КУРДЫ-ЕЗИДЫ И АССИРИЙЦЫ ГРУЗИИ: ПРОБЛЕМЫ ДИАСПОР И ВОЗМОЖНОСТЬ ИНТЕГРАЦИИ В СОВРЕМЕННОЕ ОБЩЕСТВО

Ираклий ЧИХЛАДЗЕ
Гига ЧИХЛАДЗЕ


Ираклий Чихладзе, исполнительный директор Международной ассоциации ЕвроКавказАзия (Тбилиси, Грузия)

Гига Чихладзе, исполнительный редактор журнала "Profile" (Тбилиси, Грузия)


Из многих национальных меньшинств Грузии авторы сознательно остановили свой выбор на ассирийцах и курдах (езидах). Во-первых, эти два этноса не имеют своих независимых национально-территориальных образований, не считая, конечно, автономий на севере и северо-востоке Ирака. Соответственно, связь диаспор с исторической родиной не может осуществляться на государственном уровне. В то же время предполагаемое послевоенное устройство Ирака способно существенно повлиять на жизнь грузинских общин курдов и ассирийцев. Однако их проблемы, имеющие общие черты и различия, все-таки отличаются от проблем других национальных меньшинств нашей республики. Некоторые наблюдатели отмечают активизацию рассматриваемых нами общин, что отчасти связано с нынешними проблемами в самой Грузии, отчасти — с предполагаемыми геополитическими изменениями на Ближнем Востоке. Поскольку на Южном Кавказе сегодня живет большинство курдов и ассирийцев, предки которых в начале прошлого века бежали из Турции, то в контексте геополитических изменений, возможных в ближайшее время, значение этих диаспор может существенно увеличиться.

Историческая хроника

Первые упоминания об ассирийцах в Грузии относятся к VI веку н.э. Тогда на ее территорию прибыли 13 ассирийских монахов из города Урхи (Эдессы, Месопотамия). В историю они вошли как 13 святых ассирийских отцов. Впоследствии ученые сравнивали их вклад в просвещение новообращенных христиан Грузии с деятельностью святой Нино по обращению язычников в христианство. Кстати, основанные ими в нашей стране монастыри и церкви сохранились до сегодняшнего дня.

Что касается езидов, то, как предполагают историки, впервые они появились в Грузии в период правления царя Георгия Третьего (вторая половина XII в.), когда одно из их племен было вынуждено покинуть Месопотамию и поселилось на территории Армении. Затем часть этого племени перешла на службу к грузинскому царю. Есть подтвержденные исторические данные о двух братьях-езидах — Иво и Заа, которые, приняв христианство, стали называться Иоанэ и Захария Мхаргрдзели. Впоследствии они стали известными военачальниками и служили в личной охране царицы Тамар (конец XII — начало XIII вв.).

После падения Византийской империи ряд попыток распространить свое влияние на близлежащие регионы предприняла Турция. С конца XV века началась трехвековая серия войн между Персией и Османской империей за Кавказ и Ближний Восток. Ассирийцы и курды-езиды, которые к тому времени уже не имели своей государственности, одними из первых попали в мясорубку этих притязаний. Войны с Османской империей были тяжелыми и для Грузии, однако она сумела отстоять свою независимость.

Именно поэтому Грузия, оставаясь самостоятельным немусульманским государством, стала центром притяжения для соседних, порабощенных турками народов. Как свидетельствуют исторические документы, в 60-х годах XVIII века ассирийцы и курды обратились за помощью к грузинскому царю Ираклию Второму, который вел тайную переписку с патриархом Ассирийской церкви Востока Мар Авраамом и рассчитывал на сближение с ассирийцами и курдами-езидами. Подходящий момент наступил после 25 сентября 1768 года, когда Османская империя объявила войну России.

После длительных переговоров Россия добилась от Ираклия Второго согласия на вступление в войну против Турции. По его указанию было подготовлено "Описание соседних с Грузией стран и народов", которое вручили посланнику Артемию Андроникашвили, чтобы тот передал его графу Н.И. Панину. В этом документе большое внимание, в частности, уделяется курдам и ассирийцам, которые, по замыслу Ираклия, могли бы сыграть определенную роль в борьбе против Турции. Так, в нем отмечено следующее: "Ассирийцы, находящиеся между Персией и оттоманами, многочисленные, владеющие и гористыми и равнинными местами, по вероисповеданию они все христиане, их несколько миллионов и опытны они в войне. Уже год, как они неоднократно присылали с прошениями людей духовных, епископов и священников, или же князей, просили и просят позволения переселиться в нашу страну". О курдах в этом документе сказано меньше, однако Ираклий особо подчеркивает их искусность в бою.

Согласно договоренности с Россией в апреле 1770 года Ираклий Второй направил свои войска в сторону Ахалцихе. В то же время из Тбилиси выехал ассирийский епископ Исайя с письмами Ираклия к ассирийскому католикосу Симону и вождю курдов Чобан-аге, которым грузинский царь предложил выступить против общего врага — султанской Турции. Разумеется, царь обещал, что будет всячески поддерживать их. Но этим замыслам не суждено было сбыться из-за предательства русского генерала Тотлебена, с которым Ираклий выступил в поход. В пути генерал нарушил все совместные планы, так как вернулся со своим отрядом в Картли.

Уже в сентябре 1770 года Ираклий Второй получил ответы на свои письма. Ассирийский католикос Симон писал ему (июль 1770 г.): "Благодарим Иисуса Христа за то, что к нам благосклонен счастливейший государь… 20-тысячное войско будет в вашем услужении… Вы пришлите нам обнадеживающую жалованную грамоту, чтобы мы не боялись османов. Немного приблизьтесь к нам, чтобы увидеть друг друга. А после этого мы сложим наши головы ради вашего счастья… Дай Бог дожить нам до того времени, чтобы служить вам достойно". А сам ассирийский епископ Исайя сообщал: "…Поехал я в магометанский Курдистан, повидался там с предводителями езидов, показал им ваш счастливый фирман, они очень обрадовались, возложили его себе на головы и стали вашими покорными слугами. Государь мой, просят они о том, чтобы Господь даровал тебе победу, у тебя они просят крепость Хошаба — отдай нам пустую крепость, а скота не надо, для того чтобы все езиды собрались там. Этой милости ищут у вас, о том докладываю милостивому государю, что они хорошие воины, все езиды… подчиняются ему, предводителю своему Чобану-аге".

Содержание письма подтверждается письмом Чобана-аги царю Ираклию, в котором есть такие слова: "Мы "махмудские" езиды, и мы просим вас о том, что до того, пока мы придем к вам, пожаловать нам жалованную грамоту, чтобы мы не пострадали. Чтобы мы были уверены, а Бог свидетель, когда придем к вам и поклонимся, тогда вы узнаете, как мы умеем служить"1.

Если бы ахалцихская операция завершилась успешно и грузинский царь подошел поближе к областям, населенным курдами и ассирийцами, то объединение сил трех сторон могло изменить геополитическую ситуацию в регионе. Безусловно, курды и ассирийцы были готовы выступить против Турции лишь в случае их поддержки Ираклием Вторым, но предательство Тотлебена спутало все планы Ираклия Второго.

Ираклий намеревался использовать курдов и ассирийцев не только в борьбе с турками, но и хотел переселить их с Ближнего Востока в Грузию. По некоторым данным, все-таки около 4 тысяч курдских семей прибыли в Кахети (Восточная Грузия).

К тому же времени относится и появление в Грузии первой ассирийской общины. Несколько десятков семей прибыли в Мухрани (Мцхетский район) из Ирана и Османской империи.

После того как в 1828 году Россия подписала с Ираном Туркманчайский мирный договор, иранские ассирийцы и курды получили возможность приезжать в Грузию на заработки. А их массовая миграция началась во второй половине XIX века. Многие езиды переселились еще позже, в 1915—1917 годах, когда они, спасаясь от резни, бежали из Турции. Причем, согласно ряду данных, тогда против них ополчились не только турки, но и курды-мусульмане. Так, по мнению некоторых историков-езидов, только за один день у реки Аракс курды-мусульмане убили 56 тысяч езидов.

Что касается ассирийцев, то и они (около 50 тыс. чел.), спасаясь от погромов и резни, бежали из Турции в Грузию и Армению.

Курды (езиды) Грузии в ХХ веке: от ренессанса к декадансу?

Как уже было отмечено, массовое переселение курдов-езидов и ассирийцев в Грузию приходится на 1915—1917 годы. Однако, по словам самих представителей диаспоры, для курдов-езидов Грузии подлинный ренессанс пришелся на 1960—1980-е годы. Тогда в нашей республике был открыт единственный в мире курдский драматический театр, создан курдский ансамбль, регулярно проходили дни курдской культуры, на государственном радио звучала еженедельная передача на курдском языке. "Именно тогда в Грузии начинает появляться курдская интеллигенция"2. В те годы в диаспоре уже были свои профессора и академики, художники и актеры, спортсмены и партийные деятели.

Однако с обретением Грузией независимости численность курдов в стране начинает стремительно сокращаться. Так, согласно переписи 1989 года, их было около 35 тысяч, а сегодня, по данным разных курдских организаций Грузии (их оценки практически сходятся), — не больше шести тысяч. В процентном отношении миграция курдов из республики, пожалуй, самая большая среди всех диаспор.

В начале 1990-х годов закрыли курдский театр, национальный ансамбль, государственное радио прекратило вещание на курдском языке. Диаспора оценивает ситуацию следующим образом: "Нас просто вынуждают мигрировать. Причем большинство уехало не во время националистической истерии начала 1990-х годов, а уже при Шеварднадзе. Кстати, Гамсахурдиа неоднократно заявлял, что очень гордится тем, что в Грузии работает единственный в мире курдский театр. Власть Шеварднадзе, декларирующая демократию и равенство, наш театр закрыла"3.

До того большинство курдов проживало в столице и в других крупных городах республики. Однако в Восточной Грузии (Кахети) было несколько сел, в которых жили в основном представители этого народа. Сейчас их дома пустуют или заняты другими поселенцами. Курды либо вообще эмигрировали, либо переехали в города, преимущественно в Тбилиси. Примечательно, что даже в столице большинство общины живет весьма компактно, в основном на окраине, где квартиры стоят в несколько раз дешевле, чем в центре города. Большинство из них занято тяжелым физическим трудом.

Сегодня курдский язык преподают в четырех тбилисских школах. Однако нет серьезных программ обучения, нет учебников, руководств и пособий на курдском языке. Занятия проходят в основном в форме живого общения педагога с учениками, что в основном способствует развитию навыков устной речи.

Сегодня, как и в советский период, в Грузии проживают главным образом курды-езиды. В 1937—1946 годах почти всех курдов, исповедовавших ислам, депортировали из Самцхе-Джавахетии вместе с турками-месхетинцами. Тогда же выселили и курдов-мусульман, живших в Батуми и в других населенных пунктах автономной Аджарии.

Серьезной проблемой курды-езиды называют отсутствие храма. Как уже отмечалось, местные курды проповедуют езидизм — одну из древнейших мировых религий. Однако в нашей республике никогда не было езидского храма. В 2002 году хотели построить культовое здание, для чего на аукционной основе власти Тбилиси выделили участок земли. Однако его стартовая цена намного превышала реальную стоимость, и вопрос о строительстве больше не ставился.

Курдско-езидские организации

В 1988 году учредили организацию "Рунаи" (1988—1998 гг.), в которую входили представители курдов-езидов. Затем было создано общество "Курдских граждан Грузии", в 1998 году преобразованное в Союз езидов Грузии. К началу 2002 года в стране существовало несколько курдских (езидских) структур. Однако, по мнению председателя Союза езидов Грузии Ростома Аташова, большинство из них не защищало интересы всего езидского населения4. "Их больше занимают личные цели, но такие организации на руку определенным политикам, которые в определенный момент их используют". Как считает большинство представителей диаспоры, сегодня в Грузии реально работают лишь вышеупомянутый Союз езидов и Международный фонд защиты прав и религиозно-культурного наследия курдов, официально зарегистрированный в мае 2001 года.

В 2003 году при финансовой поддержке партии "Новые правые" Союз езидов Грузии организовал издание свой газеты, которую печатают на русском языке. Крайне нерегулярно выходит и первая в стране курдская газета "Главеж" ("Утренняя звезда").

Национальное самосознание: активизация под давлением

Основная масса курдов и езидов сегодня проживают в Турции, Иране, Ираке, Сирии, Ливане, Германии, а на территории бывшего СССР — в России, Грузии, Азербайджане, Армении. Большинство курдов — мусульмане, и лишь часть придерживается езидизма. Столкновения между ними, имевшие место в прошлом, как правило, происходили именно на религиозной почве. Конечно же, в Советском Союзе такое было невозможно: на религиозные и национальные вопросы было наложено своеобразное табу. То время вполне закономерно можно отнести к периоду частичной ассимиляции. Но затем этот процесс прервался. В начале 1990-х годов, когда к власти в Грузии пришли представители первой волны национально-освободительной борьбы во главе со Звиадом Гамсахурдиа, национальный вопрос обострился, бытовые конфликты на этой почве стали обыденным явлением. Как бы в противовес националистическим лозунгам Гамсахурдиа, быстрыми темпами росло национальное самосознание диаспор, в том числе и курдов-езидов. А при Эдуарде Шеварднадзе они значительно активизировали борьбу за свои права (особенно заметно это сегодня). Что касается религиозных аспектов, то ситуация в этой сфере далеко не однозначна. Так, активизация национального самосознания не мешает курдам-езидам (вместе с большинством населения страны) отмечать православное и католическое Рождество, другие религиозные даты, а также и национальные грузинские праздники. Факт достаточно красноречивый. На наш взгляд, это результат, во-первых, того, что на протяжении многих веков представители диаспоры не имели возможности отправлять конфессиональные ритуалы в собственно езидских культовых храмах. А во-вторых, все здешние национальные меньшинства по достоинству оценивают толерантность, которая во все времена была характерна для грузинского общества (если не считать последнее десятилетие переходной эпохи).

Если же говорить о требованиях представителей диаспоры к властям, то, в частности, необходимо обратить внимание на отсутствие представителей общины во властных структурах. Однако председатель Грузинской государственной палаты по языку Леван Гвинджилия заявляет следующее: "Курды — неотъемлемая часть грузинской культуры, но многие их жалобы и требования необоснованны. Ведь в демократическом государстве власти заботятся обо всех слоях населения, а не о национальных диаспорах. Подобное разделение граждан неприемлемо для демократии. Согласно Конституции Грузии, у любого человека есть право на свободу вероисповедания, в Грузии равны представители всех национальностей. Все население Грузии находится в одинаково сложных экономических условиях. И если в госструктурах нет представителей курдов, то это не вина властей. Депутаты в парламент избираются не на основе национальной принадлежности — они должны иметь свой электорат, который за них проголосует и, как минимум, должны знать грузинский язык. Это лишь для парламента СССР составляли списки обязательных профессий и национальностей — одна доярка, два чаевода, три армянина и так далее. Подобное в демократическом государстве являлось бы нарушением законодательства и Конституции"5.

Полная интеграция курдов (езидов) в общество — перспектива все еще отдаленная?

Сегодняшнее грузинское общество оказалось неподготовленным адекватно воспринимать желание курдов-езидов интегрироваться в него. Их представители, стремясь укрепить позиции своей диаспоры в обществе, оказалась в конфликте с ним. Об этом, в частности, свидетельствует следующий факт. На конференции, состоявшейся в октябре 2002 года, курды высказали свои претензии к властям страны, в результате чего в нескольких тбилисских газетах и журналах появились материалы весьма субъективного характера. Журналисты фактически обвинили выступавших в антигрузинских, сепаратистских и экстремистских настроениях, хотя ни о чем подобном речь и не шла. А некоторые издания даже вынесли в заголовки следующие фразы: "Грузинские Оджаланы"6, "Опасность курдского сепаратизма?!"7, "Шеварднадзе разжигает конфликт между курдами и грузинами"8, "Курды угрожают грузинам"9 и т.д. Просьбы курдов к властям обратить внимание на проблемы диаспоры пресса освещала весьма неадекватно. Сам факт подобной реакции СМИ (пусть и небольшой ее части) свидетельствует, что многие сегодня еще не способны воспринять данную диаспору интегрированной в гражданское общество.

Представители курдских и езидских организаций почти единодушно восприняли эти публикации как попытку определенных политических сил спровоцировать обострение национальных проблем, раздробить диаспору. Высказывалось даже мнение, что курдов пытаются использовать против действующего президента Грузии. "Курды — отличная мишень для подобных провокаций именно в силу своей незащищенности. Наша диаспора неорганизованна, политически индифферентна и в большинстве своем малообразованна. Разыграть подобный сценарий с любой другой диаспорой гораздо опаснее: за русских вступится Россия, за армян — Армения и т.д."10

Но более реально все-таки упомянутое нами предположение, что в действительности речь идет лишь о неготовности грузинского общества воспринять интеграцию курдско-езидской диаспоры. Хотя упомянутые публикации ни в коей мере не могут быть оправданны, так как они ущемляют демократические права и свободу не только курдов и езидов, но и всех граждан Грузии, независимо от их национального происхождения.

Ассирийская община

Немногие знают, что в Грузии есть тезка некогда великого государства Ассирии — небольшое село Асурети, расположенное в полусотне километров от Тбилиси. Название этого села переводится с грузинского именно как Ассирия. Неизвестна историческая подоплека такого совпадения, но то, что грузино-ассирийские отношения начались несколько веков назад, — факт неоспоримый.

Согласно переписи населения 1989 года, в республике тогда проживало 8 600 ассирийцев, то есть значительно меньше, чем курдов. Но, как утверждают представители Ассирийского национального конгресса Грузии (АНКГ), в действительности их было больше — до 12 тысяч. Половина из них покинула Грузию в 1990-х годах. По приблизительным подсчетам, в стране осталось около шести тысяч ассирийцев.

Как и курды-езиды, они проживают компактно, их поселения разбросаны на значительной территории республики. Самое большое и древнее — село Дзвели Канда (Мцхетский район), в котором насчитывается 350 семей (около 1 500 чел.), а 80% всех его жителей — ассирийцы. В Гардабани компактно проживает около 110 семей (600—700 человек). Предположительно, в Тбилиси сейчас — 2 000—2 500 ассирийцев, где одно из компактных их поселений расположено в кварталах Кукия (около 800 человек). Кроме того, они живут в Кутаиси, Батуми, Сенаки, Зугдиди, Зестафони.

Еще немного истории

Мы уже отмечали, что массовая миграция ассирийцев в Грузию началась во второй половине XIX века. При этом уже тогда большая их часть оседала в Тифлисе и принимала подданство Российской империи. Уже к концу того столетия в ассирийской общине города насчитывалось более пяти тысяч человек.

Тогда же в Тифлисе была открыта ассирийская церковь и при ней трехклассная воскресная школа, издавалась газета "Модынха" ("Восток"). В 1912 году создается первый в истории ассирийцев драматический кружок. Спектакли на ассирийском языке ставили в Народном театре имени Зубалова (сейчас театр имени Марджанишвили) под руководством общественного деятеля Фрейдуна Атурая. Во время Первой мировой войны при содействии грузинского правительства в Тифлисе местная община организовала Комитет помощи ассирийским беженцам. Именно на тот период приходится самое массовое переселение ассирийцев-беженцев из Турции, свою деятельность в столицу Грузии переносит и Ассирийский национальный совет в изгнании, а доктор Фрейдун Атурая создает Ассирийскую социалистическую партию Закавказья, которая стала предтечей ассирийских политических организаций.

После прихода к власти большевиков община издавала газету "Кохва д Модынха" ("Звезда Востока"), были созданы различные кружки, в Тифлисе открыты три ассирийские школы. Однако период расцвета ассирийской культуры в советской Грузии продолжался только до 1937 года. А затем большую часть интеллигенции и священнослужителей репрессировали, закрыли школы и газету, намеревались даже перевести ассирийскую письменность на латинскую основу.

Второй раз массовым репрессиям ассирийцы Закавказья подверглись в 1947 году. Тысячи из них выслали в Сибирь и Казахстан. И только после реабилитации 1954 года многие смогли вернуться в Грузию.

В 1956 году общественный деятель ассирийской диаспоры Ангелина Григолия создает первый в Советском Союзе ансамбль ассирийского танца и песни, Клуб любителей ассирийской словесности. В 1989-м был организован Центр ассирийской культуры, который в 1992 году трансформируется в АНКГ. При нем работали молодежное отделение и два ансамбля ассирийского танца, выходила газета "Авюта" ("Согласие"). А в 1996-м в Тбилиси появилась миссия Ассиро-Халдейской католической церкви.

Сегодняшний день ассирийской общины

В отличие от многих других национальных общин Грузии число ассирийцев за годы независимости республики сократилось незначительно. Более того, большинство из них, выезжая на заработки в другие страны, не продает свои дома и сохраняет грузинское гражданство. Многие впоследствии возвращаются. Так, по данным АНКГ, после взрыва шовинистических настроений в России, особенно на ее юге и в столице, в Грузию вернулось большое число ассирийцев, выехавших на заработки в Краснодарский край и в Москву, а многие вернулись даже из Германии.

Изначально самый большой процент мигрантов составляла русскоязычная часть общины. Объясняется это просто: незнание грузинского языка мешает этим людям интегрироваться в современное общество, в котором русский язык уже не играет прежней роли. Этой части населения намного сложнее найти работу, она вынуждена жить в некоем замкнутом языковом пространстве. Наиболее сложная ситуация наблюдается в Гардабани (Квемо Картли), где ассирийцы фактически разделены по религиозному признаку: одни исповедуют католицизм, другие — православие. До недавнего времени среди представителей обеих христианских конфессий даже не было совместных браков.

Основное население Гардабанского района — этнические азербайджанцы, которые также плохо владеют грузинским языком. Таким образом, тамошние ассирийцы находятся как бы в резервации. С одной стороны, не имея возможности ассимилироваться, они сохраняются как община, а с другой — интеграционные процессы, происходящие в стране, проходят мимо них, вынуждая многих эмигрировать.

Иначе обстоят дела в самом крупном ассирийском селе Грузии — Дзвели Канда. Проживающие здесь ассирийцы прекрасно владеют грузинским языком (он для них язык общения), многие породнились с грузинами. Подобная ситуация и у ассирийцев, проживающих в Западной Грузии. Соответственно, и процесс интеграции у них проходит безболезненно, и миграционные процессы менее активны.

Еще одна проблема — сложности, возникающие при изучении ассирийского языка. Его преподают в школе села Дзвели Канда, также организованы специальные курсы в Тбилиси — при Ассиро-Халдейской католической церкви, которой руководит священник (каша) Бениамин Бит-Ядгар. Но, как и в курдской общине, ощущается недостаток литературы и учебников на родном языке. Местное ассирийское общество поддерживает активные контакты с ассирийской автономией в Северном Ираке (территория исконного проживания ассирийцев), откуда время от времени поступают учебники, однако это отнюдь не восполняет их нехватку.

Любопытный, на наш взгляд, факт: в августе 2002 года спортивная команда ассирийцев Грузии участвовала в Пан-ассирийских играх (называемых также "Игры Тамуза"), проводимых в городе Урмия (Иран) — одном из крупнейших в XVIII веке центров ассирийской культуры, где заняла третье место. Это хоть и косвенно, но свидетельствует о жизнеспособности общины.

Что дальше?

Существует мнение, что регулирование отношений государства с представителями национальных меньшинств возможно, если соответствующие положения будут закреплены законодательно. С этим согласны и представители диаспор. "Наша позиция состоит в том, что нужен закон о национальных меньшинствах, с его помощью можно будет регулировать отношения государства и общин, чего сегодня не происходит. Особенно это важно для национальностей, не имеющих своей государственности в мире. Кроме ассирийцев, речь идет о курдах, езидах"11. Представители курдской общины считают, что сегодняшнее положение диаспоры определенным образом угрожает самому ее существованию. "Курдская диаспора в Грузии… — аутсайдер в политическом, социальном, экономическом смысле. Если этот комплекс неполноценности не удастся преодолеть, такое понятие, как грузинские курды, обречено на исчезновение, — считает Георгий Шамоев"12.

Эпилог

Рассмотрев некоторые аспекты истории, а также сегодняшней жизни в Грузии курдов-езидов и ассирийцев, нигде в мире не имеющих своих национально-территориальных образований (за исключением автономий в Ираке), можно сделать, как минимум, два вывода.

Во-первых, эти общины, у которых практически нет своих представителей ни в одной из ветвей власти нашей страны, играют незначительную роль в ее социальной и политической жизни. Международные и региональные конференции и семинары, посвященные проблемам диаспор и национальных меньшинств, зачастую обходят вопросы, связанные с ассирийцами и курдами, проживающими на территории республики. Политическая индифферентность общин ведет к их изоляции от общественной жизни Грузии. Обе общины вынуждены существовать практически в замкнутом пространстве. А их оторванность от остального населения страны к тому же усугубляется недостаточным знанием грузинского языка и проблемами с его изучением.

Во-вторых, практически для всего населения страны достаточно острой продолжает оставаться проблема миграции. Однако если курды-езиды опасаются полного исчезновения своей общины13, то большая часть ассирийцев намерена остаться в Грузии. Но если экономический кризис будет продолжаться и к тому же возникнут новые проблемы, связанные со старыми территориальными конфликтами, то можно ожидать усиления миграционных процессов. Если же страна пойдет "на поправку", то вполне логично предположить, что часть выехавших ранее на заработки граждан Грузии вернется на родину. Кроме того, предполагаемое создание независимого курдского государства на территории Ирака может в значительной степени активизировать деятельность курдской общины Грузии, так как она поддерживает тесные связи с автономией в Ираке. Вполне вероятно и усиление ассирийской автономии в Ираке, что также будет способствовать общественно-политической активизации этой диаспоры в Грузии.

Но при любом развитии событий обе диаспоры в Грузии сохранятся. Вопрос в том, насколько они интегрируются в ее современное общество, какую роль будут играть в общественно-политической жизни страны. Скорее всего, это в значительной мере будет зависеть от геополитических реалий и развития демократических процессов в республике.


1 Мачарадзе В.Г. Материалы по истории русско-грузинских отношений второй половины XVIII в. Тбилиси, 1968. Ч. 2. С. 230—237.
2 Выступление историка и этнографа Керима Анкоси на конференции в Кавказском доме, посвященной проблемам курдско-езидской диаспоры, октябрь 2002 года.
3 Выступление бывшего художественного руководителя курдского театра М. Джафарова на конференции в Кавказском доме, посвященной проблемам курдско-езидской диаспоры, октябрь 2002 года.
4 См.: Кавказский акцент, 2002, № 4 (53).
5 Из выступления на конференции в Кавказском доме, посвященной проблемам курдско-езидской диаспоры, октябрь 2002 г.
6 См.: The Georgian Times, 21—28 ноября 2002, № 045.
7 См.: Тбилиселеби, 2002, № 49.
8 См.: Ахали таоба, 6 ноября 2002, № 336.
9 См.: Квирис палитра, 25 ноября — 1 декабря 2002.
10 Из интервью президента Международного фонда защиты прав и религиозно-культурного наследия курдов Георгия Шамоева, 27 января 2003 года. Архив авторов.
11 Из интервью вице-президента Ассирийского национального конгресса Грузии Давида Адамова, 16 октября 2002 года. Архив авторов.
12 См.: информационный выпуск Institute for War and Peace Reporting (IWPR), CRS No. 166, 13-Feb-03, "Грузия: Курдское меньшинство может просто исчезнуть", 2003 г.
13 См.: Там же.

SCImago Journal & Country Rank
Реклама UP - ВВЕРХ E-MAIL