ЕВРАЗИЙСКОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СООБЩЕСТВО: тернистый путь развития

Рафаэль Ултанбаев


Рафаэль Ултанбаев, кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник Центра внешнеэкономических исследований Российской академии наук (Москва, Россия)


Что объединяет страны ЕврАзЭС

Определяющая основа объединения в рамках ЕврАзЭС — совпадение основных интересов государств, создавших эту структуру, в необходимости обеспечить устойчивое социально-экономическое развитие и безопасность, достойное вхождение в мировое сообщество на основе преимуществ интеграции. Партнеры по альянсу намерены реализовать его региональные возможности для совместной адаптации к политическим и экономическим реалиям современного мира, эффективно использовать преимущества и смягчить негативные последствия глобализации.

Члены ЕврАзЭС отдают себе отчет в том, что переориентация на Запад, где их продукция (за исключением ряда сырьевых товаров) почти не пользуется спросом, может привести к ухудшению экономики и разрушению высокотехнологических отраслей национальной промышленности.

При нынешнем уровне экономического и технологического развития автономное вхождение в мировое хозяйство отдельных стран "евразийской пятерки" будет способствовать их трансформации в сырьевую периферию мировой экономики. Поэтому участники альянса намерены смягчить неизбежные издержки глобализации путем объединения сил и средств для решения общих проблем, координации действий на мировом рынке, особенно в отношении ВТО.

Движущий мотив создания ЕврАзЭС — стремление каждого его участника реализовать свои экономические возможности, компенсировать трудности собственного развития и несовершенство структуры производства. Ряд объективных предпосылок способствует продвижению стран "евразийской пятерки" в этом направлении. Среди них не только общая история, но и потенциально весьма емкий рынок, сложившиеся за годы единого народнохозяйственного комплекса хозяйственные отношения, взаимодополняемая сырьевая база, совместимые производственно-технические и потребительские стандарты, единая инфраструктура транспорта и связи.

Разрыв традиционной хозяйственной системы привел к остановке многих предприятий, к свертыванию межреспубликанского товарооборота. Партнеры по Сообществу заинтересованы в создании полноценного евразийского рынка, чтобы на его основе восстановить и развивать взаимовыгодные связи не только на уровне отраслей, но и отдельных видов производства, наладить тесную кооперацию между предприятиями.

Евразийское экономическое сообщество — самое крупное региональное объединение в СНГ. Страны ЕврАзЭС обладают большим природным и экономическим потенциалом, емким рынком, что создает им значительные конкурентные преимущества и позволяет считать их своего рода "ядром" Содружества.

Более полное представление об уровне экономического развития субрегиональных объединений дают расчеты общеэкономических показателей на душу населения (см. табл. 1).

Таблица 1

Удельный вес региональных объединений стран СНГ в расчете на душу населения (в проц.) к среднему по Содружеству в 2000 году1

Региональные объединения

Валовой внутренний продукт

Продукция промышлен-ности

Розничный товарооборот

Внешнеторговый оборот

Союзное государство Беларуси и России

136,8

136,1

140,5

126,5

ЕврАзЭС

126,6

125,9

126,9

120,2

ГУУАМ

49,4

51,8

48,4

56,1

ЦАС

55,4

51,8

47,7

57,8

Однако экономический потенциал стран ЕврАзЭС используется неэффективно, а нынешний уровень их интеграции (как способ совместного хозяйствования) не позволяет переломить негативные тенденции, стать важным ресурсом экономического роста каждого государства "пятерки".

Общность экономических интересов России и ее партнеров по Сообществу относительно интеграции базовых отраслей промышленности во многом определяется (и в перспективе будет определяться) сложившейся в предшествующие десятилетия глубокой взаимозависимостью национальных экономик. Так, на Россию было "завязано" примерно 3/4 всех производственных связей бывших союзных республик. По имеющимся оценкам, российские поставки обеспечивали Беларуси — 84%, а Казахстану — 52% их конечного продукта2. Ее прежние связи с партнерами в определенной степени сохраняются и в настоящее время. Об этом свидетельствует анализ взаимного товарооборота (см. табл. 2).

Таблица 2

Удельный вес стран ЕврАзЭС во взаимной торговле в 2001 году3

 

Внешнеторговый

оборот

Экспорт

Импорт

В процентах к итогу по:

СНГ

ЕврАзЭС

СНГ

ЕврАзЭС

СНГ

ЕврАзЭС

             

Беларусь

16,1

31,9

15,0

28,0

17,1

35,7

Казахстан

9,5

16,8

8,8

13,4

10,1

20,1

Кыргызстан

0,7

1,0

0,6

0,8

0,8

1,2

Россия

40,7

49,1

48,3

57,1

33,8

41,5

Таджикистан

1,2

1,2

0,7

0,8

1,6

1,5

Всего по странам ЕврАзЭС

68,2

73,4

63,4

На долю ЕврАзЭС приходится 68,2% взаимного товарооборота стран СНГ. На "евразийском" рынке Россия проводит 49,1% торговых операций, Беларусь — 31,9%, Казахстан — 16,8%. Внешнеторговые связи между отдельными странами Сообщества развиваются с разной интенсивностью. Так, основной партнер Беларуси и Казахстана — Россия, партнеры Кыргызстана и Таджикистана — Россия и Казахстан, России — Беларусь и Казахстан.

Последовательный курс России на интеграцию со странами ЕврАзЭС обусловлен в первую очередь ее стремлением не только сохранить, но и развивать сложившиеся хозяйственные связи, специализацию отдельных производств, кооперированные поставки, что способствует более полному использованию экономического потенциала, укреплению безопасности государств Сообщества. При этом России также необходимо обеспечить бесперебойную работу транспортных магистралей, связывающих ее с партнерами по СНГ и через их территорию с третьими странами, реализовать свой транзитный потенциал. Кроме того, в ее интересах содействовать увеличению внешнеторгового грузопотока из Казахстана и других стран Центральной Азии, а в перспективе из Китая в Европу. Велика и заинтересованность российских производителей в емком евразийском рынке. Значение сотрудничества России со странами ЕврАзЭС будет расти в связи с необходимостью снизить сырьевую направленность ее экспорта.

Наиболее полно взаимную заинтересованность в сотрудничестве стран "евразийской пятерки" можно проследить по их связям с основным торгово-экономическим партнером — с Россией. О совпадении геополитических, экономических и гуманитарных интересов России и Беларуси свидетельствует стремление этих братских стран построить союзное государство. Завершается подготовка Конституционного акта, определяющего его основы, а также единого таможенного пространства, проводится работа по гармонизации законодательства, по введению единой валюты этого нового государства.

Основной торговый партнер Беларуси — Россия (59,4% всего внешнеторгового оборота республики). В 2002 году объем их взаимной торговли достиг почти 10 млрд долл. Затем идет Казахстан. Беларусь традиционно зависит от импорта минерального сырья, энергоносителей и некоторых видов продовольствия. Подавляющую долю сырьевых ресурсов ей поставляют Россия, Казахстан и другие страны СНГ. А Беларусь обеспечивает многие российские предприятия комплектующими материалами, всю страну — готовой продукцией химии и нефтехимии, машиностроения, электроники и металлургии. Между их промышленными структурами сложились взаимовыгодные технологические и кооперационные связи, без сохранения которых многие эти структуры работать просто не в состоянии.

Углубляется интеграция в топливно-энергетическом комплексе. Так, созданы совместные предприятия по поставке, переработке нефти и реализации нефтепродуктов ("ЛУКойл — Беларусь"), организована группа компаний холдинга "Славнефть", на территории Беларуси завершено строительство участка газопровода Ямал — Европа, здесь же продолжается строительство новых линий газовых магистралей в дальнее зарубежье.

Российские компании проявляют интерес к инвестициям в нефтепереработку, энергетику, производство грузовиков, калийных удобрений, пивоваренную промышленность братской республики. В развитии торгово-экономических отношений весьма значительна роль регионов. Сегодня с Беларусью поддерживают активные торгово-экономические связи более 80 российских областей и республик.

Что касается России и Казахстана, то их сотрудничество охватывает широкий спектр: торгово-экономические связи, специализация и кооперация производства, совместное решение проблем относительно освоения северной части Каспийского моря, использование космодрома "Байконур", добыча и транспортировка углеводородов. Экономическая значимость Казахстана для России определяется его богатейшей минерально-сырьевой базой — основой для многих российских металлургических и химических производств. Из Казахстана поступает около 3/4 импортируемых Россией руд, свыше 1/2 минерального топлива, около половины химических соединений металлов.

Для Казахстана российский рынок имеет первостепенное значение, что обусловлено его территориальной близостью и сложившейся отраслевой структурой экономики. В целом на долю России приходится около трети общего объема внешней торговли республики. Интеграция этих стран существенно продвинулась благодаря нефтегазовому альянсу, который они создают, и совместным предприятиям на Каспии. Так, совместное освоение каспийского шельфа открыло новые перспективы для взаимодействия в транспортировке углеводородного сырья на мировые рынки. В 2002 году заключены соглашения о долгосрочном транзите казахстанской нефти через территорию России, а для совместного выхода на европейский энергетический рынок создано совместное предприятие "КазРосгаз".

В теплоэнергетической сфере создается совместное предприятие с участием РАО "ЕЭС России" на базе Экибастузской ГРЭС-2. Это выгодно обеим странам: экибастузский уголь позволяет производить относительно дешевую электроэнергию, что дает возможность поставлять ее в Западную Европу.

Наконец, необходимость тесного сотрудничества двух стран определяется тем, что протяженность сухопутной границы между ними составляет 6,5 тыс. км. Половина областей Казахстана непосредственно граничит с 12 административно-территориальными субъектами Российской Федерации. На долю приграничной торговли приходится около 60% российского внешнеторгового оборота с этой республикой.

Экономические связи со странами ЕврАзЭС имеют существенное значение и для Кыргызстана. На эти страны приходится около 1/3 его общего объема внешней торговли, в том числе на долю России — 15,9%, Казахстана — 12,8%. Российские предприятия заинтересованы в поставках ртути, олова, палладия, вольфрама, а также машиностроительной и электротехнической продукции этой республики4. Налаживается сотрудничество по добыче и переработке урана, иных цветных и благородных металлов, а также других стратегических материалов. РАО "ЕЭС России" и ОАО "Электрические станции" Кыргызстана определили возможности финансирования реконструкции и модернизации Уч-Курганской, Ат-Башинской и каскада Токтогульских ГЭС. ЗАО "Техмашимпэкс" участвует в тендере на строительство Камбаратинской ГЭС-2, завершает разработку технико-экономического обоснования по угольному разрезу Кара-Кече, ведет подготовку к созданию совместного электроэнергетического предприятия. Российские компании участвуют в приватизации предприятий этой республики с использованием для оплаты векселей Минфина Кыргызстана, выпущенных в счет погашения государственного долга России.

Заинтересованность Таджикистана в евразийском рынке и перспективы развития сотрудничества с партнерами по Сообществу определяются, прежде всего, его богатой минерально-сырьевой базой. Республика располагает запасами более 40 видов минерального сырья, включая свинец, цинк, бор, серебро, уран, а также рядом предприятий по его переработке5. Определенный интерес представляют поставки таджикского алюминия, хлопка-волокна и шерсти для нужд текстильной промышленности партнеров по ЕврАзЭС. В 2001 году торговля со странами Сообщества составила 338 млн долл. — 25,2% общего объема товарооборота республики с другими государствами, в том числе с Россией — 17,5% и Казахстаном — 6,9%. Однако уровень сотрудничества в экономической сфере не соответствует потенциальным возможностям страны. Она заинтересована в том, чтобы с помощью России задействовать многие предприятия, положение которых ухудшилось из-за разрыва хозяйственных связей. Кроме того, инвестиции нужны хлопководству, золотодобывающей сфере, транспортной инфраструктуре и т.д.

Сближению "евразийских" партнеров способствуют также географическая близость, сложившиеся многообразные межрегиональные и приграничные контакты, общая инфраструктура, прежде всего в энергетике, на транспорте и в связи. Важный фактор интеграции — потребность не только в сохранении, но и в дальнейшем развитии сложившегося исторически общего образовательного, научного, культурного и информационного пространства. Курс на консолидацию и более тесное взаимодействие определяется и необходимостью сотрудничества в интересах обеспечения безопасности и стабильности на евразийском пространстве. Столкнувшись на своих южных рубежах с широкомасштабным наступлением международного терроризма, вооруженного экстремизма и наркобизнеса, страны ЕврАзЭС осознали эти реалии как общую опасность, от которой невозможно укрыться в "национальных квартирах". Особо остро ощущают упомянутые угрозы Таджикистан, Кыргызстан и Казахстан. Развивая сотрудничество в самом широком формате, страны "евразийской пятерки" особое внимание уделяют взаимодействию в рамках Договора о коллективной безопасности, в пограничной сфере, в формировании и функционировании коллективных сил быстрого развертывания. К тому же политические и военно-технические связи в интересах укрепления национальной безопасности способствуют развитию сотрудничества в экономике, в научно-технической и в других сферах.

Общие цели развития

Сотрудничество стран "евразийской пятерки" постоянно корректируется, ставятся новые задачи по переходу к более высоким ступеням взаимодействия. Так, на начальном этапе интеграции необходимо было создать единую таможенную территорию, а затем — по мере накопления опыта — эта цель выросла до образования единого экономического пространства. Однако определение новых рубежей интеграции не означало, что участники альянса уже выполнили ранее намеченное. Характерная особенность сотрудничества стран ЕврАзЭС — институциональные преобразования в этой структуре всегда опережали реальные интеграционные процессы.

Отправной точкой создания нового субрегионального объединения стало Соглашение о Таможенном союзе между Беларусью и Россией, подписанное 6 января 1995 года, к которому затем присоединились Казахстан (20 января 1995 г.), Кыргызстан (29 марта 1996 г.) и Таджикистан (26 февраля 1999 г.). А 29 марта 1996 года партнеры по Таможенному союзу заключили Договор об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях, который предусматривал создание (в перспективе) сообщества интегрированных государств.

Стремление преодолеть последствия финансового кризиса 1998 года на основе укрепления производственных и научно-технологических связей, взаимодополняемости экономик побудило страны "таможенной пятерки" принять дополнительные меры по ускорению темпов интеграции. В этих целях участники альянса 26 февраля 1999 года подписали Договор о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве. Данный документ — логическое продолжение и развитие Договора от 29 марта 1996 года. Он базируется на накопленном опыте хозяйственного взаимодействия и увеличившихся экономических возможностях партнеров в условиях начавшегося экономического роста. Договор зафиксировал стремление его участников не только завершить формирование Таможенного союза, но и дальше идти по пути интеграции, создать единое экономическое пространство.

В ходе формирования данного союза члены "пятерки" отменили тарифные и количественные ограничения во взаимной торговле, ввели общие таможенные тарифы по большинству товаров, согласовали меры нетарифного регулирования по отношению к третьим странам, начали формировать общие торговые режимы и создавать единую таможенную территорию. Однако в ходе этой работы выявилось, что необходимо создать механизм согласования торговой политики, особенно в сфере тарифного и нетарифного регулирования. Попытки использовать тарифные рычаги для корректировки управления кризисными ситуациями в экономике объективно подталкивало партнеров к тому, чтобы принимать односторонние и несогласованные меры. Положение усугублялось неэффективным механизмом исполнения международных договоров и соглашений. К тому же принятые в рамках Таможенного союза основополагающие документы имели сравнительно общий характер.

Для преодоления этих недостатков главы государств "таможенной пятерки" 10 октября 2000 года подписали Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества, заложивший основу перевода их сотрудничества на качественно иной уровень. По ряду позиций новое межгосударственное объединение принципиально отличается от Таможенного союза и других организаций, созданных до сих пор в рамках СНГ. Главная его особенность в том, что разработан механизм принятия и реализации совместных решений и договоренностей. Документы, подписанные всеми участниками Сообщества, исполняются путем принятия необходимых внутригосударственных нормативных правовых актов в соответствии с национальным законодательством. Контроль над выполнением совместно принятых обязательств осуществляют органы "пятерки" в пределах их компетенции. Такой порядок призван обеспечить единый подход к выполнению мероприятий, вытекающих из подписанных договоров и соглашений.

Устанавливается новый порядок принятия решений, основанный на принципе "взвешенного голосования" и пропорционального финансирования бюджета Сообщества. Если в Межгоссовете — высшем органе ЕврАзЭС — все решения принимают на основе консенсуса (кроме решений о приостановке членства или исключении из Сообщества, принимаемых по принципу "консенсус минус голос заинтересованной стороны"), то в Интеграционном комитете и Комиссии постоянных представителей решения принимают большинством в 2/3 голосов. В случае же отсутствия такового вопрос передается на рассмотрение Межгоссовета. При этом количество голосов каждой страны Сообщества соответствует ее экономическому потенциалу: Россия — 40%, Беларусь и Казахстан — по 20%, Кыргызстан и Таджикистан — по 10% голосов6.

Для повышения эффективности работы по сближению и унификации национальных законодательств Межпарламентский комитет преобразован в Межпарламентскую ассамблею с более широкими полномочиями, а также создан Совет министров юстиции. Вместо ранее разрабатываемых модельных законодательных актов, носящих рекомендательный характер, Межпарламентской ассамблее предписано разрабатывать основы законодательства в базовых сферах правоотношений. Выполнению совместно принятых решений будет способствовать и деятельность вновь созданного Суда Сообщества. Он призван обеспечивать не только единообразное применение договоров и других документов органов ЕврАзЭС, но и рассматривать экономические споры между его участниками относительно реализации этих документов и договоренностей.

Преобразование Таможенного союза в Сообщество со статусом международной правосубъектной организации, подлежащей регистрации в ООН, — важный шаг на пути к повышению авторитета и влияния ЕврАзЭС в отношениях с другими субъектами международного права, к обеспечению его выхода на мировые рынки.

Основные усилия в предстоящий период страны "пятерки" направят на завершение оформления режима свободной торговли, на формирование единого таможенного тарифа и единой системы мер нетарифного регулирования, а также на создание механизма платежно-расчетных отношений и унифицированной системы таможенного регулирования, на укрепление и обустройство внешних границ Сообщества.

Первые итоги

За время своей деятельности Таможенный союз зарекомендовал себя как развивающаяся и самая "продвинутая" региональная группировка Содружества. Несмотря на трудности в налаживании процессов интеграции, а также негативное воздействие мирового финансового кризиса, участники этой структуры добились некоторых позитивных экономических результатов. В частности, за счет активизации торгово-экономического сотрудничества удалось смягчить последствия этого кризиса, упростить процедуры таможенного контроля на внутренних границах, заложить основы общего таможенного тарифа, согласовать принципы применения защитных мер в торговле. Важные шаги сделаны на пути к координации налоговой и финансовой политики, создания однотипных механизмов регулирования экономикой. Осуществлен переход на принцип "страны назначения" при взимании косвенных налогов во взаимной торговле, согласован базовый перечень подакцизных товаров. Подписано соглашение о мерах, направленных на достижение взаимной конвертируемости и стабилизации курсов национальных валют, на устранение двойного налогообложения. Это создало условия для разработки общей платежно-расчетной системы, которая позволит повысить эффективность взаимных платежей и расчетов, укрепить национальные валюты, что в конечном счете будет способствовать активизации взаимной торговли.

Начата работа по формированию Транспортного союза и взаимодействию энергетических систем. Для обеспечения единства управления таможенными службами открыты таможенные представительства, образован (24 февраля 1998 г.) Совет руководителей таможенных служб, которому как межведомственному органу поручено решать вопросы гармонизации и унификации технологий, правил и процедур таможенного оформления и контроля.

В связи со вступлением (в одностороннем порядке) Кыргызстана в ВТО (декабрь 1998 г.) принято решение о выработке единой позиции государств-участников Таможенного союза на переговорах по присоединению к Всемирной торговой организации. Ведь этот шаг Бишкека осложнил практическую реализацию соглашений и договоров, заключенных в рамках союза, и неблагоприятно сказался на взаимной торговле стран-участниц.

За прошедшие годы членам данного союза удалось заметно увеличить взаимный товарооборот. Так, в 1994 году он составлял 13 млрд долл., а в 2000-м — 29 млрд долл. Особенно быстро он рос в 1995—1997 годах, что во многом было обусловлено снятием ограничений во взаимной торговле. Причем товарооборот в рамках данного союза развивался более высокими темпами по сравнению с аналогичным показателем по странам СНГ.

В последующие два года, под воздействием финансового кризиса и ряда других негативных факторов, взаимный товарооборот заметно снизился. Однако в 2000 году его объем резко увеличился, что позволило во многом компенсировать спад торговли в 1998—1999 годах. Ухудшение конъюнктуры мирового рынка энергоресурсов привело к замедлению темпов роста торговых операций стран ЕврАзЭС. Общий объем их экспорта в 2001 году по сравнению с 2000 годом снизился на 2,5%, а импорт вырос на 16,7%. Но тем не менее во взаимной торговле экспорт повысился на 2,0%, а импорт снизился на 0,2%. В 2001 году общее сальдо торговли стран Сообщества осталось положительным, однако по сравнению с 2000 годом оно уменьшилось на 15%, составив 61 млрд долл. Вместе с тем сальдо во взаимной торговле стран ЕврАзЭС оставалось отрицательным, хотя оно и уменьшилось — с 0,8 млрд долл. в 2000 году до 0,5 млрд долл. в 2001-м. Оно образовалось в основном за счет превышения импорта над экспортом Беларуси и Казахстана, главным образом за счет товаров, поставляемых из России. Внешняя торговля Казахстана выросла на 5,9%, в том числе со странами ЕврАзЭС на 9,5%, России соответственно на 3,6% и 0,1%. Однако снизились показатели внешней торговли в Беларуси, Кыргызстане и Таджикистане. В Беларуси товарооборот сократился в целом на 2,7%, со странами ЕврАзЭс — на 5,6%, в Кыргызстане соответственно — на 10,9% и на 5,6%, в Таджикистане — на 8,3% и 27,5%.

Если говорить о факторах, повлиявших на падение товарооборота в рамках ЕврАзЭС, то за последние три года были исчерпаны преимущества либерализации торговли и девальвации национальных валют после финансового кризиса 1998 года. Увеличение взаимного товарооборота за счет стоимостного фактора дошло до предела (цены на товары во взаимной торговле выросли до мировых, а зачастую и превышают их). К тому же сказалось снижение мировых цен на энергоресурсы и металлы.

Развитие торговли на рынке Сообщества сдерживают и другие факторы: недостаточный уровень промышленного производства, низкая конкурентоспособность их продукции, отсутствие видимых позитивных изменений в структурной политике и производственном сотрудничестве. Основой развития торговли могли бы стать транснациональные корпорации, финансово-промышленные группы, однако эти современные механизмы интеграции еще не задействованы в полной мере. Слабо развиты кооперационные связи, нет заметных сдвигов в инвестиционной деятельности отдельных республик-участниц на рынках стран-партнеров. К факторам, влияющим на снижение взаимного товарооборота, относятся и до сих пор не урегулированные платежно-расчетные отношения, недостаточная унификация таможенных процедур, слабая координация торговой политики в отношении третьих стран.

Возникшие противоречия

Опыт становления Таможенного союза свидетельствует, что это сложный и противоречивый процесс, требующий значительных усилий и продолжительного времени. Достижению положительных результатов препятствуют в основном несовпадающие интересы государств Сообщества, порождаемые несхожими структурами производства, разным уровнем экономического развития и вхождения в рынок, неодинаковыми (по конвертируемости и по устойчивости) валютами, а также непоследовательными и несогласованными действиями партнеров по альянсу. К тому же входящие в ЕврАзЭС государства существенно различаются по обеспеченности природными ресурсами, а также по зависимости от внешних связей, уровню жизни населения, вкладу в совокупный экономический потенциал. Все это оказывает определенное влияние на согласование экономических интересов партнеров.

Доминирующее положение по экономическому потенциалу в Сообществе занимает Россия. На ее долю приходится 89,3% его ВВП, 82,0% — промышленности, 80,8% — продукции сельского хозяйства и 90,4% — розничного товарооборота. Далее следуют Казахстан и Беларусь. Эти три страны представляют в альянсе группу государств сравнительно более развитую экономически: их основные показатели в расчете на душу населения наиболее близки, а в Кыргызстане и Таджикистане — значительно ниже. Так, в 2000 году ВВП в расчете на душу населения (по паритетам покупательной способности национальных валют в долл.) относительно среднего уровня по странам ЕврАзЭС составил: в России — 107%, в Беларуси — 106%, в Казахстане — 80%, в Кыргызстане — 35%, в Таджикистане — 15%. Кроме того, на согласование торговой политики, таможенных тарифов, изъятий из режима свободной торговли, применения защитных механизмов внутреннего рынка, позиции в отношении к ВТО также влияет уровень вовлеченности стран ЕврАзЭС во взаимную торговлю и в торговые связи с третьими странами.

Стремясь обеспечить свои экономические интересы, отдельные участники Таможенного союза допускали односторонние действия, нарушавшие их общие договоренности, в частности закрывали границы или облагали пошлинами импорт, запрещали ввоз товаров, ограничивали доступ банков-нерезидентов к операциям на внутренних валютных рынках и т.д. Несовпадение интересов партнеров особенно сказывается на согласовании тарифной политики, так как она влияет на формирование доходов бюджета и защиту отечественного производителя. Удалось согласовать лишь около 60% единых ставок таможенных пошлин, применяемых к товарам, ввозимым из третьих стран. Они распространяются на Беларусь, Казахстан и Россию. Определено, что со временем поэтапно Кыргызстан и Таджикистан присоединятся к формированию общего таможенного тарифа7.

В последние годы правительства стран ЕврАзЭС приняли в области внешнеторговой деятельности ряд решений, которые усилили расхождение по согласованным ставкам таможенных пошлин. Заново проведенная работа по формированию проекта базового перечня общего таможенного тарифа в рамках "тройки" — Беларуси, Казахстана и России — позволила согласовать 56% ставок этих пошлин. В данный проект удалось включить свыше 80% ставок таможенных пошлин по группе продовольственных товаров и 89% — минеральных продуктов. Но по-прежнему низок уровень унификации ставок пошлин на товары высокой обработки, в частности на машиностроительную продукцию (лишь 11%). Некоторому успеху в этой сфере способствовало решение Беларуси ввести (с 28 июня 2002 г.) новый Таможенный тариф республики, унифицированный с аналогичным российским документом.

Однако возникли сложности в ходе подготовки общего таможенного тарифа в рамках "четырех", с участием Таджикистана. Правительство этой республики нарушило достигнутые договоренности и с 30 апреля 2002 года ввело единую ставку ввозной таможенной пошлины в размере 5% от таможенной стоимости товара. По предварительной оценке секретариата Интеграционного комитета, такие действия вызвали снижение уровня согласованности таможенного тарифа Таджикистана с базовым перечнем общего таможенного тарифа ЕврАзЭС до 41% вместо 58% ранее действовавшего, что создает дополнительные проблемы в дальнейшем согласовании общего таможенного тарифа Сообщества.

Значительные трудности имеются и в согласовании номенклатуры так называемых "чувствительных" товаров, которые затрагивают большую часть товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности (из 97 товарных групп такие товары присутствуют в 77). Ведется поиск компромиссных подходов в переоценке "чувствительности" с целью снижения доли этих товаров с 15% в совокупном импорте каждого государства до 10%, а также для возможной унификации их перечней.

Сложной проблемой по-прежнему остается формирование единого внешнеторгового режима в отношении третьих стран. Предпринимаются меры по формированию единого перечня товаров, подпадающих под изъятия из режима свободной торговли членов Сообщества со странами СНГ, не входящими в ЕврАзЭС. Однако некоторые члены евразийского рынка не считают возможным пересматривать свои двусторонние договоренности в этой сфере. Например, Кыргызстан заявляет, что ставки консолидированного тарифа, принятые в рамках ВТО, не позволяют республике утвердить предлагаемые ставки ввозных таможенных пошлин, а изменение режима свободной торговли с Узбекистаном чревато ответными мерами, которые могут ухудшить взаимные торгово-экономические связи. Предлагаемые меры не устраивают и Таджикистан, поскольку в них включены импортируемые товары, которые влияют на формирование доходной части республиканского бюджета и на защиту интересов национальных производителей.

Среди проблем последнего времени отметим и растущую конкуренцию в самом Сообществе. Объем торговли здесь мог бы увеличиться, если бы не антидемпинговые барьеры внутри альянса. Согласовав механизм применения специальных антидемпинговых и компенсационных мер в торговле с третьими странами, некоторые члены ЕврАзЭС стали порой использовать эти нормы по отношению друг к другу.

Больше всего грешил в этом плане Казахстан, который ввел против России и Кыргызстана более 10 разных защитных мер. Среди их "жертв" оказались российские и кыргызстанские поставщики химикатов, текстиля и ряда других товаров. Россия, в свою очередь, ограничивала поставки казахской карамели. А экспортеры Бишкека фактически перепродают китайские товары.

В 2001 году ущерб Москвы и Астаны от взаимных ограничений превысил 100 млн долл. (при взаимном товарообороте 4,7 млрд долл.). Потери российских производителей от этих ограничений составили около 50 млн долл. Они могут увеличиться в связи с тем, что казахстанские власти начали расследования против поставщиков российских кондитерских изделий, ковров и стеклотары8. В ответ на это Минэкономразвития России подготовило перечень казахстанской продукции, против которой могут быть введены торговые санкции. Заканчивается антидемпинговое расследование против импорта в Россию казахстанской оцинкованной стали, ежегодные поставки которой оцениваются примерно в 60 млн долл. Прогнозируется обострение конкуренции по однотипным товарам на рынках других стран альянса. И в сложившихся условиях искушение защитить своих производителей от соседей может увеличиться.

Ситуация с антидемпинговой войной была обсуждена 13 мая 2002 года на заседании Межгоссовета. Члены ЕврАзЭС признали подобную практику вредной для дальнейшей интеграции и поэтому решили от нее отказаться. Однако в Сообществе пока не знают, как без антидемпинговых пошлин защищать внутренние рынки… друг от друга. Предстоит разработать механизм их защиты в условиях неприменения специальных антидемпинговых и компенсационных мер против стран-партнеров, урегулировать противоречия, дабы в самом ЕврАзЭС не доводить дело до торговой войны.

Нынешний механизм взаимодействия партнеров по альянсу не в полной мере обеспечивает координацию их позиций на переговорах по вступлению в ВТО. Множество расхождений, особенно в части таможенных пошлин, затрудняет выработку их единой точки зрения на данную проблему. Об этом говорилось еще в "таможенной пятерке", однако с тех пор разногласий не стало меньше.

Для создания необходимых предпосылок в согласовании позиции Сообщества страны-участницы договорились активизировать формирование общего таможенного тарифа, в первую очередь в отношении "чувствительных" товаров, которые должны стать ориентиром в переговорном процессе. Учитывая высокую степень отраслевой диверсификации экономики и ресурсный потенциал России, решено принять ее позицию по вступлению в ВТО за основу для переговоров других "евразийских" партнеров, стремящихся вступить во Всемирную торговую организацию. Однако конкретный механизм согласования позиций по этому вопросу пока не выработан, что создает трудности в формировании их общей точки зрения на вступление в ВТО.

Оценка перспектив развития

Оценивая результаты сотрудничества государств-участников ЕврАзЭС, можно сделать вывод, что партнеры по альянсу еще находятся в начале пути к намеченной цели — единому экономическому пространству. Интеграция пока не получила должного импульса со стороны производственного и инвестиционного секторов экономики, а реальные процессы сближения отстают от их правового оформления.

Поэтому результаты деятельности Сообщества неоднозначны и противоречивы. Проявляется тенденция к сокращению удельного веса взаимного товарооборота в общем объеме внешней торговли стран организации с 17% в 2000-м году до 15,8% в 2002 году. При этом значительное место занимают сырьевые товары или продукция с низкой степенью обработки, что не способствует развитию связям интеграционного типа.

По ряду причин и при определенных достижениях страны альянса находятся на этапе формирования зоны свободной торговли. Процессы создания Таможенного союза и согласования торговой политики в отношении третьих стран еще далеки от завершения. До сих пор не закончено формирование общего режима свободной торговли. В основном он действует на базе двусторонних соглашений. У стран "евразийской пятерки" отсутствует и общий таможенный тариф: пока удалось согласовать немногим более 60% ставок таможенных пошлин, покрывающих примерно половину товарооборота между странами Сообщества и распространяющихся главным образом на Беларусь, Казахстан и Россию.

Наконец, следует отметить, что до сих пор остается невысоким уровень экономической интеграции. Об этом свидетельствуют показатели доли товарооборота между партнерами по Сообществу в общем объеме их внешней торговли. Только Беларусь сумела наладить сравнительно прочные торговые связи со странами Сообщества, удельный вес которых в ее торговле составляет 59,7%. У остальных партнеров по альянсу этот показатель значительно ниже: у Казахстана — 32,5%, у Кыргызстана — 30,5%, у Таджикистана — 25,2%, у России — 10%. Причем эти отношения напоминают асимметричные лучи, так как они концентрируются преимущественно на двусторонних связях с Россией, что также указывает на ограниченность многосторонних интеграционных мероприятий. Поэтому торговля между Беларусью, Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном в ряде случаев не имеет существенного значения для их экономик. Доля взаимного обмена между этими странами в их общем объеме внешней торговли колеблется от 0,1% до 12,8%.

Одна из основных причин, сдерживающих развитие торгово-экономических связей партнеров в этой сфере, — незавершенность экономических преобразований и как следствие — неразвитость рыночного хозяйства. В силу этого ограничивается взаимный доступ промышленного, торгового, финансового и страхового капитала на рынки стран-партнеров, снижается эффективность экономических связей, внедрения более глубоких форм и механизмов интеграции.

Другая немаловажная причина слабого использования возможностей интеграции — различия в темпах и направлениях реформирования экономики. В этой части структурных преобразований страны-участницы значительно отличаются друг от друга. Дальше всех на этом направлении продвинулись Казахстан, Россия и Кыргызстан. Беларусь не спешит с реформами, предпочитая эволюционный вариант преобразований, Таджикистан — государство с послевоенной экономикой. При неспокойной внутриполитической обстановке и сохранении внешних угроз в ближайшее время полноценная либерализация экономики этой республике вряд ли возможна.

Поэтому формирование однотипного механизма регулирования экономики государств ЕврАзЭС в целях создания единого экономического пространства находится в прямой зависимости от этапа рыночных преобразований в каждой стране и согласованности в их реализации.

Перспективы углубления интеграции в значительной мере зависят и от согласования структурной адаптации экономик, усиления специализации и кооперации в их реальном секторе, а также от обеспечения взаимодействия национальных валютно-финансовых систем и создания общей платежной системы. Необходимо сформировать общий энергетический и транспортный рынки, разработать программы в приоритетных сферах производства, науки и технологии.

Отсутствие скоординированных решений в области экономической политики тормозит создание и деятельность финансово-промышленных групп, транснациональных корпораций и других эффективных объединений. Как показывает мировая практика, именно такие структуры становятся локомотивами интеграционных процессов. Создание равных условий для предпринимательства, объединения финансовых активов банков, страховых и торговых компаний предоставит промышленным предприятиям возможность получить определенные преимущества в виде льготных кредитов, повысить конкурентоспособность своей продукции за счет внедрения новых технологий, гарантированного снабжения и сбыта, упрощения системы взаиморасчетов и платежей.

В переходный период экономический рост — одно из основных условий укрепления и развития новых независимых государств. До недавнего времени в странах ЕврАзЭС продажа сырья была единственной возможностью поддержать промышленность, сельское хозяйство и социальную сферу. Поэтому члены "пятерки" крайне зависимы от мировых цен на нефть, газ и металлы. Партнерам по Сообществу необходимо предпринять усилия по преодолению "сырьевого фактора" и зависимости от колебаний мировых цен на биржах. Неустойчивость мировой экономики, обострение конкуренции за товарные рынки заставляет страны "пятерки" по-новому взглянуть на процессы экономической интеграции. В условиях экономического оживления необходимо вплотную заняться сотрудничеством в области конверсии, диверсификации экономики, строительства новых и модернизации действующих перерабатывающих предприятий, создавать условия для повышения конкурентоспособности промышленности, что крайне важно странам, стремящимся вступить в ВТО. Особенно это касается наукоемких и высокотехнологичных отраслей. На их основе и следует обеспечивать углубление интеграции и экономический рост.

Именно практические результаты активизации сотрудничества в реальном секторе экономики, в создании жизнеспособной интеграционной структуры определят будущее ЕврАзЭС. А нынешний разнобой в транспортных тарифах создает серьезные помехи развитию связей. Высокие и неунифицированные железнодорожные тарифы делают товары неконкурентоспособными. Партнеры зачастую мешают друг другу выходить на мировые рынки, конкурируют между собой в поставках товаров. Необходимо научиться вместе противостоять вызовам, синхронизировать принимаемые решения и стремиться к тому, чтобы реализовывать их в контексте глобализации мировой экономики. Это касается согласования таможенных тарифов, механизмов защиты национального производителя, антидемпинговых разбирательств в отношении "евразийских" товаров на западных рынках, согласования ценовой политики по энергоносителям и по продукции других отраслей. Все это может сделать ЕврАзЭС эффективной структурой, с которой будут считаться в мире.

При обсуждении перспектив этой структуры необходимо также учитывать воздействие на развитие ЕврАзЭС и такого геополитического фактора, как раздел на сферы влияния постсоветского пространства, особенно Центральной Азии. На фоне обострения афганского кризиса и усиления борьбы с международным терроризмом в этом регионе активизировались США, страны ЕС, Пакистан, Китай, Турция, Иран и другие заинтересованные государства. Не стоят в стороне и республики СНГ. Наряду с Россией, у которой здесь есть свои интересы, ряд стран Содружества пытаются усилить собственное влияние в регионе, к тому же у них есть свои взгляды на развитие ЕврАзЭС и возможность получать дивиденды от участия в этом объединении.

Вместе с тем будущее Сообщества в значительной мере будет определяться политикой России, ее стремлением консолидировать усилия партнеров по углублению интеграции, строительству эффективного межгосударственного объединения в интересах социально-экономического развития и обеспечения безопасности стран ЕврАзЭС. За последние годы в политике России на постсоветском пространстве проявляется все больше конструктивизма и прагматизма. Существенным фактором укрепления интеграционных процессов в Содружестве становится и российский бизнес. Пока он вкладывает средства главным образом в добычу, транспортировку, сбыт и переработку сырья, но уже намечено его участие в расширении телефонных и телекоммуникационных сетей, машиностроительных предприятий в странах ЕврАзЭС. Есть также тенденция к активизации российских компаний в развитии информационных технологий, в обслуживании грузовых и пассажирских перевозок.

Чтобы создать общее правовое пространство, партнерам по Сообществу предстоит еще длительная "притирка" национальных законодательств, так как в этой сфере до сих пор не устранены многие принципиальные различия относительно хозяйственной деятельности. В этой связи для судьбы Сообщества важна проблема имплементации многосторонних решений и договоренностей. Предстоит согласовать единый порядок и процедуры их трансформации в национальные решения на уровне главы государства, правительства и парламента. Принципиальное значение для перспектив развития ЕврАзЭС имеет вопрос о выработке единой точки зрения на присоединение к ВТО. Кыргызстан уже вошел в эту международную структуру, Россия и Казахстан ведут переговоры на эту тему, а Беларусь и Таджикистан — потенциальные участники данного процесса. Несогласованное открытие рынков товаров, капитала и услуг для стран Всемирной торговой организации может нанести существенный ущерб экономике остальных членов ЕврАзЭС. Поэтому так важно ускорить работу по гармонизации таможенных пошлин и внешнеторгового режима в соответствии с нормами ВТО.

Страны "пятерки" должны исходить из того, что создаваемое ими Сообщество не только не является противовесом или альтернативой СНГ, но и способно играть роль локомотива в развитии сотрудничества в формате Содружества, прежде всего в экономической сфере. Их формирующийся общий рынок не должен отгораживаться торговыми барьерами от остальных государств СНГ, а искать пути решения общих проблем на основе сотрудничества с ГУУАМ, ЦАС и создаваемым "Союзом четырех".

Практика свидетельствует, что с точки зрения геополитики, развития процессов глобализации и всемерной интеграции ЕврАзЭС выступает как объективная необходимость и реальность. Сообщество — адекватная реакция партнеров по альянсу на вызовы современности, у него есть все основания стать в перспективе полноценным межгосударственным политико-экономическим объединением и существенным фактором в мировой экономике.


1 См.: Экономика СНГ. Вып. 6. М.: Финстатинформ, 2001. С. 52—57.
2 См.: Россия — государства СНГ: взаимодействие в базовых отраслях промышленности. М.: Экономика,
2001. С. 10.
3 См.: Статистика СНГ, 2002, № 3. С. 71—72.
4 См.: Вишнякова В.С. Основные принципы и направления развития экономической интеграции России
с государствами Средней Азии // Электронная промышленность: экономика и коммерция, 1998,
№ 3—4. С. 34—35.
5 См.: Орлова Д.В. Рынок минерального сырья Таджикистана // Маркетинг, 1998, № 3. С. 112—114.
6 См.: Информационный бюллетень ЕврАзЭС (Алматы), 2001, № 1. С. 13.
7 См.: Исингарин Н. 10 лет СНГ. Проблемы, поиски, решения. Санкт-Петербург, 2001. С. 279.
8 См.: Ведомости, 14 мая 2002.

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL