ДЕСЯТИЛЕТИЕ "РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА" В АЗЕРБАЙДЖАНЕ: ОБЕЩАНИЯ "ВТОРОГО КУВЕЙТА", ПЕЧАЛЬНЫЕ ИТОГИ, МРАЧНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ

Алек РАСИЗАДЕ


Алек Расизаде, старший научный сотрудник Вашингтонского центра исторических исследований (Вашингтон, США)


После распада Советского Союза Азербайджан отнесли к группе государств "третьего мира". Сегодня страна переживает так называемый переходный период, причем надо заметить, что, если вести отсчет со дня вступления Азербайджана на путь реформ, то он не продвигается вперед, а явно откатывается в обратном направлении. Собственно, это и есть основной итог первого десятилетия его независимости.

Социальные метаморфозы и беспредел "новых азербайджанцев"

Хотя Азербайджан и типичная страна "третьего мира", ее народ воспринимает свалившиеся на него тяготы несколько иначе, чем другие отсталые общества, создавая на пути американской стратегии "глобализации" много неожиданных преград. Основная психологическая проблема, которую жители республики обречены решать еще долгие годы, — расставание с прошлым. Большая часть населения получила при социализме хорошее образование и помнит гораздо лучшие дни своей жизни в "государстве всеобщего благосостояния". И весьма трудно объяснить людям, какие выгоды им принесут "свободное общество" и зарубежные инвестиции.

Основная масса населения, то есть миллионы людей, не занятые в нефтяной промышленности, не знающие английского языка, людей, которые уже немолоды и не очень понимают принципы и методы работы в коммерческих учреждениях западного типа, не могут найти себе применение в новой экономической модели, развитие которой зависит от иностранных инвестиций и основано на совершенно иных представлениях. Многие азербайджанцы ныне живут за чертой бедности, что привело республику к повсеместной коррупции. Берут все: и сотрудники ГАИ, и родственники президента, которые, по мнению народа, обворовывают государство, и государственные чиновники, построившие себе дворцы с фонтанами, правда при этом делающие вид, что живут исключительно на мизерную зарплату госслужащего.

Более всего беспокоит все увеличивающаяся неспособность официальной власти сохранить даже минимальное число государственных учреждений и более-менее нормальный уровень социальной защиты населения, не говоря уже о тех льготах, которые существовали до обретения независимости. Развалилась система государственного образования, на глазах разрушается здравоохранение, нищенские пенсии не выплачивают, а относительно уравнительной социальной структуры больше нет. Вот пример одного из основных показателей упадка — затраты на питание резко возросли: до 1991 года обычная семья тратила на эти цели в среднем 30% своего дохода, сегодня — более 70%1.

По иронии судьбы богатый энергоресурсами Азербайджан все больше и больше страдает от дефицита этих самых ресурсов: жилые дома, школы, больницы, заводы и фабрики довольно часто остаются без электричества, строго нормирована и подача воды в дома. Лишь 10% городов страны могут похвастаться наличием канализации. Скверное питание и плохие санитарные условия привели к быстрому ухудшению здоровья населения, к вспышкам заболеваний, давно забытых в советское время.

Перед обретением независимости Азербайджан по праву гордился широкой сетью образовательных учреждений. Почти 90% взрослых граждан республики имели, по крайней мере, среднее образование и более 30% — высшее и среднее специальное. Сегодня, по неофициальным данным, каждый третий ребенок школьного возраста не посещает учебные заведения, помогая родителям зарабатывать на жизнь. Учитывая минимальные расходы государства на образование, тормозящие движение вперед безработицу, цветущую коррупцию, мизерную зарплату учителей, ветхие и неотапливаемые школы, можно сделать вывод, что система развалилась, причем развалилась полностью.

И если иметь в виду, что хорошее образование, современная подготовка и новые информационные технологии — залог взлета страны (по классификации государств, представленной в рамках Программы развития, разработанной Организацией Объединенных Наций), то перспективы Азербайджана ужасающи. Система высшего образования в республике, включая около 150 неподконтрольных государству частных учебных заведений, совершенно не упорядочена. Протекционизм и взяточничество приводят к тому, что только те, кто имеют связи, могут поступить (в рамках программ, финансируемых правительствами западных стран) в лучшие зарубежные университеты и институты. В высших же учебных заведениях Азербайджана качество преподавания, программы обучения и т.д. устарели и находятся на очень низком уровне.

В своем выступлении по поводу 11-летия независимости республики президент страны Г. Алиев превозносил ее достижения в экономической сфере. В частности, он отметил, что за последние шесть лет ВВП увеличился на 68%2. Естественно, со дня обретения независимости Азербайджан пережил такой сильный спад экономики, что даже малейшее повышение активности в этой сфере приводит к ажиотажу. Кстати, по данным Европейского банка реконструкции и развития, в 2001 году ВВП Азербайджана составлял лишь 44% от аналогичного показателя Азербайджанской ССР за 1991 год3.

По данным Всемирного банка, 78% населения республики живет на один доллар (а порой и менее) в день. Средний же доход на одного человека (включая и "новых азербайджанцев") в 2000 году был 618 долл., или 1,7 долл. в день4. По данным Программы развития, почти 80% населения страны живет за чертой бедности — это одно из самых последних мест по уровню жизни в Европе, ниже, чем в Боснии, Албании, Армении. За Азербайджаном по этому показателю находятся лишь Грузия и Молдова. И это при том, что прилавки завалены огромным количеством товаров, а народ живет в ожидании обещанного нефтяного бума5.

Следует отметить, что экономический кризис в Азербайджане гораздо сильнее, чем был в США в самые худшие для них времена — в годы Великой депрессии. Пример ужасающего положения людей — судьба второго по количеству населения города Гянджа, где из 300 тыс. жителей, по официальным данным, имеют работу лишь 18 тыс. человек6.

Минимальная месячная зарплата в республике составляет 27 500 манат (5,5 долл.). Если человеку повезет и он находит работу, то получает обычно 100 тыс. манат (20 долл.) в месяц. Средняя заработная плата служащих 250 тыс. манат (50 долл.) в месяц, учителям платят 220 тыс. манат (44 долл.). Для сравнения: помощники руководителей в иностранных некоммерческих организациях, зарегистрированных в республике, получают около 100 долл. в месяц, а работающие в коммерческих иностранных структурах — еще больше. Средняя же государственная ежемесячная пенсия составляет 73 тыс. маната (15 долл.)7.

Если с этими пенсиями и зарплатами сравнить цены, то впечатление просто удручающее. В новых ресторанах пицца стоит 10 тыс. манат, а второе блюдо (рыбное или мясное) — 15—20 тыс. Кружка пива — неважно, местного или импортного, — 5 тыс. манат. Книга в твердом переплете — 25—50 тыс., в бумажной обложке — 5—10 тыс. Газеты продают за 1 000 манат. Мало у кого есть автомобиль. Народ теперь выбирает между поездкой на старом "драндулете" (такие развалюхи заменили городские автобусы, которые прежде обслуживали регулярные маршруты, причем билет в один конец стоит 1 000 манат) и покупкой хлеба на день для семьи: за буханку надо заплатить те же 1 000 манат. Люди в основном могут себе позволить покупать продукты питания у сельских жителей на рынках или на улицах, новые супермаркеты с дорогими и разнообразными товарами им просто не по карману.

Невольно напрашивается вопрос: "А где же доходы от экспорта нефти"? Как сообщается в докладах международных групп, наблюдающих за тем, чтобы не было хищений, расточительства и т.д., а также в материалах оппозиционной прессы, семья президента, члены его "клана" и приближенные к нему отправляют миллионы нефтедолларов на свои личные счета в зарубежных банках. Именно там, далеко от Азербайджана, а не в Баку для ускорения коммерческих операций подписывают "контракты со скидками", предоставляют "субсидии", выплачивают "гонорары", а также впрямую дают взятки, что в народе называется дать "на лапу".

Но простой народ от этого весьма далек. Бакинцы лишь видят, как "новые азербайджанцы" швыряют деньги на дорогостоящую одежду, проматывают их в казино8, покупают шикарные автомашины и строят роскошные виллы с искусственными водопадами (между прочим, подача воды для населения ограничивается 2—3 часами в день), позволяют себе по безумным ценам оплачивать обучение своих отпрысков в частных школах за рубежом. "Высшим пилотажем" считается собственная "тачка" марки "Мерседес" или БМВ. Этим и определяется статус человека. Тот, кто сидит за рулем такого автомобиля, вообще не обращает внимания на пешеходов и не только не уступает им дорогу, но и не глядя мчится на красный свет. Паркуют такие машины на тротуарах, почти наезжая на испуганных пешеходов, и все это происходит на глазах у милиции, которая как бы ничего и не замечает.

Бакинцы называют общее социальное неравенство и грубое беззаконие одним русским словом — "беспредел". Азербайджан не просто автократическое государство, это фактически олигархия (или, строго говоря, плутократия), где правят богатые, защищенные авторитарным режимом. Примечательно, что реакция людей не совсем такая, какую можно было бы ожидать, — нет ни гнева, ни возмущения. Лишь грустная покорность. "Все это ужасно", — говорят люди, а потом добавляют: — "Надо посмотреть, что будет".

При таком положении дел неудивительно, что население республики, несмотря на сказки о нефтяном буме, покидает свою независимую родину, отрывается от нее духовно. По данным переписи 1999 года, ныне в Азербайджане проживает 8 млн человек. Российский исследователь А. Арсеньев утверждает, что официальные результаты переписи сфабрикованы и количество населения, возможно, не превышает четырех миллионов9. Однако руководство страны крайне заинтересовано в том, чтобы истинный уровень эмиграции не был обнародован и не стал еще одной причиной возможного социального взрыва.

По данным переписи населения, проведенной еще в советское время, в 1989 году, в республике проживало 7 млн человек. В период нагорно-карабахского конфликта, главным образом за 1988—1994 годы все армянское население Азербайджана, насчитывавшее около полумиллиона человек, покинуло республику. В начале 1990-х уехало столько же (вместе взятых) русских, евреев и представителей других национальностей. Д-р Арсеньев заключает, что в результате выезда некоренного населения Азербайджан потерял не менее 1,2 млн человек.

Кроме того, после подписания в 1994 году ошеломляющего "контракта века", который предусматривал вложение миллиардов долларов в виде иностранных инвестиций (т.е. предоставлял западным компаниям право на разработку каспийских углеводородов), республику покинули миллионы коренных жителей, направившись в основном в Россию и Турцию. По данным российской статистики, число азербайджанцев, постоянно проживающих в России, достигло 2,5 млн человек. Сегодня только в Москве и в ее пригородах они составляют 1,2 млн, тогда как в 1989 году их было 21 тыс. человек. По подсчетам российского ученого, за последние годы из Азербайджана эмигрировало не менее трех миллионов человек. Исходя из этого, А. Арсеньев делает вывод, что если принять во внимание весьма скромный естественный прирост населения, то за 10 лет независимости количество жителей страны сократилось вдвое.

Лидеры оппозиционных партий обвинили правительство в том, что оно завышает данные переписи, чтобы скрыть потери среди мужчин и в меньшей мере среди женщин (многие из них продают себя в эмиратах Персидского залива). Покидают республику и двадцатилетние молодые люди. Официальной статистики, освещающей именно эту проблему, нет, так как ее наличие правительство вообще отрицает. Но у каждого жителя Азербайджана есть родственник или знакомый, который работает в России или в Турции, а некоторые обосновались даже в Европе или Америке. По возможности они посылают домой деньги (ежегодно общая сумма составляет около двух миллиардов долларов, что в два раза превышает государственный бюджет)10, но, пока "дела на родине не изменятся к лучшему", возвращаться не собираются. Интеллектуальная элита, что явствует из конфиденциальных бесед, обеспокоена будущим нации: "В деревнях остались одни женщины", "в некоторых селах совсем не осталось мужчин"11.

Парадокс, но сегодня вместо того чтобы после обретения независимости как можно больше дистанцироваться от бывшего колонизатора, миллионы азербайджанцев бегут именно в Россию, голосуют руками и ногами за реинтеграцию с властью, которую лидеры Азербайджана и сегодня все еще обвиняют во всех своих неудачах и в стремлении подорвать независимость республики. Причем среди людей, нашедших пристанище и работу в России, тысячи обнищавших и разочарованных интеллектуалов, которые 10 лет назад возглавляли толпы народа и выкрикивали антироссийские лозунги на центральных площадях Баку (тогда автору данных строк довелось все это видеть своими глазами), то есть подстрекали людей выступать против той самой России, в которой сегодня они же ищут убежище и помощь.

Еще более неприглядна полная метаморфоза, произошедшая с противниками этих интеллектуалов (а ныне новых "друзей" Америки), — с бывшими промосковскими коммунистическими начальниками и вездесущими работниками "из органов", которые сегодня стали преуспевающими бизнесменами, "строящими глобальную экономику". Их лидеры призывают к расширению НАТО на восток, включая и территорию стран Закавказья, выступают против "российского империализма", используя при этом те же лозунги и выражения, которыми оперировали немногим более 10 лет назад, когда осуждали "американский империализм".

Гейдар Алиев: "Государство — это я!"

Наш стареющий Незаменимый Человек в Баку, Гейдар Алиев, который не выполнил своего фантастического обещания создать вокруг Баку "второй Кувейт"12, правит страной как своим личным синдикатом, задабриваемый зарубежными воротилами крупного бизнеса. Политическая власть обладает следующим свойством: чем дольше человек находится при власти, тем неохотней он с ней расстается. Г. Алиев возглавляет Азербайджан с 1969 года, то есть заправляет уже 33 года (правда, с перерывом в шесть лет, с 1987 по 1993 гг.).

После смерти Л. Брежнева (1982 г.) новый советский руководитель СССР Ю. Андропов ввел Г. Алиева в члены Политбюро Коммунистической партии Советского Союза, а освобожден он от занимаемой должности в 1987 году Горбачевым. По словам некоторых "мемуаристов", бывших членов Политбюро и приближенных к ним, первые армянские погромы в Азербайджане (в Сумгаите и в Баку) как раз свидетельствовали о кремлевской борьбе за власть. К тому же они были организованы старыми проверенными кадрами Алиева, которые надеялись вновь поставить его у власти в республике вместо горбачевского протеже А.Р. Везирова, "слишком честного для организованной коррупции"13.

По словам самого Алиева, в 2003 году он снова будет баллотироваться на пост президента, хотя 10 мая нынешнего года ему исполнилось 80 лет (и это в стране, где средняя продолжительность жизни 63 г.). "Я был президентом Азербайджана в течение девяти лет, и, Бог даст, еще долго буду", — сказал Алиев, выступая в своем родном городе Нахичевани14. Однако не только в оппозиционных блоках, но и в правительственных кругах идут политические маневры, нацеленные только на одно — найти преемника Гейдару Алиеву. Учитывая его возраст и ухудшающееся здоровье (в 1999 г. в Кливленде ему была сделана операция на сердце, а свое 80-летие он был вынужден "отмечать" в Турции, куда ему в связи с резким обострением заболевания пришлось срочно выехать для прохождения медицинского обследования), многие не верят, что он будет баллотироваться на предстоящих выборах. Скорее всего, главная задача Алиева — сделать президентом страны своего сына Ильхама, разговор об этом идет уже несколько лет.

Чтобы такая преемственность выглядела легитимно, Г. Алиев предложил принять 39 поправок к Конституции республики, а в августе 2002 года даже провел референдум по внесенным им изменениям в Основной закон. По сообщениям правительства страны, 97% участвующих в референдуме высказались за эти поправки. Однако оппозиция утверждает, что власти повсеместно фальсифицировали результаты голосования.

Основные поправки предусматривают передачу президентских полномочий (в случае смерти президента, его отставки или потери дееспособности) премьер-министру. Отметим, что согласно Конституции 1995 года в таких случаях полномочия должны переходить председателю парламента. К тому же подобные изменения затрагивают и минимальное количество голосов, которое кандидат должен получить для победы в первом раунде президентских выборов: с двух третей от общего числа всех поданных голосов оно было снижено до 50% плюс один голос.

Азербайджанские политики все как один убеждены, что суть поправок — назначить Ильхама Алиева премьер-министром. Это открывает ему дорогу к президентству. Причем по конституции главу правительства назначает президент, премьер-министр подотчетен именно ему, а не законодательной власти. Назначение Ильхама Алиева на этот пост будто бы позволит ему продемонстрировать эффективность своей деятельности в качестве экономического управленца именно тогда, когда растущие доходы от нефти могут привести к долгожданному подъему экономики.

Создается впечатление, что семья Алиевых получила молчаливое одобрение политического истеблишмента Вашингтона, куда сын нынешнего руководителя государства регулярно наносит светские визиты. Во время своего последнего посещения США, по сообщениям американского репортера, "он стал почетным гостем на шикарном обеде, где присутствовали такие высокопоставленные лица, как вице-президент Дик Чейни, министр энергетики Спенсер Абрахам и заместитель госсекретаря Ричард Армитэдж. Я перехватила г-на Алиева, когда он уже позавтракал (в тот же день) с высокопоставленными в недалеком прошлом лицами, в том числе с бывшим госсекретарем Мадлен Олбрайт и с бывшим советником по национальной безопасности Брентом Скоукрофтом"15.

Некоторые аналитики отмечают еще одно нововведение, предусматривающее назначение на пост премьер-министра человека, не обязательно являющегося гражданином Азербайджана. Полагают, что такая поправка внесена с одной целью — поставить на этот пост российского нефтяного магната Вагита Алекперова (азербайджанца по происхождению), который мог бы работать в тандеме с президентом Ильхамом Алиевым и стать, что называется, "серым кардиналом". Однако положение, разрешающее негражданину Азербайджана занять должность премьер-министра, может стать и помехой. Например, в случае скоропостижной смерти Гейдара Алиева пророссийские силы могут использовать возникший хаос и попытаться вернуть в Баку бывшего президента Аяза Муталибова или бывшего председателя КГБ Вагифа Хусейнова, которые сумели получить российские паспорта во время их пребывания в Москве.

Политическая оппозиция в республике занята внутренними склоками, что, конечно же, мешает принимать согласованные меры и оказывать давление на правительство. А рядовые избиратели не могут разобраться в ситуации: власти создают полностью подконтрольные им "партии" и, чтобы нейтрализовать "реальные" оппозиционные партии, дают своим структурам точно такие же названия, используя при этом ренегатов тех политических сил, против которых и сформированы эти партии. В результате на сегодняшний день в стране есть две "Исламские партии", три "Народных фронта", четыре "Демократические партии", пять "Коммунистических партий".

Наибольшее беспокойство вызывают повсеместная апатия и общая аполитичность. Для основной части населения страны гораздо важнее проблемы стабильности и выживания, а не абстрактные для простых людей понятия демократии и освобождения Нагорного Карабаха, которые, по общему мнению, не принесут ничего кроме беззакония, войны и нищеты. Вот в такой политической атмосфере Алиев-старший и надеется плавно передать власть сыну, не обращая внимания на нападки оппозиции.

Сторонники нынешнего президента, естественно, защищены алиевским режимом, от которого зависит их привилегированное положение, и, чтобы сохранить свое незаконно приватизированное имущество и нелегальные доходы, эти люди крайне заинтересованы в его сохранении. Вот почему Ильхам Алиев имеет сильную поддержку со стороны государственных структур и так называемых "новых азербайджанцев". Эти круги в основном консервативны и при нынешнем положении дел получают огромные дивиденды. "Новые азербайджанцы" не возглавят шествие к реформам, и, хотя они конкурируют и конфликтуют между собой, они смогли создать то, что итальянцы называют "круговой порукой", то есть согласие "денежных мешков" режима соблюдать правила игры, а значит и гарантии самосохранения.

Коррупция на государственном уровне

"Никогда не спрашивай "нового азербайджанца", как он сделал свой первый миллион", — посоветовал мне один из моих старых друзей в Министерстве иностранных дел республики, когда я приехал в Баку за нужными мне материалами. За 10 лет хаоса многие сумели быстро обогатиться. Правда, кое-кто сделал это честным путем, но основная часть нуворишей надувала своих же соотечественников, давала взятки чиновникам и практически воровала у государства и у мелких вкладчиков. Эта эпоха вроде бы подходит к концу. Некоторые бывшие официальные лица и "бизнесмены", которые набили себе карманы, сегодня сидят в тюрьме или изгнаны из страны, но гораздо больше взяточников, нажившихся в то время, гуляет на свободе. И действительно, зачем в этом новом "раскованном" азербайджанском обществе вдаваться в подробности и задавать вопрос о том, каким образом некоторые (а их немало) добыли свой первоначальный капитал? И сделали это, несмотря на абсолютную противоположность своих коммерческих интересов целям и задачам государства, да к тому же сумели стать министрами, послами, генералами, судьями, руководителями партий, членами парламента и другими столпами общества.

Незаконный бизнес проник во все госструктуры и теперь практически неотделим от них. Можно сказать, что государство приватизировано клиентельными сетями: оно, как и законодательство, и политическая оппозиция, стало средством реализации личных интересов. Закрепившись наверху, коррупция просачивается на все уровни общества: у людей уже вошло в привычку давать и брать взятки, произошло огосударствление коррупционной "культуры". Азербайджанцы даже любят говорить, что коррупция настолько въелась в их жизнь, что страна просто не сможет без нее существовать.

Причем сам термин "коррупция" ни в российском, ни в западном его понимании абсолютно неприменим к азербайджанской модели клептократии: в данном случае речь идет не об огульной наживе, когда все, кому не лень, хватают все, что плохо лежит. В Азербайджане данный процесс находится под жестким контролем. Институционализация коррупции развивается, как и обнаружил, будучи в республике, автор этих строк, по двум переплетающимся между собой направлениям: распределение взяток по цепочке вышестоящих руководителей и покупка доходных постов с помощью взяток высшему эшелону власти.

Первое направление. Например, таможенник обычно отдает 75% своих незаконных доходов руководству. Из этой суммы 25% берет себе непосредственный начальник, остальные тот передает дальше, наверх и т.д. Пограничники берут непосредственно у местных контрабандистов в качестве оплаты за то, что закрывают глаза на их деятельность. Начальник пограничного контрольного пункта обязан ежемесячно платить определенную "дань", составляющую 7 тыс. долл., своему боссу в Баку, то есть тому, кто назначил его на эту должность16.

Директора магазинов регулярно "отстегивают" деньги местной милиции — "за охрану", а также всем проверяющим их инспекторам — от начальников до сборщиков налогов. При такой системе не может быть рэкета в российском понимании, поскольку эту бандитскую функцию выполняют сами чиновники. В своем блестящем репортаже из Баку о нефтяной лихорадке и повсеместной коррупции американский журналист Дж. Голдберг задает среднему азербайджанцу такой вопрос: "Как Вы думаете, почему, несмотря на повальное взяточничество, в Азербайджане нет мафии?" И получает ответ: "Если коррупция исходит от государства, то зачем же мафия, государство и есть мафия"17.

Второе. Почти все государственные должности в Азербайджане покупаются. Это неписаный закон. Чем выше "кресло", тем дороже оно стоит. Самые привлекательные должности в правоохранительной системе: в Министерстве внутренних дел, прокуратуре, судебных, налоговых, таможенных органах — а также большинство постов в государственных и местных исполнительных структурах власти. Там-то и процветает взяточничество. И если начальник таможенного управления К. Гейдаров якобы заплатил 3 млн долл. за свою должность, то он, конечно, понимал, что через систему взяток и поборов в своем управлении он многократно компенсирует вложенный им "первоначальный капитал". (Что собственно и возвращает нас к цепочке первого направления.)18

Когда уволенный с должности начальник милиции Бакинского международного аэропорта решил увезти за границу несколько чемоданов, набитых "сбережениями, скопленными за всю жизнь", то он просто дал своему преемнику "кругленькую сумму" — 800 тыс. долл. Приведем еще один пример, касающийся работы сотрудников правоохранительных органов. Банкир, бежавший из республики в одну из стран Персидского залива, прихватил с собой все депозиты вкладчиков. Когда туда специальным рейсом прилетели работники азербайджанских правоохранительных органов, чтобы его арестовать, он заплатил им 11 млн долл. И дело, разумеется, было закрыто. Лишь один случай, касающийся самой верхушки пирамиды власти (которая, по общему мнению, последний пункт назначения всей "дани"), получил большую огласку: освободив группу сельских руководителей, нагревших руки на экспорте хлопка, от ответственности за мошенничество в особо крупных размерах, начальник аппарата президента Рамиз Мехтиев якобы получил от них 6 млн долл.19

Согласно данным некоторых международных исследований, по уровню коррумпированности Азербайджан занимает одно из первых мест в мире. По показателям уровня коррумпированности, определенным за последние несколько лет международной организацией "Транспэренси интернэшнл" (ее секретариат находится в Берлине), и лондонской "Группой контроля риска", Азербайджан стоит на третьем месте в мире "по продажности", после Камеруна и Анголы, и на первом — среди республик бывшего СССР20.

При этом азербайджанская пресса гордится тем, что в стране живут "самые богатые люди в Европе", источники обогащения которых остаются в тайне. Большая часть личных барышей поступает из доходов от государственного экспорта нефти и незаконных дивидендов, полученных в ходе приватизации государственной собственности. Чтобы до конца понять размер воровства в республике, далеко ходить не надо: перед тем как "упорхнуть" в весьма комфортабельную "ссылку" в Нью-Йорк (в 1997 г.) бывший председатель парламента республики Расул Гулиев, как утверждают, присвоил 76 млн долл., незаконно "добытых" находящейся в его распоряжении государственной нефтеперерабатывающей компанией21.

А вот еще одна иллюстрация злоупотреблений на государственном уровне и безнаказанности. Бывший министр иностранных дел Гасан Гасанов "приватизировал" 10 млн долл., предоставленные Турцией в качестве кредита на создание дипломатического представительства Азербайджана за рубежом. На эти деньги Гасанов построил в Баку частный отель и казино. После расследования его преступной деятельности, проведенного в 1998 году и лично курируемого главой правительства страны Артуром Расизаде, проворовавшегося министра уволили с занимаемой должности… Однако он остался членом парламента… по мнению президента Алиева, это было вполне адекватное наказание.

Легенда о нефтяном буме

Когда говорят об Азербайджане, невозможно обойти стороной тему нефтяной лихорадки. Многие американские аналитики и репортеры характеризуют эту страну стереотипной фразой: "богатая энергоресурсами бывшая советская республика на Каспии", которая кочует из материала в материал. Не уделяя должного внимания другим жизненно важным проблемам, авторы таких статей продолжают муссировать незначительные детали каспийских нефтяных контрактов и предложенных маршрутов экспортных трубопроводов, упиваясь подробностями и тонкостями переговоров и связывая — естественно, не подвергая свои рассуждения глубокому анализу — процветание государств Кавказа (например, Грузии) с производством нефтепродуктов и с прокладкой трубопроводов. При этом весь комплекс региональных трудностей остается как бы вне поля зрения авторов данных публикаций.

"Медовый месяц" США с Азербайджаном, начавшийся в преддверие "нефтяного бума", благополучно закончился вместе с XX веком, когда лопнул переливающийся всеми цветами радуги углеводородный пузырь, надутый запутавшейся в собственной нечистоплотности и падкой на сенсации прессой. Вопреки политически гипертрофированным цифрам, восторженно постулированным в последнее десятилетие Государственным департаментом, для того чтобы заманить в регион американских инвесторов и оправдать проводимую там свою стратегию, поддерживаемую местными и зарубежными инвесторами (речь шла о запасах в 200 млрд баррелей каспийской нефти стоимостью 4 трлн долл.)22, сегодня речь может идти лишь о 18—34 млрд баррелей ее потенциальных запасов. Эти данные представлены другой американской государственной структурой — Администрацией энергетической информации США, причем из них 14 млрд находятся в казахстанском секторе Каспийского моря и лишь 5 млрд — в азербайджанском23.

К сожалению, "приклеенное", благодаря нефти, отношение к Азербайджану, причем весьма странное и удивительно наивное, все еще сохраняется. Рекламная машина СМИ, беззастенчиво игнорируя действительные объемы углеводородных ресурсов в регионе, работает полным ходом, правда, приводимые ею данные начинают потихоньку снижаться. Например, еще в 2002 году журнал "Ньюсуик" заявлял: "По-видимому, только выйдя за рамки журналистской статьи, можно поведать миру историю каспийской нефти — этот поистине захватывающий шпионский триллер… По самым скромным подсчетам, бассейн Каспийского моря таит в себе около 70 млрд баррелей нефти"24.

В том же году была приостановлена реализация трех из 21 международного контракта, заключенного во время нефтяной лихорадки 1994—1998 годов, первый из которых был подписан в 1994 году на показной церемонии в Баку. Это обусловлено тем, что эксплуатируемые скважины не принесли ожидаемых промышленных объемов нефти и газа. Затем начали срываться и другие заключенные в рамках "контракта века" соглашения о концессиях. Так, компания "Эксон-Мобил" объявила, что в 2003 году аннулирует свое соглашение с Азербайджаном о разработке морских нефтяных месторождений Каспия25 (проект с "Эксон-Мобил" на 2 млрд долл. был подписан в 1997 г.). Пятой компанией, объявившей о продаже акций, принадлежавших ей в азербайджанских консорциумах, стал российский нефтяной гигант "ЛУКойл". Речь в том числе шла и о его 10-процентной доле в первом (образован в 1994 г.) и самом крупном консорциуме — Азербайджанская международная операционная компания (АМОК)26.

Из оставшихся 16 проектов ныне работает лишь пять. За последнее десятилетие зарубежные инвесторы обещали выделить Азербайджану 42 млрд долл. Однако республика получила от них не более 8 млрд, 85% которых прямиком пошли в нефтяной сектор27. Для сравнения: за тот же период в "энергетически бедную" Венгрию вложено 20 млрд долл. иностранных средств — причем они направлены в разные отрасли промышленности. Тем временем "новым азербайджанцам" удалось перекачать около 800 млн долл. только в Турцию (в виде частных инвестиций), не говоря уже о других странах, при этом "свежеиспеченные" богачи умоляли предоставить Азербайджану инвестиции и оказать их родине иную необходимую помощь28.

Из пяти работающих международных консорциумов лишь один, АМОК, возглавляемый британской компанией "Бритиш петролеум", добывает сегодня значительное количество сырой нефти, однако эти объемы не только несравнимы с уровнем добычи в странах Персидского залива, но и даже ставят под сомнение экономическую целесообразность строительства нового основного экспортного трубопровода. Такие крупные компании, функционирующие в Азербайджане и Казахстане, как "Эксон-Мобил", "Шеврон-Тексако" и "ЛУКойл", отказались (хотя их об этом очень просили) участвовать в трубопроводном проекте "Баку — Джейхан", настойчиво продвигаемом Соединенными Штатами и правительствами стран региона.

После 10 лет эйфории, бившей фонтаном из всех средств массовой информации, посыпались вопросы о фактических запасах каспийских углеводородов близ Баку. Во-первых, почему руководство Советского Союза (после того как в течение 100 лет в районе Каспийского моря велись интенсивные разработки месторождений) решило переместить основные промыслы с Каспия в Сибирь, на месторождения, разведанные в зоне вечной мерзлоты? Маловероятно, чтобы советские инженеры не знали, что можно добывать нефть и на глубине Каспия. Ведь фактически они были первыми разработчиками морских месторождений и приступили к этому делу в 1947 году. Тогда на Каспии и была сооружена буровая вышка "Нефть дашлары". Советские нефтяные научно-исследовательские институты, специализирующиеся в этой сфере, на протяжении многих лет изучали обнаруженные геологами глубоководные месторождения и все-таки отвергли предложения по их разработке. Свои доводы они аргументировали двумя фактами: недостаточным потенциальным объемом нефти и высокой себестоимостью ее добычи.

По сравнению с залежами нефти Саудовской Аравии (262 млрд баррелей) и Ирака (112 млрд баррелей) потенциальные запасы Каспия ничтожно малы. По прогнозам АМОК к самому высокому уровню добычи эта компания придет к 2005 году — 500 тыс баррелей нефти в день (25 млн т в год). А сегодня она добывает 100 тыс. баррелей в день29. Нельзя сбрасывать со счетов и возможность обвала мировых цен на нефть, если в связи с падением режима Саддама Хусейна ООН снимет экономические санкции против Багдада и западные инвестиции начнут вливаться в ныне весьма изношенный нефтяной сектор Ирака. По подсчетам Вашингтонского центра стратегических международных исследований, падение мировой цены на баррель нефти даже на 6 долл. уменьшит нефтяные доходы Азербайджана вдвое. А если цена упадет до 13 долл. за баррель, большинство работающих на Каспии нефтяных консорциумов сразу же станут убыточными30.

В постсоветский период ни одна западная геологическая экспедиция не смогла найти на Каспии достаточно крупных залежей нефти (кроме Кашаганского месторождения, расположенного в казахстанском секторе моря). И какова бы ни была окончательная оценка запасов тамошних углеводородов, совершенно ясно, что предсказываемый на всех углах нефтяной бум — не что иное, как игра на публику. И нежелание прокладывать новый основной экспортный трубопровод, до сих пор вызывающий много споров, как раз и стало своеобразной лакмусовой бумажкой, безошибочно подтверждающей сказанное выше. По оценкам двух независимых исследовательских групп в Вашингтоне, для поддержки нормальной работы трубопровода Баку — Джейхан правительство США вынуждено будет выделять немалые субсидии — 200 млн долл. в год31.

После восьми лет переговоров, на другом "театральном спектакле", который состоялся 18 сентября 2002 года близ Баку, президенты Азербайджана, Грузии и Турции наконец сдвинули с места вопрос о строительстве трубопровода Баку — Тбилиси — Джейхан, названного "золотым ключиком, открывающим дверь в эпоху благоденствия". Планируется, что по этой магистрали (ее протяженность составит 1 730 км) можно будет прокачивать 50 млн т нефти в год. Сегодня же Азербайджан, по официальным оценкам, добывает лишь около 15 млн т в год. Из них компания ГНКАР — 9 млн, АМОК — 5 млн, остальной объем приходится на другие консорциумы. Собственные прогнозы АМОК относительно ее самого высокого уровня добычи показывают, что эти объемы не идут ни в какое сравнение даже с минимальной пропускной способностью (1 млн баррелей в день), требуемой для того, чтобы этот трехмиллиардный (в долл.) проект оказался экономически рентабельным.

Тайна долгожительства каспийского мифа

Если нефтяные запасы Каспия столь незначительны, почему же США не хотят уходить отсюда?

Первая причина — политическая. В американской стратегии Великого шелкового пути Кавказ — важный геополитический перешеек, связывающий Черное и Каспийское моря и обеспечивающий выход в Центральную Азию. Кроме того, Вашингтон стремится ограничить российское влияние в регионе и одновременно оторвать от Ирана как можно больше его потенциальных союзников. Другой аспект этой "стратегии", относящийся к предполагаемому экономическому значению региона, вообще абсурдный. Причем таковым он стал уже в XVI веке, когда этот регион потерял свое значение как часть бывшего Великого шелкового пути (этот трансконтинентальный торговый путь около полутора тысяч лет связывал Китай со Средиземноморьем). Это было обусловлено освоением морей и океанов, в результате чего оказалось, что самый дешевый торговый путь именно морской, а не сухопутный. И Закавказье, оставшееся с тех времен "на периферии" мировой экономики, само по себе не является сферой национальных интересов США. Например, совокупный ВВП Армении, Грузии и Азербайджана (примерно 10 млрд долл.) в международном понимании ничтожно мал по сравнению с оборотом компании "Бритиш петролеум" (только за 2000 год он составил 148 млрд долл.)32. Что касается правительства Азербайджана, то покровительство Запада ему необходимо для большей уверенности в конфронтации с Арменией и для обоснования апломба в отношениях с более мощными Ираном и Россией. Так зачем же разубеждать Запад и признаваться в том, что привлекательность Азербайджана не что иное, как обман? К тому же власти республики прекрасно понимают (да и в международной политике это ни для кого не секрет), что чем больше у страны запасов нефти, тем терпимее относится Запад к нарушению в ней прав человека. И наоборот, государства, бедные углеводородами, притягивают внимание международной общественности, которая под микроскопом изучает ситуацию относительно построения демократии в таких странах.

Во-вторых, в сохранении каспийского нефтяного мифа заинтересованы международные нефтяные компании, что объясняется очень просто: им нужна прибыль. Собственно, это и есть суть западного инвестиционного бизнеса в Азербайджане. Участвуя в "значимых" каспийских проектах и публикуя радужные отчеты об огромный запасах углеводородов, эти фирмы поднимают свой биржевой рейтинг, благодаря чему получают мгновенные прибыли, не выкачав при этом ни единого барреля нефти. Если же вплотную и серьезно заниматься ее добычей, то такая деятельность будет явно контрпродуктивной. Ведь сразу возникнет опасность того, что весь мир узнает об истинных запасах нефти в республике. Блестящей иллюстрацией подобных моральных принципов стало дело чешского бизнесмена Виктора Кожены, который, пожалуй, больше известен под именем "Пражский пират"33.

За 6,3 млн долл. он приобрел 25% из 7,5 млн ваучеров, выпущенных правительством Азербайджана в 1997 году для приватизации гражданами республики государственной собственности. Затем для участия в ожидаемой приватизации Азербайджанской государственной нефтяной компании (ГНКАР) группа американских инвесторов предоставила ему 450 млн долл. В число этих бизнесменов входили такие известные и авторитетные в определенных деловых кругах люди, как финансовый барон, глава хедж-фонда "Уолл-Стрит" Леон Куперман и бывший лидер большинства в Сенате США Дж. Митчелл. Однако впоследствии руководство Азербайджана приняло решение оставить ГНКАР в собственности государства.

Сегодня эти инвесторы заявляют, что приняли участие в покупке ваучеров после заверений Кожены в том, что правительство Азербайджана намеревалось приватизировать ГНКАР к концу 1998 года. Власти же страны отрицают, что давали подобные обещания. "Потенциальные" американские инвесторы подали в Лондоне и Нью-Йорке иск (на сумму 100 млн долл.) против Гейдара Алиева, его сына Ильхама и трех руководителей приватизационной кампании республики. В суде Кожены заявил, что президент Азербайджана лично потребовал от него огромный куш в обмен на принятие благоприятного решения, и заверял, что он дал 83 млн долл. Гейдару и Ильхаму Алиевым, а также и еще трем высокопоставленным азербайджанским чиновникам34.

Третья причина столь продолжительного присутствия США на Каспии станет понятна, когда будет получен ответ на вопрос: "Почему азербайджанские власти так стремятся подписать контракты на мифическую нефть, и какую выгоду они из этого извлекают"? А суть в том, что наряду со стремлением продемонстрировать свою непомерную значимость, которую им придает каспийская нефть, цели у них весьма прагматичные. Ведь чем больше иностранных инвестиций, тем легче сохранить авторитарное правление и сдержать недовольство масс байками о "втором Кувейте" и о процветании, которое он сулит, не говоря уже о "смазочном фонде" западных компаний, необходимом для подкупа влиятельных лиц и огромных связанных с заключением контрактов взятках, отстегиваемых правящей элите. Впрочем, эти деньги даже не попадают в Азербайджан, а прямо направляются на личные счета в зарубежных банках. Когда на Всемирном экономическом форуме в Давосе президент страны Г. Алиев назвал захватывающие дух объемы нефтяных запасов в азербайджанском секторе Каспия, его коллега, президент Армении Р. Кочарян сделал замечание (кстати, весьма остроумное): "Интересно, вода на Каспии есть, или там только одна нефть?"35.

И наконец, поскольку мы живем в эпоху (а порой и под влиянием) медийных запевал, то можем с уверенностью сказать, что сформировалось четко скоординированное лобби, которое с 1991 года в сотрудничестве с падкой на сенсации прессой культивирует миф о каспийском "золотом дне". В это лобби входит масса "мозговых центров", юридических фирм, банкиров-инвесторов (таких, как упомянутый выше Кожены), коммерческих объединений, трубопроводных компаний, экспансивных журналистов, руководителей телевизионных ток-шоу, крупных политиков, контролируемых нефтяными магнатами, честолюбивых ученых, дипломатов в отставке, "консультирующих" нефтяные корпорации, "проголодавшихся" местных руководителей и лидеров оппозиции в Баку, наших ловких экспатриантов там и безработных кавказских эмигрантов здесь. Все эти люди не устают в один голос повторять, что Азербайджан сидит на "огромном" море нефти, ведь все они горят желанием отхватить (в звонкой монете) кусок разрекламированного ими огромного инвестиционного "пирога", будь то финансирование научных работ, строительные контракты, перечисления на личные счета или плата за "консультации"36.


1 См.: Monitor (ежемесячный аналитический обзор), Баку, март 2002. С. 8.
2 См.: Azerbaycan (Баку), 18 октября 2002.
3 См.: The Transition Report: November 2001. London: EBRD, 2001. P. 36.
4 См.: Social Assessments for Better Development: Case Studies from Albania, Azerbaijan and Moldova. Washington: World Bank, 2002. P. 36.
5 См.: United Nations Development Program. Human Development under Transition: Annual National Reports. New York: United Nations, 2001. P. 87.
6 См.: Ени Мусават (Баку), 11 января 2002.
7 См.: Azerbaijan. Еженедельный аналитический информационный бюллетень (Баку), 6 июня 2002, №. 23.
8 За два года (1996—1998) старший сын президента Ильхам Алиев проиграл 6 млн долл. (см.: Turkish Daily News (Ankara), 25 August 1999).
9 См.: Независимая газета, 1 декабря 1999.
10 Эта сумма равна денежным переводам, которые в 2000 году послали из Франции домой все вместе взятые марокканские рабочие, что опять же подтверждает принадлежность Азербайджана к странам "третьего мира" (см.: The Economist, 2 November 2002. P.11).
11 Из беседы автора с сотрудниками Национальной академии наук. Баку, январь 2002 г.
12 Cumhuriyet (Istanbul), 1 July 1993.
13 См.: Рыжков Н.И. Перестройка: история предательств. М., 1992. С. 204—208; Лигачев Е.К. Как это было. Новосибирск, 1995. С. 183—184.
14 Цит. по: ИТАР-ТАСС, 12 апреля 2002 [http://www.itar-tass.com/news.asp].
15 Rosett C. Potentate Jr.: An Interview with Azerbaijan’s Dictator-in-training // Wall Street Journal (New York), 6 November 2002.
16 Естественно, документальных доказательств нет, но об этой практике мне рассказывали многие из уволенных офицеров. Один мой родственник, офицер высшего звена пограничной службы, погиб в "автомобильной катастрофе", после того как отказался делиться со своим начальством.
17 Goldberg J. Getting Crude in Baku // New York Times Magazine, 4 October 1998. P. 69.
18 Документальные свидетельства, собранные Министерством по национальной безопасности при расследовании этого и других случаев коррупции на государственном уровне, приведенных в данной статье, предоставил бывший сотрудник министерства Рамин Нагиев в своем признании, опубликованном в онлайновском материале "Виртуальный монитор" [http://www.virtualmonitor.org].
19 Там же.
20 2002 Corruption Perceptions Index [http://www.transparency.de]; Control Risks Group's Global Corruption Survey 2002 [http://www.crg.com].
21 В правительственном расследовании, опубликованном в газете "Бакинский рабочий" 26 августа 2000 года, утверждается, что г-н Гулиев не только политический противник президента Алиева, но и преступник, ограбивший свою страну и использовавший эти средства на финансирование своей оппозиционной деятельности. В материале также осуждаются правительства "тех стран, которые критикуют коррупцию в Азербайджане, но отказываются выполнить неоднократно посылаемую просьбу о его экстрадиции".
22 По утверждению и письменным свидетельствам сотрудников Госдепартамента США Марка Гросмана и Стефана Сестановича (см.: Implementation of US Policy on Caspian Sea Oil Exports, US Senate Committee on Foreign Relations, 8 July 1998. Washington: GPO, 1998. P. 9—24).
23 См.: United States Energy Information Administration. "Caspian Sea Region" [http://www.eia.doe/gov].
24 Matthews O. The Next Move Is Check // Newsweek (New York), 8 April 2002. P. 44—45.
25 См.: Информационное агентство "Туран" (Баку), 5 июня 2002 [http://www.turaninfo.com].
26 См.: Agence France-Presse, 22 October 2002 [http://www.afp.com].
27 См.: The Economist, 26 October 2002. P. 47.
28 См.: Turkish Daily News, 23 November 2001.
29 См.: Oil and Gas Journal (Houston), 24 October 2001. P. 34.
30 См.: Washington Post, 22 November 2002.
31 См.: Kober S. The Great Game, Round 2: Washington's Misguided Support for the Baku-Ceyhan Oil Pipeline. Cato Institute publication No. 63, Washington, 2000. P. 14; An Agenda for Renewal: US-Russian Relations. Report by the Russian and Eurasian Program of the Carnegie Endowment for International Peace. Washington, 2000. P. 28.
32 Из-за нехватки места для подтверждения этой унылой правды историческими фактами, читателю предлагается ознакомиться с изложением этой стороны дела А. Ливеном (см.: Lieven A. The (not so) Great Game // National Interest (Washington), Winter 1999/2000, P. 69—80).
33 См.: The Incredible Half-billion-dollar Azerbaijani Oil Swindle // Fortune (New York), 6 March 2000. P. 78—85.
34 См.: Ени Мусават, 29 октября 2002.
35 Le Monde (Paris), 6 February 2001.
36 Для подробного знакомства с командой бывших высокопоставленных чиновников, стоящих в очереди за вознаграждением от нефтяных корпораций (включая Ллойда Бентсена, Джеймса Бейкера, Джона Сунуну, Брента Скоукрофта, Збигнева Бжезинского, Ричарда Армитэджа, ныне заместителя госсекретаря, и других выдающихся личностей, которые сегодня возглавляют некоторые американо-азербайджанские лоббирующие группировки), см.: Washington Post, 6 July 1997.

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL