ПРАВОВЫЕ РАМКИ УРЕГУЛИРОВАНИЯ ВОПРОСОВ ТЕРРИТОРИИ И ГРАНИЦ НА ПРИМЕРЕ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ ПРИТЯЗАНИЙ АРМЕНИИ К АЗЕРБАЙДЖАНУ

Тофик МУСАЕВ


Тофик Мусаев, советник второго класса, заместитель начальника Управления международного права и договоров Министерства иностранных дел Азербайджана (Баку, Азербайджан)


Подход Армении, оспаривающей принадлежность Нагорного Карабаха Азербайджану, многократно, причем на самых разных уровнях, представлялся вниманию международного общественного мнения и включает главным образом тезис о якобы законности выхода бывшей автономии из состава Азербайджана в 1991 году.

Независимая Азербайджанская Демократическая Республика прекратила свое существование 28 апреля 1920 года, когда в результате вторжения 11-й Красной Армии большевиков была провозглашена Азербайджанская ССР, впоследствии включенная в состав Советского Союза. Кавказское бюро ЦК РКП (б) несколько раз рассматривало вопрос о территориальных притязаниях Армянской ССР к Азербайджанской ССР и на состоявшемся 5 июля 1921 года заседании приняло решение оставить Нагорный Карабах в пределах Азербайджана, которому было предложено предоставить Нагорному Карабаху широкую автономию. Именно оставить Нагорный Карабах в пределах Азербайджанской ССР, а не передать его, как настойчиво утверждает армянская сторона. Об этом свидетельствует следующая цитата из постановляющей части решения бюро: "Исходя из необходимости национального мира между мусульманами и армянами и экономической связи Верхнего и Нижнего Карабаха, его постоянной связи с Азербайджаном, Нагорный Карабах оставить в пределах Азербайджанской ССР, предоставив ему широкую областную автономию…"1.

По убеждению армянской стороны, упомянутое решение было вынесено субъектом, не имевшим права участвовать в национально-государственном строительстве другого государства, и, следовательно, являлось грубым актом вмешательства во внутренние дела другой советской суверенной республики2.

Трудно сказать, на каком основании официальный Ереван считает рассмотрение Кавказским бюро ЦК РКП (б) вопроса о Нагорном Карабахе вмешательством во внутренние дела советской Армении. Кроме того, остается открытым ответ на вопрос, какой же "субъект", по мнению армянской стороны, в 1921 году имел право участвовать в национально-государственном строительстве, если Договор об образовании СССР был заключен 30 декабря 1922 года, а первая Конституция союзного государства принята 6 июля 1923 года. Интересно, что декрет "Об образовании автономной области Нагорного Карабаха" был издан в Азербайджанской ССР на следующий день после принятия Конституции СССР, то есть 7 июля 1923 года.

Уже в Конституции СССР 1936 года было зафиксировано, что Нагорно-Карабахская автономная область (НКАО) состоит в Азербайджанской ССР (статья 24), в то время как Армянская ССР не имеет в своем составе автономных республик, равно как краев и областей (статья 29).

В соответствии со статьей 86 Конституции СССР 1977 года автономная область находилась в составе союзной республики или края. Закон об автономной области Верховный Совет союзной республики принимал по представлению Совета народных депутатов такой области. Всего в СССР было восемь автономных областей, перечень которых приводится в статье 87 Конституции. Согласно положению этой статьи Нагорно-Карабахская автономная область входила в состав Азербайджанской ССР.

В соответствии с Конституцией СССР и Конституцией Азербайджанской ССР правовое положение НКАО определялось законом "О Нагорно-Карабахской автономной области", принятым по представлению Совета народных депутатов НКАО Верховным Советом Азербайджанской ССР 16 июня 1981 года.

Именно в упомянутом законе, принятом высшим органом государственной власти Азербайджанской ССР, содержатся положения, к которым апеллирует армянская сторона: "...НКАО была представлена в высших законодательных органах СССР" и "границы области не могли быть изменены без ее согласия"3.

По мнению армянской стороны, основанием правомерности провозглашения 2 сентября 1991 года "Нагорно-Карабахской Республики" является закон СССР от 3 апреля 1990 года "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР", предоставлявший право автономным образованиям и компактно проживающим национальностям самим решать вопрос о своем государственно-правовом статусе4. Так, в докладе Армении, представленном в соответствии со статьями 16 и 17 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, говорится следующее:

"В условиях начавшейся в СССР перестройки НКАО в феврале 1988 года обратилась к Верховному Совету Азербайджанской ССР и Верховному Совету Армянской ССР с просьбой "рассмотреть и положительно решить вопрос о передаче НКАО из состава Азербайджанской ССР в состав Армянской ССР".

С целью восстановления исторической справедливости 1 декабря 1989 года ВС Армянской ССР и Национальным Советом Нагорного Карабаха было принято постановление об удовлетворении этой просьбы. Это постановление основывалось на общепринятых принципах самоопределения наций и было отзывом на законное стремление к воссоединению двух насильственно разделенных частей армянского народа...

30 августа 1991 года Верховный Совет Азербайджанской ССР объявляет о восстановлении государственной независимости 1918—1920 годов, положив этим начало процессу выхода Азербайджанской ССР из СССР.

2 сентября 1991 года на основе закона СССР "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР", дающего право автономным образованиям и компактно проживающим национальностям в таком случае самим решать вопрос о своем государственно-правовом статусе, совместная сессия народных депутатов всех уровней НКАО и сопредельного Шаумяновского района провозглашает Нагорно-Карабахскую Республику.

Выход НКАО/НКР из Азербайджанской ССР/Азербайджанской Республики и референдум о независимости в присутствии международных наблюдателей состоялись до фактического распада СССР. В момент, когда Азербайджанская Республика получила признание, НКР уже не была в ее составе. Таким образом, образование НКР было безупречным с точки зрения международно-правовых норм"5.

В связи с вышеупомянутым следует отметить, что порядок изменения границ союзных республик четко оговаривался в конституциях СССР и союзных республик. Так, согласно статье 78 Конституции СССР территорию союзной республики нельзя было изменять без ее согласия. Границы между союзными республиками могли изменяться по взаимному соглашению соответствующих республик, которое затем должен был утвердить Верховный Совет СССР. Данное положение Основного закона страны закреплялось также и в Конституциях Азербайджанской ССР и Армянской ССР.

В ответ на упомянутое решение Областного совета НКАО от 20 февраля 1988 года Верховный Совет Армянской ССР принял 15 июня 1988 года постановление, в котором согласился на вхождение НКАО в состав Армянской ССР, а также обратился к Верховному Совету СССР с просьбой рассмотреть и положительно решить вопрос о передаче НКАО из состава Азербайджанской ССР в состав Армянской ССР.

В свою очередь Верховный Совет Азербайджанской ССР и его Президиум в принятых соответственно 13 и 17 июня 1988 года постановлениях признали на основании статей 78 Конституции СССР и 70 Конституции Азербайджанской ССР неприемлемой и невозможной передачу НКАО из состава Азербайджанской ССР в состав Армянской ССР.

Казалось, исходя из положений действовавших в то время Основного Закона СССР, конституций Азербайджанской ССР и Армянской ССР, вопрос был исчерпан, тем более что не имелось веских оснований даже для обсуждения возможности изменения границ между союзными республиками.

Однако 12 июля 1988 года на сессии Областного совета НКАО было принято неправомерное решение о выходе автономии из состава Азербайджанской ССР. Помимо нарушения соответствующих положений Конституции СССР и Основного Закона Азербайджанской ССР, это решение противоречило и статье 42 закона Азербайджанской ССР "О Нагорно-Карабахской автономной области", согласно которой Совет народных депутатов Нагорно-Карабахской автономной области мог принимать решения в пределах полномочий, предоставленных ему законодательством Союза ССР и Азербайджанской ССР. Кроме того, рассматриваемая статья закона предусматривала возможность отмены Президиумом Верховного Совета Азербайджанской ССР решения Областного совета в случае несоответствия его закону6.

Таким образом, руководствуясь статьями 87 Конституции СССР, 114 — Конституции Азербайджанской ССР, а также статьей 42 закона Азербайджанской ССР "О Нагорно-Карабахской автономной области", Президиум Верховного Совета Азербайджанской ССР принял (13 июля 1988 г.) постановление, в котором признал незаконным и не имеющим юридической силы решение сессии Совета народных депутатов Нагорно-Карабахской автономной области от 12 июля 1988 года об одностороннем выходе НКАО из состава Азербайджанской ССР.

Теме не менее на состоявшемся 16 августа 1989 года так называемом Съезде полномочных представителей населения НКАО было однозначно заявлено об отказе признать статус Нагорного Карабаха как автономной области в составе Азербайджанской ССР. На этом же съезде область была провозглашена "независимой союзной территорией", на которой прекращается действие Конституции Азербайджанской ССР и других республиканских законов. "Съезд" создал "Национальный совет", объявленный единственной народной властью в НКАО.

Разумеется, реакция азербайджанской стороны не заставила себя долго ждать. И 27 августа 1989 года Президиум Верховного Совета Азербайджанской ССР принял постановление, в котором признал противозаконными решения так называемого Съезда полномочных представителей населения НКАО".

Как и следовало ожидать, Армянская ССР принимала активное участие в попытках законодательно оформить отторжение НКАО от Азербайджанской ССР. Помимо упомянутого выше постановления Верховного Совета Армянской ССР от 20 февраля 1988 года, высший законодательный орган этой союзной республики принял множество других антиконституционных решений, наиболее известным из которых является постановление "О воссоединении Армянской ССР и Нагорного Карабаха" от 1 декабря 1989 года. В соответствии с этим постановлением Президиуму Верховного Совета и Совету Министров Армянской ССР, а также Президиуму Национального Совета НКАО было поручено предпринять все вытекающие из упомянутого постановления меры по осуществлению реального слияния политических, экономических и культурных структур Армянской ССР и Нагорного Карабаха в единую государственно-политическую систему.

Как уже отмечалось, одним из ключевых аргументов армянской стороны в пользу правомерности требования отделения Нагорного Карабаха является якобы его незаконная передача Азербайджану решением Кавказского бюро ЦК РКП (б). Именно поэтому 13 февраля 1990 года Верховный Совет Армянской ССР принял постановление "О признании незаконным решение Кавказского бюро ЦК РКП (б) от 5 июля 1921 года".

Разумеется, до обретения Азербайджаном и Арменией независимости и рассмотрения нагорно-карабахского конфликта в международных организациях в роли арбитра выступали центральные органы власти Союза ССР. Высший законодательный орган бывшего Союза — Верховный Совет и его Президиум несколько раз рассматривали и принимали решения по ситуации, вызванной нагорно-карабахским кризисом.

Так, 23 марта 1988 года Президиум Верховного Совета СССР в своем постановлении "О мерах, связанных с обращениями союзных республик по поводу событий в Нагорном Карабахе, в Азербайджанской и Армянской ССР" признал "...недопустимым, когда сложные национально-территориальные вопросы пытаются решать путем давления на органы государственной власти, в обстановке нагнетания эмоций и страстей, создания всякого рода самочинных образований, выступающих за перекраивание закрепленных в Конституции СССР национально-государственных и национально-административных границ, что может привести к непредсказуемым последствиям"7.

В постановлении от 18 июля 1988 года "О решениях Верховных Советов Армянской ССР и Азербайджанской ССР по вопросу о Нагорном Карабахе" Президиум Верховного Совета СССР посчитал "...невозможным изменение границ и установленного на конституционной основе национально-территориального деления Азербайджанской ССР и Армянской ССР". Далее подчеркивалось, что "…принимая такое решение, Президиум Верховного Совета СССР исходит из положения Конституции СССР (статья 78), в соответствии с которым территория союзной республики не может быть изменена без ее согласия"8.

В постановлениях от 10 января и 3 марта 1990 года Верховный Совет СССР вновь подтвердил суверенитет и территориальную целостность Азербайджанской ССР, признав неконституционными вышеназванные решения Верховного Совета Армянской ССР.

Очередную попытку узаконить отделение Нагорного Карабаха предприняли 2 сентября 1991 года, когда была провозглашена так называемая Нагорно-Карабахская Республика. Как указывалось выше, по мнению армянской стороны, основанием правомерности этого шага стал закон бывшего Советского Союза от 3 апреля 1990 года "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР". Однако, как показывает несложный анализ всех вопросов, связанных с упомянутым законом, "безупречность" аргументов официального Еревана с точки зрения именно права, на которое он ссылается, вызывает серьезные сомнения.

Так, данный закон опирался на статью 72 Конституции СССР, в соответствии с которой каждая союзная республика имела право выхода из Советского Союза. (Следует отметить, что это право было закреплено за каждой из союзных республик еще в Договоре об образовании Союза Советских Социалистических Республик от 30 декабря 1922 года и Конституции СССР 1923 года.) Таким образом, цель этого закона — регулирование взаимоотношений в рамках СССР путем установления определенной процедуры, которую должны были соблюдать союзные республики в случае их выхода из состава СССР. В частности, такое решение должно было приниматься свободным волеизъявлением народа этой республики путем референдума, порядку проведения которого посвящена большая часть закона. Особого внимания заслуживает его статья 3, согласно которой в союзной республике, имеющей в своем составе автономные республики, автономные области и автономные округа, референдум необходимо проводить отдельно по каждой автономии. При этом за народами автономных образований сохранялось право на самостоятельное решение вопроса о пребывании в Союзе ССР или выходящей союзной республике, а также на постановку вопроса о своем государственно-правовом статусе9.

Однако в связи с прекращением существования Союза ССР как субъекта международного права этот закон не имел никаких юридических последствий, так как ни одна союзная республика, в том числе Азербайджан и Армения, не воспользовалась предусмотренной в нем процедурой выхода. Только в том случае, если бы Азербайджан попытался выйти из состава СССР во время его существования и в соответствии с законом "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР", НКАО получила бы право на проведение отдельного референдума, с тем чтобы определиться между тремя возможностями: остаться в составе СССР, выйти из него вместе с Азербайджаном, поставить вопрос о своем государственно-правовом статусе.

Не выдерживает никакой критики и ссылка на рассматриваемый закон в контексте принятой Верховным Советом Азербайджанской ССР 30 августа 1991 года декларации "О восстановлении государственной независимости Азербайджанской Республики". Очевидно, что этот документ, провозглашающий восстановление государственной независимости Азербайджанской Республики 1918—1920 годов, а не выход из состава СССР, был принят без учета предусмотренного в союзном законе порядка выхода. Таким образом, если до конца следовать букве и смыслу Закона от 3 апреля 1990 года, то принятие упомянутой декларации не могло служить НКАО юридическим основанием для постановки в соответствии с законом вопроса о своем государственно-правовом статусе. Более того, согласно закону рассматриваемая декларация не порождала юридических последствий и для Союза ССР. Так, согласно пункту 2 постановления Верховного Совета СССР от 3 апреля 1990 года "О введении в действие Закона СССР "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР", "…любые действия, связанные с постановкой вопроса о выходе союзной республики из СССР и противоречащие Закону СССР "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР", предпринятые как до, так и после введения его в действие, не порождают никаких юридических последствий как для Союза ССР, так и для союзных республик"10.

Кроме того, принятие 30 августа 1991 года декларации не означало окончательного юридического оформления восстановления государственной независимости Азербайджанской Республики, а лишь открывало дорогу этому процессу. Именно поэтому в этот же день Верховный Совет Азербайджанской Республики принял постановление "О подготовке проекта акта "О восстановлении государственной независимости Азербайджанской Республики". Уже 18 октября 1991 года, то есть после провозглашения "Нагорно-Карабахской Республики", Верховный Совет Азербайджанской Республики принял конституционный акт "О государственной независимости Азербайджанской Республики".

При рассмотрении вопросов, связанных с законом СССР от 3 апреля 1990 года, нельзя не обратить внимания еще на одну существенную деталь — на причины его принятия. Очевидно, что необходимость в подобном законодательном акте диктовалась все чаще и настойчивее звучащими призывами выхода союзных республик из СССР. Ближайшее ознакомление с текстом этого закона наводит на мысль о том, что главная цель его принятия — не желание упорядочить процедуру расставания союзной республики с СССР, а попытка воспрепятствовать осуществлению ею гарантируемого статьей 72 Конституции Советского Союза права свободного выхода. На эту мысль наводит и то, что, помимо положений о раздельном референдуме в автономных образованиях, аналогичные права предоставлялись также и компактно проживавшим на территории союзной республики национальным группам, которые составляли большинство населения конкретной местности. Несложно сделать вывод о том, чем могла бы закончиться попытка союзной республики выйти из состава СССР при соблюдении ею предусмотренного в законе от 3 апреля 1990 года порядка. Поэтому еще более странно слышать воспоминания об этом законе бескомпромиссных борцов за безграничное право народов на самоопределение, которое как раз этим законом и ограничивалось.

По мнению Р. Мюллерсона, использованная советским руководством тактика с принятием спорного закона не только не устранила проблему распада СССР, но еще больше обострила ситуацию. Большинство населения стало рассматривать меньшинства (иногда оправданно, иногда нет) в качестве "пятой колонны" Кремля11.

Кроме того, в соответствии с принятым Верховным Советом Азербайджанской Республики 26 ноября 1991 года законом Нагорно-Карабахская автономная область как национально-территориальное образование была упразднена. Утратившими силу были признаны также декрет Азербайджанского Центрального Исполнительного Комитета от 7 июля 1923 года "Об образовании автономной области Нагорного Карабаха" и закон Азербайджанской ССР от 16 июня 1981 года "О Нагорно-Карабахской автономной области". Примечательно, что это решение, в частности, было мотивировано тем, что создание НКАО способствовало углублению национальной розни между азербайджанским и армянским народами.

Вскоре после того, как Советский Союз прекратил свое существование, входившие в его состав пятнадцать республик были де-юре признаны международным сообществом. В этой связи вполне обоснованным может показаться интерес к международно-правовому регулированию вопросов, связанных с территорией и границами новых независимых государств, образовавшихся в результате распада федераций.

В рамках Организации Объединенных Наций был достигнут широкий консенсус в отношении того, что границы союзных республик как в бывшем СССР, так и в бывшей Югославии должны быть установлены не на основе этнического расселения, а на основе принципа uti possidetis juris, означающего, что новыми должны считаться границы, которые ранее существовали как границы союзных республик федерации12. А вопросы, связанные с установлением рубежей между новыми независимыми государствами, образовавшимися после распада Союза ССР, на международном уровне в целом не рассматривались.

Тем не менее эскалация армяно-азербайджанского вооруженного конфликта в 1993 году привела к тому, что эту проблему рассматривал Совет Безопасности ООН, который принял четыре резолюции: 822 (1993) от 30 апреля 1993 года; 853 (1993) от 29 июля 1993 года; 874 (1993) от 14 октября 1993 года и 884 (1993) от 12 ноября 1993 года. Они подтверждали уважение суверенитета и территориальной целостности Азербайджанской Республики с учетом применения формулировки "нагорно-карабахский регион Азербайджанской Республики", что делает полностью бессмысленными все предыдущие и последующие притязания армянской стороны на Нагорный Карабах.

Кроме того, с учетом подтверждения Советом Безопасности ООН (см. его резолюции по нагорно-карабахскому конфликту) нерушимости международных границ, недопустимости применения силы для приобретения территории и осуждения захвата территорий Азербайджанской Республики, действия противоположной стороны, представляемые как якобы осуществление армянским населением Нагорного Карабаха права на самоопределение, должны рассматриваться не иначе как грубое нарушение известных положений Устава ООН.

В контексте рассматриваемого вопроса несомненный интерес вызывают итоги деятельности Арбитражной комиссии Конференции по Югославии, в частности, заключения № 2 и № 3, утвержденные этой комиссией 11 января 1992 года. Так, согласно заключению № 2, 20 ноября 1991 года председатель Арбитражной комиссии получил письмо от председателя Конференции по Югославии, в котором запрашивалось мнение этой комиссии по следующему вопросу, выдвинутому Сербской Республикой: "Имеет ли сербское население Хорватии и Боснии-Герцеговины, как одна из составных частей народов Югославии, право на самоопределение?"13.

В связи с упомянутым вопросом комиссия отметила, что "...действующее международное право не раскрывает всех значений права на самоопределение. Однако установлено, что при любых обстоятельствах право на самоопределение не должно включать изменение существующих границ в момент независимости (uti possidetis juris), за исключением случаев, когда заинтересованные государства договариваются об ином"14.

Таким образом, заключение Арбитражной комиссии, несомненно, расширяет значение принципа uti possidetis juris, применявшегося изначально в контексте деколонизации в Америке и Африке. В современном международном праве uti possidetis juris представляет собой общий принцип, согласно которому старые административные границы, существовавшие в рамках как бывших колоний, так и федеративных образований, становятся международными границами в ситуациях, связанных с образованием в результате политического раздела новых независимых государств.

Несомненно прямое отношение этого принципа и к ситуации, связанной с распадом Союза ССР, Конституция которого содержала положение о том, что территория и границы союзной республики не могли изменяться без ее согласия. Как отмечалось выше со ссылкой на заключение Арбитражной комиссии, аналогичное положение содержалось и в Основном Законе СФРЮ.

По мнению Т. Франка, изложенному в его работе "Постсовременный трайбализм и право на отделение", uti possidetis применим в равной степени к Хорватии и к Азербайджану. Данный принцип адаптирован для защиты границ этих государств от требований их пересмотра, исходящих не только извне (например, Сербия в отношении Хорватии), но и изнутри (например, хорватский регион Краина). Uti possidetis отвергает требования отделения Краины или Нагорного Карабаха15.

Подводя итог, можно сделать вполне определенный вывод о неправомерности действий, направленных на одностороннее отделение нагорно-карабахского региона от Азербайджана. Данный регион являлся частью Азербайджанской ССР, о чем свидетельствуют как Конституция СССР и Основной Закон Азербайджанской ССР, так и другие законодательные акты, в частности закон Азербайджанской ССР "О Нагорно-Карабахской автономной области". Автономная область просуществовала до 26 ноября 1991 года, когда Верховный Совет Азербайджанской Республики принял закон об ее упразднении. Ни одно из решений, принятых в нарушение конституционного положения Союза ССР (статья 78 Конституции) с целью изменения территории и границ Азербайджанской ССР без ее согласия, не имело никаких юридических последствий.

Ссылки на положения закона СССР от 3 апреля 1990 года "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР", с помощью которых армянская сторона пытается с правовой точки зрения оправдать провозглашение 2 сентября 1991 года так называемой Нагорно-Карабахской Республики, также не имеют под собой никаких оснований. Ведь Азербайджан, как и все остальные союзные республики, не воспользовался предусмотренной в упомянутом законе процедурой выхода из состава СССР.

До восстановления в полном объеме государственной независимости Азербайджанской Республики и ее признания международным сообществом территория, на которой до 26 ноября 1991 года существовала Нагорно-Карабахская автономная область Азербайджанской ССР, продолжала оставаться составной частью Азербайджана.

Согласно принципу uti possidetis juris в момент обретения Азербайджанской Республикой независимости бывшие административные границы Азербайджанской ССР, в пределах которых находилась и Нагорно-Карабахская автономная область, считаются международными и защищаются международным правом. Этот тезис также однозначно и безоговорочно подтверждается в известных резолюциях Совета Безопасности ООН по нагорно-карабахскому конфликту.


1 К истории образования Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджанской ССР. Документы и материалы / Из протокола заседания пленума Кавбюро ЦК РКП (б). Баку, 1989. С. 92.
2 См.: Док. ООН Е/1990/5/Add.36. Доклад Армении, представленный в соответствии со статьями 16 и 17 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах. С. 2.
3 Док. ООН Е/1990/5/Add.36. C. 2.
4 См.: Там же. C. 4.
5 Док. ООН Е/1990/5/Add.36. C. 4—5.
6 См.: Закон Азербайджанской ССР "О Нагорно-Карабахской автономной области". Глава 2 "Совет народных депутатов Нагорно-Карабахской автономной области". Статья 42. Баку, 1987. C. 38—39.
7 Нагорный Карабах: разум победит. Документы и материалы. Баку, 1989. С. 41.
8 Там же. С. 153.
9 См.: Закон СССР "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР". Статья 3 // Ведомости Верховного Совета СССР, 1990, № 15. С. 303.
10 Постановление Верховного Совета СССР "О введении в действие Закона СССР "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР" // Ведомости Верховного Совета СССР, 1990, № 15. С. 308.
11 Mullerson R. Self-determination. Right to Secession or Entitlement to Democracy? London — New York, 1994. P. 75.
12 Об этом подробнее см.: Eide A. Territorial Integrity of States, Minority Protection and Guarantees for Autonomy Arrangements: Approaches and Roles of the United Nations. Local Self-government, Territorial Integrity and Protection of Minorities. Council of Europe Publishing, 1996. P. 282.
13 Conference on Yugoslavia. Arbitration Commission. International Law Reports. Vol. 92. P. 167—169.
14 Ibidem.
15 См.: Frank T.M. Postmodern Tribalism and the Right to Secession. Peoples and Minorities in International Law. Dordrecht — Boston — London: Martinus Nijhoff Publishers, 1993. P. 20.

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL