СОБЫТИЯ В ЗОНЕ ПЕРСИДСКОГО ЗАЛИВА И НОВЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ СТАРЫХ НЕФТЕТРАНСПОРТНЫХ ПРОЕКТОВ

Давид ПРЕЙГЕР
Ирина МАЛЯРЧУК
Таисия ГРИНКЕВИЧ


Давид Прейгер, доктор экономических наук, заведующий отделом проблем развития транспортных коммуникаций Национального института проблем международной безопасности (Киев, Украина)

Ирина Малярчук, кандидат экономических наук, государственный эксперт отдела проблем развития транспортных коммуникаций Национального института проблем международной безопасности (Киев, Украина)

Таисия Гринкевич, старший консультант отдела проблем развития транспортных коммуникаций Национального института проблем международной безопасности (Киев, Украина)


Активизация мирового сообщества в борьбе с международным терроризмом, начавшаяся после событий 11 сентября 2001 года, и нынешняя ситуация вокруг Ирака могут внести существенные коррективы в устоявшуюся систему энергообеспечения мирового хозяйства.

Если же оценивать процессы глобализации и формирования транснациональных экономических взаимосвязей, то за последнюю четверть ХХ века Ближний Восток переместился с периферии мировой экономики и политики в центр. На основе богатейших нефтяных месторождений планеты здесь формируются условия для функционирования мирового нефтяного рынка. А нефть по-прежнему остается самым универсальным товаром в международной торговле энергетическими ресурсами.

Одним из поводов для военных действий, в результате которых будут перераспределены сферы влияния в энергетическом комплексе, стал тезис о необходимости свергнуть режим Саддама Хусейна. При этом утверждается, что он опасен тем, что не оставляет надежд на контроль над всей арабской нефтью, включая страны Персидского залива (именно в Багдаде в сентябре 1960 г. состоялась учредительная конференция стран ОПЕК, в которую тогда вошли Ирак, Иран, Кувейт, Саудовская Аравия и Венесуэла).

В сегодняшней ситуации немаловажную роль играют также политический кризис в одной из крупнейших нефтедобывающих стран мира, Венесуэле, и связанное с ним прекращение экспорта нефти из этой страны, а также сугубо экономические проблемы в США. По прогнозам Бюджетного комитета Конгресса Соединенных Штатов, превышение бюджетных расходов над доходами (в 2002 г. дефицит бюджета прогнозировался на уровне 145 млрд дол.) сохранится и на 2003—2005 финансовые годы. В этих условиях развернутая Вашингтоном и его союзниками борьба с глобальным терроризмом, а также необходимость реформировать и переоснастить свои вооруженные силы представляются для Белого дома закономерным и оправданным выходом из ситуации. В свою очередь, затянувшееся ожидание очередной войны в Персидском заливе спровоцировало нестабильность рынка и повышение цен на нефть, что вызвало угрозу нового экономического кризиса в США и в других развитых странах мира.

Стремление устранить Саддама Хусейна можно объяснить рядом факторов. Во-первых, несмотря на пресс международных санкций, Ирак потенциально остается одним из ключевых игроков на мировом нефтяном рынке (в стране сосредоточено 10,7% доказанных мировых запасов нефти, второе место в мире после Саудовской Аравии). Во-вторых, себестоимость иракской нефти чрезвычайно низка — от двух до пяти долл. за баррель, а на промыслах в районе г. Киркук — до одного долл. В-третьих, Ирак к тому же располагает значительными запасами газа.

Справка: По данным ежегодного доклада компании "Бритиш петролеум" "Статистическое обозрение мировой энергетики", доказанные запасы нефти в Ираке составляют 112,5 млрд бар. (прогнозные оценки — 215 млрд бар.), уступая только Саудовской Аравии (261,8 млрд бар.). Для сравнения: запасы Кувейта оцениваются в 98,6 млрд бар., Ирана — 89,7, России — 48,6, США — 30,4 млрд бар. В сутки Ирак добывает 2,4 млн бар. нефти (с начала 2002 г. добыча сокращена до 1,2 млн бар.), Саудовская Аравия — 8,8, Кувейт — 2,1, Иран — 3,7, Россия — 7,1, США — 7,7 (США обладают 3% разведанных мировых запасов нефти, а потребляют примерно 25% всей ее мировой добычи. В 2001 г. страны Персидского залива обеспечили 22,8% всего импорта нефти в Соединенные Штаты)1.

Доказанные запасы крупнейших разрабатываемых нефтяных месторождений Ирака таковы: Меджнун — 20 млрд бар., Западная Курна — 15, Халфайя — 5, Зубейр — 4, Бай Хассан — 2, Бузурган — 2, Хабаз — 2, Абу Джираб — 1,5, Назирия — 2, Хормала — 1,5 млрд бар. Перспективные месторождения: Восточный Багдад — 11 млрд, Киркук — 10, Румейла — 10, Нахр Умар — 6 млрд бар. Залежи природного газа (на 01.01.98) составили 109,8 трлн куб. футов, добыча (1997 г.) — 128 млрд куб. футов, потребление —128 млрд куб. футов. Пропускная способность основных нефтепроводов: Киркук — Джейхан — 0,8—1,6 млн бар. в сутки, Ирак — Саудовская Аравия — 1,65, Баньяс — 1,1—1,4, стратегический иракский трубопровод — 1,4 млн бар. в сутки. При полной загрузке трубопроводов страна способна ежесуточно экспортировать 1,4—2,4 млн бар. нефти2.

В ближайшем будущем оценочные запасы нефти Ирака, вероятно, существенно увеличатся, так как современные технологии горизонтального и многостороннего бурения расширяют возможности ее добычи. Кроме того, до последнего времени большинство проводившихся в этой сфере исследований и разработок в стране не относились к числу полномасштабных. Изучение глубоких нефтеносных слоев на юрском и триасском уровнях (главным образом, в Западной Пустыне) могут выявить дополнительные запасы углеводородов. Поэтому небезосновательны заявления Багдада о возможностях (при благоприятной ситуации) в течение одного года довести добычу до 3 млн бар. в сутки, через 3—5 лет — до 3,5 млн бар., через 10 лет — до 6 млн бар.

Ситуация вокруг ближневосточной нефти оказывает значительное влияние и на судьбу нефтедобывающего комплекса в Каспийском регионе. В преддверии новой войны в Персидском заливе Вашингтон и Астана заключили соглашение, по которому Казахстан взял на себя обязательство не сокращать добычу и экспорт нефти в течение 90 дней после начала военной операции в Ираке. (Именно на такой срок во многих странах мира рассчитаны стратегические запасы энергоресурсов.) А США обязались закупить любые объемы казахстанского сырья.

Заключение этого соглашения было обусловлено тем, что в случае войны с Ираком страны ОПЕК не смогут обеспечить бесперебойные и достаточные поставки нефти на мировые рынки. А по словам Шакиба Хелиля, министра энергетики и добывающей промышленности Алжира (ряд лет он был президентом ОПЕК), мощностей добычи и экспорта стран этого мирового картеля не хватит, даже если добыча нефти в Ираке остановится лишь на короткое время. Военные действия, безусловно, затронут и другие страны Персидского залива, относящиеся к числу крупнейших поставщиков нефти на мировые рынки.

В ближайшей перспективе казахстанская, да и вся каспийская нефть не сможет заменить иракскую на рынках сырья, поскольку, по оценкам американских экспертов, она составляет лишь 4% мировых запасов. Однако, учитывая ожидаемые негативные для мировой экономики последствия военных действий в Персидском заливе, у прикаспийских государств, прежде всего у Казахстана, есть реальный шанс войти в число важных экспортеров нефти. О перспективах этой страны свидетельствует тот факт, что Департамент энергетики США исключил ее из списка "нестабильных государств", в который республика попала после обретения независимости (в списке остаются все другие члены СНГ, а также Ирак, Иран, КНДР, Китай, Израиль).

К тому же в предстоящее десятилетие США планируют инвестировать в нефтегазовую отрасль Казахстана 200 млрд долл. Связи с Казахстаном укрепляет и Великобритания, чьи крупнейшие нефтегазовые компании, наряду с американскими, уже несколько лет работают в этой стране. Свидетельством изменения отношения Лондона к республике стала рекомендация палаты лордов британскому правительству рассматривать Казахстан стратегически важным партнером. По мнению парламентариев, "при правильном подходе британских властей Астана могла бы стать главным союзником Лондона в Центральной Азии"3.

Можно предположить, что Астана утверждается на мировом нефтяном рынке не без согласия России, через территорию которой экспортируется практически вся казахстанская нефть. Причем происходит это на фоне становления стратегического американско-российского сотрудничества в нефтяной сфере. Данный процесс начался после визита В. Путина в Америку и проведенного в Хьюстоне специального межгосударственного энергетического форума. По мнению аналитиков, активизация сотрудничества США с Россией, Казахстаном и Азербайджаном свидетельствовала о стремлении Вашингтона накануне войны создать из "прикаспийской тройки" своеобразную альтернативу ОПЕК, благодаря которой американская сторона сможет в какой-то степени регулировать (разумеется, в своих интересах) цены на мировом нефтяном рынке.

Ситуация в зоне Персидского залива во многом предопределяет решение вопроса о путях транспортировки каспийской нефти в Европу и к другим крупным потребителям. Напомним, что нежелательный для России нефтепровод Баку — Джейхан именно сейчас приобретает все более реальные очертания. В то же время повышаются шансы и на использование мощностей евроазиатского нефтетранспортного коридора (ЕАНТК), основная часть которого принадлежит Украине.

Рассмотрим несколько подробнее основные характеристики этих нефтепроводов. Вначале отметим, что идея строительства Основного экспортного трубопровода (ОЭТ) Баку — Тбилиси — Джейхан и магистрали Одесса — Броды — Гданьск возникла в начале 1990-х годов. Оба маршрута ориентированы на транспортировку каспийской нефти. Оба прошли этапы неприятия и скепсиса. Однако, изначально рассматриваемые как конкурирующие, сегодня они все больше воспринимаются в качестве взаимодополняющих. Свидетельство тому — подписанное президентами Грузии, Украины и Азербайджана трехстороннее заявление об интеграции этих стран в новую систему энергетического коридора Восток — Запад. К тому же президент грузинской Международной нефтяной корпорации Г. Чантурия подтвердил готовность обеих южно-кавказских республик в начале 2003 года обратиться (вместе с Украиной) в Евросоюз с просьбой создать в рамках проектов ЕС специальную программу диверсификации путей доставки энергоносителей Каспийского региона в Европу, в том числе через территорию Украины. В свою очередь, Киев заявил о своем намерении участвовать в строительстве ОЭТ. Так, по итогам украинско-грузинского саммита, состоявшегося 18—19 декабря 2002 года, президент Украины поручил соответствующим министерствам республики проработать вопросы и в случае необходимости принять соответствующие меры для привлечения ее предприятий к поставке оборудования, материалов и оказания услуг при реализации проектов строительства грузинских участков нефтепровода Баку — Тбилиси — Джейхан и газопровода Баку — Тбилиси — Эрзурум.

Затраты на строительство магистрали Баку — Тбилиси — Джейхан протяженностью 1 740 км оцениваются в 2,95 млрд долл. Мощность ее первой очереди — 30 млн т нефти в год с дальнейшим выходом на 50 млн т. Проектную мощность планируется достичь к 2015 году, когда, по прогнозам специалистов, экспорт нефти из региона достигнет 100—120 млн т. Предполагается, что этот трубопровод станет главным в транспортировке энергоресурсов бассейна Каспийского моря на западные рынки.

Строительство украинской части ЕАНТК, состоящей из нефтеперевалочного комплекса в терминале "Южный" и трубопровода Одесса — Броды, начато в октябре 1996 года, а "золотой стык" сварен в августе 2001 года. Первая очередь нефтетерминала сдана в эксплуатацию в декабре 2001-го. Общая протяженность трассы — 673,7 км, диаметр трубы — 1 020 мм, мощность первой очереди — 9—14 млн т/год, стоимость проекта — 465,4 млн дол. Продление трассы нефтепровода до города Плоцк (Польша) позволит увеличить мощность ЕАНТК до 32 млн т/год, а при росте спроса — до 45 млн т/год. Пока нефтепровод по ряду причин не работает4.

Во второй половине 2002 года в реализации обоих проектов наметился существенный прогресс. Так, 1 августа 2002 года в Лондоне были подписаны учредительные документы компании "Баку — Тбилиси — Джейхан". Ее основными участниками стали англо-американская "Бритиш петролеум" (38,21%), азербайджанская ГНКАР (25%), норвежская "Статойл" (9,58%), американская "Юнокал" (8,9%), турецкая ТПАО (7,55%), итальянская "Эни" (5%), японская "Иточу" (3,4%) и казахстанская "Амерада Хесс" (2,36%). А 18 сентября в присутствии президента Азербайджана Гейдара Алиева и президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе, а также специального представителя президента США по вопросам энергоресурсов Каспийского региона Стивена Манна был заложен первый камень в фундамент трубопровода. Укладка труб по его маршруту, на территории Азербайджана и Грузии, должна начаться в первом квартале 2003 года и завершиться в конце 2004-го. Перекачку нефти предполагается начать в 2005 году. Тем не менее проект реализуется нелегко. Уже после подписания учредительных документов серьезные трудности вызвало представленное голландскими и французскими экспертами отрицательное заключение относительно экологической безопасности магистрали. Нефтепровод должен пройти по Боржомскому ущелью и по территории знаменитого своей минеральной водой курорта Боржоми. На основании этого заключения Министерство охраны окружающей среды Грузии поставило перед образованной компанией 32 вопроса, отсутствие четких ответов на которые ставило реализацию проекта под угрозу срыва. Основные опасения сводились к следующему: выбранный маршрут угрожает загрязнением минеральных вод и почвы не только в ущелье, но и в Боржоми-Харагаульском лесном заповеднике. Кроме того, это строительство может привести к негативным последствиям в туристическом бизнесе — основном источнике доходов этого региона. А вопрос об изменении маршрута вызвал резко негативную реакцию инвесторов, поскольку грозил удорожанием проекта.

В результате длительных и сложных переговоров, проходивших с участием американской стороны, к началу декабря прошлого года проблемы была решена. Правительство Грузии и "Бритиш петролеум" подписали соглашение, согласно которому нефтепровод пройдет по 17-километровому отрезку Боржомского ущелья, а БП гарантирует сохранность окружающей среды региона. По инициативе грузинской стороны в список мероприятий был внесен пункт, предусматривающий, что, если БП не выполнит эти обязательства, "правительство страны, владеющей территорией, будет вправе предпринять любые меры", в том числе и прервать договор о строительстве ОЭТ5.

Существенную позитивную роль в реализации проекта сыграли и предоставленные гарантии безопасности эксплуатации магистрали. Так, британская компания "АОН корпорейшн" подтвердила свою готовность к участию в создании страховой системы маршрута. Речь идет, прежде всего, об обеспечении финансовых гарантий безопасности проекта, страховании строительных работ и возможных рисков при эксплуатации нефтепровода. Кроме того, предполагается создать систему обеспечения его безопасности, необходимость которой связана с современными реалиями и рисками, что осознают все участвующие в проекте стороны. В частности, предполагается, что в охране трубопровода на территории Грузии могут быть задействованы грузинские военнослужащие, проходящие в США подготовку в рамках специальной программы (в ближайшие два года предполагается обучить около 2 тыс. человек). В охране ОЭТ будут задействованы и другие силовые структуры Тбилиси. Грузинские аналитики не исключают, что уже в обозримом будущем к охране магистрали непосредственно подключатся и подразделения США.

Успешная реализация проекта в значительной мере определяется уровнем его поддержки Казахстаном — основным нефтедобывающим государством региона. Для привлечения этой страны к участию в проекте, как отмечалось выше, уже сделано многое. Например, Агентство международного развития США выделило Астане 250 тыс. долл. для расчетов рентабельности подключения к нефтепроводу казахстанских месторождений. При удовлетворительных результатах Соединенные Штаты выражают готовность профинансировать все работы, связанные с формированием маршрута Актау — Баку — Тбилиси — Джейхан. Однако окончательно вопрос об этой помощи (и ее сумме) будет определен только после того, как руководство Казахстана официально согласится подписать с Азербайджаном двусторонний документ об экспорте своей нефти по трубопроводу Баку — Тбилиси — Джейхан.

В начале декабря 2002 года Астана официально обратилась к Баку с просьбой начать переговоры и подготовку межправительственного соглашения по этому вопросу. Сегодня нефть Казахстана в основном транспортируют по российским коммуникациям в порт Новороссийск, и Астана заинтересована в диверсификации экспорта своих углеводородов. В связи с этим ее позиция относительно проекта Баку — Джейхан обусловлена, с одной стороны, мощностями Каспийского трубопроводного консорциума (КТК), который не сможет перекачивать добываемую в республике нефть (ее количество увеличивается после ввода в эксплуатацию месторождения Кашаган), а также намерением России повысить транзитные тарифы за использование нефтепровода КТК. (Акционеры консорциума согласились с решением Москвы объявить магистраль Тенгиз — Новороссийск ее естественной монополией, в результате чего Казахстан лишился права самостоятельно определять тарифы для прокачки своей нефти по этому нефтепроводу.)

С другой стороны, решение Казахстана обусловлено намерением компаний "Эни", "ТотальФинаЭльф", "ИНПЕКС" и "КонокоФиллипс", владеющих 15% акций в консорциуме БТД, прокачивать свою долю казахстанской нефти по нефтепроводу Баку — Тбилиси — Джейхан. Эти фирмы гарантируют поставки 20 млн т нефти в год. Исходя из итогов переговоров с руководством Госнефтекомпании Азербайджана, управляющий директор по транспортной инфраструктуре и сервисным проектам национальной компании "Казмунайгаз" Каиргельды Кабылдин заверил Баку в согласии Астаны через месяц после ввода в строй БТД начать прокачивать по этой магистрали казахстанскую нефть. Предполагается, что на начальном этапе ее будут доставлять танкерами в порт Дюбенды, откуда переправлять на Сангачальский терминал. Не исключается и строительство подводного трубопровода Актау — Баку. Однако это возможно только после определения правового статуса Каспия. (Следует отметить, что есть несколько вариантов закачки нефти Казахстана в систему БТД. Один из них — прокладка нефтепровода по дну Каспийского моря — от Актау до Баку, второй — по дну Каспия севернее Баку, а затем по суше — к азербайджанской столице, третий — танкерами до Баку.)

По мере обретения реальных очертаний проекта ОЭТ меняется изначально негативное отношение к нему России. Так, по заявлениям ее министра топлива и энергетики Игоря Юсуфова, "Россия не будет возражать против строительства подводного трубопровода для транспортировки казахстанской нефти по ОЭТ Баку — Тбилиси — Джейхан, однако лишь в том случае, если он не пройдет через ее территорию. Если же трубопровод будет проложен через территорию Российской Федерации, то Москва готова рассмотреть вопрос своего участия в этом проекте"6. Но участие России в транспортировке нефти по маршруту Баку — Тбилиси — Джейхан фактически предопределено: консорциум, строящий ОЭТ, уже заявил, что принадлежащую "ЛУКойлу" и "Экссон-Мобил", как акционерам АМОК (Азербайджанской международной операционной компании), часть добываемой в Азербайджане и экспортируемой нефти (добыча АМОК — около 15 млн т в год, экспорт — 9 млн т) необходимо перекачивать только по этому нефтепроводу. Россия проявляет интерес к нему и в связи с тем, что для членов консорциума стоимость транспортировки нефти по данному маршруту не будет превышать три долл. за тонну, а остальным пользователям это обойдется значительно дороже.

Определенный интерес российская сторона проявляет и к украинской части ЕАНТК. С конца 1990-х годов Москва стала рассматривать альтернативные нефтепроводу "Дружба" варианты доставки нефти в Европу, поскольку (во многом из-за нестабильности на Ближнем Востоке) на европейском рынке спрос существенно превышал предложение. Основной схемой транспортировки Россией нефти на южном направлении стала ее перекачка по трубопроводам Баку — Новороссийск и Баку — Супса до терминалов на Черном море, а дальше — танкерами через проливы Босфор и Дарданеллы. Однако пропускная способность этих нефтепроводов оказалась недостаточной для экспортных потоков России. В связи с возникшей ситуацией, компания ЮКОС, которая транспортирует свою нефть по нефтепроводу "Дружба" до нефтеперекачивающей станции (НПС) Броды, а затем, по железной дороге, к терминалу "Южный" (Одесса), а также "ЛУКойл" предложили использовать построенный украинский нефтепровод для доставки нефти из Брод в Одессу в реверсивном варианте (возможная загрузка — до 5 млн т в год). Однако Киев все еще не теряет надежды на продление нефтепровода до польского Гданьска и заполнение его каспийской нефтью, используя для этого все свои возможности.

Первые обоснованные перспективы использования украинского маршрута появились весной 2002 года, после оглашения результатов исследования европейского рынка нефти, проведенного американскими компаниями "Халлибартон Келлог Браун энд Рут" и "Кембридж энерджи рисерч". Цель этой работы — выяснить уровень заинтересованности европейских нефтеперерабатывающих предприятий в поставках каспийской нефти по трубопроводу Одесса — Броды. Оказалось, что к таким поставкам проявляют интерес восточноевропейские нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ). Эта магистраль (если она дойдет до Гданьска) позволит транспортировать нефть на НПЗ Польши и даже стран Северной Европы. При дополнительном использовании нефтепровода "Дружба" перспективными потребителями каспийской нефти, поставляемой по маршруту Одесса — Броды, могут стать Словакия, Чехия, Венгрия и Австрия. О своей готовности приобретать доставленную по этому трубопроводу нефть заявили НПЗ "Ческа Рафинерска" (до 2 млн т/год) и украинский НПЗ "Нефтехимик Прикарпатья" (1 млн т). Соответствующие расчеты подтверждают рентабельность поставок на австрийский НПЗ "Швехат" и германский — "Дойна". Это обойдется в два раза дешевле, чем через российский порт Новороссийск, и в 2,5—3 раза дешевле, нежели через турецкий порт Джейхан.

29 декабря 2002 года ОАО "Укртранснафта" (в его управлении находится нефтепровод Одесса — Броды) завершило конкурсный отбор компаний, которые будут заниматься разработкой бизнес-плана и развитием проекта постройки польского участка нефтепровода. Этот тендер выиграли американские фирмы "Прайс Уотерхаус Куперс" и "Ченнойл консалтинг". По утверждению главы представительства Европейской комиссии в Украине Норберта Жюстена, Еврокомиссия готова выделить на эти цели 5 млн долл.7

Определенный положительный импульс строительству украинской части ЕАНТК до Плоцка придал визит нового главы правительства Украины в Польшу (начало января 2003 г.). Премьер-министр Польши Лешек Миллер подтвердил заинтересованность своей страны в нефтепроводе Одесса — Броды — Гданьск и высказал основные требования к проекту. Во-первых, он должен быть коммерческим, во-вторых, необходимо создать международный консорциум, который займется достройкой магистрали, в-третьих, следует согласовать количество поставляемой нефти и определить ее получателей. Результаты переговоров можно считать положительными хотя бы потому, что они поставили точку в скандале, возникшем вокруг публикации (октябрь 2002 г.) влиятельной польской газетой "Rzeczpospolita" материалов, обвиняющих в коррупции руководство польской компании "Голден Гейт", занимающейся вопросами строительства ветки нефтепровода на территории Польши. По мнению некоторых аналитиков, этот скандал могли спровоцировать транснациональные корпорации, которые при формировании международного консорциума были заинтересованы в снижении рыночной стоимости украинской части нефтепровода.

Успех украинского маршрута во многом зависит от позиции мирового сообщества, прежде всего Европейского союза. Его руководство заинтересовано в диверсификации поставок нефти на свой рынок, принимает все возможные меры против резкого повышения цен на нефть (по мнению специалистов, война в Ираке может привести к ее росту до 40 долл. за бар., как это уже было в 1991 году, во время операции "Буря в пустыне"). Украина надеется, что после презентации проекта и трехсторонних консультаций (февраль 2003 г., Брюссель) Евросоюз окажет финансовую поддержку достройке нефтепровода до Гданьска. Ожидается, что после этого может быть подписано украинско-польское межгосударственное соглашение (о заинтересованности стран Европы в реализации проекта в интервью информационному агентству "Интерфакс-Украина" заявил посол Германии в Украине Дитмар Штюдеманн). Пока же Киев пытается загрузить магистраль Одесса — Броды технологической нефтью. Кроме того, для охраны объектов нефтегазового комплекса в октябре 2002 года создано предприятие "Нефтегазбезопасность".

Есть еще одно обстоятельство, способствующее реализации проектов Баку — Тбилиси — Джейхан и Одесса — Броды — Гданьск: 21 октября 2002 года Турция в очередной раз ужесточила правила прохождения морских судов через Босфор и Дарданеллы. Новыми правилами запрещено в темное время суток прохождение проливов судами, перевозящими опасные грузы, к которым относятся нефть и нефтепродукты. Жестко ограничена длина таких судов: 200 метров — на Босфоре и 250 метров — в Дарданеллах (прежде было, соответственно, 230 и 290 метров). Кроме того, любые суда водоизмещением более 500 т и все суда с опасным грузом на борту должны иметь международный страховой полис (на случай нанесения ими экологического ущерба) и соответствовать международным экологическим стандартам, в частности предусматривающим, что для предотвращения аварийных разливов нефти танкеры, проходящие Босфор и Дарданеллы, должны иметь двойную обшивку.

Как полагают специалисты, новые правила создадут серьезные осложнения для России и зарубежных компаний, которые вывозят свою нефть через эти проливы. Ведь только по КТК в Новороссийск ожидается поступление (с 2004 г.) 28 млн т тенгизской нефти в год, а с пуском второй очереди КТК его мощность достигнет 67 млн т. Пропустить такое количество нефти в изменившемся режиме проливы вряд ли смогут. Быстро заменить свой флот Россия не сумеет не только по технологическим, но и по экономическим причинам. Как отмечают аналитики, она вынуждена будет использовать нефтепровод Одесса — Броды — Гданьск, а также подключиться к артерии Баку — Тбилиси — Джейхан, построив ветку, соединяющую российскую систему трубопроводов с маршрутом ОЭТ. По мнению вице-президента "ЛУКойла" Леонида Федуна, такое подключение, во-первых, позволит России перекачивать часть своей нефти, минуя Босфор и Дарданеллы. Во-вторых, ОЭТ, по которому высококачественная каспийская нефть пойдет в Средиземноморье, избавит менее качественную российскую нефть от конкуренции с каспийской на европейских рынках.

Впрочем, перспективы нефтепроводов Баку — Тбилиси — Джейхан и Одесса — Броды — Гданьск вряд ли можно назвать безоблачными. По мнению директора турецкого проекта Вашингтонского центра стратегических и международных исследований Булента Алиризы, высказанному в интервью Ассошиэйтед Пресс, когда после устранения режима Саддама Хусейна дешевая иракская нефть вернется на мировые рынки, строительство ОЭТ "станет ненужным". По его словам, конечная стоимость азербайджанской нефти, поставляемой по ОЭТ, вероятно, будет в шесть раз дороже иракской, а время ее доставки на Запад более продолжительным, нежели по уже действующему нефтепроводу для перекачки иракской нефти на Запад — через тот же порт Джейхан. (В настоящее время нефть для этой трассы подпадает под международные экономические санкции, применяемые в отношении Ирака.) Турция, рассчитывающая ежегодно получать от транзита по ОЭТ 200—300 млн долл., намного больше выиграет, если наладит нормальные торговые отношения с соседним Ираком (нынешние финансовые потери Анкары из-за санкций против этой страны оцениваются примерно в 40 млрд долл.)8. Планы США относительно управления иракским нефтяным сектором (в результате успешных военных действий в Ираке) также свидетельствуют о возможном снижении интереса к нефти Каспийского региона.

Неоднозначны и перспективы ЕАНТК. Напомним, что, по оценкам отечественных экспертов, нефтепровод Одесса — Броды будет рентабельным лишь при ежегодной перекачке по нему не менее 6 млн т нефти, прежде всего высококачественной каспийской, поставляемой на НПЗ Украины и других стран Европы. Это возможно при продлении нефтепровода от НПС Броды до польского г. Гданьска, где расположен крупный (второй по мощности в Польше — 4,5 млн т) нефтеперерабатывающий завод. В настоящее время он принадлежит польской холдинговой компании "Рафинерия Гданьска" ("РГ"), в которой 75% активов — собственность государственного холдинга "Нафта Польска", 15% — трудового коллектива и 10% — непосредственно государства. Уже два года Польша решает вопрос о приватизации "Рафинерия Гданьска" (о продаже 75-процентного государственного пакета акций), результаты которой непосредственно могут сказаться на судьбе нефтепровода Одесса — Броды — Гданьск. Дело в том, что интерес к Гданьскому НПЗ активно демонстрируют два российских нефтяных гиганта — ЮКОС и "ЛУКойл". Если даже одному из них удастся полностью или частично завладеть акциями этого НПЗ, то проблема реализации польской части ЕАНТК (нефтепровод Броды — Гданьск), скорее всего, решена не будет.

Справка: Гданьский НПЗ построен во времена СЭВ и ориентирован на переработку нефти сорта "Юралс", поступающей в основном по нефтепроводу "Дружба" из России от компании "ЛУКойл" (в настоящее время с участием ряда польских посредников).

Двухлетняя эпопея с приватизацией "РГ" в определенной степени отражает отношение польского правительства к этой магистрали. По данным российских источников, летом 2001 года победителем конкурса на приобретение контрольного пакета акций был признан консорциум, в состав которого входят и польские компании, во главе с британской "Ротч энерджи". На приобретение акций и инвестиции в завод консорциум должен был затратить свыше одного миллиарда долларов. Однако акции консорциум не получил, поскольку (по официальной версии) правительство не удовлетворили предоставленные им финансовые гарантии.

Для реализации предложений польского правительства "Ротч энерджи" ищет новых партнеров. И в этом списке фигурируют российские ЮКОС и "ЛУКойл". (Последний согласился приобрести в "Ротч энерджи" 49% акций консорциума, дабы иметь возможность участвовать в решении вопросов о дальнейшей работе и развитии Гданьского НПЗ, реализации его готовой продукции в Европе, в том числе и в странах Прибалтики.)

В последнее время в приватизации польских НПЗ появились новые аспекты. Так, в августе 2002 года СМИ страны опубликовали информацию о том, что российские компании ЮКОС и "Сургутнефтегаз" ведут переговоры с местным консорциумом ("Консорциум Гданьска") — собственником автозаправочных станций (АЗС) об общем участии в приватизации Гданьского завода. О своем намерении участвовать в приватизации РГ заявил Наблюдательный совет польской компании "ПКН Орлен", владеющий наиболее мощным в стране Плоцким НПЗ, который перерабатывает 85—90% поступающей в страну российской нефти (она также экспортируется по нефтепроводу "Дружба"). Компания владеет разветвленной сбытовой сетью (около 2 000 АЗС). Поэтому уже в сентябре 2002 года "ПКН Орлен" приглашается "Ротч энерджи" к созданию альянса.

По мнению аналитиков, "ПКН Орлен" может опосредованно приобрести 25% + 1 акцию РГ и получить право на управление гданьской компанией. Это вполне реально, если оценивать ситуацию с учетом интересов не только Польши (рычаги управления имуществом останутся в руках ее компаний), но и Европейского союза, который таким образом намерен остановить быстрое продвижение российского нефтяного бизнеса в страны-претенденты на вступление в ЕС. В сложившемся положении Украина может выиграть, поскольку ЕС потенциально должен быть заинтересован в развитии нефтепровода Броды — Гданьск для поставок каспийской нефти и обеспечения диверсификации источников поступления углеводородов.

Однако реализацию проекта Одесса — Броды может осложнить заявление Венгрии о намерении продать государственный пакет акций нефтяной компании МОЛ (25%).

Справка: МОЛ — крупнейшая компания Венгрии, которой принадлежат три нефтеперерабатывающих завода, а ее сбытовая сеть насчитывает 440 АЗС в Венгрии, Словакии и Румынии. Кроме того, в ее руках находятся 34% акций словацкой нефтяной компании "Словнафт". Капитализация МОЛ на конец 2002 года составила 1,92 млрд долл.

Среди претендентов на покупку ее активов — ЮКОС и "ЛУКойл". И хотя они пока не подтвердили свой интерес к приобретению акций, украинские наблюдатели отмечают, что их участие в приватизации МОЛ может негативно повлиять на реализацию проекта Одесса — Броды: они, скорее всего, будут поставлять свою нефть на польские НПЗ, которые смогут контролировать через приобретаемую ими венгерскую компанию. (Последняя планирует приобрести акции Плоцкого НПЗ, который входит в компанию "ПКН Орлен", а она претендендует на покупку Гданьского НПЗ ("Рафинерия Гданьска")).

Судьба украинской части ЕАНТК зависит также от намерений Болгарии и Греции сдвинуть с мертвой точки строительство нефтепровода Бургас — Александруполис. Эта магистраль — потенциальный конкурент украинско-польского проекта, поскольку она также ориентирована на поставки нефти с черноморского побережья на рынки Европы, в обход Босфора и Дарданелл (проектная мощность нефтепровода — 35 млн т, протяженность — от 250 до 350 км, ориентировочная стоимость — 700—800 млн долл.). Соглашение о строительстве этого трубопровода Россия, Болгария и Греция заключили еще в 1994 году. Почти восемь лет не принималось окончательное решение о начале работ, поскольку заинтересованные страны не получали необходимых гарантий загрузки будущей магистрали. Только сейчас Греция и Болгария смогли решить эту проблему, по нашему мнению, не без поддержки США (на Каспии работают нефтяные компании Соединенных Штатов), России (прежде всего для защиты интересов компании "ЛУКойл", которая серьезно намерена приобрести сеть АЗС во многих странах Балканского полуострова, а также в Греции, Турции и принять участие в приватизации нефтехимических предприятий Венгрии, Чехии, Румынии и Словакии) и ЕС, поскольку Евросоюз должен обеспечивать потребности своих стран-участниц в гарантированных и максимально диверсифицированных поставках нефти.

Определенную опасность для украинско-польского нефтепровода также представляет наметившееся сотрудничество между Астаной, Тбилиси и Бухарестом. Румынские специалисты обнаружили на территории Казахстана новое месторождение нефти. Официальный Тбилиси уже предложил Бухаресту принять участие в строительстве на территории Грузии терминала для доставки углеводородов в Констанцу. В случае реализации этого проекта Румыния может перетянуть на себя большую часть транзита казахстанской нефти в Европу.

В конечном счете можно констатировать (с прискорбием), что, несмотря на усилия правительств Центральноазиатских стран и Украины, судьбы ОЭТ и ЕАНТК будут определяться интересами более сильных игроков, а также их умением договариваться между собой.


1 [http://www.washprofile.org/WPF/WPF%2009.19.02.html].
2 [http://nefte.ru/oilworld/a8.htm].
3 [http://www.ng.ru/cis/2002-12-25/5_caspian.html].
4 См.: Прейгер Д., Малярчук И., Дутчак В. Украинская часть евразийского нефтетранспортного коридора: вчера, сегодня, завтра…? // Центральная Азия и Кавказ, 2002, № 3 (21). С. 61—71.
5 [http://www.gazetasng.ru/article.cgi?id=39113].
6 [http://www.ng.ru/cis/2002-12-25/5_baku.html].
7 [http://www.context.kiev.ua/articles/business/15340.html].
8 [http://www.bank-monitor.ru/data/2002.HTM/000127.HTM].

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL