САУДОВСКАЯ АРАВИЯ: ОТНОШЕНИЯ С МУСУЛЬМАНСКИМИ ГОСУДАРСТВАМИ СНГ И СУБЪЕКТАМИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Илья КУДРЯШОВ


Илья Кудряшов, сотрудник Департамента Ближнего Востока и Северной Африки МИД РФ (Москва, Россия)


Вот уже более четверти века одной из первостепенных задач внешнеполитической деятельности руководства Саудовской Аравии является удержание на высоком уровне политического авторитета Королевства в исламском мире, а в перспективе — выдвижение на роль его лидера. К основополагающим принципам саудовской внешнеполитической доктрины относится "ответственность за судьбы мусульманских государств и народов"1. Этот тезис стал неотъемлемой частью отношений Королевства с внешним миром.

"Исламский акцент" во внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности Саудовской Аравии значительно усилила война в Персидском заливе в 1990—1991 годах. Огромные потери, связанные с финансированием военных действий против Ирака, значительно сузили возможности Эр-Рияда в оказании финансовой и экономической помощи другим государствам. В этих условиях, подводя "идеологическую базу" под свое участие в антииракской коалиции, руководство Королевства выдвинуло положение о приоритетном характере исламских ценностей в своей внешней политике. В апреле 1994 года король Фахд в своей речи во время посещения г. Медины окончательно закрепил этот постулат, акцентировав внимание на том, что "руководящую роль Саудовской Аравии следует понимать не в военных, а прежде всего в религиозных аспектах ее внешней политики"2. В этой связи практически во всех программах и проектах финансовой и экономической помощи другим государствам появилась исламская направленность.

Как правило, действия саудовцев, направленные на обеспечение своего влияния в исламских странах, увязываются с гуманитарными целями и лозунгами исламской солидарности. В частности, сын саудовского монарха, член Совета министров страны Абдель Азиз бен Фахд отмечал, что "через мечети и центры Саудовская Аравия намерена реализовать основное предназначение ислама как религии для всех рас и народов"3.

Распад СССР и появление на политической карте мира новых независимых государств из числа бывших союзных республик практически немедленно привлек внимание саудовского политического истеблишмента к Центральной Азии и Кавказу. Официальный Эр-Рияд весьма заинтересован в расширении ареала идей ислама и вовлечении в орбиту своих интересов крупных мусульманских стран, а также исламских общин и административно-территориальных образований в качестве основ для создания зон влияния ислама в немусульманском мире. Кроме того, саудовцы стремятся ограничить роль соперников на межисламской политической арене — Ирана и Турции — в этих двух стратегически важных регионах.

В настоящее время Королевство Саудовская Аравия (КСА) поддерживает дипломатические отношения с Узбекистаном, Казахстаном и Азербайджаном, обозначило свое присутствие практически во всех мусульманских республиках Центральной Азии и в ряде субъектов Российской Федерации на Кавказе. Отличительной чертой их взаимодействия является то, что исламский характер саудовского государства, где религия и политика неотделимы, интенсивно влияет на существо и характер отношений, зачастую внося религиозную доминанту и в политическое сотрудничество. При этом двусторонние торгово-экономические отношения (в традиционном понимании) практически отсутствуют, хотя саудовская сторона осознает их важность: во второй половине 1990-х годов созданы межправительственные комиссии по экономическим связям с Казахстаном и Узбекистаном, готовится проект саудовско-казахстанского соглашения о поощрении и взаимной защите инвестиций.

Значимость всемерного укрепления взаимодействия Саудовской Аравии с мусульманскими странами Содружества независимых государств подтверждается высоким уровнем делегаций: осенью 2000 года Казахстан посетил с официальным визитом министр обороны КСА принц Султан бен Абдель Азиз Аль Сауд (третье по значимости лицо в государственной иерархии страны), а весной 2001 года — губернатор Эр-Рияда принц Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд.

Программы взаимодействия с исламскими государствами СНГ Королевство реализует на двух уровнях: официальные ведомства (МИД, Министерство по делам ислама, Министерство по делам хаджа, Фонд развития), а также финансируемые государством международные исламские структуры. К ним относятся Всемирная исламская лига (ВИЛ), Организация исламская конференция (ОИК), Исламский банк развития (ИБР), Всемирная лига исламской молодежи (ВЛИМ) и другие. Тактические и организационные вопросы зачастую решают на уровне религиозно-просветительских и благотворительных фондов, имеющих представительства на местах.

С точки зрения саудовских теологов и проповедников, наиболее эффективный результат на "исламском" направлении внешней политики Королевства достигается на основе сочетания прямой материально-финансовой помощи мусульманским государствам, организациям и исламским диаспорам с религиозными агитационно-пропагандистскими мероприятиями4. С последнего десятилетия XX века Саудовская Аравия целенаправленно и достаточно успешно реализует этот постулат в контексте своих отношений с государствами Центральной Азии и Азербайджаном, распространяя его и на ряд областей России, где компактно проживают мусульмане. В части, касающейся экономического содействия, саудовцы действуют на двух основных направлениях. Первое — льготное кредитование программ развития государств-партнеров, а в ряде случаев — безвозмездное финансирование проектов по созданию крупных объектов инфраструктуры и подготовка национальных кадров на базе саудовских вузов.

Ведущую роль в реализации этого направления играет Исламский банк развития, а также (но значительно меньше) Саудовский фонд развития. Так, по линии ИБР профинансирован ряд проектов в Азербайджане, Кыргызстане, Казахстане, Туркменистане и Узбекистане (все они — члены этого банка). Крупнейшие мероприятия: участие в финансировании проекта реконструкции канала Апшерон — Баку (общая стоимость первого этапа работ — 321 млн долл.), модернизация рыболовного флота Азербайджана (доля ИБР — 5 млн долл.), оборудование Кардиологического центра в Бишкеке (3 млн долл.), подготовка технической документации на тендерный проект строительства трассы Бишкек — Торугарт (2,9 млн долл.) и т.д.5 В 1997 году в составе ИБР была создана Организация экономического сотрудничества, играющая заметную роль в формировании структуры финансирования Банком бывших мусульманских республик СССР. В сентябре 1996 года этот банк организовал семинары в столицах Туркменистана, Кыргызстана, Казахстана и Азербайджана, участники которых рассмотрели комплекс вопросов, связанных с инвестированием в исламских государствах СНГ. Для поощрения инвестиционных проектов в этих республиках принято решение о создании инвестиционной компании с акционерным капиталом 50 млн долл. В 1997 году региональное представительство ИБР было учреждено в Алматы (в настоящее время оно функционирует в Астане).

Саудовское руководство демонстрирует готовность к развитию двустороннего инвестиционного и торгово-экономического сотрудничества с Центральноазиатскими республиками СНГ, создавая тем самым предпосылки для последующей зависимости между объемами инвестиций и уровнем религиозно-политического сближения.

Второй вариант предоставления финансовой помощи — использование механизмов международных исламских неправительственных организаций, прежде всего Всемирной исламской лиги и Организации исламская конференция. В рамках поддержки по линии двух последних структур Эр-Рияд реализует целевые проекты, направленные на упрочение исламского идеологического влияния и создание в мусульманских республиках СНГ и субъектах России широкой сети религиозных учреждений. В частности, предусматривается строительство исламских учебных заведений, финансирование их деятельности, обеспечение учебной литературой и пособиями, реконструкция действующих и открытие новых мечетей, материальная помощь при проведении религиозных семинаров и форумов. К 2001 году на эти цели затрачено более 80 млн долл.6

Характерно, что даже незначительная финансово-экономическая помощь практически всегда сопровождается громкой религиозно-пропагандистской кампанией в саудовских СМИ, направленной на популяризацию исламских идей, сплочение мусульман, демонстрацию наднационального характера мусульманской веры.

По мнению религиозных кругов Саудовской Аравии, серьезное препятствие для укрепления и распространения ислама на территории бывшего СССР — низкий уровень религиозной культуры проживающих там мусульман, незнание ими основных догматов и отступление от норм ислама в повседневной жизни. В этой связи особое значение саудовцы придают распространению переводной литературы по исламу, организации духовно-просветительской работы с использованием средств массовой коммуникации (с передающих станций в Эр-Рияде и Мекке на Центральную Азию ведет вещание радио "Коран"), а также подготовке и повышению квалификации национальных кадров в области теологии и богословия в вузах Королевства. В КСА прошли религиозное обучение более 1 000 граждан Центральноазиатских государств, Азербайджана и представители практически всех регионов традиционного распространения ислама в России. Анализ используемых учебных программ позволяет сделать вывод об их конкретной политической ангажированности, подчиненности реализуемой Королевством стратегии исламизации общества и формирования духовной элиты с ярко выраженной просаудовской ориентацией. Так, более четверти обучавшихся в Саудовской Аравии студентов из стран СНГ ныне видные религиозные функционеры. Они активно способствуют организации агитационно-пропагандистской деятельности, а в ряде случаев и налаживанию прямых контактов руководства субъектов России с КСА.

Важная часть взаимоотношений с мусульманскими республиками СНГ — общественно-религиозные организации, действующие под эгидой Министерства по делам ислама КСА. Наиболее активна из них Всемирная лига исламской молодежи.

Формально являясь культурно-просветительской молодежной организацией религиозного толка, в зависимости от ситуации ВЛИМ может быть задействована для решения политических проблем, а ее зарубежные представительства (Лига имеет 11 региональных бюро и 13 зарубежных отделений) — для решения самых разнообразных задач, не связанных со своими прямыми функциями. Саудовское руководство, стоявшее у истоков создания ВЛИМ, все чаще использует ее для усиления идеологического влияния Саудовской Аравии и реализации своих внешнеполитических устремлений.

В апреле 1995 года генеральный секретарь Лиги Мухаммед аль-Джохани выступил с инициативой оказать активную помощь чеченским мусульманам. При посредстве Комитета молодежи исламских республик СНГ и Российской Федерации (создан в 1994 г.) в августе 1996 года ВЛИМ направила мусульманам Чечни более 50 тыс. экземпляров Корана и других религиозных изданий. А в среде чеченских беженцев под ее патронажем работало несколько десятков проповедников ислама. ВЛИМ взяла на содержание ряд перемещенных чеченских семей, в координации с правительством Азербайджана обеспечивала медицинское обслуживание более 250 чеченцев. В 1997 году, накануне месяца Рамадан, руководство Лиги организовало в Саудовской Аравии кампанию по сбору пожертвований мусульманам Чечни, издав для этого откровенно антироссийские агитационные материалы. Общая сумма собранных средств превысила 2,7 млн долл.7

Ежегодно от четырех до шести тысяч мусульманских семей Чечни, Дагестана, Таджикистана, Азербайджана, Казахстана и Кыргызстана получают гуманитарную помощь по линии Комитета молодежи исламских республик СНГ и РФ, при этом особое внимание уделяется Чечне, куда направлено более 100 т грузов8.

Основную координирующую роль в организации пропагандистской и благотворительной деятельности в мусульманских республиках СНГ и РФ играет региональное представительство ВЛИМ в г. Баку. В частности, в 1998—2000 годах с его весомой помощью в Азербайджане открыто четыре центра по изучению Корана, а под лозунгом "Светлая Медина" в Таджикистан доставлена партия гуманитарных грузов9.

Руководство Лиги отмечает, что любая материальная и финансовая помощь должна сопровождаться религиозно-идеологической поддержкой и пропагандой: чтением лекций, раздачей печатных и аудиоматериалов и т.д. Поэтому каждую партию гуманитарной помощи по линии ВЛИМ, как правило, сопровождает профессиональный лектор, способный "доходчиво толковать ислам".

Одно из ключевых направлений деятельности Комитета ВЛИМ — религиозное просвещение молодых мусульман республик бывшего СССР, информирование мировой исламской общественности о проблемах, с которыми сталкиваются мусульмане республик СНГ. Под непосредственным руководством Министерства по делам ислама КСА Комитет на постоянной основе организует летние лагеря для молодых мусульман Азербайджана, Казахстана и Кыргызстана, где с саудовским пониманием веры ежегодно знакомится более 300 человек.

Со второй половины 1990-х годов Саудовская Аравия уделяет повышенное внимание северокавказским субъектам Российской Федерации, прежде всего Чечне. Практически с самого начала антитеррористической операции в республике саудовцы выделяют гуманитарную помощь пострадавшим в результате ее проведения, оказывают финансово-экономическое содействие в восстановлении инфраструктуры (в первую очередь исламской) республики. Организация этих мероприятий, их финансирование, объем, состав, доставка и распределение гуманитарных грузов решается в рамках принятой в 1995 году и реализуемой Министерством по делам ислама КСА "Программы короля Фахда по оказанию помощи мусульманам Чечни". В республику поступило более десяти партий гуманитарной помощи (продукты, медикаменты, школьные принадлежности), три мобильных минигоспиталя, в г. Грозном построена больница им. короля Фахда.

Наряду с этим гуманитарные поставки осуществляются по линии "Благотворительного комитета по Чечне", созданного в 1995 году в рамках Всемирной лиги исламской молодежи. Эту деятельность координирует упомянутое выше региональное бюро ВЛИМ в Баку. К сопровождению саудовских грузов привлекают обучающихся в исламских вузах Саудовской Аравии студентов-чеченцев.

С 1998 года к оказанию гуманитарной помощи Чечне активно подключилось Саудовское общество Красного Полумесяца (СОКП). Весной 1999 года это общество и Министерство по чрезвычайным ситуациям Российской Федерации подписали Меморандум о сотрудничестве, регламентирующий деятельность представителей СОКП в Чеченской Республике. Во Владикавказе открыто представительство СОКП. В настоящее время оно участвует в финансировании и обеспечении лагеря чеченских беженцев "Сацита" в Северной Осетии.

Международные исламские неправительственные организации неоднократно проводили кампании по сбору средств для помощи чеченским мусульманам, распространяют соответствующие печатные, аудио- и видеоматериалы. Религиозные агитаторы особо активизируются в священный месяц Рамадан и в период хаджа. Наиболее значимым мероприятием такого рода стал проведенный в декабре 1999 года 12-часовой телемарафон, в ходе которого для нужд чеченцев собрали более 20 млн долл.

Следует отметить, что подобные кампании нередко сопровождались заявлениями представителей руководства исламских организаций и религиозных деятелей, содержащими обвинения России в нарушении прав чеченского народа, его третировании и притеснении10. Однако, по мере завершения активной фазы антитеррористической операции и все большего включения Чечни в политико-правовое пространство Российской Федерации, такого рода заявления почти прекратились.

* * *

Таким образом, можно предположить, что исламский фактор, представляющий собой одну из важнейших основ внешней политики Саудовской Аравии и определяющий ее цели и задачи, и впредь останется доминирующим в подходе руководства Королевства к формированию отношений с мусульманскими государствами СНГ и субъектами РФ. Эр-Рияд будет активно использовать этот фактор для укрепления и расширения своего влияния в регионе путем создания широкой сети исламских учреждений и оказания финансово-экономической помощи, что приведет к дальнейшему развитию религиозного самосознания в мусульманской среде. В этой связи от властных структур данных республик могут потребоваться дополнительные усилия, направленные на предотвращение возможного роста сепаратистских настроений на исламской основе.


1 The Custodian of the Two Holy Mosques King Fahd bin Abdul Aziz Al Saud. Speech on the Occasion of the Centennial of the Kingdom, Riyadh, 22 January 1999.
2 Riyadh Daily, 17 April 1994.
3 Аль-Джазира, 29 июля 1995 (на араб. яз.).
4 Аль-Даава аль-Ислямийя, 3 октября 2000 (на араб. яз.).
5 Islamic Development Bank. Annual Edition. Jeddah, 1999.
6 Аль-Джазира, 19 декабря 2000.
7 Аль-Мустакбаль аль-ислямий, 9 мая 2001 (на араб. яз.).
8 Там же.
9 Там же.
10 В частности, Декларация Всемирной лиги исламской молодежи от 14 марта 1999 г.

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL