 января 2002. С. 11.
36 См.: Серебров О. // Труд, 26 января 2002. С. 6; Плотников Н., Кириллов И. Стратегическая линия России. По мнению начальника Пограничной группы ФПС РФ в Таджикистане Александра Маркина, совместная охрана границы должна продолжаться // Независимая газета, 11 октября 2002.
37 См.: Рамазанов А. // Солдат отечества (Самара), 14 ноября 2001.
38 Российское государственное телевидение (ОРТ), 1 июня 2002.
39 См.: Попов А. По законам границы будут встречать террористов и наркокурьеров, обещает директор ФПС Константин Тоцкий // Век (Москва), 25 января 2002.
40 См.: Мешков В. Указ. соч.; РИА Новости, 4 июня 2002.
41 Агентство военных новостей, 23 января 2002.; Наумов И. Указ. соч.
42 См.: UN Press Release. Central Asian Republics, UN Launch Subregional Drug Control Plan. SOC/NAR/741, 6 May, 1996.
43 См.: RFE/RFL Newsline, 18 March 1999, Vol. 3, No. 54; Хабар ТВ, 11 февраля 2001.
44 См.: Интервью Ольги Рубан с А. Николаевым.
45 См.: Голотюк Ю. Секретная миссия. Директору погранслужбы поручено выбить долги из коллег по СНГ // Время новостей, 18 июня 2002. С. 4.
46 См.: Прозрачность наших границ не вызывает сомнений. Беседовал Игорь Плугатарев.
47 См.: Азия-плюс, 19 августа 2002 [www.asiaplus.tajik.net].
48 РИА Новости, 9 февраля 2002.
49 См.: Азия-плюс, 29 мая 2002.
50 Rashid A. Jihad: The Rise of Militant Islam in Central Asia. Yale University Press, 2002. P. 111.
51 См.: US Department of State. US Assistance to Tajikistan—Fiscal Year 2002 [www.state.gov/p/eur/rls/fs/11035.htm].
52 См.: Alison S. Tajik Border Guards Say Promised US Aid Hasn't Come // Reuters (Dushanbe), 2 August 2002; в 2002 году планы США по оказанию военной помощи были следующими: 250 000 долл. в рамках Международного фонда военного образования и обучения (IMET) и 700 000 долл. по линии зарубежных военных расходов (см.: US Department of State [www.state.gov/p/eur/rls/fs/11035.htm]).
53 См.: Москвин Е. Пограничные инвестиции. США стали спонсором таджикско-афганской границы // Независимое военное обозрение, 8 февраля 2002.
54 См.: Азия-плюс, 24 апреля 2002.
55 См.: Burke J. Op. cit.
56 См.: Азия-плюс, 22 апреля 2002.
57 См.: Makarenko T. Crime, Terror and the Central Asian Drug Trade // Caspian Brief, July 2002, No. 25. P. 7 [www.cornellcaspian.com].
58 Помощь включала и обеспечение кыргызской погранслужбы современным оборудованием (Интерфакс, 28 июля 2000).

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL